Колдун

Elza Mars
Колдун

– Я его поцелую, положу в карман и буду всегда носить при себе. – С этими словами она действительности поцеловала оберег. – Ммм, он хорошо пахнет.

Теодор не смог сдержать улыбку:

– Надеюсь, он будет напоминать тебе обо мне.

– Я никогда не расстанусь с ним, – пообещала Эрика.

<<Очень хорошо>>, – удовлетворённо подумал Теодор.

– Знаешь, пожалуй, мы сможем это место изменить, – вдруг сказала Эрика и огляделась вокруг. – Руководство школы не любит выносить сор из избы. Что, если мы возьмём в классе журналистики видеокамеру и снимем это всё, а затем покажем совету попечителей? Возможно, тогда руководство прислушается к нашим просьбам и даст средства?

Теодор взглянул на часы:

– Давай, ведь я по-любому уже опоздал на немецкий.

Она улыбнулась:

– Подожди тут, я быстро.

Когда Эрика ушла, Теодор, погружённый в собственные тучные мысли, бродил от одной кабинки к другой.

<<Я потерял голову и едва не сказал ей правду. Вполне вероятно, немного позже она сможет докопаться до правды. Но это уже не страшно. Я и так почти подписал ей смертный приговор. Какая разница, будет она знать правду или нет? Но что она скажет, если узнает? Возможно, она вполне равнодушна к колдунам, однако захочет ли она, чтобы её парень оказался настоящим колдуном? Единственный способ это выяснить – сказать ей правду>>.

Теодор прислонился к стене и принялся рассматривать костюмы карнавала, висевшие напротив. Какое будущее ожидало его и Эрику?

Внезапно его глаза захватили нечто необычное.

Перед ним висел манекен колдуна, одетый в тёмную сутану, а на ногах его была какая-то странная обувь.

<<Какой колдун наденет на Шабаш кроссовки фирмы “Naik”?>>

Глава 9

Эти кроссовки вовсе не вязались со всем убранством помещения, и Теодор решил, что ему просто показалось. Помещение полутёмное, костюмы маскарадные и…новые кроссовки. Теодор отвернулся, но затем всё-таки опять поглядел на пол: нет, ему не померещилось, реально кроссовки, и они на что-то надеты, только не на манекен.

<<Надо позвать кого-то: произошло что-то ужасное. Либо вызвать полицию, только сначала дождаться Эрику>>.

Теодору показалось, что всё происходит, как при замедленной съёмке. Он приподнял край сутаны. Кроссовки были надеты на ноги в синих брюках. Теодора будто с ног до головы окатила волна страха. Странно, но его первой мыслью было, что это человек и что ему, возможно, очень плохо. Надо срочно звонить в <<скорую>>…

<<Возьми себя в руки, всё будет нормально. Нужно посмотреть…>>.

Он отодвинул манекен в сторону и увидел скорченное тело, лежавшее на полу, затем голову и лицо. Он увидел его лишь миг, но ужасное изображение навсегда запечатлелось в его памяти: синяя кожа, глаза, выкатившиеся из орбит, и язык, выпавший из открытого рта с почерневшими губами. Ноги Теодора подкосились. Ему уже доводилось видеть покойников, он присутствовал на похоронах колдунов, когда их смертные останки предавали земле. Но они все скончались естественной смертью, и их мёртвые тела выглядели вообще по-другому. То, что он увидел сейчас… Это была девочка. Длинные волосы, объёмная грудь. Только лицо было неузнаваемо. Оно было настолько обезображено, что едва походило на человеческое. Её гибель была страшна.

<<О, львиноголовая богиня Сехмет! О, проводница в иной мир, богиня смерти!>>

В комнату проник яркий луч света. Дверь распахнулась, и в спортзал вошла Эрика.

– А вот и я!

Теодор повернулся к ней.

– Эрика… – лишь это и сумел вымолвить он.

Эрика бросилась к нему:

– Теодор, что произошло?

– Тут какая-то мёртвая.

Её глаза широко раскрылись, и она заглянула за его плечо. Затем сделала пару шагов вперёд.

Нагнулась и тут же отпрянула назад, налетая собой на Теодора от того, что только что увидела.

– Зря я посмотреля. Не надо было туда глядеть, как и тебе, – прошептала она. – О, Боже, какой ужас.

– Понимаю, только я уже видел её.

– Это ужасно…

Они стояли в обнимку, будто их объятия были единственным прибежищем среди этого кошмара.

– Эта девушка мертва, – пробормотала Эрика, хотя это и так было понятно. – Мы ничем не можем помочь ей. Теодор, по-моему, это Келли Имамур.

– Келли? – В глазах Теодора потемнело. – Нет, не может быть…

– Я видела на ней такую блузку. Да и волосы похожи… Она была в праздничном оргкомитете и занималась оформлением зала. Скорее всего, возилась здесь с манекенами…

Мёртвое лицо вновь появилось в мозгу Теодора. Тёмная родинка на щеке, длинные светлые волосы… Наверняка, это могла быть Келли, и выходит… Блейк!

– Идём, – тихо сказала Эрика, стараясь, чтобы её голос звучал как можно спокойно. – Надо сообщить в полицию.

Она взяла руку Теодора и повела его на выход.

Он шёл как во сне. Его мысли были далеко.

<<Блейк… Знал ли он? Мог ли Блейк… – Теодор не хотел об этом думать, но разум работал независимо от его желаний. – …дойти до самого конца? Не только отнять кровь, но и жизнь?>>

Колдунам это запрещено, но Харманы состояли в родстве с вампирами, а те изредка убивали, чтобы приумножить собственную силу. Мог ли Блейк зайти так далеко? После приезда полиции события развивались будто в ускоренной съёмке. Перед Теодором мелькали физиономии, все суетились, задавали вопросы.

Он был благодарен Эрике, которая взяла всё на себя, вновь и вновь рассказывала о произошедшем, отвечала на вопросы. Сам он был не в состоянии базарить с кем-либо.

<<Надо отыскать Блейка>>.

Они вновь были возле старого спортивного зала. Полицейские огородили строение жёлтой ленточной полосой, за которой толпились учащиеся с учителями. Теодор искал глазами Блейка, только его не было в этой толпе.

Вокруг гудели голоса:

– Я слышала, это Келли Имамур.

– Кто-то говорил, что та девушка с дискотеки вернулась и её убила.

– Эрика, а ты её видела?

– А как же теперь празднование Хэллоуина? Спортзал к празднику откроют?

Школьный директор, высокий блондин среднего возраста, стоявший около заграждения, окружённый полицейскими, резко обернулся:

– Я беспонятия, когда спортзал откроется. Случилась трагедия, полиция начала расследование, которое может надолго затянуться, и мы обязаны набраться терпения. А сейчас прошу всех – учащихся и учителей – возвратиться обратно в свои классы.

– Я не могу пойти в класс, – прошептал Теодор.

Они с Эрикой стояли чуть вдали от толпы и, похоже, о них уже все забыли.

– Тогда можешь поехать домой, могу подкинуть, – тут же предложила Эрика.

– Не стоит, мне нужно отыскать Блейка. Я хочу его кое о чём попросить. – Теодор взглянул на Эрику и проговорил, стараясь, чтобы его слова прозвучали как можно естественнее: – Эрика, мне необходимо было сообщить тебе раньше… Будь осторожна.

– Что ты подразумеваешь под этим?

– Будь осторожна с Блейком.

Она недоверчиво посмотрела на него:

– Теодор, неужели ты думаешь, что он имеет отношение к тому, что случилось с Келли?

– Беспонятия. Он мог сделать нечто, что привело к этому. Либо вынудил её сотворить такое с собой. – Он говорил тихо и смотрел ей прямо в глаза. – Эрика, тебе это сложно понять, но, помнишь, я тебе говорил, что он как бог. Он смеётся, когда у него получается что-то разрушить. И когда он злится… А сейчас он злится на тебя.

– Почему?

– Потому что ты выбрала меня, а не его. Потому что ты нравишься мне. Но это всё неважно. Главное, что он может явиться за тобой и попытаться соблазнить. А затем, – Теодор кинул быстрый взор на ленты жёлтого цвета, которыми полицейские оградили спортивный зал, – он может попытаться навредить тебе. Поэтому, прошу, будь с ним осторожна. Обещай мне это.

Эрика выглядела вообще растерянной и смущённой, однако согласно кивнула:

– Ладно, обещаю.

– Тогда встретимся позднее. Нам о многом надо побеседовать, только сначала я должен отыскать Блейка.

Он направился к школьному зданию. Эрика осталась стоять на месте, и Теодор знал, что она глядит ему вслед. Внезапно внимание Теодора привлёк Дэн, махающий ему рукой из толпы.

Теодор подошёл к нему.

– Ты как? – сочувственно и обеспокоенно спросил его Дэн.

Рука Дэна опустилась ему на плечо.

– Да так себе, – ответил Теодор и изобразил на лице улыбку. – Ты не видел Блейка?

– Они с Владом поехали к вам домой. Если хочешь, я могу поехать с тобой. Сейчас тебе лучше не быть одному.

Теодор с благодарностью пожал ладонь друга, убрав со своего плеча:

– Благодарю тебя. Дэн, я хотел попросить прощения за то, что наболтал тебе утром…

– Пустяки. Я уже забыл, что тогда такого тебе сказал, но я не хотел обидеть тебя. – Дэн пристально поглядел на него. – Теодор, с тобой по-правде всё нормально? Я не хотел бы тебя ещё сильнее расстраивать.

– А что произошло?

– Твой дедушка заболел. Поэтому Блейк с Владом поехали к вам. Папа Влада лечит мистера Хармана. Он целитель. Мне кажется, они собираются перевезти твоего дедушку к себе домой.

Теодор был в замешательстве. Дедушка переехал в Вегас совсем не по тем причинам, по которым сюда приезжали многие обитатели Ночного Мира, например, вампиры. Тех привлекала возможность безнаказанно охотиться на людей, которые были в основном приезжими, и, следовательно, их исчезновение оставалось практически незамеченным.

Колдунов привлекала сюда близость пустыни, немного усиливающая колдовство. Дедушку же устраивал сухой и тёплый климат, потому что у него с детства были слабые лёгкие.

<<Лишь бы болезнь не оказалась чересчур серьёзной>>, – думал Теодор, пока Дэн вёз его домой.

Когда они приехали в магазин, выяснилось, что дедушку уже увезли. В магазине остались Тоби и Влад.

– Как он? – спросил Теодор. – Что-то серьёзное?

– Нет, не шибко, – ответил Тоби. – С утра у него кружилась голова и мучил сильный кашель. Вот он и решил, что ему нужно попеть, чтобы выгнать кашель из собственного тела, и позвонил мистеру Морригану.

 

О, прекрасно, пение! Это дедушка любил. Но если он попросил о помощи, то, значит, и вправду серьёзно заболел.

– Можно позвонить ему?

– Не нужно, – сказал Влад. В его глазах Теодор увидел искреннюю заботу. – Уверен, что сейчас папа работает с ним. Если они намереваются петь, то это на целую ночь. Не нужно беспокоить их. Теодор, не переживай, мой папа по-правде хороший целитель.

– Ладно, я постараюсь не переживать. – Теодор чуток помолчал, собираясь с мыслями. – Влад, ты слышал о том, что случилось в школе?

– Не слышал, – ответил тот. Он явно ничего не знал. – А что?

Вместо ответа Теодор спросил:

– Ты не в курсе, где Блейк?

– Наверху, вещи собирает. Сегодня он у меня переночует. Если хочешь, можешь поехать с нами. Теодор!

Однако Теодор уже бежал вверх по лестнице.

Когда он ворвался в спальню, Блейк укладывал вещи в дорожную сумку.

– Это ты убил Келли Имамур? – с порога выпалил Теодор.

Блейк уронил тёмную футболку, которую держал в руках:

– Что? Ты о чём?

– Она мертва.

– Ты думаешь, это сделал я? Благодарю за доверие, но я хочу убить вообще не её. – Блейк прищурил глаза и внимательно посмотрел на брата. – А как она умерла?

– Её задушили.

Блейк в удивлении вскинул брови:

– Да уж. Интересно, где сейчас Руна? – пробормотал он и, сложив футболку, убрал её в сумку и добавил: – Хочешь поехать со мной к Владу? Это лучшее, нежели сидеть тут одному.

– Беспонятия. Ответь, мне надо шпионить за тобой, чтобы Эрика не закончила так же, как Келли?

Блейк окинул его скептическим взором:

– Если мне нужна девушка, то я сначала развлекусь с ней. Не в моих правилах кого бы то не было душить, пока не наиграюсь.

Блейк закрыл сумку и вышел из комнаты, ничего больше не сказав. Теодор опустился на собственную постель. Блейк не убивал Келли.

Несмотря на жестокую циничность всего, что он наговорил, Теодор понимал, что его брат не убийца, он был неподдельно удивлён известием о смерти Келли. А Руна? Это могло быть её рук делом, только если ей как-то удалось покинуть полицейский участок. У неё имелись причины презирать Келли. Но… Наиболее правдивое объяснение пришло ему в голову настолько быстро, что Теодор понял: он знал его с самого начала. Дух. Это тот самый дух, которого он выпустил на волю. Теодор сидел один и пытался что-либо придумать. Он продирался через собственные мысли, как через непроходимые заросли.

<<Дедушка уехал. Он болен, и его нельзя тревожить. Блейк не будет помогать мне. Однако мне надо отыскать кого-то, кому я могу доверять>>.

Раздался осторожный стук в дверь.

– Могу я войти? – спросил Дэн и заглянул в спальню.

Теодор кивнул.

Дэн вошёл и сел на кровать Блейка:

– Они все уехали. Тоби тоже ушёл. По-моему, он собрался на свиданку с одним из его дружков. Если хочешь, я могу остаться и переночевать с тобой.

– Благодарю, Дэн. – Голос Теодора дрожал.

– Послушай, Теодор, прости мне мою настойчивость, но с тобой что-то не так. Ты такой бледный! Поверь мне, я твой друг, и если я сумею чем-либо помочь…

Теодор глубоко вздохнул и сказал:

– Я сотворил запрещённое колдовство.

Дэн изумился, только без испуга глянул на него:

– Какое?

– Я вызвал духа.

Так как Дэн при этом известии не закричал и не упал в обморок, Теодор на едином дыхании поведал ему всё. Единственное, о чём он умолчал, так это о причине, по которой ему внезапно понадобилось вызывать духа.

– Мне очень страшно, – продолжал он. – Я сделал это вчера, а сегодня Келли обнаружили мёртвой. Блейк не убивал её. Он думает, что это дело рук Руны, но… – Теодор недоверчиво помотал головой.

– Теодор, при чём тут дух? – пытался успокоить его Дэн. – Что из того, что ты вызвал духа? Старшие всегда вызывают предков, и ничего плохого не случается. Ты ощущаешь себя виноватым, потому что сделал то, что делать запрещено.

– Нет, Дэн. Мне трудно объяснить, но тот, кого высвободил я, крайне недружелюбен. Он откинул меня и Блейка, а я ни разу не видел, чтобы духи, которых вызывали Старшие, поступали таким образом.

– Э… – в задумчивости произнёс Дэн. – Только зачем кому-либо из предков убивать смертную?

– Беспонятия, – помедлив, ответил Теодор. Беседы о произошедшем будто прочистили ему мозги, и явилось наконец долгожданное решение: – Возможно, мы отыщем ответ в книге.

Через 10 минут они сидели на постели Теодора и читали книгу. Шкатулка из железа стояла на полу возле их ног.

– Сначала вспомни, каким был тот амулет, упавший в огонь, – тембром руководителя науки начал Дэн. – Если волосы седые, это означает…

–…что колдун был старым, – завершил фразу Теодор. – Нет, волосы были светлыми, но не седыми. Кажется, русыми. – Он закрыл глаза и попробовал вспомнить. – Всё случилось быстро… Да, волосы были светлыми и короткими. Я успел заметить, что они были свёрнуты двойной спиралью.

– Выходит, это был мужчина.

– Ага, – сказал Теодор и перевернул книжные страницы. – Глянь! – воскликнул он через пару мгновений. – Суран Бланше.

– Суран Бланше, – неспешно, еле разбирая текст, стал читать Дэн. – Родился в 1634-ом году в Эсгаване на границе между Францией да Испанией. Казнён в 1653-ем в Королевской тюрьме французского города Ронсе.

– Ты вот послушай, в чём его обвиняли, – продолжил Теодор. – Потрава хлебов, падёж скота… Он вызвал в стране голод… И ещё – по ночам душил детей собственными руками!

– Душил, – прошептал Дэн.

– Он всё отрицал, тогда его подвергли пыткам. Гляди, что тут написано: <<Когда его стали распинать на дыбе, он громко орал, что не колдун. Но когда пытку возобновили, во всём признался>>.

– А затем они стали пытать его семью, – продолжил читать Дэн, водя пальцем по каждой строчке. – О, Исида, какой кошмар! Тут написано, что у него имелись сестра с братом. Сестре было 10, а брату 6. Они их обоих пытали.

– А затем всех сожгли на костре. – Теодора всего знобило, хотя в спальне было тепло. – <<Детям обещали снисхождение. Их должны были повесить перед сжением. Однако палачу не заплатили, и их отправили в пламя огня заживо…>> – Теодор замолк, не в силах продолжать читать.

– …на глазах у брата>>, – дочитал за него Дэн. – Как могли они поступить так? – прошептал он.

– Беспонятия.

– Не случайно Законы Ночного Мира настолько строги. Мы обязаны тщательно оберегать наши секреты. Видишь, что может произойти, если смертные узнают, кто мы.

Теодор вновь вздохнул. Ему не хотелось думать о Законах Ночного Мира.

– А затем они сожгли самого Сурана, – продолжал он. – <<Когда костёр разгорелся, он успел проорать, что возвратится и отомстит>>.

– Я бы тоже возвратился, – сказал Дэн. В его голосе звучали нотки металла. – И убил бы их всех.

Они с Теодором поглядели друг на друга.

– Возможно, именно это и случилось, – неспешно сказал Теодор. – Он не сумел отыскать своих мучителей, но увидел нечто похожее на пыточную камеру. А там была Келли, и она возилась с манекенами. Возможно, развешивала их по стенам. Всё это могло напомнить ему… – Теодор снова посмотрел на книгу. – Он стал мстить.

– И убил…задушил её. В этом-то его и обвиняли. Ты видел Келли, – сказал Дэн. – У неё были на шее следы удушения?

Теодор отвернулся к окну, пытаясь вспомнить.

Распухшее лицо, вывалившийся язык…выпученные глаза, а шея…

– Трудно сказать, – уверенно ответил он. – Шея выглядела странной, но я бы не сказал, что её задушили…

– Он душил одними руками, – сказал Дэн. – Неудивительно, что нет никаких внешних признаков того, что она была действительно задушена. Возможно, вся эта история – выдумка.

Теодор снова посмотрел на пожелтевшую книжную страницу.

– Не думаю, – тихо сказал он. – Видишь этот знак около его имени? Я узнал его. Именно этот символ был на амулете, который угодил в огонь.

– Ты уверен?

– Абсолютно. Я видел знак всего-то миг, однако отлично запомнил. – Теодор отвернулся. – Дэн, это вина моя. Я высвободил его, и теперь он убивает. Из-за меня погибла смертная.

Келли никогда теперь не явится в школу, не прикатит на своём <<порше>>. Не будет улыбаться мальчикам. Она потеряла всё, у неё забрали жизнь.

– Мне отстойно, очень отстойно… – сказал Теодор и заплакал.

Дэн его похлопал по плечу:

– Ты ведь не знал, ты никому не хотел зла. Просто что-то произошло не так, как хотел ты.

– Какое это имеет значение? – ответил Теодор и вытер слёзы рукой. Боль внутри притупилась, и теперь он был готов действовать. – Главное состоит в том, что я заварил эту кашу, мне и расхлёбывать её. Лишь я могу отправить его назад.

– Я тебе помогу, – уверенным голосом сказал Дэн. – Только беспонятия, как.

Теодор поглядел на друга и неторопливо встал с постели:

– У меня имеется идея.

Глава 10

– Дедушка сказал, что отправить духа назад, за грань, может лишь тот, кто его вызвал, – сказал Теодор. – Но для этого надо видеть духа, то есть быть около него. И лишь тогда подействует нужное заклинание.

– Ясно, – кивнул Дэн, – но…

– Стой, дай мне подумать. – Теодор принялся ходить по спальне туда и обратно. Затем он начал говорить. Поначалу медленно, тщательно подбирая слова, затем всё быстрее да быстрее. – Думаю, то, что произошло, случилось не в первый раз. Скорее всего где-то, когда-то бывало, что колдун вызвал дух и упустил его. И тогда приходилось его разыскивать и загонять назад.

– Думаю, ты прав. Но что нам это даёт?

– Если мы отыщем описание того, как нужно выслеживать духа и заманивать его в ловушку, то сумеем сделать то же самое.

По лицу Дэна прошло радостное возбуждение.

– Верно! Должна иметься запись о том, как вернуть духа назад за грань.

– Это может быть рассказ либо стих. Всё что угодно, где написано о том, как удержать духа около себя. У дедушки в магазине имеется множество книг, где это можно отыскать.

Дэн соскочил с постели. Его глаза сияли.

– Я позвоню папе и сообщу, что переночую у тебя. Затем мы с тобой отыщем то, что нам надо.

Дэн позвонил домой, а Теодор – Эрике, чтобы убедиться, что с ней всё нормально. Теперь, когда он знал, что на воле очутился опасный дух, он сильно беспокоился за неё.

– Я хотела вновь попросить прощения, что привела тебя в этот ужасный сарай, – сказала Эрика. – Я хотела… Давай встретимся.

– Я тоже хочу видеть тебя, – сказал Теодор и ощутил, как у него стискивается сердце.

– Может, завтра?

– Это бы было прекрасно, – сказал Теодор и положил трубку.

Ему не хотелось беседовать с Эрикой при Дэне.

Теодор боялся, что ему не удастся утаить собственные чувства и он выдаст себя с головой. Когда Теодор зашёл в мастерскую, то увидел, что Блейк забрал недоделанный кулон с собой. Возможно, он спешил закончить его как можно быстрее.

– Я начну отсюда, – сказал Дэн и подошёл к высокому шкафу для книг. – Видимо, некоторые книги тут очень старые.

Теодор выбрал шкаф по-соседству, который был набит разными книгами. Перед его глазами мелькали кожаные и бумажные переплёты.

Некоторые книги были напечатаны, другие написаны от руки. Попадались книги на языках, которых Теодор не знал. Теодор взял в руки первую книгу, посвящённую описанию рецептов долголетнего элексира. Это было не то, и Теодор поставил книгу обратно.

– Я нашёл твоё фамильное древо, – сказал Дэн.

– Ага, его составил дедушка, – смеясь, ответил Теодор. – Он проследил его до самого Элиуса.

– А кто эта девушка? – спросил Дэн и указал пальцем в одно из имён на фамильном древе. – Ханна Редферн. Кажется, Редферны – это вампиры. Какое она имеет отношение к вам?

– Она ламия. Ты знаешь, есть разница между тем, кто рождён вампиром, и тем, кто стал вампиром после укуса. Ламии могут иметь детей.

– Но как она очутилась на вашем фамильном древе?

– Она оказалась духовной супругой Мэва Хармана и тот женился на ней. Это произошло в начале XVI века. Затем Мэв стал главным клана Харманов по мужской линии, а мы все потомки его сына Рона. Видишь?

– Вот те раз! – удивился Дэн. – Не думал, что духовной супругой колдуна может быть вампирша.

Теодор улыбнулся:

– Он женился на Редферн, чтобы прекратить вражду между их семьями, но вражда не прекратилась. Как бы то ни было, в жилах Харманов течёт пара капель крови вампиров.

– Запомню, а то вдруг ты станешь присматриваться к моей шее, – хохотнул Дэн и продолжил рассматривать фамильное древо. – Судя по всему, вы с Блейком – последние представители рода Харман.

– Так и есть. Мы – Хранители Очага.

 

– Это очень огромная ответственность.

Те же слова он всегда слышал и от дедушки.

Почему-то ему стало неловко, и, дабы отвлечь Дэна от своего родословного древа, он сказал:

– Давай лучше искать рассказы о духах.

Через пару часов раздался голос Дэна:

– Кажется, я нашёл.

– Что? – спросил Теодор.

В руках Дэн держал книгу в зелёной обложке с тиснёными полумесяцем и тремя звёздами – символом колдунов.

– В этой книге собраны разные смешные рассказы, но, похоже, это всё случилось взаправду. Я нашёл историю о Уилле Харман, которая произошла в XVII веке. Она умерла, но не перешла за грань, а продолжала слоняться по городу и всяко разно подшучивать над всеми подряд. Любила, к примеру, гулять по ночам со своей головой в руках. Но она была хитрой и никогда не задерживалась длительно в одном месте, поэтому её никак не могли поймать.

– И как же они с ней справились?

Дэн победно улыбнулся:

– Они заманили её в ловушку.

Теодора осенило:

<<Ну конечно! Как я сам не догадался?! Какой я глупый!>>

– И как они это сделали?

Дэн читал вслух, водя пальцем по строчкам:

– Дождавшись Хэллоуина, когда граница между двумя мирами становится вообще тонкой, они приготовили роскошный пир. На стол поставили блюда с её обожаемыми ятствами. – Дэн поморщился. – Например, там был пирог с тыквой и медвежатиной, испечённый особым способом, чтобы получилась румяная корочка. Здесь и рецепт имеется. Прочесть?

– Не нужно. А дальше что было? У них вышло заманить духа?

– Да. Они поставили стол в пустом помещении, а вокруг расклали камни. Старушка Уилла не удержалась от соблазна хотя бы посмотреть на свои обожаемые кушанья – ведь кушать их уже не могла. А когда она появилась, они закрыли дверь и поймали её, а затем…

– …быстро и комфортно переправили её по узкой тропе в иной мир, – прочитал Теодор, смотря через плечо Дэна.

Вся эта история реально походила на правду.

– Итак, мы знаем, как сделать это, – сказал Дэн. – Надо дождаться Хэллоуина и заманить его. Если бы нам удалось узнать, что он обожает…

– Либо презирает! – воскликнул Теодор, прервав Дэна: ему только что пришла в голову эта мысль.

Они радостно поглядели друг на друга.

– Верно! – просиял Дэн. – Что-то типа того, что он увидел в старом спортивном зале, что напомнило ему о пытках да смерти.

– Это так, однако…

Мозг Теодора лихо работал, но он не хотел делиться с Дэном собственными мыслями, исключая соображения о том, что если полиция откроет спортивный зал к празднику, то во время Хэллоуина очень многое может вызвать гнев Сурана. Вдруг он снова кого-то убъёт?

<<Надо придумать что-то более ужасное, напоминающее о том, что произошло именно с ним. Но тогда понадобится помощник, изображающий человека, которого Суран захочет убить… Неа, никогда! Не Эрика. Даже для того, чтобы не произошли новые смерти>>.

Теодор ощутил, как от этих мыслей всё внутри у него холодеет. Он гнал их от себя прочь.

Должны иметься другие решения, и он отыщет их.

– Теодор, слышишь меня?

Теодор вздрогнул.

– Извини, я пытался обдумать всё, – сказал он Дэну. – Знаешь, если Суран до сих пор около спортивного зала, это может сыграть нам на руку. Зал закрыт, никого там нет, получается, он не сумеет никого убить.

– Надеюсь, – ответил Дэн. – Да, он сильно расстроен, но никто не заслуживает подобной смерти, какой умерла Келли. Пусть она даже всего-то человек.

***

Было уже давно за полночь, когда Дэн мирно спал в постели Блейка, а Теодор лежал и смотрел в потолок. Он думал о Келли и не только о ней. В памяти то и дело всплывали слова, которые сказал дедушка и Дэн об ответственности, лежащей на нём.

<<Если даже я возвращу дух Сурана назад, дедушка выздоровеет, и я смогу защитить Эрику от Блейка… Какому миру я принадлежу сам? Я предатель. У нас с Эрикой нет будущего, разве что мы убежим отсюда. Но что это будет за жизнь? Постоянный страх и скитания. Мы оба потеряем родных. Она не сможет получить образование и работу, а я утрачу звание Хранителя Очага>>.

Теодор ощущал себя таким несчастным! И кто остался бы счастливым в подобной ситуации?

***

Следующим утром Теодор проспал, опоздал в школу и смог увидеться с Блейком лишь во время ленча. Тот сидел во внутреннем дворе с другими молодыми колдунами Полуночного Круга.

– Покажи это нам, – упрашивал Себастьян. – Дай хоть глянуть одним глазом!

– Ладно, но сначала я испытаю это, – ответил Блейк.

Явно довольный собой, он пил холодный чай и даже не удостоил взором Теодора и Дэна.

– Как дедушка? – спросил Теодор, не приветствуя.

– Нормально, однако не твоими стараниями, – холодным тоном ответил Блейк. – Ты почему не позвонил утром?

– Я проспал.

Теодор не стал объяснять, что это был не сон, а забытье после ночных кошмаров.

– Вчера мы легли поздно, – встрял в беседу Дэн. – Теодор не виноват.

– Твой дедушка поправляется, – дружелюбно ответил Влад. – Ему надо нормально отдохнуть, и, скорее всего, папа оставит его у нас ещё на несколько дней. Сам знаешь, сон – лучшее лекарство.

Теодор ощутил облегчение. Как хорошо, что теперь хотя бы о дедушке можно не переживать!

– Благодарю, Влад. Поблагодари от меня своего папу.

Вдруг Блейк вскинул брови и тихо хмыкнул. Он явно хотел привлечь внимание к себе.

– Ис-пы-та-ние… – медленно произнёс он и осмотрелся вокруг.

Он был одет вообще в не свойственный ему стиль. На нём был пиджак с высоким воротом, застёгнутый на пуговицы. У Теодора появилось нехорошее предчувствие.

– А что ты намерен испытывать? – спросил Дэн.

Блейк загадочно улыбнулся:

– Не отходи далеко и сам увидишь. – Его взор наконец остановился на одной из девушек, толпившихся во дворе школы, и он сладко произнёс: – Идеальный объект. Себастьян, прошу, попроси её подойти сюда.

Себастьян встал и с готовностью направился к девушке, на которую указал Блейк. Теодор её узнал. Это была Лин Прайс. Она ездила на шикарном <<мазерати>> красного оттенка и имела внешность синеглазой роковой красавицы из голливудских фильмов. Её щёки покрывали румяна. Похоже, она была несказанно удивлена приглашением, которое ей передал Себастьян.

– Лин, как дела? – приветливо улыбнулся ей Блейк.

Она пожала плечами:

– Хорошо. Что нужно?

Она высокомерно смотрела на Блейка. Эта девушка была из тех, что привыкли к тому, что мальчишки сами ухлёстывают за ними. Блейк тихо рассмеялся, словно вопрос застал его врасплох.

– Ничего, я всегда получаю, что желаю, – пробормотал он. И, словно испугавшись своих слов, встряхнул головой и сказал: – Поболтать с тобой и…возможно, получить ключи от твоей тачки, – добавил он.

Лин рассмеялась. Она опёрлась о стол, за которым сидел Блейк, и достала из сумочки зеркало.

– Ты чокнутый, – заявила она и поправила свои волосы.

Дэн кашлянул, наблюдая за ней.

Блейк состроил гримасу брезгливости:

– Выкинь эти мысли из головы. Ты вкусно пахнешь.

Тогда Лин ухмыльнулась ему:

– Если хочешь сообщить мне что-то, говори и не трать попусту время на глупые подкаты. – Её пренебрежительный взор прошёлся по застёгнутому пиджаку Блейка.

Тот улыбнулся и дотронулся до пуговиц:

– Тебе интересно глянуть, что там?

– Может, сам покажешь? – усмехнулась Лин.

– Хочешь, чтобы я показал? Уверена?

Лин продолжала усмехаться, смотря на него. Её синие глаза подозрительно сузились.

– Если это какая-то идиотская шутка…

Блейк взялся за пуговицы двумя пальцами и расстегнул каждую по порядку. Кулон свисал с его шеи, дивно оттеняя матовую кожу и его простую рубашку. Кулон был удивительным, великолепным и колдовским! Теодор никогда ещё не видел подобной красоты. Вихри планет и звёзд. Разноцветные камни, собранные в загадочные узоры: зелёный гранат, розовый топаз, золотистый солнечный камень, жёлтый циркон, фиолетовый аметист, мерцающий лунный камень. Казалось, что узор движется, увлекая за собой в самое сердце секреты и не отпуская от себя… Теодор с трудом оторвал взор от кулона. Ему даже пришлось закрыть глаза, чтобы избавиться от наваждения. Если оно так подействовало на него… Лин смотрела на кулон безотрывно. Теодор видел, как меняется выражение её лица, как действует колдовство. Словно дрянная девчонка из голливудской мелодрамы вдруг превратилась в ранимую и нежную особу. Она глупо улыбнулась, в синих глазах появилось выражение полной покорности. Лин была совсем беззащитна, дорога к её душе была открыта. Она шумно вздохнула, будто ей не хватало воздуха. Её зрачки расширились.

Казалось, она готова упасть перед Блейком. Тот же сидел перед ней с величием короля.

– Прекрати мне ухмыляться, – тихо сказал он.

Лин перестала. Затем она посмотрела на Блейка.

– Ты…ты прекрасен, – пробормотала она и протянула к нему руку.

– Подожди, – остановил её Блейк. У него на лице появилось выражение трагичности и потерянности. – Сначала я хочу поведать тебе одну очень грустную историю. У меня была большая собака, которую я очень любил. Доберман. Я обожал гулять с ним по вечерам.

Рейтинг@Mail.ru