Слово и Чистота. Проекция

Александр Зайцев
Слово и Чистота. Проекция

– Скрываем?

– О том, что такое Прорыв, – я что, ошибся?

– Да… Если бы всё было так явно, как этой ночью! – он сжимает рукоять своего двуручника с такой силой, будто хочет сломать меч. – Мы подозревали: то, что лезет из Прорыва, подчиняется хоть какой-то системе, начали только в прошлом месяце… – Макс ещё сильнее сжал руки. – У нас нет никакой связи с Рыцарями других регионов, все прячутся, как мыши, и не идут на контакт! Никакого обмена информацией нет вообще, – его явно злит сложившаяся ситуация. – А что бы вот так, что прямо сомнений нет, как эти АББ из «Стальной Волны» – так вообще впервые, – значит, мне не привиделись эти андроиды, уже хорошо. А Макса тем временем «понесло», недосып и нервное истощение сказались, и юноша решил выговориться. Для меня это как нельзя лучше, молча киваю, не мешая его словесному потоку. – Вот напишет какой-нибудь автор: «На нас из-под земли напали страшные чудовища, наполовину кроты, наполовину черви, о шести руках и восьми глазах». Вот как это можно было соотнести с тем, что предстало перед нами во время второго Прорыва? Когда земля вздыбилась холмами, и оттуда полезли какие-то монстры, покрытые шерстью, вместо лап у которых были извивающиеся щупальца, напоминающие дождевых червей-переростков, да ещё с глазами вдоль всей спины! К тому же никто из нас тогда о таком бестселлере, как «Холмы не спят», даже не слышал, не то что не читал! Как увиденное можно было соотнести с написанным в какой-то книжке, изданной ещё полвека назад, да и то только на немецком?! – написанным? Значит, я неверно интерпретировал ситуацию, да и увлечение Майи чтением ужастиков оказалось не хобби, а, судя по всему, работой! – и так же почти в каждом Прорыве лезет такое, что первоисточник верно указать бывает вообще невозможно. Мы и в Рим писали, и к далай-ламе обращались, но даже Творящие молчали по вопросу сути Прорыва. Только когда мы сформулировали в прошлом месяце: «Прорыв – это кратковременный разрыв реальности, связывающий материальный её пласт, через духовный слой с эфирным миром людских фантазий» вот тогда получили подтверждение, что «да, очень близко».

Эфирный мир фантазий? То есть из Прорыва может вылезти все, что люди напридумывали в книгах, кино, мультиках, играх… Не будь я сейчас проекцией, меня бы в холодный пот кинуло, так как реальность оказалась намного более страшной, чем я себе представлял. А то, что даже Творящие не могли дать ответа, это мне понятно, они всё же не боги, хотя многие считают их божественными аватарами. Возможности сенсов высшего ранга, безусловно, велики, но имеют и свои пределы, особенно в области познания нового.

– Мы ещё собираем информацию, – Краас взял себя в руки, и его голос стал спокойнее. – В таком вопросе нельзя ошибиться, – тут я с ним согласен, что и подтверждаю лёгким кивком. – Пока идёт над этим работа, сам герцог попросил и нас, и Маски не афишировать это определение. По его словам, неизвестность не так пугает людей, как их же людские фантазии.

Вот тут соглашусь. Потому как ну знает обыватель, что из Прорывов лезет какая-то каждый раз новая гадость, но с ней же справляются Рыцари. Бремен, конечно, исключение. Но кроме того единичного случая, все остальные разрывы реальности были локализованы или с минимальным ущербом для обычных жителей, или вообще прошли незаметно для них. Можно сказать, что люди уже начали привыкать к этой неизвестной призрачной угрозе. Но всё в корне изменится, если народ узнает, что из Прорывов лезет придуманная людской фантазией нечисть. Люди за свою историю придумали слишком много пугающего и страшного. Думаю, подобные новости точно вызовут массовые приступы паники. Склоняюсь к тому, что герцог прав в своей просьбе повременить с разглашением точной формулировки Прорыва.

К тому же в этом моменте герцог проявил себя отлично понимающим ситуацию политиком. Он не приказал, а попросил, думаю, именно этот нюанс и объясняет молчание такой группы людей, как «Маски Новильтера». К приказу или иному властному распоряжению они бы не прислушались, а вот к просьбе…

– Мудро, – подумав, комментирую слова главы РИЗВ.

– Если бы помимо нас в других городах и странах были похожие организации, то всё было бы намного легче… – вздох, донёсшийся из-за забрала, выдаёт искренность Макса в этом вопросе. – Или одиночки, более осведомлённые, чем большинство… подобные вам, шли бы на контакт охотнее…

Хорошая попытка, юноша, но меня так банально не подловить. Просто смотрю ему в глаза и пожимаю плечами.

– Я, как видишь, не против контакта, раз пришёл, а моя осведомлённость тобой преувеличена. Ты прав в том, что ночной Прорыв слишком явно намекал на истинное положение дел, – отвечаю наиболее размыто, так, чтобы не соврать, но и оставить его при тех заблуждениях, которые он себе напридумывал. – Зная истинную суть Прорывов, новичкам было бы легче к ним подготовиться, чем к полной неизвестности, поэтому мне была не понятна мотивация скрытия этой информации, – немного показной открытости, пояснения намерений – обычно подобное вводит собеседников в заблуждение, и они считают, что ты искренен в разговоре с ними.

– Майя вот уже месяц почти не спит, – жест Крааса указывает на стопку книг на столе девушки. – Читает книги, мангу, смотрит фильмы, аниме, с ног скоро упадёт, а всё не остановится, – так вот в чём истинная причина той запредельной усталости и кругов под её глазами. – Но… Я думаю, это всё бесполезно, всех книг не прочитать, все фильмы не посмотреть, во все игры не переиграть – на это никакой жизни не хватит, – в чём-то он прав, но и девушку я понять тоже могу. – Герцог после ночных потерь предложил выделить нам в помощь группу своих аналитиков, будут обобщать материал и составлять рекомендации.

Что-то я не пойму. Пришёл совершенно чужой человек. Почему Макс так открыт и выдаёт, по сути, секретную информацию первому встречному?

– Всё же многих монстров и чудовищ авторы беззастенчиво воруют друг у друга, возможно, аналитики и составят какую-нибудь схему, которая поможет, – если в его голосе и слышится надежда, то очень скрытая, видимо, он и сам не сильно верит в то, что говорит. – Можно я сделаю зарисовку с вашего образа? – неожиданно переводит тему Макс. – То, что есть у нас после этой ночи, никуда не годится.

Отказать? А смысл? Меня всё равно разместят в каталоге Рыцарей, от этого уже не отвертеться.

– Разумеется, – отвечаю так, будто меня подобное совсем не напрягает.

Это получается, что именно Краас – тот самый художник, который нарисовал все эти шикарные арты, что выставлены в нижнем зале и размещены на сайтах? Этот юноша, оказывается, имеет много талантов, надо будет к нему по возможности присмотреться получше.

Тем временем Макс после моего ответа вышел в материальный мир и, покопавшись на своём столе, достал чистый лист очень плотной грубой бумаги, похожей на продукт ручной выделки. Положил его на соседнюю свободную столешницу и разгладил. Чёрт, кажется, я его неверно понял, он собирается меня рисовать прямо сейчас? Это же долго, судя по качеству его прежних работ. Но моё предположение оказалось не совсем верным. Глава РИЗВ, после того как убедился, что бумага лежит ровно, тут же переместил себя обратно в Излом.

– Ре-е-е-е-й-й-й-г-г!..

Вот уже привыкнуть надо к этому реву, а всё равно каждый раз так пробирает, что невольно хватаюсь за «Слово».

– Можно вас попросить обнажить оружие? – Макс развернулся вполоборота ко мне, выставив вперёд открытую левую ладонь, правую же положив на бумажный лист.

– Хорошо, – возможно, положительный имидж мне когда-нибудь пригодится. И чем лучше я буду выглядеть на картине, которая будет доступна для ознакомления любому желающему, тем значительнее эффект.

Слово и Чистота заняли свои позиции в классической для театральных постановок высокой стойке. Я знал, что в подобном ракурсе выгляжу отлично, после выпущенного нами буклета с похожим фото ко мне даже обратилась пара знакомых режиссеров, на тему «а не желаешь ли ты сняться у нас в рекламе?».

Сперва я не понял, что происходит… Краас секунд десять молча пожирал меня взглядом, будто пытался запомнить мой образ в мельчайших деталях, а потом закрыл глаза и сложил обе ладони на полотне. Он не брал кисточек или карандашей, к тому же находился в Изломе, но белый цвет бумажного листа начал меняться. По его поверхности побежали линии, штрихи, росчерки, постепенно формируя изображение моей проекции. Детальное и очень точное изображение.

Лист Праны… Ответ на моё удивление подсказала память Изао. Так называют бумагу, изготовленную вручную сенсами, которые вкладывали в работу свою энергию. Подобная бумага очень чувствительна к любым проявлениям духовных потоков. Обычно её используют для определения ранга сенсов и их потенциала. Но Макс силой своей проекции, воздействуя праной прямо из Излома, творил настоящее чудо… Не прошло и минуты, как картина, достойная пера лучших художников, оказалась завершена. В ней была чёткость и детальность фотографии, но и одновременно чувствовалась жизнь – то самое неуловимое, пойманное застывшее движение, которое и отличает хороший рисунок от бездарной поделки. Интересно, все рейги так могут, или это его личный перк? Хм… На Сайте Масок есть свой каталог Рыцарей, и он немного отличается от аналогичного в РИЗВе, так что, скорее всего, это не уникальная способность. А может, тут нужен реальный талант художника, и без него ничего не получится? Несмотря на то, что один такой листик стоит под две сотни франков, нужно будет раскошелиться и, прикупив, попробовать. Тоже хочу так уметь. Тем более, после регистрации денежный вопрос, так меня мучивший в последнее время, отступит в сторону. Когда последние штрихи легли на бумагу, Макс открыл глаза и, оторвав свои ладони от поверхности, осмотрел рисунок.

– Спасибо, то, что у нас было, для галереи подходило плохо.

Это мне нужно ему «спасибо» говорить, с таким классным артом, вывешенным на всеобщее обозрение, мне гарантирован отличный начальный имидж. Да сам Лиам Нисон в роли Квай Гона на рекламных постерах «Звездных Войн» был не так хорош, как я на этом рисунке! Вот это картина, а не то, что, мажа краской по холсту, Мелани считала непризнанным шедевром.

 

– Вы знаете, что вы уникальны? – задаёт прямой вопрос Краас, в ответ только пожимаю плечами, объясняться в мои намерения не входит. – До этой ночи считалось, что все Рыцари молоды, но вы этот постулат опровергаете. У всех, виденных нами и нам знакомых рейгов, одно оружие, у вас – два. Да ещё и в такой комбинации! Меч Правды и Клинок Героя!

Глава 13. Tajo

Что?!! Мои ладони сами легли на рукояти после услышанного. Как? Каким образом он определил, пусть с незначительными ошибками, класс моего оружия?

– Это моя способность, – выставив открытые ладони, произносит тут же Краас. – И чтобы между нами не возникло недопонимания, мой меч носит имя «Долг».

Откровенность с его стороны – это конечно хорошо, да и не думаю, что он соврал, только успокоили меня его слова мало. Знал я людей в своей жизни, для которых долг был на первом месте, и что твёрдо вынес из длительного общения с ними, так это то, что они могут быть опаснее даже самых отбитых фанатиков. Нет, в целом нормальные люди, но стоит задеть их «больную мозоль», как всё, «гасите свет, тушите свечи». Здесь же ситуация усугубляется тем, что если даже сам Краас решит поступить вопреки своему долгу, меч ему это не даст сделать. Впрочем, возможно для человека на его месте это далеко не так плохо. Та же «Чистота», или как он назвал «Клинок Героя», для руководителя в разы более худший вариант.

– Не беспокойтесь, имена ваших клинков не уйдут за пределы узкого круга Рыцарей нашей организации.

В принципе, а что плохого в том, что РИЗВ будет знать о Слове и Чистоте? Ха! Да это даже мне в огромный плюс, не думаю, что эти юноши и девушки умеют так играть словами, как довелось за более чем четыре десятка лет научиться мне. Когда знаешь, что каждое сказанное собеседником слово – правда, поневоле расслабляешься и не ищешь подвоха, что я могу использовать в своих целях.

– Я запомнил это обещание, – от этих моих простых слов Макс дёрнулся, как от удара током, видимо, я случайно ответил фразой, задевшей что-то личное.

– Мы были бы рады видеть вас в наших рядах, – переходит в наступление Краас. – Ваши клинки говорят о том, что вы легко вольётесь в наш коллектив. Наша организация построена на честности и доверии, – видимо, сам смутившись от патетичности своих слов, он добавляет уже спокойнее. – Нас слишком мало, и в каждом Прорыве от того, кто прикрывает тебе спину, многое зависит…

Ну… по крайней мере, он искренне верит в то, что говорит. Возможно, по юности он даже считает, что и правда является реальным руководителем организации, курируемой как правительством, так и Замком на Холме.

На самом деле полноценное вступление в РИЗВ – не такая и плохая идея, как может показаться на первый взгляд. Не в качестве открытого Рыцаря, разумеется, подобного счастья, как повышенное внимание толпы к моей жизни, мне и даром не надо. А вот стать анонимным рейгом организации – это имеет свои плюсы. Основной – я получу возможность нормально тренироваться и буду лучше готов к новому Прорыву. Да и с деньгами вопрос закроется раз и навсегда. Впрочем, я не настолько люблю жить на широкую ногу, чтобы мне не хватило того, что получу за регистрацию и за отражение Прорыва.

Мне кажется, за время этого разговора у меня сложился своеобразный кубик Рубика в голове. Лет десять назад мы снимали репортаж о дрессировщиках дельфинов. Не тех, кто занимается этим в дельфинариях, а о тех людях, кто дрессирует вольных дельфинов, живущих в морях. Классический подход – кнут и пряник, в силу специфики открытого моря, не работал. Любое наказание приводило к тому, что животное просто уплывало и больше никогда не возвращалось. Тогда я и узнал о методиках дрессуры исключительно через положительное закрепление. Это даже дрессировкой назвать сложно, скорее, воспитание и навязывание определённых привычек. И вот то, что я вижу в этом здании, складываясь с тем, что уже знаю об этой официальной организации Рыцарей, всё больше меня наводит на ассоциации с этим методом дрессировки. Рейги очень похожи на тех самых дельфинов: «уплывут» и не найдёшь никогда. Вот и получается, что если кто-то хочет получить хотя бы минимальный контроль над столь неуловимыми, но, безусловно, полезными людьми, то подобное ведение дел является, возможно, самым оптимальным.

Останавливает меня от вступления, пожалуй, только природная паранойя. Думаю, будь я уроженцем этого мира, то чаша весов всё же склонилась бы в сторону РИЗВа, но с учётом моей специфики:

– Пока рано говорить о подобном. Слишком серьёзное решение, чтобы принимать его так поспешно, – отказываюсь, но так, чтобы не сжигать за собой все мосты.

– Рано не значит «нет», – Макс поднял забрало впервые за наш разговор, и я вижу довольно приятную открытую улыбку на его лице. – Как насчёт зарегистрировать вас на нашем сайте в качестве официального Рыцаря? – и тут же поспешно добавляет. – В этом есть много преимуществ, вам станут доступны закрытые разделы форума, важные обсуждения, а также мы с этой недели вводим свободные миссии, заказы на которые будем получать исключительно от правительственных служб и герцогского дома. Обещают щедрое вознаграждение.

Миссии? О как. С другой стороны, а почему нет? Тот, кто стоит за РИЗВом, определённо умеет мыслить нестандартно, и там, где весь остальной мир пытается взаимодействовать с рейгами, как привык, он находит новые пути, которые работают. Мне даже искренне жаль все чужие разведки, скоро в Вилфлеесе ни один резидент и покашлять не сможет так, чтобы о его «недомогании» тут же не стало известно СБН.

– Любопытно, – растягиваю я это слово, будто нахожусь в сомнениях. – Пожалуй, соглашусь.

– Никнейм «Маэстро»?

– А разве не занят?

– Такой уже есть, но ваш будет «синий», то есть ник подтверждённого Рыцаря.

– Тогда Маэстро.

– Отлично! Логин «Маэстро-рейг» подойдёт?

– Да, – а какая разница, пусть будет, как он предложил.

Срочно хочу третий уровень Сил! Макс, получив мой ответ, не выходя из Излома, сместился к своему рабочему месту и начал набирать текст на материальной клавиатуре, касаясь её своими призрачными пальцами. Аж зависть берет…

– Пароль сами наберёте?

– Набирай ты, – выходить из Излома мне совершенно не хочется. А выдавать свою неспособность взаимодействовать с предметами реального мира, будучи проекцией, недальновидно. – Плюс, семь, скобочка открывается, девятьсот пять, скобочка закрывается… – Здесь несколько иные телефонные номера, по-иному реализован набор для выхода на другие страны, а я вот эти цифры точно никогда не забуду.

Что же касается того, что Краас может запомнить мой пароль, то он и так имеет доступ к админской учетке и легко может его узнать в любом случае. К тому же делать такую глупость, как логиниться на сайте РИЗВа из своей квартиры, я не собираюсь.

– Готово, – завершив процедуру регистрации, Макс поворачивается ко мне. – Я бы хотел с вами поговорить…

У меня у самого много вопросов, но для первого визита я тут провёл достаточно времени, да и паранойя уже вопит о том, что я слишком задержался в этом странном здании! Поэтому прерываю юного Рыцаря.

– Не сейчас. Уже почти пять… – я не могу сказать «у меня важные дела» или «я очень спешу», потому как это будет неправдой, поэтому ограничиваюсь этими словами.

– Аг-м-м-м… – Макс явно не ожидал, что его так отошьют, но быстро сориентировался. – Тогда не смею вас задерживать. Спускайтесь вниз, Майе я скажу, что сам завершу регистрацию.

– До свидания, – вежливым кивком прощаюсь.

– Надеюсь, вы ещё зайдёте. До свидания.

Трудно проигнорировать подобную юношескую искренность, но у меня это получается, и, дёрнув неопределённо плечами, я пошёл к выходу на первый этаж.

– Постойте, – уже у самой стены окликает меня Краас. – Один вопрос!

– Да?

– Вы Первый?

Феномен Излома появился в мире всего полгода назад, но уже успел обрасти различными мифами, вымыслами и байками. Самыми популярными были три «легенды»: о Рыцаре-маньяке, убивающем из Излома обычных людей, о Рыцаре так же маньяке, но уже охотящемся исключительно на другие проекции, и легенда «О первом рейге». Не знаю, кто запустил эту историю, по этой сказке самый первый Прорыв был остановлен одним-единственным инициированным разрывом реальности Рыцарем. Это был бывший военный, прошедший через несколько горячих конфликтов и скрывшийся от людей для медитаций в пустыню, там его и настиг Прорыв. Как по мне, глупая, насквозь заштампованная история, которая, как я уверен, вообще не имеет ничего общего с реальностью. Но, если подумать, то бывший военный, прошедший несколько войн, не может быть молодым… И тут появляюсь я, единственный рейг, который укладывается в возраст легенды. Возможно, Краас и понимает, что ПервоРейг – это миф, не более, но увидев меня, у него, что называется, переклинило.

Мне выгодно или нет, если меня будут принимать за подобную личность? Так вот сходу не ответить, очень сложный вопрос, требующий дополнительного анализа. А ответ нужно давать сейчас.

– А похож? – спрашиваю я и, не дожидаясь его ответа, шагаю в стену.

Если догонит и повторит свой вопрос, придётся сказать твёрдое «нет». Но он, видимо, постеснялся показаться слишком настойчивым и за мной не последовал.

– У меня всё готово, – глаза Майи сверкают не очень здоровым блеском.

Скорее всего, девушка, перечитав такое количество ужасов, триллеров и фантастики, также считает меня ПервоРейгом. Не успел выйти из стены, как она в форме проекции уже тут как тут. И разглядывает так внимательно, будто хочет запомнить моё лицо в мельчайших деталях. Меня это начинает раздражать, и я фокусирую взгляд на её груди и принимаюсь так же нагло пялиться, как это делает она. Через секунд пять молчания девушка наконец-то понимает намёк и, пряча взгляд, отступает в сторону.

– За моим креслом вход в закрытую комнату, – немного сбиваясь, слишком быстро говорит она. – На столе двенадцать тысяч франков, они ваши. Две за регистрацию и десять за участие в подавлении Прорыва. Комната полностью изолирована, в ней нет никаких следящих, записывающих или иных устройств, артефактов, приспособлений, – вот шпарит, как по заученному, впрочем, наверное, так и есть.

– Спасибо, – лаконично и коротко отвечаю девушке, обходя её.

– Позвольте задать вам несколько вопросов?

И она туда же?! Чёрт!

– Не сейчас, – может я излишне резок и к ней нужно проявить побольше участия, но из-за «Слова» в ножнах предпочту как можно меньше отвечать на различные вопросы. – Мистер Краас меня зарегистрировал на вашем сайте. Пишите в личку, я обязательно прочту…

С этими словами я сбегаю от Майи, следуя её инструкциям. В этот раз стена оказалась ничуть не тоньше той, что отделяла это помещение от гостевого зала. Тот же сэндвич из бетона и броневой стали. Не доверяя словам, прошёлся вдоль всего периметра комнаты. Да, это было неприятно – шагать внутри стен, зато так я мог легко почувствовать любую неоднородность материала. Нашёл только небольшую пассивную вентиляцию и больше ничего, даже проводов, а я ведь и пол проверил и потолок. Весь обход занял почти полчаса, но зато моя паранойя немного успокоилась.

В небольшой комнате, площадью примерно в четыре квадратных метра, стоял маленький деревянный столик с лампой, подключённой к переносному аккумуляторному блоку. В центре стола лежали купюры. Ещё раз обведя это тесное помещение взглядом, всё же решился и вышел из Излома. Не вдыхая воздух, задержав дыхание, быстро собираю деньги и, не пересчитывая, укладываю их в поясную сумочку. После чего сразу возвращаюсь в мир теней.

Уф… Живой и вроде здоровый. Деньги по полу не валяются, а значит, остались в сумочке. Даже как-то неловко стало за свою подозрительность. Сперва хотел выйти из комнаты в противоположную сторону, пересечь здание и, никого не встретив, спокойно добраться до улицы. Но вспомнил, что забыл сказать Майе «до свидания». Вот вроде мелочь, а свербит ощущение неправильности такого «английского» ухода.

Вернулся обратно, к своеобразному ресепшну РИЗВа, но девушка уже сидела, уткнувшись в книгу, и широко зевала. Скорее всего, она решила, что я давно свалил, не прощаясь.

И опять та же проблема, как привлечь её внимание, не выходя из Излома? Дошёл до стеклянной перегородки и обошёл её внутри стены. Как и думал, никакая сигнализация на это не сработала. Выйдя из стены обратно, но уже с «гостевой» стороны, подошёл к заговорённой преграде и приложил свою ладонь к стеклу. Тут же на месте касания появился светящийся отпечаток.

Как и в прошлый раз, Майя отреагировала моментально:

– Ре-е-е-е-й-й-й-г-г!..

В этот раз донеслось немного приглушённо из-за преграды. Заметив меня, она явно изрядно удивилась. Я же просто помахал ей рукой и поклонился, прощаясь, после чего со спокойной совестью покинул это необычное здание.

 

Оказавшись на улице, разумеется, не направился сразу к дому. Не думаю, особенно после диалога с младшим Краасом, что кто-то будет за мной следить, но всё равно решил немного перестраховаться. Так же не побежал и в противоположную сторону, а выбрал в качестве мнимой цели грузовой порт. Добравшись до хорошо знакомых портовых сооружений, затерялся среди кранов, погрузчиков и контейнеров, после чего нырнул в городскую канализацию. Но опять пошёл не к дому, а немного в иную сторону. Был у меня на примете один чердак примерно в трёх кварталах от порта. Постоянно пустующий, с массивными замками, преграждающими путь с лестничных клеток без разрешения домоуправа, он как нельзя лучше подходил для моих целей.

Зайдя на этот чердак, покинул Излом и сразу же проверил поясную сумку. К моему облегчению, деньги были на месте. Не снимая перчаток и шлема, аккуратно достал купюры и разложил их веером на куске фанеры. Первичный осмотр не выявил никаких маячков или специфических красителей. Номера на купюрах также, на первый взгляд, не вызывали ни малейших опасений, не было ни единой серии, ни какой-то закономерности в нумерации. Проверив каждую купюру на просвет, на что ушло почти полчаса, собрал их вновь и, немного поругав себя за излишние меры предосторожности, которые отняли столько времени, опять спустился под землю.

Наконец-то оказавшись в своей квартире, первым делом избавился от дурацкого плаща, а затем и от всего защитного костюма. Всё же летом в этой без сомнения очень полезной и хорошо маскирующей экипировке слишком жарко находится вне Излома.

Прежде чем открывать сумочку, надел халат и защитные очки, а также тонкие латексные перчатки. После чего поставил на стол инфракрасную лампу, ей Мелани проверяла качество холстов, и только совершив все эти приготовления, достал деньги и принялся за их более глубокую проверку. Внешне с купюрами было всё нормально, но я же не мог на этом остановиться, и принялся искать подвох в номерах. Да, на первый взгляд нумерация не имеет никакой системы, но вдруг всё же купюры подобраны по какому-то алгоритму, более сложному, чем идущие подряд или через один номера? Видимо, у меня с головой после гибели что-то не то, потому как я реально пытался вычислить закономерность, даже обратился к помощи сети. Три часа на это потратил! Но так и не нашёл никаких признаков нечестной игры со стороны РИЗВа. Тут два варианта: или люди, стоящие за Краасом, и правда играют честно, или они настолько умнее меня, что так ничего и не пойму, пока не станет слишком поздно. Как ни кричала моя паранойя, но всё же более логичным был первый вариант, на нем и остановился.

Полученных от организации за регистрацию и отражение Прорыва денег мне хватало за глаза на любые разумные траты. Даже мотоцикл можно купить вполне приличный, правда, с учётом того, что мне меньше чем через полтора месяца менять место проживания на кампус универа, это будет лишней покупкой. Можно сказать, что для семнадцатилетнего я даже богат. Впрочем, радовался этому не долго, сложив деньги, сел за компьютер и набил в поисковике:

«Самые жуткие монстры из книг, кино и мультфильмов».

Вот честно, зря я это сделал…

Людская фантазия оказалась куда более больной, чем мне представлялось. В разы. Некоторые чудовища, придуманные явно нездоровыми разумами, даже у меня, взрослого и опытного мужика, вызывали приступы озноба. Хуже всего было то, что даже понимая, что сделал ошибку, не мог остановиться, а всё переходил и переходил по ссылкам, читая описания, рассматривая арты и рисунки. Видимо, то же самое и с Майей, только в более тяжёлой форме. В конце концов, всё же оторвался от монитора и выключил комп, часы к тому времени показывали уже полтретьего ночи!

Нет, ну его, подобное изучение «первоисточников»! Тем более Краас прав, большинство описаний чрезвычайно расплывчаты, и разные художники к одному и тому же чудовищу делают совершенно различные рисунки. А ведь из Прорыва не обязательно попрут какие-то чудовищные монстры, из разрыва реальности может появиться вообще все, что угодно, как те же АББ. Вот если будут найдены какие-либо связи и закономерности, вот тогда уже можно будет вернуться к данному вопросу. А пока это только нервы мотать и попусту тратить силы, превращая себя в живого зомби, как это делает Майя.

Уснуть сразу, невзирая на довольно насыщенный и нервный день, не вышло. Стоило закрыть глаза, как сознание тут же подкидывало изображение какого-нибудь особенно гадкого и отвратительного монстра. Всегда считал, что у меня довольно крепкие нервы, и всяким фильмам ужасов или триллерам не поколебать моего душевного спокойствия. Увы, но это, видимо, осталось в прошлом. Нервы, доставшиеся в наследство от Изао, были не столь тренированными. Когда часы показали ровно три, мне это метание по подушке настолько надоело, что ушёл в Излом и пока полностью не успокоился, там и оставался. Способ оказался довольно действенным, так как уснул почти сразу, как вернулся в реальность. Но был у него и недостаток – от каскада снившихся этой ночью кошмаров он меня не избавил.

Проснулся около восьми, с учётом того, что уснул в четыре, а ни на работу, ни на учёбу мне не нужно, это было непривычно рано. Минут десять пытался уснуть вновь, но вскоре понял, что это занятие бесперспективное, потому как по какой-то причине чувствовал себя выспавшимся, хотя спал всего ничего, да и снилась ужасная муть.

Заварив крепкого зелёного чая, который бодрит даже лучше, чем кофе, уселся на подоконник и принялся прокручивать свой визит в РИЗВ. Если не учитывать моей явной перестраховки, то вроде всё прошло нормально. Да, теоретически можно было вытянуть из Майи и Макса гораздо больше информации, но тогда пришлось бы отвечать и на их вопросы… Пока мне такой обмен не кажется выгодным. Впечатление от себя оставил вроде нормальное, даже излишне туманное. Вот зачем на прямой вопрос: «Первый ли я?» ответил так? Зачем мне эта мистификация, ведь аукнуться может не самым лучшим образом. Нужно было сразу чётко отмести эти предположения, а теперь повышенное внимание со стороны РИЗВа и сотрудничающих с этой организацией рейгов мне обеспечено в полной мере.

Да и узнать получилось даже намного больше, чем рассчитывал. Надо же, «заговоры» и иные небоевые способности рейгов, как то же определение качеств духовных клинков Краасом! Хорошо, что узнал об этом в ситуации, которая ничем не угрожала, а то могло подобное «открытие» шарахнуть в куда более неудобное время. Ничего, впредь буду аккуратнее и не столь полагаться на невидимость проекции. Рейгов в столичном регионе около пяти десятков, кто знает, какие перки у них и какие сюрпризы они могут преподнести!

Допив чай, и правда немного взбодрился. Оставив чашку в раковине, включил комп и, пока он загружался, сходил умылся, после чего, усевшись поудобнее, открыл браузер.

Для тренировки терпения вначале прочёл столичные онлайн газеты и криминальную сводку за ночь. Официальные новости были скучны, никакой информации о том, чем же закончился визит мисс Хорн, нигде не публиковалось. Что же касается криминальной колонки, то на первый взгляд всё было вполне обычно для столь крупного города, но явно чувствовалось какое-то скрытое напряжение. Как написал один блогер, бывший капитан полиции: «Весь Вилфлеес пропитан предчувствием скорой войны банд». Его мнение было обосновано тем, что участились нападения на различные околокриминальные точки, а также прошло несколько погромов и силовых акций, проведённых явно с целью устрашения подпольного бизнеса.

И только прочитав новости, открыл сайт РИЗВа. Как я и ожидал, на следующий день после Прорыва сайт опубликовал арты и краткое описание новых Рыцарей Излома, замеченных во время локализации разрыва реальности. Помимо меня на главной странице «красовалось» ещё три рейга. Двое из них были мне знакомы: «гоплит», как я и предполагал, оказался сотрудником РИЗВа, присвоенный ему псевдоним – Леонид. Видимо, парень, как только стал рейгом, не стал дожидаться Прорыва, а, получив способности Рыцаря, сразу обратился в организацию. Второй, «славянин» оставался вне сообществ, ему было присвоено рабочее имя – Витязь Тар, видимо, что-то из местной мифологии. Третьего я не знал, даже не видел во время Прорыва, впрочем, не всех тогда успел заметить. Судя по рисунку, невысокий, крепкого телосложения, он носил имя Царь Обезьян из-за того, что был облачён в красный самурайский доспех, а его лицо закрывало золотое забрало в форме обезьяньей морды.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru