Слово и Чистота. Отражение

Александр Зайцев
Слово и Чистота. Отражение

Интерлюдия

Лейр Глуатон сидел в своём кресле, его взгляд блуждал по столу, заваленному распечатками, отчётами, схемами. В отличие от многих, находящихся на вершинах власти, он любил сам вникнуть в исходные материалы, а не полагаться на выводы аналитиков и приготовленные другими людьми отчёты. Это не означало, что он не доверял своим людям. Нет, исполняющий обязанности правителя Новильтера был искренне убеждён, что прежде чем узнать решение, нужно самому попробовать его найти. Поэтому, раньше, чем выслушать чужие доклады, он всегда вдумчиво изучал исходные материалы. Разумеется, подобный подход старший сын герцога применял только в по-настоящему важные моменты. И сегодня, как ни печально, был как раз такой момент, и даже не один.

Устало потерев глаза, Лейр потянулся. С тех пор, как его подняли в три утра, он так и не сомкнул глаз, а с учётом того, что лёг он в первом часу, то можно сказать, и не спал вовсё. К тому же он знал, что вряд ли вообще за сегодня сможет даже издали взглянуть на свою кровать.

Есть такие дни, когда случается что-то плохое. Это происходит довольно регулярно. Бывают дни, когда сваливается что-то по-настоящему отвратительное. Подобное, слава Создателю, встречается реже. Но иногда бывают дни, когда отвратительное приходит не одно, а берёт с собой несколько своих близняшек. Вот сегодня был именно такой день.

Злость волнами накатывала на оборотня, стоило его взгляду задержаться на каком-либо отчёте. Росомаха легко впадает в ярость, эту черту родового зверя перенимают все члены его семьи, и основа обучения с малых лет включает в себя контроль над злостью. Но сегодня обуздать своего Зверя было тяжело даже ему. Как же он сегодня ненавидел этих грязных крыс! Искренне. Всеобъемлюще.

Лэйр понимал мотивы Эшина. Также он осознавал, что время подобных решений, когда долг Крови оплачивался любыми средствами, давно прошло. В новом веке подобное безвозвратно устарело. Но эти трижды проклятые ретрограды всегда были излишне принципиальны в данном вопросе. К тому же будучи одним из самых могущественных родов преступного мира, Эшин не могли оставить без внимания уничтожение вассального клана целиком. Неужели они не понимали, что своим «жестом» объявили войну не только рейгам Вилфлееса, но и его Дому, а также, возможно, и клерикалам? Понимали, не настолько они дураки, но всё же пошли на это.

По изученным отчётам Лэйр знал, что данный крысиный клан пытались уничтожить многие столетия. Кто только не пробовал, какие только ресурсы не вливались, но Эшин выживал и жестоко мстил. Усмешка скользнула по губам перевёртыша. В этот раз они заигрались, нападение на РИЗВ – ключевая ошибка крыс.

Но как же не вовремя это произошло! Только всё встало на нужные рельсы. Только у его структур начало реально получаться взять контроль над новой для мира силой. Не полный контроль, конечно, косвенный, и над небольшой частью проживающих в Вилфлеесе Рыцарей Излома. Но даже эта малость в разы больше того, что смогли сделать правители других стран. Ещё год, от силы полтора, и, вполне вероятно, Новильтер по совокупной мощи мог прочно встать на первую ступень во всём мире. Выпестованный им лично проект, в который никто не верил, из гадкого утёнка начал превращаться в прекрасного лебедя, и его подстрелили на взлёте. Вот за упущенный шанс крысы ответят! Он сотрёт их в порошок, сделает то, что не смог никто до него.

Эшин будет уничтожен.

Таково его слово.

Дверь кабинета приоткрылась.

– Приглашай, – ответил Лэйр на незаданный вслух вопрос своего личного секретаря.

Четыре перевёртыша зашли в помещение. Все разные и все в чём-то одинаковые. Разного возраста, телосложения, даже разных рас, но всех их объединяла военная выправка и холодный расчетливый взгляд.

Его глаза и уши в силовых структурах Новильтера, кураторы основных направлений. Каждому из них подчинён немалый штат и выделены приличные ресурсы. Руководители маленьких, но довольно могущественных спецслужб, подчинённых непосредственно ему, наследнику.

Пройдя по ковровой дорожке, четвёрка выстроилась в ровный ряд, затем каждый глубоко поклонился сидящему за столом.

– Садиться не приглашаю, – кивком ответив на поклоны, произнёс Лэйр. – У меня один вопрос. Как вы это всё допустили? Молчать! Это был риторический вопрос! Мне не нужны оправдания и домыслы. Только факты. Начнём с тебя, Рок.

Каждый из кураторов принёс клятву служения лично ему, они оставили в прошлом свои родовые имена и свои семьи. Непростой для перевёртышей выбор. Они избрали этот путь каждый по своим мотивам, но все сделали это осознанно.

– В два тридцать ночи… – начал свой доклад самый молодой из кураторов, жгучий брюнет тридцати трёх лет, младший сын главы клана Верные Псы Алихарка. В его ведении находилась работа с Рыцарями Излома.

– Мне не нужен почасовой отчёт, – огрызнулся Лэйр, взмахнув кипой бумаг. – Мне нужен ответ на вопрос «Как?».

– Двухкомпонентная атака, – продолжил названный Роком. Никаких «извините», никаких титулов, исключительно деловое общение, это наследник долго вбивал в своих подчиненных и добился успеха. – Вначале психотропный газ, затем смертоносный компонент, убивающий за пару секунд при попадании на кожу или в лёгкие. Распыление шло по вентиляции и через системы кондиционирования. Ни один газ не известен нашим химикам. Все образцы переданы на анализ. Пока есть только предварительные данные по первой компоненте. Газообразный наркотик на основе диэтиламид d-лизергиновой кислоты, в просторечии ЛСД, с неустановленными примесями.

– Это ответ на вопрос «Чем?», а не «Как?»! – внешне спокойно прореагировал на эти слова Лэйр Глаутон.

– Завербованный персонал. Мы знали о двух сотрудниках, работающих на сторону. Вели их, сливали им нужную информацию, готовили выход на «работодателей». К моему сожалению, завербованных оказалось не двое, а пятеро. На всех давили угрозами. У ремонтника, разместившего газовые баллоны второй компоненты, взяли в заложники двух дочерей. У техника, отвечающего за систему кондиционирования и отопления, похитили беременную жену. Ночной охранник, кодами которого открывали технические помещения, одинок, и на чём подловили его, мы пока не знаем. Поиски осложняет то, что четверо из пяти мертвы. Пятый же работает не на Эшин, а на одну из европейских разведок, на какую именно – разбираемся, слишком запутанный клубок.

– Почему такое количество жертв?

– Персонала было мало, отсюда столь низкое число смертей. Что же касается рейгов… Томас, как вам известно, жил в здании РИЗВа постоянно. Краас, Аманда и Мак же находились в здании в столь позднее время, потому как у них была вечеринка. Андрэ Торино, он же Красный Мак, принял решение стать открытым Рыцарем, это они и отмечали. Пресс-релиз был подготовлен на сегодняшнее утро. Пройди атака на два часа ранее, мы потеряли бы не четверых, а семерых Рыцарей.

– Майя Грим?

– Покинула здание в час ночи. Писала отчёт о дуэли в моём кабинете. Покушений на неё не было. После получения известий об атаке пропала в Изломе, с тех пор новостей о ней нет.

– Держать меня в курсе, не хватает нам потерять и третьего открытого Рыцаря! Безопасность Майи – твой высший приоритет!

– Так точно!

– Тунк, – наследник повернулся к невысокому азиату крепкого телосложения. – Какова реакция клерикалов? И где носит этого ту Чонга?!

– Запад, Восток и Юг заверили нас в полной поддержке. – Голос представителя клана Оронго, вида вилорогов, сух и безэмоционален, такой больше подходит машине, нежели живому человеку. – Юг просто выступил с осуждением теракта. Запад предлагает выслать нам в помощь следственную группу инквизиции. По реакции Востока можно косвенно судить о судьбе настоятеля Обители Знаний. Тридцать минут назад из Пекина вылетел частный самолёт с полной пятёркой – «ладонью Бодхидхармы». Нас уведомили об их прибытии. Не попросили принять, не спросили разрешения, а уведомили.

– Я понимаю разницу. – Перед глазами наследника отчётливо встала тёмная фигура, посетившая этот кабинет точно так же без приглашения.

– Эти косвенные данные свидетельствуют о том, что Хёнган ту Чонг мёртв.

По лицу Лэйра скользнула тень, ему нравился настоятель, беседы с ним приносили отдых его душе.

– Ищем, – коротко ответил на незаданный вопрос Тунк. – Отчёт будет у вас на столе в ту же секунду. Что ответить Западу?

Интересно, зачем Риму присылать ещё одну группу, если их представитель уже присутствует в городе? Что за игру затеял «Святой Престол»? Пожалуй, стоит им подыграть, так будет больше информации. Эти мысли пролетели в голове наследника подобно очереди из скорострельной авиационной пушки, и он ответил:

– Вышлите им наше согласие. Разумеется, взять обе группы, что западную, что восточную, под косвенное наблюдение. Никаких прямых слежек, прослушек и подобного. Уверен, главами групп будут Созидающие, учитывайте это в работе! Попробуйте приставить к ним своих людей, просто предложите им это прямо, без каких-либо игр. Без игр! Это приказ, Тунк! Прямой приказ, и не думай искать в нём лазейки, как ты привык.

– Слушаюсь. – Поклон азиата точен и выверен, но опытный взгляд способен уловить в нём элемент лёгкого сожаления.

– Алир, как город?

Вопрос Лэйра адресован немолодому мужчине, далеко за пятьдесят. Седина на висках, плотная сеть морщин в уголках глаз. Его контроль Зверя почти идеален, сторонний наблюдатель, лишённый возможностей сенсов, никогда не примет его за оборотня. Тем более за представителя такого вспыльчивого вида, как манулы. Выходец из криминального общества, из среды «мусорных» кланов. Кто-то скажет «сомнительная личность», но наследник ни разу не пожалел, что поставил именно его курировать столичные вопросы. Этот человек как никто иной знал, чем дышит и живёт город.

– Бурлит. Закипает. Возможны спонтанные погромы тех мест, которые точно принадлежат крысам. Любым крысам, даже тем, кто не имеет отношения к Эшину. А таких, как вам известно, большинство. Радикальные политические партии уже вступили в игру. Некоторые благородные кланы, судя по всему, собираются заработать на случившемся политический капитал. Криминалитет затаился и ждёт. Грядёт передел сфер влияния в столице. Полиция и тайная служба уже предпринимают необходимые действия. Но крови будет много. Спонтанные выступления мы погасим, однако криминальная война будет кровавой. Не сегодня, но точно будет. Крысы потеряли многих «сочувствующих». Все мусорные кланы понимают, что демарш Эшина не останется без последствий. Но это будет позже, не сегодня. Пока все выжидают.

 

– Так… – Наследник ненадолго задумался, а затем продолжил. – То есть о случившимся в центральной Америке ты не знаешь?

– Никак нет!

– В шесть утра на границе Белуиза и Новой Нормандии произошёл Прорыв, который не смогли остановить. – Все, в том числе даже невозмутимый Тунк, побледнели при этих словах наследника. – Локальный прорыв на наше счастье. Вырвались три твари, вот их изображения, – Лэйр развернул несколько листков на столе.

На фотографиях были запечатлены странные, явно неземные создания. Приземистые мощные тела на шести массивных лапах, покрытые какой-то чешуёй. Морды – сплошная пасть, которой крокодилы позавидуют. Одно изображение, когда тварь вминает легковой автомобиль в асфальт, косвенно показывает размеры и массу чудовища. Метра два в холке и примерно девять метров в длину. Чем-то эти чудища напоминали гипертрофированных варанов в чешуе, с лишней парой ног и пастью от тираннозавра, но отдалённое сходство определённо прослеживалось.

– Судя по всему, все Рыцари Излома погибли. Город, где произошёл Прорыв, недалеко от границы, а между Белуизом и Новой Нормандией тлеет многолетний пограничный конфликт. Поэтому войска были в повышенной боевой готовности и среагировали довольно быстро. Потеряв две роты пехоты и семь единиц бронетехники, двух чудовищ уничтожили. Одна тварь вырвалась из окружения. В семи километрах от места Прорыва находится замок графского рода Госу, чёрных ягуаров. Тварь Излома ворвалась в их родовое гнездо. Потеряв восемнадцать членов семьи, клан смог уничтожить монстра. Общее число жертв от семисот до полутора тысяч, точных данных пока нет. Скрыть случившееся власти не смогли. Волна новостей пойдёт с минуту на минуту. Это точно всколыхнёт людей ещё больше. Эшин нанесли удар по рейгам города, которые защищают нас от Прорывов, и, как будто этого мало, информационное пространство взорвёт новость о неостановленном Прорыве. Итак. Демонстрациям, пикетам не мешать. Погромы предотвращать как можно более мягко. Никаких жертв и избиений! – наследник повернулся в четвёртому куратору. – Если встанет вопрос между порчей городской собственности и здоровьем граждан, пусть громят! Всё заснять, запротоколировать, паковать людей тихо и спокойно. Охрин, донесёшь эту новость до полиции и прочих ведомств!

– Так точно! – Названный Охрином производит неизгладимое впечатление с первого взгляда. Огромный, выше двух метров, и, кажется, такой же широкий в плечах. Его глаза черны как безлунная ночь. И не скажешь, что он из довольного мирного рода, который специализируется на фармацевтическом бизнесе. Впрочем, те, кто считают панд милыми и «ручными» животными, на самом деле глубоко заблуждаются. Как ни крути, а панда всё равно остаётся медведем.

– Что по данным Маэстро о гибели двух корейских рейгов в порту?

– Разбираемся. Да, вызов был. Это установлено. Наряд выезжал, но ничего не нашёл. Портовый полицейский участок – та ещё клоака. Берут все. Вообще. Трясём как можем. Вычистим, и на полгода станет тихо, но потом опять всё скатится в привычное русло. Слишком хлебное место. По косвенным уликам, Маэстро не лжёт. Через день после вызова в порту зарегистрирован несчастный случай, два докера погибли, придавленные сорвавшимся контейнером. Ещё через неделю один из складов сгорел дотла, пожарные не смогли ничего сделать. Да, именно склад, указанный этим странным рейгом, всё верно. Смотрящий за портом от клана Скайр пропал примерно в то же время. Всё укладывается в слова Маэстро. Усложняет ситуацию, что после исчезновения смотрящего от Скайра и гибели клана Пест, обострилась борьба за контроль над теневой стороной портового бизнеса. Профсоюзы докеров и дальнобойщиков, до недавнего времени вынужденные быть на вторых ролях и довольствоваться объедками, на данный момент стали играть основную скрипку. Кланы за ними стоящие: за докерами – Фейлис, камышовые коты, а за дальнобойщиками клан Лайбар, степные коты. Эти два немногочисленных клана всегда ненавидели крыс и воспользовались моментом. С высокой вероятностью за зачистку склада ответственны именно они.

– Надави на них. Скажи, что временно закроем глаза на грузовой порт. Нам нужно подтверждение о двух телах. Были корейцы или нет? Если да, то что сделали с телами? Считай, что получил выговор, это надо было сделать раньше. – В этом был основной недостаток Охрина, он слишком обстоятельно подходил к любому делу, иногда при этом запаздывая. Зато многие могли бы позавидовать его напористости в достижении цели. Разворот кресла и новый вопрос, в этот раз куратору РИЗВа. – Рок, когда будет подробный отчёт с профилем этого Маэстро? Он меня нервирует.

– Психологи опять мудрят. Каждый его поступок рушит прежнюю схему на корню. Есть три версии. Первая и основная: он сумасшедший с расщеплением личности, и точный прогноз без непосредственного наблюдения невозможен. Вторая: возраст его проекции реально соответствует телесному. Тогда вывод однозначен, он из спецуры. Не аналитик, а из полевых работников. Сложная схема, обещающая множество проблем. Третья: он реинкарнат. Этот случай без знания предыдущей личности вообще не поддаётся анализу. В принципе, психологи умывают руки… Первый вариант наиболее вероятен, так как отвечает на все странности и не плодит новых допущений.

– То есть мы имеем дело с сумасшедшим?

– Вполне вероятно. Но это специфический сдвиг, каждая его личность по отдельности вполне разумна и вменяема.

– Прогноз по РИЗВу.

– Распад организации. Полный и бесповоротный в плохом варианте. Переход в закрытую формацию в лучшем случае. Но проект открытых рейгов в Новильтере, скорее всего, похоронен на долгое время. Для второго варианта нам нужна Майя.

– Так найдите её!

– Непременно.

– Кто работает непосредственно по Эшину?

– Мы все вместе и Котр персонально, – за всех стоящих перед столом ответил Охрин. – Он на выезде.

Котр был куратором внешних разведслужб и дипломатического корпуса.

– Есть хотя бы предварительный прогноз, почему Эшин решились на такой шаг? Должны же они понимать, что не выиграют эту войну.

– Только наброски, – опять за всех отвечает Охрин.

– Излагай.

– Несколько месяцев назад в Эшин сменилось руководство. По косвенным данным новый лидер совсем молод, не больше тридцати. Единственный оставшийся в живых наследник центральной линии рода. У него не было варианта мстить или нет, откажись он от мести, его бы «сместили», уничтожив тем самым саму центральную ветвь. К тому же косвенно подтверждается версия, что основная нора Эшина находилась в Бремене.

– В Бремене?

– Да, и по основной теории всё руководство клана погибло при неостановленном Прорыве.

– То есть там не остановили, так давай убьём других рейгов, чтобы ещё раз такое произошло? – Лэйр с трудом подавил вспышку ярости.

– Обида за гибель семьи, возможно? Распространённая на всех рейгов скопом? – не удержавшись Охрин пожал плечами. – Подробный отчёт по этой версии будет у меня через два часа.

– Сразу мне на стол, – наследник устало потёр глаза. – Этих аналитиков послушать, так нас окружают молодые мстители да сумасшедшие защитники… Бардак…

Глава 1

Излом – настоящее чудо. Стоило мне переместиться в это непонятное измерение, как тут же будто кто-то метлой прошёлся по мозгам, вычищая их от лишнего мусора. Простояв почти минуту без движения, просто смотря на монитор, на котором застыли окантованные чёрной траурной рамкой изображения молодых людей, вновь вернулся в реальность. Как мне ни хотелось сорваться и бежать прямо сейчас, делать так, будучи одетым только в трусы, было бы всё же не самым дальновидным поступком.

Конечно, в состоянии проекции я выгляжу одинаково, и без разницы, что на мне в реальном мире, от этого внешний вид в Изломе не изменится. Это так. Но если потребуется выйти в материальный мир? Нет, одни трусы – это точно не самый лучший выбор.

Переоделся в мотокостюм, подложив под него немного тряпок, чтобы скрыть реальное телосложение Изао. Банальная дополнительная маскировка, но работает. Хорошо, что в Изломе не чувствуется летняя жара, а в материальном мире, если случится в него выходить при других людях, надеюсь, пробуду недолго и не успею сопреть.

Оглядев себя в зеркале, внёс несколько поправок и вновь скользнул в Излом. Это переодевание, по сути, повседневное действие, рутина, немного успокоило голову. Остудило.

Во мне по-прежнему клокотала злость, близкая к ярости, но уже получалось её контролировать и мыслить достаточно адекватно. Из дома вышел не через окно, как хотел в самом начале, чтобы не терять время, а вполне привычно. Вначале вниз, затем по подвалам, после через подземные коммуникации, и только удалившись от своего микрорайона, поднялся наверх.

Случившееся сегодня наглядно показало: скрытность – не прихоть, а суровая необходимость.

Как же плохо на душе! Даже проекция не спасает от этого ощущения тошноты. Нервы ни к чёрту. Впрочем, нынешнее моё состояние вполне понятно. Теракт, который затронул тех, кого я знал. Не часто с любым из нас случается подобное. Хотя основной шок ощутил, когда узнал девушку на фотографии. Не по её проекции или псевдониму Рыцаря Излома, а по реальному изображению.

Аманда. По её общению на форуме РИЗВа она казалась мне совсем иной. Никогда бы не подумал, что Аманда и Жанна, та самая девушка, которую я встретил в аниме-кафе, одна и та же личность. Тот редкий случай, когда человек мне понравился в общении и в сети, и в реале. Молодая, красивая, целеустремлённая, с хорошим чувством юмора – и её теперь нет.

Гибель остальных рейгов – Томаса, Крааса, Мака – задела меня на порядок меньше. Все трое – юноши, можно сказать, мужчины. А точнее, мужчины без всяких «но», они воевали, вставали грудью против самых невероятных и ужасных порождений Излома. Их гибель, особенно такая, несомненно, трагедия, но они воины, смерть для таких всегда рядом. Нет, я понимаю, что Жанна тоже была рейгом, Излому не важно парень или девушка, став его избранником, ты становишься Рыцарем. Только вот это понимание ничуть не умаляет моей злости.

Какой я всё же глупец! Считал себя и таких, как я, практически неуязвимыми, боялся только неожиданной пули прямо в голову, когда дело касалось угроз материального мира. Как можно было забыть об отравляющих веществах? Нет, не обычных, даже цианистый калий не убивает мгновенно, и, задыхаясь, можно успеть выйти в Излом. Но яды бывают разные, от некоторых можно уснуть и не заметить, закрыть глаза и больше никогда не проснуться. Возможно, с помощью чего-то подобного и была проведена атака на РИЗВ?

Дарованные Изломом способности позволяют мне узнать все эти детали довольно просто. Достаточно прибыть на место и проследить за работой полиции, прочитать отчёты, подслушать разговоры, не проявляя себя в реальности.

Как оказалось, не один я такой «умный».

Еще за пару кварталов от площади Равноправия заметил первого рейга, тот сидел на краю крыши высотки. Его проекция была мне знакома, встречал его во время отражения Прорыва в Вилфлеесе. Чем ближе я подбегал к центральной городской площади, тем больше замечал Рыцарей Излома. Многие из них заметили меня. Плевать. Захотят – подойдут, бегать от кого-либо сегодня не входит в мои планы.

Грёбаный Эшин! Впервые прочитав ультиматум, даже не подумал, что их угрозы – это серьезно. Забыл, что этот мир не мой родной, он живёт по иным социальным правилам, больше подходящим концу семнадцатого века моей Земли. Точнее, разумом это прекрасно понимал, но всё равно не поверил.

Какова доля моей вины в случившемся? Изменилось бы что-нибудь, если бы я предоставил данные о корейских мстителях раньше? Например, в своё первое посещение закрытой части сайта. Не знаю. С одной стороны, я всё же всё рассказал, и времени перед атакой было достаточно, чтобы компетентные службы проверили мои слова и, по завершении проверки, донесли данные куда надо. Но атака на РИЗВ всё равно произошла. Видимо, Эшин не удовлетворились той информацией, которую им предоставили. Им нужна была кровь рейгов, пролитая в качестве мести, не меньше. Возможно, в случайную гибель тех, кто уничтожил вассальный им клан Пест, они не поверили. Судя по их выступлению после теракта, именно так и есть. И всё же, если посмотреть с другого ракурса, моя вина присутствует. Я рассказал слишком поздно, многие улики могли пропасть, затеряться, быть преднамеренно скрытыми или даже уничтоженными.

 

Стоп! Вот точно не время сейчас заниматься самобичеванием. Возможно, я и правда допустил ошибку. Но нет людей, которые не ошибаются, вопрос в том, что человек делает, когда осознает свою ошибку и её последствия.

Что станет с РИЗВом после такого удара? Развалится или устоит? Как бы я ни воротил нос от этой организации, во многом работающей на правительство, тем не менее признаю – они делали нужное дело. Объединяли, служили точкой кристаллизации, придавали уверенности, были основной ударной силой при Прорывах. К тому же членов организации обучали, а это далеко не мало. Развал РИЗВа всем Рыцарям Излома Вилфлееса обойдётся очень дорого в первом же Прорыве.

Как бы я ни старался думать о людях хорошо, но каждый в первую очередь думает о себе. Мой пример – тому доказательство. Один человек может не дать РИЗВу упасть, развалиться, исчезнуть. Это человек я. Единственный «взрослый» Рыцарь, единственный рейг с двумя клинками, народный герой столицы, обладатель Золотого дара Излома. Кто-то, несмотря на все мои слова, продолжает верить, что я тот самый мифический Перворейг. Откройся я, выйди к людям, прими на себя ответственность, и остальные Рыцари пойдут за мной. Не все, но многие, достаточное число, чтобы возродить РИЗВ, даже сделать его более сильным.

Хороший план…

Который я, конечно же, выполнять не буду…

Потому как для подобного мне нужно стать открытым Рыцарем Излома. Раскрыть перед всеми личность Изао и то, что я реинкарнат. Умолчав, конечно же, о том, что прошлую жизнь прожил в другом мире, но это детали.

Будь я моложе душой лет на двадцать, тогда всё было бы иначе. Возможно. Сейчас же я за такое не возьмусь. Слишком хорошо понимаю, какой груз и какая ответственность ляжет мне на плечи. Не то чтобы это меня так сильно пугало. Дело в другом. Мне, чтобы делать что-то хорошо, просто необходимо любить это занятие. Из-под палки, при необходимости что-то, конечно, может получиться, но это будет именно «что-то», а не то, что нужно. К тому же местные рейги должны справиться со своими проблемами без посторонней помощи иномирового подселенца. Точнее, с помощью, но не за его счёт.

Да, я не герой и не хочу им быть. Условия моего возрождения заставляют меня выступать на защиту этого мира от Прорывов. Совесть и привитые в далёком детстве родителями принципы также толкают на некоторые поступки, которые можно трактовать как подвиги. Всё так, но мои личные желания совсем другие. Нет, я не хочу прожить жизнь серой и незаметной мышки, но и роль героя-спасителя тоже совершенно не то.

Впрочем, если не будет иного выбора, то, возможно, мне придется взять на себя этот груз. Но подобное я оставлю на самый крайний случай. Буду избегать данной возможности до последнего.

Что характерно, Чистота на эти мысли молчит, будто рыба, выкинутая на лёд. И, кажется, понимаю почему. Изао, каким бы он ни был героическим в своих мыслях и мечтах, никогда не видел себя руководителем. Рыцарем без страха и упрёка – да, королём – нет. Вот и молчит неразрушимый клинок, ему нечего «сказать».

Из открытых Рыцарей Излома в Вилфлеесе осталась только Майя. Надеюсь, она жива, её имени не было в сводках погибших. С её популярностью она та, кто может послужить знаменем, за которым пойдут ничуть не менее охотно, чем за мной. Девушка, одна из первых рейгов в мире, симпатичная, знающая свои возможности. Многие юноши просто не в состоянии будут оставить её одну.

Не представляю, что она сейчас чувствует, что переживает. Всё же она не только младше меня, но и куда как дольше общалась с погибшими. Возможно, они были друзьями. Насколько сильно по ней ударила эта потеря? Если даже я едва удерживаюсь от злости и готов крушить и убивать любого крыса, попадись он мне на пути… Учитывая её вспыльчивость и взрывной характер, не пустилась ли она «во все тяжкие»?

Нужно, просто необходимо с ней поговорить, прежде чем она наломает дров. А ещё лучше уговорить её не со мной пообщаться, а навестить Хёнгана ту Чонга. Девушка вроде относится к этому монаху с неподдельным уважением. Да и способности Созидающего не стоит сбрасывать со счетов.

Когда подбегал к площади Равноправия, у меня уже был готов первичный план действий. А точнее, не столько план, сколько расставлены приоритеты.

Первое: узнать как можно больше об атаке Эшина.

Второе: найти Майю.

Третье: поговорить с ту Чонгом, желательно вместе с Майей.

Три с половиной: по возможности успокоить столичных Рыцарей Излома, не дать им впасть в крайности.

Последнее, правда, если ко мне обратятся, самому навязываться – не лучшее время. И что-то мне подсказывает, что подобное точно произойдёт. Возможно, это любопытные взгляды, которые кидают на меня городские рейги.

Рыцарей Излома вокруг площади собралось очень много, даже несмотря на столь раннее время и каникулы. Я насчитал тридцать четыре проекции, странно, большинство сидит на крышах и просто наблюдает. Только пятеро находятся на самой площади в Изломе, отслеживая работу полиции.

Обычных людей на площади тоже очень много. Большинство из них не чиновники и не служащие, спешащие на работу. Простые обычные люди, разные: молодые и старые, мужчины и женщины, родители и дети. Многие с цветами, кто-то со свечками. Большая толпа, тысяч десять, не меньше, и народ всё прибывает и прибывает.

На первый взгляд полиция, оцепившая здание бывшего музея, ведёт себя адекватно. С людьми вежливы до обходительности, никого не прогоняют, никаких спецсредств даже близко не видно. Разве что за ограждение никого не пускают, впрочем, люди и не рвутся, так как с отравляющими веществами никто шутить не хочет. Ближе к входу припарковано несколько фургонов характерной оранжевой раскраски войск химзащиты, и они отпугивают любопытных куда как лучше, нежели любые водомёты.

Глядя на собирающуюся тихую и молчаливую толпу, только сейчас понимаю, насколько в городе хорошо относятся к Рыцарям Излома. А также осознаю, если сейчас кто-то бросит клич: «бей крыс!», то как бы это всё не обернулось натуральными погромами. Самое плохое в этом варианте, что оборотни при таком раскладе сами-то пострадают мало, а вот работающие на них обычные люди получат полной ложкой. Да и, насколько понимаю, на Эшин работает совсем не много крысиных кланов. Остальные, которых довольно приличное количество в Вилфлеесе, вообще не имеют никакого, даже опосредованного, отношения к происходящему. Хотя, если будут бить всех крыс, я, в общем-то, и не против, их второй облик точно показывает внутреннюю суть этих перевёртышей. Плохо то, что последствия подобных погромов будут далеко не так однозначны. Не о том думаю, толпа и её реакции – вовсе не моя забота, с этим должны разбираться соответствующие службы.

Вопрос, который стоит обдумать: почему все присутствующие на площади и рядом с ней рейги сторонятся самого здания РИЗВа и держатся от него в отдалении? Неужели боятся остатков отравляющих газов? Это же глупо, в Изломе мы ограждены от подобных влияний материального мира.

В два прыжка запрыгиваю на крышу.

А!!! Вот в чём причина, точнее, «в ком».

В центре крыши, прислонившись к антенне, положив на колени обнажённый меч, сидит Крикс. Ему-то какое дело, он же не местный вроде? Не думал, что он всех достал так, что даже самые любопытные не желают к нему приближаться.

А, нет, стоило мне встать на парапет, как многие до этого только наблюдающие издали Рыцари Излома соскочили со своих мест и направились в нашу сторону.

И что это? Только этих двух не хватало! Лучше бы дома сидели! ещё и руками мне машут, хорошо, не кричат ничего приветственного. Махнул падаванам в ответ ладонью.

– Рассказывай, – не тратя время на приветствие, обращаюсь к Криксу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru