Слово и Чистота. Проекция

Александр Зайцев
Слово и Чистота. Проекция

Если бы я мог отправлять в полууправляемый полет вакидзаси, это было бы вообще великолепно. Но это не компьютерная игра, где ты можешь выбирать способности сам, здесь чем соизволил одарить Излом, то и будет, никто никакого выбора тебе не предложит.

Посмотреть новое умение в действии решил прямо здесь, в квартире. Да, это не такой большой полигон, как хотелось бы, но у меня просто свербело от желания испытать способность.

В киносаге «Звездные войны» и в написанных по её мотивам книгах, «Бросок меча» использовался как ситхами, так и джедаями, его применяли и Дарт Вейдер, и мастер Йода. Оптимальным для этой техники, если судить по фильму, был бросок с сильным вращением, отчего клинок летел к цели, подобно слетевшей с винтов вертолётной лопасти, перерубая всё на своём пути. Увы, для испытания этого приёма с вращением требовалось куда больше свободного пространства, нежели могла предоставить квартира, и я ограничился простыми бросками.

Тренировка захватила настолько, что завершил я её, только когда запас энергии и, следовательно, время постоянного пребывания в Изломе подошли к концу. А тренироваться было чему, потому как «Бросок» управлялся не мысленными командами. После того, как отправлял шпагу в полет, я продолжал ощущать её рукоять своей кистью. И вот на этих ощущениях и строилось управление клинком в полёте. Интуитивно понятно, что и как, но первые же броски показали, что для полного освоения этой способности потребуются не часы и даже не дни, а недели усердного труда, если я хочу добиться чего-то большего, чем просто метнуть «Слово» в цель и тут же вернуть его обратно. Теоретически я могу кинуть меч за угол, отправить его в круговой полет, выписывать им восьмёрки и иные фигуры, но до подобных вершин мне пока очень далеко.

Наигравшись с новоприобретённым умением, вышел из Излома, когда на часах было уже почти четыре утра. Спать не хотелось абсолютно, голова была полна мыслей и воспоминаний о Прорыве, которые я и старался заглушить тренировкой, правда, безуспешно.

Вот, почти что угодно ожидал, был готов увидеть в своём первом Прорыве любых чудовищ и монстров, но встреча с анимешными роботами выходила далеко за рамки той готовности. Это какой-то несусветный бред! Но точно знаю, мне это не приснилось. Я реально сражался с грёбаными андроидами из мультсериала, и призрачные чёрные колонны мне не привиделись. Но с колоннами понятно, противник для необученных Рыцарей был очень силён. На преимуществах проекции, таких как скорость, защищенность и мобильность, было не сыграть, так как андроиды по этим показателям не уступали. То, что погибло всего шестеро, скорее, чудо и заслуга невероятных доспехов рейгов. Другое дело, что если при каждом Прорыве погибает больше десяти процентов Рыцарей, то это вообще какой-то несусветный треш! Уверен, что в РИЗВе ведут статистику потерь, но почему-то не выкладывают в открытый доступ, а я бы её изучил…

Может, этот Прорыв был каким-то необычным, выходящим за все рамки? Или всё же нет, и он, наоборот, был нормой? Никто и нигде ни слова не написал ни разу о том, что же ему повстречалось во время Прорыва. Даже апологеты свободной информации из «Масок Новильтера» и те молчат по этому поводу. Будто какое-то неизвестное табу все соблюдают. Нет, данных о Прорывах много, но нет ни одного факта, который исходил бы от заслуживающего уважения источника, а тому, что пишут анонимы в сети, я не доверяю уже давно.

Чёрт! Что же такое этот Прорыв, если из него лезут мультяшные монстры? И как тогда быть с «бременской слизью»? Она точно не из мультфильмов. Вроде… Ни я, ни Изао в своё время, разумеется, всю анимацию этого мира не просмотрели, да и невозможно это, времени жизни банально не хватит. Но всё равно, мысль о том, что Прорыв делает реальным продукты анимационных студий, показалась мне натянутой и какой-то слишком тупой.

Но и простым совпадением с известным аниме «монстры» Прорыва не были точно, у АББ даже нагрудные знаки и расцветка полностью повторяли такие же в сериале. А это весомый довод в пользу того, что как ни безумна эта мысль, но тем не менее кажется, что Разрывы Излома породили именно эту людскую фантазию в точности, до заложенной в роботов сценаристами тупости.

Фантазии…

Чем-то это слово зацепило.

Что-то в нем есть, какая-то ниточка, за которую определённо стоит потянуть.

Единственный более-менее описанный Прорыв – это Бременский, я многое о нем читал, но теперь нужно пролистать всё заново, посмотрев с другой точки на известные факты. Загрузив комп, вышел в сеть. Меня интересовала не официальная информация, её я знал, а мнения и комментарии, даже самые безумные. Да, я понимаю, что таких комментов миллионы, но посмотреть самые популярные, думаю, мне по силам. Возможно, это займёт не один день, но всё же…

Ответа не нашёл, только намёки, от которых волосы встали дыбом. Один блогер писал, что бременская слизь ему напомнила то, как распространяла своё влияние на карте фракция Зирг из популярной несколько лет назад компьютерной стратегии. Скачал эту игру и, пройдя пару миссий за эту фракцию, в чём-то похожую на зергов из старкрафта, согласился с мнением блогера. Да, внешне «бременский ужас» выглядел иначе, в игре слизь была зелёная, а то, что вышло из Прорыва, было, скорее, черно-коричневым, но в остальном почти полное совпадение. Также были найдены и другие похожие темы, но в них бременская слизь авторам напоминала сюжеты из фантастических книг. Ещё вчера, прочтя все эти домыслы, даже не посмеялся бы, просто закрыл форумы и никогда больше их не отрывал. А сегодня весь это бред мне кажется во многом пересекающимся с тем, чему я был свидетелем этой ночью.

До семи утра сидел в сети, пока не сообразил, что голова уже не работает, и пора бы лечь и хоть немного поспать…

Это «немного» растянулось до двух часов дня. Проснулся, будто меня весь сон кто-то бил подушкой, вроде ничего не болит, а всё равно состояние какой-то общей побитости. Даже изменил сложившейся привычке и вместо чая приготовил себе кофе. Не помогло, голова по-прежнему отказывалась работать. Кратковременный выход в Излом и тот ничего не изменил. Видимо, дело было не в физическом состоянии, а в психологии. Контрастный душ немного выправил ситуацию, туман в голове рассеялся, уступив место общему нежеланию что-то вообще делать, в том числе и думать.

Пересилив себя, сделал поздний завтрак и прямо с тарелкой сел за комп. На сайте РИЗВа была только общая информация о произошедшем. Мол, там-то и там-то этой ночью произошла попытка Прорыва, благодаря самоотверженности Рыцарей Вилфлееса, Прорыв был локализован и подавлен. Все, никаких подробностей более.

Портал «Масок Новильтера» был куда как более эмоционален. На главной странице они разместили некролог погибшего при ночном прорыве Рыцаря, который был членом их организации. Также поборники свободной информации не постеснялись честно написать, что во время Прорыва погибло шестеро защитников. Это подняло целую бурю комментариев, народ был в шоке от такого количества жертв. Даже центральные газеты и телеканалы подняли волну по этому поводу, но, как и обычно, всё в исполнении массовых СМИ быстро скатилось в ругань и спекуляции на чужих смертях. Меня больше беспокоило то, что Маски так же, как и РИЗВ, хранили полное молчание, когда дело касалась того, что же вышло из Прорыва, и с чем пришлось воевать рейгам.

Когда часы показали четыре дня, оторвался от компа и принялся одеваться. Ещё ночью я отчётливо понял, что катастрофически мало знаю о Прорывах. Сеть не помогла в этом разобраться, значит, придётся решать вопрос своей неосведомлённости по-иному. Сперва подумал написать в личку модератору сайта «Масок Новильтера», представиться рейгом и задать интересующие меня вопросы. Остановила от этого действия простая мысль о том, что, скорее всего, подобных писем сайт получает в день сотни, если не тысячи, и каждый второй в них называет себя Рыцарем Излома. Никакой иной информации, кроме почтового адреса модератора, на сайте Масок не было, то есть, как с ними связаться я не представлял, поэтому и выбрал более простой вариант.

Облачившись в мотоэкипировку, поверх защиты накинул чёрный плащ, подложив под плечи дополнительные накладки. Теперь в зеркале отражался не худосочный то ли паренёк, то ли девушка в шлеме, а широкоплечий незнакомец, закутанный в плащ. Оставшись удовлетворённым от увиденного, скользнул в Излом.

Мне нужны были ответы, и дать мне их могли только в одном месте. Вынырнув из люка за два квартала от дома, я, не скрывая своего призрачного облика, прямо по крышам, перепрыгивая через узкие улочки, помчался в сторону площади Равноправия. Мою проекцию уже видели почти все рейги города, так что скрывать её уже не имело никакого смысла.

Тем не менее, мчась над городскими улицами со скоростью хорошего экспресса, не забывал поглядывать по сторонам, чтобы не столкнуться случайно с другими Рыцарями. Но, несмотря на то, что я бежал по центру города, да ещё и по крышам, никого из рейгов не заметил. Видимо, большинство «отходило» от ночной бойни, предпочитая оставаться у себя, а не бегать по Вилфлеесу.

Добравшись до центральной площади столицы, спрыгнул на брусчатку. Меня интересовало здание РИЗВа. Оно располагалось ровно напротив мэрии. Раньше на этом месте был этнографический музей, посвящённый первым поселенцам Лемурии, но три года назад случился большой пожар, и здание сгорело почти дотла. Музей перенесли в новый павильон парка Основателей, а дом после завершения реконструкции передали организации Рыцарей.

Сегодня не так парило, как обычно, ветер с моря усилился, разгоняя дневную духоту, и праздно шатающегося по площади народа было много. В основном, конечно, туристы и прочие столичные гости. Большинство из них толпилось у фонтанов, но ничуть не меньшее количества народу стояло в очереди к зданию РИЗВа.

Сообщество открытых Рыцарей Излома привлекало в город много любопытных, привнося свою немалую лепту в общий туристический поток.

Не выходя в реальность, просочился мимо очереди и зашёл через центральный вход. Надо сказать, что когда первый раз оказываешься внутри этого здания, то на несколько секунд замираешь, осознавая увиденное.

 

Сразу у входа начинается большой, я бы даже сказал, огромный зал, занимающий половину первого этажа этого далеко не маленького дома. Высокие, больше пяти метров, потолки и какое-то рваное выборочное освещение, погружающее половину зала в тени. Тени, которые из-за постоянно перемещающихся людей кажутся живыми. Всё это сильно выбивает из колеи, особенно когда попадаешь сюда с полной дневного света центральной площади.

Во всём зале нет никакой мебели, только поддерживающие колонны со встроенными мониторами, на которых крутятся общеознакомительные ролики о Рыцарях. Зато на всех стенах зала развешаны картины. Каждое из полотен заключено в индивидуальную не повторяющуюся рамку и освещено отдельным источником света. На картинах изображены проекции Рыцарей Излома. Тут запечатлены члены РИЗВа, открытые и анонимные, а также все известные рейги города. Под изумительно прорисованными картинами, которые по качеству изображения не то что не уступали фотографиям, а даже превосходили их, потому как неизвестный художник смог не только передать внешнее, но и в позах и ракурсе отразить присущую каждой проекции индивидуальность, располагалась подпись с рыцарским псевдонимом. Наибольшее количество посетителей столпилось около двух картин. На первой в сияющих доспехах и героической позе был нарисован Макс Краас. А на второй в стремительном атакующем движении застыла Майя. Причём было заметное отличие в гендерном составе у каждого из рисунков. Перед изображением рыцаря в золотом собралась немалая толпа, состоящая в основном из девушек, а вот образ призрачной воительницы был более интересен молодым людям.

Помимо посетителей в зале находилось пятеро полицейских и шестеро гидов, обычных людей, которые любому желающему могли пояснить и рассказать об истории Рыцарей Вилфлееса. Это большое помещение по общему впечатлению чем-то напоминало мемориальные залы в военных музеях.

После реконструкции всё здание переделали с учётом специфики его новых хозяев. Типичным примером особой перепланировки было то, что помимо центрального входа, никаких иных дверей в зале не было вообще. Точнее одна была, нарисованная! Именно нарисованная обычной белой краской прямо на противоположной от входа стене. Над утрированным, даже немного детским рисунком расположилась табличка, которая гласила:

«Только для Рыцарей Излома».

Глава 12. Reves

В неё-то я и шагнул, ощутив привычное сопротивление материального предмета проникновению проекции. На вид здание вполне обычно для старого стиля, присущего центру города, даже большой зал, оставленный за спиной, не сильно выбивался из общей картины. Но стоило мне шагнуть в «дверь», как тут же стала понятна ошибочность первоначальных внешних впечатлений.

За рисунком оказалось полметра бетонной стены, за ней лист броневой стали миллиметров на триста, а затем ещё бетон не тоньше первого слоя. Едва сдержал себя, хотелось побыстрее миновать эту неприятную в преодолении преграду, но, чтобы не раскрывать свою способность быстро проходить через препятствия реального мира, сквозь эту толстую стену шёл медленно, отсчитывая про себя секунды. Переставляя ноги, мысленно клял того параноика, который всё это построил. Подобный бетонно-стальной сэндвич выдержит прямое попадание многотонной авиационной бомбы! К чему нужны такие сложности? Разве что, не дать любой внешней угрозе убить тех, кто находятся внутри, мгновенно. Предоставить Рыцарям хотя бы секунду времени на выход в Излом при любом возможном нападении. Параноики, но мне такой подход по душе.

Нужно отдать должное проектировщикам, снаружи здание бывшего музея вовсе не смотрится столь защищенной крепостью. За стеной оказалось отлично освещенное помещение, примерно в одну четверть площади гостевого зала. У дальней от «двери» стены стоял большой стол, на который закинула ноги так, чтобы не задеть огромный монитор, развалившаяся в шикарном кожаном кресле Майя Грим. Девушка иногда бросала взгляды на экран, но в основном всё её внимание было поглощено чтением какой-то книги в яркой обложке. Иной мебели, кроме стола и кресла, в помещении не было, оно было почти пустым. Почти, потому как по его центру, разделяя зал на две равные части, проходила сплошная стеклянная стена от пола до потолка. Закономерно, что никаких дверей в многослойном и явно пуленепробиваемом стекле не наблюдалось.

И вот зачем это стекло? После бетонно-стального сэндвича разве кто-то иной, кроме рейгов, способен сюда войти? Можно было бы, конечно, посмеяться, выйти в реальность и постучать по стеклу, да, забавная получилась бы сцена. Но это немного противоречит тому, что я планирую: вообще не выходить в материальный мир, пока нахожусь в этом доме. Для этого нужно привлечь внимание девушки, не покидая Излом, и это может оказаться не столь простой задачей, так как, в отличие от других рейгов, у меня пока не получается даже минимально воздействовать на материальное, находясь в мире теней. А Майя, вольготно устроившаяся на рабочем месте, судя по всему, была увлечена чтением и могла не разглядеть едва для неё видимый силуэт моей проекции.

Прошёлся вдоль стеклянной стены, всё ещё не понимая, зачем она тут нужна. Не люблю такие, непонятные на первый взгляд, вещи. Люди всё же не идиоты, чтобы делать что-то совершенно ненужное, значит, у этого стекла есть какое-то предназначение, и то, что я его не могу понять, меня немного нервирует.

Кстати, если я верно разобрал оформление обложки, то Майя увлекается чтением книг ужасов. Никогда бы не подумал, что этой девушке нравятся подобные тексты, как-то совершенно не вяжется со сложившимся в моем представлении образом. Потоптавшись около нового препятствия примерно полминуты, поймал себя на том, что бесстыдно разглядываю стройные ножки девушки. Сегодня она была одета в белую футболку и джинсовые шорты, с учётом того, что сидит она, закинув ноги на стол, вид и правда открывался достаточно привлекательный. Настолько, что и без влияния юношеских гормонов поймал себя на том, что мне приятно на неё смотреть.

Скинув с себя это гипнотическое наваждение, выкинул из головы параноидальные мысли и шагнул через прозрачную стену. Обычно через стекло проходить легче, чем через тот же бетон или кирпич, но в этот раз сопротивление было намного большим, будто через стальной лист продираюсь. Наконец-то завершив этот растянувшийся во времени и неприятный шаг, с удивлением заметил, что в том месте, где я прошёл сквозь стекло, светится силуэт, оставленный моей проекцией. Причём светится не в Изломе, а в реальности! Это что такое?! Как?!

– Ре-е-е-е-й-й-й-г-г!..

Вот же! Едва удержался от того, чтобы от неожиданности не обнажить оружие. Привлечь внимание Майи оказалось куда как легче, достаточно было шагнуть через стекло и вызвать это странное свечение. Теперь-то понятно, эта, на первый взгляд абсолютно ненужная стена, делящая помещение пополам, работает чем-то вроде сигнализации, действующей на непонятных принципах.

– Доброго дня, Майя, – стараясь не показывать своих эмоций, разворачиваюсь к девушке-Рыцарю, называя её по имени. В этом нет ничего необычного, она слишком известна.

В Изломе Майя выглядит куда лучше, чем в реальности, нет той почти болезненной бледности и тёмных кругов под глазами, которые делают её не только старше, но и придают девушке столь измученный и загнанный вид. К тому же естественный чёрный цвет волос и короткая стрижка ей идут куда больше. Да, кожаные доспехи проекции во многом скрывают её точёную фигуру, но из-за их дизайна выглядят на ней даже элегантно, закрывая, но и в чём-то даже подчёркивая женственные изгибы в нужных местах.

Переход из реальности в мир теней Майя, видимо, совершила на полном автомате. Заметив свечение стекла, тут же отбросила книгу и ринулась в Излом. И сейчас её поза почти боевая, рука на рукояти меча, а ноги готовы к рывку. Молодец, рефлексы, что надо.

– Странная штука, – чтобы немного разрядить обстановку, произношу как можно более спокойным тоном и показываю на свой силуэт, который уже начал таять и пропадать. – Не знал о том, что нас можно обнаружить подобным образом.

С тоном, видимо, угадал, ладонь девушки расслабилась, отпуская рукоять но-дачи, да и в её взгляде мелькнуло узнавание. Да, во время отражения Прорыва мы располагались далеко друг от друга, но моя проекция слишком нетипична, нет брони и закрытого шлема, и, соответственно, легко опознаваема на фоне других Рыцарей.

– РИЗВ приветствует вас в нашем городе, – официально обратилась девушка ко мне, низко поклонившись как старшему по возрасту.

Любопытно, почему она сказала именно так? А, ну да. Точно… Определить уровень рейга можно только по применяемым им способностям или по запасу праны. Соответственно, из-за осколка души Изао я для стороннего Рыцаря выгляжу как второуровневый. Это означает, что за моими плечами должно быть как минимум два Прорыва, а столь необычно выглядящего рейга точно бы заметили во время любого из сражений. То есть логика Майи понятна, раз перед ней Рыцарь второго уровня, то он должен был участвовать хотя бы в одном Прорыве. Внешность гостя слишком необычная и запоминающаяся, так что сражайся он хоть раз в битвах за столичный регион, то непременно о его участии стало бы известно. А раз никто из местных ранее не видел этого Рыцаря, то она и сделала вывод, что я приезжий, вот и выдала именно такое приветствие. Хорошо, что «Слово» только запрещает мне врать самому, но не вынуждает поправлять тех, кто обманывается сам.

– Необычное у вашей организации здание, – кивком отвечаю на её поклон.

– Да, нам тоже нравится… Чем могу вам помочь, Маэстро?

Что? Как она меня назвала? С чего? Ах, да, я же говорил что-то подобное во время боя, мол, я не мастер, а маэстро. Это получается, что или «славянин», или «грек» имеют отношение к РИЗВу, иначе как Майя узнала о моих словах? И выходит, что ко мне уже прилип псевдоним? Хм-м-м… Маэстро… А что, звучит. Я не против!

– Хотел бы пройти регистрацию и получить некоторые ответы.

– Зарегистрировать вас и выдать вознаграждение могу и я, – Майя жадно изучает моё лицо, для неё в новинку, что кто-то, кроме неё, столь же открыт в Изломе. Девушке явно безмерно любопытно, кто же я такой, но она держит себя в руках, ограничиваясь формальными фразами, как того, видимо, требует разработанный организацией регламент. – А вот с вопросами вам лучше обратиться к Максу, он сейчас на втором этаже.

– Вначале я бы хотел побольше узнать о РИЗВе, – гну свою линию, регистрация – лишь повод сюда прийти, куда больше меня интересует информация.

– Хорошо. Тогда вам вот туда, – она указывает на ничем не примечательный участок стены. – Затем, по лестнице на второй этаж. Там дверей нет, а сразу большой открытый офис, Макс вас встретит.

– На один вопрос можешь ответить и ты, – тут так принято, к старшим обращаться на «вы», а к младшим на «ты», особенность культуры. – Что это за необычное стекло? – меня и правда настолько волнует эта «сигнализация», что повторяю свой вопрос.

– Обычное. Пуленепробиваемое, – пожимает плечами девушка-рейг. – Дело не в стекле, – Майя хитро улыбается, немного прищуриваясь, от чего её лицо становится более живым. – Это способность Белоплечего – заговаривать стекло так, чтобы оно реагировало на проекции. Заговор временный и его нужно постоянно обновлять, но полезный, – видимо, из-за своей молодости Майя не может сдержать улыбку, разглядев мелькнувшее на моем лице удивление.

Заговаривать стекло? Уникальная способность, которой обладает рейг под псевдонимом Белоплечий? Да, помню такого в каталоге, анонимный член РИЗВа, свой псевдоним получил из-за ослепительно-белых наплечников на воронёном доспехе. А что, способности Рыцарей бывают не только «боевыми»? Одно это «открытие» уже окупило мой визит сюда многократно!

– Рискну предположить, что у него нет отбоя от заказчиков? – улыбаюсь как можно более широко и открыто. Думаю, я прав, и на такой заговор выстраиваются очереди.

– Если решите присоединиться к нам, то легко спросите у него самого, – подмигивает в ответ девушка.

А она молодец. Такая юная, а соображает, и, будь я помоложе, её слова могли бы послужить определённой гирькой на весах решения о вступлении в их организацию, если бы я вообще задумывался о подобном.

Ловлю себя на том, что приятно стоять рядом с Майей и провоцировать её на различные реакции, а я сюда не совсем за этим пришёл, так что быстро сворачиваю разговор.

– Значит, мне сюда? – указываю на тот участок стены, который запомнил.

– Да, – что мне в ней нравится, это естественность движений, нет той излишней плавности или наигранной чувственности, как у той же Дианы. Вот и сейчас жест рукой – это просто взмах ладони, а не разыгранная театральная мини-сцена. – Мне пока подготовить вознаграждение за ваше участие в локализации Прорыва? – мне не нравится её тон, он будто говорит: вы такой взрослый и явно обеспеченный мужчина, неужели вам нужны эти деньги?

 

– А есть сомнения в том, что я достоин этого вознаграждения? – уже почти сделав шаг к стене, разворачиваюсь и, смотря прямо в глаза девушки, произношу это максимально холодным тоном.

– А… М-м-м-м…

Есть. Растерялась. Привыкла, что её высказывания, даже резкие и неуместные, из-за милого личика ей прощают. И сейчас вот отводит взгляд, прячет ладони за спину, не зная, как вести себя, встретив столь явный отпор.

– Я не это имела в виду… – чёрт! Она ещё милее, когда смущается.

Как бы не так, не это она имела в виду, да-да, как же! Нет, я понимаю, что бюджет организации не резиновый, но на мне экономить позволять не собираюсь.

– Я всё подготовлю, – наконец-то девушка берёт себя в руки и находит силы поднять глаза.

– Тогда не прощаюсь, – и, развернувшись на пятках, шагаю в стену.

В этот раз сквозь стену прошёл намного легче, потому как препятствие было скорее символическим, никакой стали или полуметрового бетона – полуторный кирпич, не более. За стеной оказалась вполне обычная лестница, мало чем отличающаяся от своих аналогов в любом офисном здании. Чтобы не создавать впечатления, будто я спешу или тороплюсь, поднялся наверх спокойным шагом, а не перепрыгнул через все пролёты, как позволяет проекция.

Верхний этаж представлял собой то, что в моем мире называли опен-спейс, то есть рабочее офисное помещение без кабинетов и перегородок. По первому быстрому взгляду оно было рассчитано на два десятка человек. Немного удивился, зачем тут так много столов, ведь даже если считать анонимных рейгов, такого числа человек в составе РИЗВа всё равно не наберётся. Но быстро понял, здание-то построено так, что в его внутренние помещения могут попасть только рейги, и, скорее всего, при проекте и во время составления дизайна помещений, а также при закупке мебели, организаторы изначально рассчитывали, что им удастся привлечь в организацию куда больше Рыцарей, чем вышло в реальности.

Поднимаясь, рассчитывал, что меня тут же встретит Макс Краас в форме своей проекции, но это оказалось не так. Номинальный глава РИЗВа стоял посредине зала в обычном телесном облике и разговаривал с кем-то по телефону на повышенных тонах.

– Да… Настаиваю… Это наше дело…

Он говорил, развернувшись к лестнице лицом, и заметив марево, оставляемое моей проекцией в реальности, помахал рукой, а затем жестами показал, что извиняется и просит немного подождать, пока закончит разговор. Макс выглядит не так замучено, как Майя, но всё же заметно, что он довольно сильно вымотан. Похоже, юноша после отражения Прорыва вообще ещё не ложился. Впрочем, ему недавно двадцать исполнилось, одна ночь без сна – не такое и большое испытание для столь молодого организма.

– Нет, это мы… Мне всё равно, что они там подумают… Это принципиально!

Пока он разговаривает с неизвестным мне собеседником, более внимательно осматриваю помещение. Если первый этаж вызывает удивление необычностью своей планировки, то здесь всё стандартно до уныния. Сфотографируй это место, затем выложи фото в сеть, и никто не отличит офис РИЗВа от любого иного. Те же столы; стандартные, пусть и высшей ценовой категории, кресла; популярные марки оргтехники и компьютеров с мониторами – взгляду не за что зацепиться. К тому же отчётливо заметно, что только пять столов являются реальными рабочими местами.

Столик Майи я опознал легко по стопке фантастических, с уклоном в ужасы, бестселлеров, что стояла у монитора. Сместился немного, чтобы рассмотреть рабочее место девушки повнимательнее, но так, чтобы не выдать своего интереса Краасу. Тот по-прежнему о чём-то ожесточённо спорил, не соглашаясь с доводами оппонента и твёрдо отстаивая свою позицию по неизвестному мне вопросу. Кроме сложенных в довольно приличных размеров башню книг, столик девушки был завален различной канцелярской мелочью, а также раскиданными тетрадями. Судя по всему, помимо всех своих рабочих обязанностей, а также чтения ужастиков, она готовилась к поступлению в какой-то институт. Впрочем, логично, ей же столько же лет, сколько и Изао, так что возраст как раз подходит. Ещё моё внимание привлекла фотография в рамке. На фото были запечатлены все три открытых рейга и средних лет лысый мужчина в характерной каштанового цвета кашае, одежде буддийских монахов. Даже от изображения этого человека веяло какой-то внутренней силой. Также на фотографии была надпись красивым, аккуратным, почти каллиграфическим почерком: «Победи себя и выиграешь тысячи битв». Где-то я уже читал эту цитату или слышал? Не помню, но точно это было ещё в прошлой жизни. Во время нашей встречи в кафе Майя упоминала какого-то наставника, видимо, это как раз он. Иначе вообще непонятно, почему это фото стоит рядом с наклеенным на рамку монитора изображением офицера в белой парадной флотской форме, почти на сто процентов уверен, отца девушки.

– Да! Так и передайте! – с этими словами Макс завершил разговор, бросив трубку.

После чего по моим ушам резануло уже привычное: – Ре-е-е-е-й-й-й-г-г!..

Броня проекции главы РИЗВа впечатляет, когда смотришь вот так близко. Блистающие золотом полные пехотные латы европейского образца, миланский доспех, если мне не изменяет память. В ней этот юноша производит устрашающее впечатление, особенно с учётом гигантского меча, для которого даже не было ножен, и Макс вынужден был держать его в руке.

– Приветствую вас в нашей скромной обители, – латы не мешают ему сделать глубокий церемониальный поклон.

– Скромным это здание я бы точно не назвал, – усмехаюсь в ответ на эти явно заученные слова. – Доброго дня и тебе, если, конечно, после такой ночи день вообще может быть добрым, – без предисловий задаю нужный мне тон в диалоге.

Плечи Макса тут же поникли, он, как и я, при упоминании о Прорыве вспомнил чёрные колонны, возносившиеся в небеса этой ночью.

– Это да… – гулко доносится из-за забрала. – Я уже месяц требую, чтобы нам позволили выделить в нижнем зале место под траурную стену! – даже не видя его мимики, понимаю – парень жутко раздражён, не моим визитом, а вообще. – А пиар-отдел и их аналитики твердят, что не надо пугать людей! Мы умираем, а они: «отрицательно скажется на рейтинге удовлетворённости населения»!!! – когда он цитировал эти слова, его даже скривило немного. – Но сегодня мне наплевать на их выводы… Мы потеряли шестерых и, если бы не вы, то даже не знаю…

Неожиданно он протягивает мне открытую ладонь, и я на автомате её пожимаю.

– Погиб кто-то из ваших? – уточняю у него.

– Наших? А? Нет! Один парень из Масок и ещё пятеро Рыцарей одиночек, мои все целы. Но раз они откликнулись на Зов, то все, кто там был, уже «наши»!

Хм-м-м, я думал, что Макс занимает своё место из-за должности папочки, но, похоже, ошибся, у этого юноши очень неплохие лидерские задатки. К тому же мне очевидно, он не врёт и говорит искренне.

– Подобное количество жертв среди Рыцарей для Вилфлееса – норма? – того, кто изначально считает меня приезжим, такая постановка вопроса, ещё больше утвердит в выгодном мне заблуждении.

– Нет! – тут же очень быстро и резко ответил мне Макс. – Из пяти Прорывов до этой ночи подобные жертвы были только единожды! Когда из порталов побежали дети, а за ними жуткие монстры. Это был третий Прорыв, мы ещё не знали… – эта заминка, она требует уточнения, и я её запомню. – Встали на защиту этих «детей», а потом получили удар в спину, – боль в его голосе неподдельна.

– Почему вы скрываете информацию о Прорывах? – он вроде любит правду и открытость, так и спрошу в лоб, в данной ситуации это будет, как мне кажется, верным выбором.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru