Тактика малых групп. Часть 2

Александр Зайцев
Тактика малых групп. Часть 2

Реальный мир вокруг или виртуальный? А те, кто называют себя богами, они правда боги или админы продвинутой игры? Безусловно, это интересные вопросы. Но для тех, кто внутри – это не важно, они просто учатся тут жить…

Слайд сто восемьдесят четвёртый

Джастин. Да-да, именно он залог того, что «Общество любителей вышивать крестиком» никто не сможет под себя подмять. Мои знания и умения, сила и некоторый, я бы сказал, здоровый фанатизм Эда, прагматизм Каркуша, светлая голова Павла и невозмутимость Суини – это только подпорки. Истинная сила спиц в этом неказистом, немного безумном, никогда не унывающем пареньке, который одним взглядом может расположить к себе кого угодно. А если к этой невероятной харизме добавить не менее удивительное чутьё на нужную информацию… В общем, моё мнение однозначно – Джас самый важный из всех нас. Если не вообще из всех родян. И да, мне эта мысль вовсе не кажется глупой и надуманной.

Слайд сто восемьдесят пятый

Благодаря расте мы перед встречей с вояками узнали:

Кланс лидер примерно трети адекватных горожан. За ним шли не только военные, но и сочувствующие, примерное число сторонников чуть меньше сотни.

Помимо этой партии, есть ещё две довольно многочисленные группировки родян. Две партии тех, кто понимал – делать что-то надо! Что простое существование, плавание по течению – путь к медленной смерти.

Ролевики. Их было чуть больше ста двадцати, наиболее активные родяне Родбурга. Но с ОГРОМНЫМИ тараканами в голове. Они в обычных играх-то старались отыгрывать роли своих персонажей, а попав сюда… Их объединение носит пафосное название «Стража Веры». Насколько удалось узнать, дай им волю, всех кошек бы перетопили, а всех, кто не верит в Рода, повесили на ближайшем суку. Инквизиция местного разлива, за ногу их да в ад! Но не считаться с ними нельзя, ибо они только играют в фанатиков. Поправка, пока играют, и кто знает, через сколько времени эти ролевые маски станут более реальными, чем изначальные личности.

В противовес ролевикам выступают манчкины. Их больше всех, сотни под полторы народа у этого объединения. Но эти игроки намного более разобщены в сравнении со «Стражей». И тем не менее они смогли организоваться. Кто такие манчкины? Это такие игроки, которые во всём ищут свою выгоду. Но не финансовую, а выгоду в развитии своего персонажа. Им плевать на условности и неписанные законы миров и игр, они чихать на это хотели. Их девиз прост: «Всё, что не запрещено – разрешено». Не стоит путать манчкинов с читерами, они ими не являются, а наоборот смотрят на читоюзеров с нескрываемым презрением. Манчкин – это тот, кто добивается максимума в рамках писанного закона игровых миров. Что скрывать, я сам немного манчкин и немного ролевик, под настроение, так сказать. И вот на этих ребят у меня основная надежда.

По мне, так именно такой склад ума, как у манчкинов, наиболее выгоден в нынешних реалиях. А вот Эд считает, что ставку делать надо на зародышей фанатиков, мол, в дальней перспективе от них толку больше. В то, что военные, не имея кнута, смогут подмять под себя остальных горожан, не верит даже Суини, который открыто симпатизирует Клансу. Именно по этой причине наш первый разговор с военными состоялся именно в таком ключе.

Спасибо расте за информацию, без него мы бы стали пешками в местной игре.

Слайд сто восемьдесят шестой

Вообще, думаю, что вырванные из привычной жизни и цивилизационных правил и законов люди всегда начнут делиться на группы. И обычно, если не всегда, но тут моих знаний не хватает чтобы утверждать столь категорично, власть в таких сообществах захватывают «бывалые». Кого я называю «бывалыми»? Это тёртые жизнью люди, объединённые неким общим прошлым, и им не обязательно быть ранее знакомыми друг с другом. Как примеры таких «бывалых» можно привести группировки: военных, спортсменов, бандитов и прочих. Их власть основана на простом постулате – они сильнее. А ещё они организованные, они понимают, что такое дисциплина или авторитет лидера. Но это частности, захват власти группой «бывалых» – это всегда силовое давление, может быть, и без применения силы как таковой, а только намёк на возможность её применения. Тут же этот важнейший рычаг у них отсутствует. Плюс военные вначале жёстко попытались построить всех в городе, но столкнулись с глобальным непониманием окружающих, выраженным в том, что основная масса горожан их просто послала подальше. С одной стороны это плохо, кругом бардак и ни намёка на порядок. А с другой стороны, только в этом шанс спиц остаться независимой группой людей, которая понимает и принимает общие интересы, но не прогибается ни перед кем. Эгоистично, нелепо в нынешней ситуации, когда при проигрыше маячит гибель. Да плевал я на эту гибель. Мне не нужна никакая власть, но и властвовать над собой не позволю.

Чей-то ехидный смешок, раздавшийся в моей голове при этих мыслях, поломал всё боевое настроение. А ведь я так пытался себя накрутить перед будущим собранием, но видимо не судьба…

Слайд сто восемьдесят седьмой

Вот когда? Да, когда моя вера в разумность людей наконец-то сломается под грузом жизненного опыта? Ладно, не в самих людей, а хотя бы в разумность толпы? В который раз я наступаю на одни и те же грабли. Ну собрал я все партии Родбурга и столичников на общее собрание. Да, хотел решить некоторые организационные вопросы. И ведь точила меня изначально мысль о том, что выльется всё это в пустую говорильню.

Три часа, три грёбаных, в ад всех за филей, часа мы слушали, как горожане поливают друг друга говном и тянут одеяло на себя. Мне кажется, любой, кто хоть раз увидит такие собрания в живую, уже никогда не сможет поверить в то, что какие-то парламенты, рады, сенаты, могут реально принимать какие-то решения. Ибо как бы умны люди не были, собравшись в кучу, они становятся толпой. А поделённые на фракции, у которых есть претензии друг к другу – бешеной, безумно орущей толпой.

Но нет худа без добра. Зато мы чётко выяснили реальный политический расклад Родбурга. Хотя, по правде, он не радовал.

К нашему удивлению, наибольшей поддержкой среди неактивного населения пользовались манчкины. Они были в меру эгоистичны, их мотивация была полностью понятна большинству. Но всё ломала одна деталь. Ещё в первый день нахождения на материке по городу пошёл гулять информационный вирус следующего содержания: «В указанных рефери условиях, при разумном поведении всех фракций и невозможности заключать союзы между этими фракциями, победа в данной игре невозможна, математически невозможна».

Что плохо, возразить-то против этого «вируса» было нечего. С точки зрения логики всё так и было. Из-за того, что осквернение третьего алтаря уже было равно времени окончания посмертного дебафа, то уже после второго алтаря у нападающих должно быть двукратное качественное или количественное превосходство. Добиться такого при ведущих себя разумно врагах в нынешних условиях не видится возможным.

Самое хреновое, что это именно вирус. Самый настоящий вирус – апатии. Тот, кто его подхватил, перестаёт вести себя разумно, прикрывшись этой отговоркой, заражённый не видит смысла что-то делать. И закономерно со временем проиграет активному противнику. Это как две лягушки, кинутые в кувшины с молоком, одна решила, что выбраться невозможно и утонула, а вторая сопротивлялась до последнего, взбила молоко в масло и выбралась на свободу. Сказка, конечно, но смысл в ней верный. Ведь для того, чтобы эта формула о невозможности победы и правда была верна, все должны вести себя разумно, то есть прилагать все усилия для победы. Но увы, большинство не хотело слушать никаких дополнений и разъяснений, их фраза была стандартна: «докажите, что можно выиграть, и я вам буду помогать, а не можете доказать, так ко мне и не лезьте». Нет, никто не отказывался защищать свой город. Такие идиоты если и были, то пока находились среди зомби. Но вот объяснить, что банальная силовая тренировка в условиях нынешнего мира за месяц сделает их сильнее, чем прокачка трёх уровней фрагами, оказалось невозможным. Точнее те, кто видел в этом необходимость, были, они и образовали три партии Родбурга: военные, стражи, манчкины. Но их было всего треть от общего числа горожан, если вычесть зомби и девушек. С одной стороны, три с половиной сотни бойцов плюс восемь десятков из столицы, осознающие, что делать что-то надо – это сила. А с другой стороны, этих людей безмерно мало. Что-то мне подсказывает, что у подрядчиков может всё быть гораздо радужнее. А с другой стороны, у хаоситов явно бардак ещё больше. То, что именно хаоситы первые осквернили чужой алтарь – это скорее шутка судьбы, чем логически вытекающий из каких-либо предпосылок результат. В общем, с тем, что всего треть готова пахать на благо всей фракции, я готов был смириться. Но! Готовы-то они были на общее благо и за победу Рода, да. Но только при определённых условиях. Каждая партия считала, что командовать должна она. И ведь у каждой были свои, вполне разумные доводы.

Чем дольше слушаю перепалку, тем отчётливее понимаю, что мой хитрый план рушится. В чём заключалась моя хитрость? Благодаря расте я знал примерный политический расклад и надеялся, воспользовавшись склокой местных, выступить в роли арбитра, закономерно заработав на этом влияние и авторитет. А если бы всё пошло вообще замечательно, то посадить главой города Люмьера. Почему его, ведь он мне не нравится и бесит? Всё просто, он хоть и карьерист, и сволочь эгоистичная, но он умный, разбирается в политике и управлении. Такой человек смог бы балансировать между партиями и реально что-то делать полезное. Себя на должности городского главы я не видел, не по Сеньке шапка. Свои пределы я хорошо выучил, жизнь заставила. Да и не люблю я управлять. В лидеры-то часто лезу только по одной причине – ненавижу, когда мной управляют дураки или умные ублюдки, для которых совесть не более чем химера, вот и приходится…

 

В общем, мой замысел потерпел крах. Как ни орали друг на друга местные, но всё же стало понятно – нас пока считают чужаками и над собой не потерпят. А мой авторитет и так был велик. Джас нашептал на ушко, что о спицах в городе ходят такие байки, что древнегреческие мифы забиваются в тёмный угол и плачут, потому как слишком реалистичны. Правда, основная роль в этих сказаниях выделялась Эду – его сравнивали с Гераклом, а я был на вторых ролях, кем-то вроде Одиссея, всё равно статус почти мифического героя давал мне много возможностей. Но мне, слава Роду, хватило мозгов не лезть в свару партий, а то бы весь свой заработанный болью и кровью авторитет растерял!..

Слайд сто восемьдесят восьмой

– Эх, – грустно шепчет мне на ухо Эд, глядя на очередного оратора, который начал поливать грязью кого-то, – зачем мы здесь? Их же только могила исправит! Они же пока реально за филей не будут жареным петухом покусаны, так и будут в политику играться и мериться длиной своего достоинства.

Я промолчал, мне нечего было ответить гиганту…

Слайд сто восемьдесят девятый

Собрание объявило перерыв. И спицы собрались в круг обсудить увиденное и услышанное.

– Зря мы спасали часовню, может, её потеря местным бы мозги вправила! – гигант явно бесился от происходящего.

– Терять один процент от всех характеристик из-за местной несогласованности я бы не хотел, – дипломатично высказался Суини в ответ на заявление атланта.

– Бросать своих не дело, и не важен мотив! – буквально как укушенный за больное взвился тут же Павел.

– А я вот поддержу Эда, если бы потеря алтаря вправила местным мозги, то это более чем равноценный обмен, – возражает Ворон.

– Э-э-у, горячие братья мои, – патетически воздел руки к небу раста. – Хватит ругаться, нате, покурите. – И протянул в круг три набитые ургским табаком трубки.

Пусть Джас и сбил напряжение своим жестом, но оно осталось, и надо было вмешаться.

– Нам надо было прийти и помочь. Хотя бы по одной причине. Не сделай мы этого, то уже никогда нас не приняли бы здесь за своих, мы навсегда стали бы предателями или чужаками для горожан. Кто-то из вас хотел бы такого? – увидев синхронное отрицательное движение головами, позволил себе облегчённо затянуться трубкой. И на выдохе, пуская дымное кольцо, произнёс: – Мужики, мы всё сделали верно…

Слайд сто девяностый

И всё же, всё же – я гений! Воспользовался заминкой в ругани городских и смог протолкнуть пусть одно, но рациональное предложение. А именно – пока плюнуть на ничего не хотящую биомассу и приступить к общим тренировкам трёх партий. Местные и так тренировались по мере сил и желания, но разрознено и как придётся. Но мне как-то удалось достучаться и убедить их, что совместные тренировки будут во много раз эффективнее.

Только потом я понял, что не достучался ни до кого и гением себя возомнил зря, а просто моё предложение, как говориться, легло в масть политического расклада. Так как, в отличие от столицы, у нас сейчас был некоторый запас времени, то тренировки эффективнее проводить первое время исключительно на физику. Только разбавляя их самыми базовыми приёмами фехтования. А это означало, что в моё предложение тут же вцепились военные, так как закономерно у них был наибольший шанс стать теми, кто тренирует, а это влияние. Но как оказалось, стражи и манчкины увидели в этом свою выгоду. Они здраво рассудили, что военные, взвалив на себя тренировочный процесс, поумерят свой пыл в политических распрях, ибо банально будут заняты другим.

Но это было, по сути, и всё, чего нам удалось добиться…

Слайд сто девяносто первый

Вызванные на собрание смотрители после подробных расспросов всё же сказали правду. А именно. Строить укрепления можно, но так, чтобы внешний вид святых построек не пострадал и не загромождался земляными навалами и прочими несуразностями, которые могут мешать будущим ургским паломникам. А будет что-то мешать или загромождать – решат смотрители, по факту постройки. То есть на бумаге-то можно, а по факту: «Вы постройте, а мы поглумимся над вами и запретим».

Мне всё больше и больше хочется этих слуг Дио вешать на каждом суку. Но нельзя, да и смысла нет, а вот желание такое, что аж ладони чешутся, как представлю верёвку в своих руках…

Слайд сто девяносто второй

Но нет худа без добра. Когда собрание закончилось, Джас притащил в нашу компанию несколько человек, и для спиц начался вечер знаний! Оказывается, в городе было что-то вроде развлечения – доставать смотрителей вопросами. Нет, мы тоже в столице спрашивали не стесняясь. Но мы вот, к примеру, получив отрицательный ответ, успокаивались, а местные только пожимали плечами и тут же задавали десяток наводящих вопросов.

То есть мы знали общие ответы, а горожане вплоть до деталей, а ведь эти детали зачастую переворачивают всё с ног на голову.

О географии материка. Хотя все знают, что это остров по земным меркам, но уж так прижилось, что называем мы все этот остров материком. Так вот, есть семь городов, из которых шесть поделены между богами, и одна столица. Расстояния между ближайшими городами примерно от семидесяти до ста километров по прямой. И до столицы примерно так же от каждого города. Это то, что знали мы. А вот что рассказали нам местные. Не важно, сколько по прямой, всё равно летать никто пока не умеет, важно реальное расстояние между городами, которое нужно преодолеть по земле. И вот тут нас ждал сюрприз. Минимальное расстояние, которое нужно преодолеть пешеходу между ближайшими городами, всегда одно и то же – сто километров, или сто десять, если пользоваться дорогами. Дорогами, которые, по словам смотрителей, остались от былого величия ургской цивилизации. Да, до столицы всё точно так же, от каждого города к ней идти одинаковое расстояние. Вот такой ландшафт устроили нам тут боги. То, что такое могло образоваться естественным путём, в это, конечно, никто из нас не верил.

Джас уточнил, что значит формулировка: «летать ПОКА никто не умеет». Оказалось, что в принципе полёты возможны, но самим создавать летательные аппараты нельзя. То есть, логически рассуждая, где-то есть что-то или кто-то на чём / на ком можно летать, и это теоретически можно найти. Можно, но в теории никаких намёков где, и вообще, что, собственно, надо искать, из смотрителей выбить не удалось, даже тряся их сутками. Да-да – сутками, были те, кто пытались.

С дорогами было всё ясно, боги вообще уровняли всё, что смогли, по расстояниям, впрочем, я не удивлён.

Про еду и питьё. Вот мы вообще не задумывались, хотелось есть – ели, хотелось пить – пили. А местные задались вопросом: если через пять минут вне боя полученные раны заживают, то что случится, если не есть и не пить? Оказалось, жить можно и без воды и тем более без еды, только мышечная масса не будет набираться, да утомляемость увеличится в разы. Из всего сказанного я понял, что у городских просто до фига свободного времени, и чем себя занять они не знают. Ибо фактов, пусть очень любопытных, но совершенно бесполезных, мне за этот вечер было рассказано огромное число.

Но были и любопытные факты, очень даже. Например, на вопрос: «Может ли прокачанный маг убивать магией?», был получен ответ: – «Да!». Тогда любопытствующие спросили: «А как же правило, что только рука держащая и так далее?». Увы, но ответ был, следующего характера: появятся такие маги – мы сразу сообщим, противоречий нет с основным правилом. Вот и думай, что имелось в виду! Теорий у местных оказалось с десяток, может, какая из них и будет верна, но пока обсуждать их – только зря языком трепать.

Про женщин. Да, они перевёртыши и могут перекидываться в зверя, когда хотят. Да, правильно, но есть ограничение. И звучит оно следующим образом: «Время пребывания в зверином облике пропорционально уровню персонажа». То есть сейчас все девушки могли поддерживать такой облик всего один час в сутки. Правда, с каждым полученным уровнем этот срок увеличивался на час. Хорошо хоть этот час можно было дробить на какие угодно малые промежутки – это немного скрашивало новость.

Про оружие. Оказывается, горожане не только не удовлетворились, услышав правило: «Только то оружие, что сжимает рука, способно нанести физический вред», но и провели кучу экспериментов. Нет, я тоже задумывался о пилумах, привязанных за верёвочку к руке, об арканах и прочем. Но местные пошли намного дальше, и вот что они узнали, расспрашивая смотрителей и проводя опыты. Это правило оказалось не обойти никак, потому как длина гибкой части оружия в сумме не должна была превышать длину руки держащего данное оружие воина. Был, правда, короткий список исключений, посмотрев который, не нашёл ничего для себя интересного. Там было несколько извращённых китайских боевых цепов да плоды больного воображения дизайнеров игровой индустрии, применение которых мной в реальном бою было под огромным сомнением.

И снова про прекрасный пол. Да, смотрители запрещают сейчас женщинам участвовать в боях, зато по окончанию этой недели всем дамам будет присвоен первый уровень. Этакий обмен: неделя тренировок за эквивалент пяти фрагов. В столице я бы возмутился такому неравноценному размену, но тут это получалась мегавыгодная сделка. К тому же, получив этот уровень, дамы смогут выбрать себе духовного зверя, то есть не все останутся кошками. Увы, но мои грёзы о боевых носорогах, на полном ходу ломающих строй порядка, были развеяны следующим дополнением. Масса зверя не может быть более чем в два раза больше или меньше массы человеческого тела.

Про выносливость. Нам доходчиво объяснили, какие мы в столице тормоза и глупцы. И мы сразу поняли, как равновесники смогли нас обогнать. Они не шли и не останавливались на длительные привалы. Они воспользовались теми возможностями, которые дарует этот мир. Они бежали, пока не устанут, а потом за пять минут восстанавливались и бежали вновь. А мы до такого простого решения не додумались, банально в голову не пришло, а ведь всё просто как дважды два. К тому же, как оказалось, спать тоже не обязательно, правда, наступает усталость разума – на неё не действует эффект восстановления. Эксперименты показали – большинству достаточно спать четыре часа. А я-то думаю, как в сумасшедшем ритме столицы не мучился от недосыпа, грешил на шоковое или стрессовое состояние, а всё оказывается намного проще.

И вновь про них, про красавиц. На самом деле большинство девушек были адекватными людьми, многие, наоборот, очень стеснялись обретённой красоты. Но шумное и не в меру активное меньшинство всё, как всегда, портило. У девушек было две организации. Сексистки, которые считали, что мужчины должны им теперь служить, а они богоизбраны, ибо им дарована высшая форма, а мужики быдло и должны целовать им ноги теперь. И вторая, впрочем, всё было ясно из их названия «Когтистые стервочки» – малолетки, опьянённые красотой и новой властью над мужчинами – они ничего не считали, а просто безбашенно пользовались упавшим на них «щастьем». Эти девчушки объединились в стаю для безопасности или совместных нападок на тех, кто этому «щастью» попытается помешать. Несмотря на то, что в обоих объединениях состояло не больше сотни девушек, именно они виноваты в том, что все вменяемые мужики города, увидев кошку или соблазнительные женские формы, тут же переходят на другую сторону улицы или надвигают шлем на глаза. В политической жизни города эти организации не участвовали, точнее, пока не участвовали.

Про зомби. И правда такие сорвавшиеся были, и было их, увы для нас, много. Когда они придут в себя – на такой вопрос слуги Дио отвечали просто: «Когда придёт их время». И никак из них не выбить это точное время. А вот дальше. Дальше Кланс немного нас обманул, ну или не хотел шокировать из благих побуждений, кто его знает. На самом деле это только первые два дня сорвавшиеся ходили по городу и окрестностям бессистемно. Но вот уже двое суток они следовали иному алгоритму. Зомби просыпались и шли на восток, к морю, до которого было километров семь. Приходили на берег, стояли на нём минут пять и без звука падали в волны. А по рассказам местных, берега тут скалистые, и волны высотой с девятиэтажку достают только до первой трети этих скал. В общем, как лемминги, они убивали себя. Затем возрождались, причём это возрождение почему-то происходило не в зале резуректа, а в одном из подвалов Храма. Возродившись, они спали два часа, пока не спадёт проклятие. Просыпались и начинали новый круг: дорога, берег, смерть, возрождение, сон. У меня волосы дыбом встали, их же выкрасть могут и в жертву принести! Но местные успокоили – блаженных, как смотрители называли зомби, в жертву приносить было нельзя, красть и пленять тоже. Но тем не менее горожане пытались охранять этот контингент как могли.

 

И опять о географии. Представьте себе материк как циферблат часов, со столицей в центре. Северное направление примем за полдень на этом циферблате. Представили? Так вот, примерно там, где стрелка показала бы на час, стоит город Света. На трёх часах, или почти ровно на востоке от столицы, Родбург. На пяти – Оридбург. За ним, на семёрке воображаемых часов, расположился город Хаоса. Порядок – на девяти, и замыкает условные географические часы на одиннадцати – цитадель Тьмы.

В общем, мы хорошо посидели и расстались с информаторами глубокой ночью…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru