Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Я пожал плечами.

– Трудно сказать. Артефакты защитные, может, что из атакующих приспособлений, которые могли бы применять не только маги, но и простые смертные!

– Атакующие, говоришь?! А что насчёт оплаты? На какую сумму вы рассчитываете?

Я про себя усмехнулся. Шухарится, страхуется старый!

– Не волнуйтесь, уважаемый, с оплатой проблем не возникнет. Лишь бы цены не были, так уж, сильно задраны!

Теперь уже маг рассмеялся.

– Вы прекрасно держитесь, молодой человек. Боюсь даже думать, как пойдут торги, если мы сможем договориться.

Я вновь пожал плечами.

– Чтобы договориться, надо для начала посмотреть, что есть у вас, а потом и определиться, что нам может подойти. Не покажите?

– Ва-а-м? – опешил маг.

– А что вас смущает? Мой возраст и моя молодость?! Так ничего страшного и возраст и моя молодость со временем пройдут и буду я, как и вы уважаемый, с недоверием смотреть на молодых и зелёных, что и жизни-то не видели!

Вот тут уж маг и вовсе не сдерживался, ржал как лошадь!

– Ух, и уморил же ты меня, давно так не веселился, но к делу! – маг ненадолго задумался – нежить, говоришь? – и снова пауза на раздумья – есть у меня интересная штукенция, но увы, она может подойти только магам. Твой господин маг?

Я стушевался. Рассказывать о Хэрне, как о маге, мне очень не хотелось.

– Как сказать! Он не чужд магии и кое-что в этом смыслит. И артефактом, предназначенным для мага, сумеет воспользоваться. Покажите!

– Подожди немного я в кладовку схожу! И осторожней здесь. Не трогай ничего, это, как сам понимаешь, весьма небезопасно! – и скрылся за потайной дверцей.

Не было его минут пять от силы, вот дверца снова пришла в движение и появилась его довольная физиономия. Я, пока его не было, пытался магическим зрением проникнуть в структуры разложенных на полочках артефактов, стараясь понять, для чего они предназначены.

– Вот смотри, как, кстати, тебя зовут?

– Все зовут меня малыш, а так, пока не забыл, называли меня ещё Гури.

– Счастливец, значит!

Видно моя удивлённая физиономия его потешила.

– Это перевод с одного из старых, забытых языков, – засмеялся маг – меня можешь называть мастер Калиола, Вальдерис слишком длинно и официально. Или просто, господин мастер. Увы, но до магистра я не дотянул. – он посмотрел на меня на удивление серьёзно – Этот артефакт когда-то мне очень помог. Он предназначен для предупреждения о приближении нечисти и нежити. Питается манной носителя. Обмануть его невозможно, тем он и ценен. Стоит он дорого, но от нежити у меня больше ничего нет. Вам надо пройти на ту сторону торговой площади. Есть там лавка одного проходимца, но, надо ему отдать должное, очень талантливого проходимца. Проповедует учение Долов и, по совместительству, балуется тёмной магией. Опасный тип, но деньги любит. Зовут его Бучер, противный тип, но…, – опять пауза и поднятый вверх палец левой руки – очень полезный тип. Вот у него вы со своим господином, наверняка, что-нибудь найдёте.

– А ваше кольцо сколько стоит? Вернее, за сколько вы его готовы нам продать?

Маг внимательно посмотрел на меня.

– Ты слишком правильно строишь свою речь. И для маленького мальчика это очень необычно.

– Извиняюсь, – перебил я мага – но господин занимается со мной. Я умею и писать, и читать. И у господина много разных книг, так что ничего удивительного нет, что моя речь отличается от обычной болтовни детей моего возраста. Вы, уважаемый мастер, так и не ответили на мой вопрос. Сколько вы хотите получить за этот артефакт?

И снова внимательное рассматривание моей физиономии.

– Сто золотых! – выдал он астрономическую цену.

– Виноват, но это слишком много для него. Он не атакующий и не защитный. Несёт предназначение только в качестве сигнального. Его красная цена не более тридцати золотых и то…

– Да что ты понимаешь, мелюзга! – перебил меня маг – Он даёт шанс защищающемуся спланировать свои действия. Я знаю, о чём ты говоришь. Есть, особенно у эльфов, защитные и атакующие артефакты, за них и правда требуют колоссальные суммы. По несколько тысяч золотых за каждый, но все они имеют один существенный недостаток – они не могут предупреждать своего владельца о приближении опасности!

Теперь уже задумался я. Очень похоже на то, что маг прав. Если бы тогда при первой встрече с Валом я знал, откуда будет исходить опасность, то точно, спланировал бы нападение по-другому.

– Вы говорите, сто золотых? – уточнил я у мага.

Тот как-то удивлённо посмотрел на меня.

– Да!

– Что же, мы согласны. – прострация на лице у мага – Я прошу вас, не продавайте артефакт до завтра. Мы с господином придём обязательно!

На улице меня ждал испуганный гид. А ведь мы с ним даже не познакомились.

– Тебя как зовут? – парень смотрел на меня во все глаза, открыв рот, и молчал, словно не услышав мой вопрос.

– Меня Гури зовут, а тебя? А то обращаться ведь к тебе как-то надо? – снова задал я, интересующий меня вопрос.

– А! – очнулся от ступора мальчик. – Все называют меня Шкура. И ты так же называй!

Ну и погоняло у пацана. Не позавидуешь.

– Ты знаешь, где лавка господина Бучера? – уточнил я.

– Да! На той стороне. Только сразу предупреждаю, он очень вредный и злобный дядька. Но особенно, не любит детей. Поговаривают даже, что специально отлавливает их и продаёт в рабство. Но это конечно домыслы недоброжелателей. А с тобой, даже не знаю что сказать – и снова пауза – Вальдерис, во всяком случае, тебя выслушал, и у тебя прикид хороший, да и держишься ты на удивление уверенно. Может сразу и не выгонит. Мастер ведь тебя не выгнал.

И снова лавирование в толпе зевак, покупателей, зазывал и просто шатающихся. Долго пробирались до конца своеобразной улицы, потом так же с трудом продирались сквозь встречный поток. Препятствий много, но для пацанов, малых и юрких, это уже сродни игре. Ну, вот и лавка с какой-то замысловатой вывеской, её я даже и рассматривать не стал.

– Я тебя тут подожду. И, осторожней там! – напутствие от моего гида. Толчок двери, шаг в сумрак помещения с завешенными окнами и удивлённый возглас:

– А тебе тут, что надо? – весьма неучтиво прозвучал фраза со стороны молодого толстоватого мужика.

Я, стараясь не грубить в ответ, спокойно заговорил:

– Мне вас рекомендовал, господин, мастер Калиола. Он вас считает очень ценным человеком, особенно когда вопрос касается артефактов от тёмной магии. – лесть она ещё никогда не вредила.

– Прямо так и сказал? – не поверил торговец.

– Да. Мы с моим господином ищем защитные и атакующие артефакты против нежити. В последнее время часто приходилось с ними сталкиваться!

Маг внимательно меня рассматривал.

– Ты ученик? – весьма прямой вопрос.

– Нет, слуга, но господин учит меня некоторым наукам. Уже научил читать и писать.

– Даже так? – удовлетворённо хмыкнул маг. – Ну-ка прочитай, что написано на той стене?

Мне надоел этот внеплановый экзамен.

– Прошу простить меня, но не могли бы вы ответить на мой вопрос?

А дальше уже сработал мой защитный кулон, когда рассерженный маг влупил по мне чем-то омерзительным. Не серьёзным, нет, но видно, что чем-то очень неприятным. Кулон сработал как надо, и тут же начался отбор энергии, холод разливался по всему животу…

Я так и стоял, как вошёл в комнату и даже позы не изменил. Эх, и хороший же артефакт в своё время мне достался!

– И зачем это было делать? Я всё-таки покупатель, а мой господин очень нервный и чуть что за оружие хватается, и поверьте, на его счету уже не один маг числится и, к слову сказать, все они покруче вас были!

Маг поражён, не ожидал видать, что его подготовленное плетение не принесёт ожидаемого результата.

– Итак, уважаемый, у вас есть то, что я просил или я пойду дальше?

Мага пробрало, но глаза злые и мысли выражают весьма не радужные.

– Нет, ничего нет. И вряд ли ты в городе что-то найдёшь, тем более, атакующее. Можешь в местный храм к настоятелю обратиться, вот у него что-нибудь и может найтись. Только, захочет ли он вам продать, не знаю!

Поход к этому магу оказался крайне неудачным и кажется мне, что последствия могут быть, уж очень нехорошо он на меня смотрел. Страхи в сторону и опять дефилируем по базару!

Прав оказался этот противный Бучер – у других магов тоже ничего стоящего не оказалось. Так, по мелочи, всякие глупости, ничего серьёзного, а вот цены лупили за бесполезные подделки маги-торгаши по-страшному, придётся, видно, и правда в храм обращаться!

– Лёгкий, мгновенный выигрыш. Твоя внимательность и деньги у тебя в кармане! – услышал я рядом с собой зазывание грязного пацана. Не понял, это что…, напёрсточники?! Я завис…

Небольшой столик, на котором стояли перевёрнутые вверх дном пять глиняных стаканчиков. Рядом какой-то лох в весьма презентабельном прикиде с увлечением угадывал, в какой стакан крупье, пацан лет тринадцати, прячет шарик.

И здесь лохов разыгрывают! Понаблюдаем!

Да-а-а! Пацан мастер, но в отличие от Земли – всё по-честному. Шарик не убирают. Удалось подсмотреть – выигрыш твой, нет – раскошеливайся.

– Ты тоже хочешь сыграть? – наверное, крупье обратил на меня своё внимание, уж очень я заинтересованно наблюдал за прошедшей игрой, и остановился я очень близко от стола.

Мой гид нервничает на вопрос зазывалы. Глаза отводит, но молчит. Видно, меня терять не хочет, а тут блатные работодателя на бабки развести хотят. А что, как говорят, турист, которого не обманули – не турист, а я по определению турист – путешественник.

– И какие правила? – врубил дурака я.

– Очень просто. Вот смотри. Это камешек горного хрусталя. Его невозможно увидеть с помощью магии. Так вот твой противник его прячет под один из стаканов и перемещает по столу. Отгадал где камешек – выигрыш твой, нет – выигрыш наш. Ну как, играем?

Гид ни жив, ни мёртв. Уже, похоже, распрощался с бабками честно заработанными. Я ему незаметно подмигнул. Не дрейфь, прорвёмся!

 

Первый раунд я честно проиграл. Ставка медяк не страшно, но принцип я для себя уяснил.

Увидеть, где находится камешек и правда невозможно. Но мои навыки, которые нарабатываю каждый раз, когда фиксирую подсмотренные плетения и на этот раз помогли. Внимательно смотрим и запоминаем, куда перемещается мой стакан. И потом наудачу пробуем его поднять. Ну, не на все сто процентов работает моя система. Подряд несколько раундов провели. Я так увлёкся, что и не заметил, какая толпа образовалась вокруг нас. Мой выигрыш уже составлял два полных серебряных пятака. Огромные деньги. Гид мой бледнющий… видно спросят с него блатаки, кого он привёл.

– Ну что, увеличиваем ставки? – нагло смотря в глаза крупье, спросил я.

– А что, у тебя есть, что посерьёзней поставить? – раздался рядом насмешливый голос.

Я обернулся. Ого, похоже, крупная рыба клюнула, потому что пацанов, как ветром из-за стола сдуло, старшие товарищи пожаловали. Но отступать некуда.

– Ну, на одну ставку я точно наскребу…, золотой! – огласил я свою ставку.

Удивил, так удивил. Толпа ахнула. А мне интересно. На месте крупье спокойно-наглый паренёк с лицом смазливеньким, таких женщины очень любят.

Я выложил свою ставку. Тут и серебро и меди хватает. Ну, не светить же мне золотом!

– А где ваша ставка?

Парень явно не ожидал от меня такой наглости. Он удивлённо посмотрел на меня, а потом небрежно бросил на стол рядом с моей ставкой золотой кругляш.

Вот, а теперь всё честно.

Но, увы, честно только в ставке, а вот игра пошла тухлая. Я сразу вспомнил автовокзал в Тбилиси в девяностые годы века прошлого.

Наглые глазки уставились на меня. И насмешливый взгляд.

– Где по твоему камень? – и смеётся гадёныш, уверен, что просрал я золотой. И так мне стало противно от его смазливенькой, наглой ухмылки.

И я, улыбнувшись ему в ответ, выдал явно рискуя:

– Господа! – обратился я к собравшимся, а в толпе ещё народа прибыло – С уверенностью могу сказать, что камня на столе нет, он в руке у него! – и пальцем указал на крупье.

О! Вот и результат. Наглец внезапно сильно побледнел, а рядом стоящий наёмник мгновенно перевернул все пять стаканов…

Я рисковал! Мои догадки, что камня на столе нет, строились из опыта прошлых прожитых лет. Я высказал вслух свои предположения, ведь реально видеть камешек я всё равно не мог, и если бы не мгновенная реакция на мои слова неожиданных помощников, не знаю, что и было бы со мной!

Камня на столе не было…

Как его били, как же его лупасили, а заодно досталось и тем, с кем он пришёл. Оказывается, вот уже неделю залётные артисты обчищали доверчивых горожан. Били всю труппу с огоньком, от души, но как-то без злобы, что ли.

Отлично прогулялся, только вот куда мой гид делся? Испугался бедолага, а как же честно заработанные?

– Тебя как, проводить? – неожиданно раздался над ухом сильный простуженный голос. О, тот самый наёмник, который сразу поверил моим словам. – Ты приезжий?

Я кивнул.

– И где остановился?

Я с сомнением посмотрел на этого громилу, и чего спрашивается, прицепился? Но всё оказалось проще простого.

Персон, так звали мужика, прибыл в город с караваном из соседней провинции. В этом торговом городишке каждый день ярмарка, не прекращающаяся. То с одной стороны караван придёт, то с другой, а для наёмников, когда аристократы не дерутся между собой и не нанимают армии, сопровождение этих караванов лучший, если и вовсе, не единственный, законный способ заработать, притом неплохо заработать.

Персон с друзьями караван доставил, ну и оттянулись ребята на радостях, после того, как купец плату за охрану отдал. А под спиртное и новое развлечение пошло на ура, только вот первые выигрыши обернулись очень обидными проигрышами, когда подогретые выпивкой наёмники стали необдуманно поднимать ставки, а теперь, с моей помощью, выбивают проигранное обратно. И, надо отдать им должное, делают они это мастерски.

– Последствия могут быть нехорошие, Гури. – мы уже познакомились – Мы ведь не всех из их шайки поймали, а как ни крути, на чистую воду этих мошенников ты вывел, и деньги они большие потеряли. Берегись! Вот я и предлагаю тебя проводить!

Логично и честно, надо сказать спасибо наёмнику, за подсказку. Гид всё равно меня бросил, так и не потребовав заслуженно заработанных денег, а идти до таверны одному мне и самому не хочется, да и охрана, я чувствую, будет не лишней.

До таверны я добрался в сопровождении Персона и ещё одного молодого наёмника. По дороге поговорили о караванах, ребята весело рассказывали о последних приключениях и смаковали процесс возврата незаконно нажитых денег. Участи напёрсточников не позавидуешь.

– …У них теперь все деньги заберут. Ты же видел, сколько народа на них накинулось, а играли-то с ними единицы, но возврат денег будут требовать все – усмехнулся громила.

Наёмник, и правда, был мощный и очень опытный, я просветил его плетением контроля школы Порядка. Его навыки впечатляли. Многие не менее десятого уровня, а вот навык, вроде навыка мечника, которым обладали гвардейцы Императора и того больше.

В пути ничего такого опасного не произошло и я, увидев показавшееся строение таверны, расслабился и зря…

– А ты-то тут что делаешь? – раздался неожиданно гневный голос Шера.

Я от неожиданности и неподдельного удивления остановился, как вкопанный. Что это с командиром наших воинов?! Но, как оказалось, претензии были обращены не мне.

– О-о-о! Котяра! А ты откуда здесь взялся. Выжил всё-таки, и никто тебе так и не прищемил твой облезлый хвост. Ты смотри, никак собрал свою банду вместе, что же, хоть бегать за вами не придётся, как в прошлый раз! – разъярялся мой новый знакомый.

Шер оскалился в злобной усмешке и, выхватив из ножен меч, бросился в нашу сторону и вот только тут он и увидел мня. Злобное выражение лица сменилось на удивлённое.

– Малыш, а ты чего с ними? – и добавил свои догадки – по дороге к тебе пристали?! – и вновь выражение лица поменялась на крайне враждебное.

Я как стоял на месте, так ничего и не мог понять. Налицо неминуемая стычка, причем, вокруг нас собрался весь отряд, а мои сопровождающие встали спинами друг к другу и, выхватив мечи, с напряжением следили за наёмниками.

– Что здесь происходит?! – появился на крыльце таверны великолепный Хэрн. – Малыш, ты опять что-то отчебучил?

Спокойно спустившись по ступеням, он остановился рядом со мной, спиной прикрывая пару ощетинившихся мечами обречённых наёмников.

– Хэрн, не вмешивайся! У нас свои старые счёты! – Шер, видя, что канн не собирается покидать место будущей бойни в нетерпении попытался внести ясность в происходящее.

– И что? Ты считаешь нормальным вот так решать проблемы? Вы решили всем скопом напасть на пару ребят, что привели малыша в таверну? Если у тебя есть претензии к этим людям, то вызови их на поединок и дело с концом.

– Кого, их? Ты смеёшься, Хэрн?! Это же «печальные ребята» у них и в голове-то никогда не было мыслей о благородстве. Своей коварностью они могут поспорить даже с ушастыми, а ты говоришь – поединок. Они в прошлый раз вопросами благородства нисколько не заморачивались, а напали сразу и без какого либо предупреждения. У меня в отряде было шестеро тяжелораненых!

Хэрн, в сомнении, посмотрел на стоящую рядом с нами пару воинов.

– Это правда? – спросил он воинов.

И что-то было такое в его голосе, что Персон, и так напряжённый и возбуждённый в преддверии боя, побледнел ещё больше.

– Кот забыл сказать, что в тот момент мы были в разных армиях аристократов. И раненных мы не добили, а потом передали их целыми и невредимыми, ну, почти невредимыми!

– И это всё? – вопрос Хэрна относился к обоим противоборствующим сторонам, а потом обратился уже ко мне. – Ну-ка, малыш, отойди подальше!

Я посмотрел на Хэрна и мысленно спросил.

– Что ты собрался делать? – и, зная канна, добавил – Может быть пусть сами в своих делах разберутся?

– Ты с ними – Хэрн немного кивнул головой в сторону пары воинов – как познакомился?

– На базаре, там кое-что произошло, и они предложили меня проводить, для, так сказать, моего же блага.

– Ага, значит всё-таки ты куда-то опять вляпался, но не это главное. Если Шер сейчас кончит твоих новых знакомых, то могут быть большие проблемы и разбирательства с привлечением прокурора и людей местного барона. Оно нам надо?

Вот точно, чего-чего, а пристального внимания властей нам точно не надо.

– И что ты предлагаешь? – испуганно спросил я.

– Что предлагаю? Да споить их всех. У ребят Шера денег ни гроша. Куэль их лишил премии и оплату будет проводить только в конечном месте путешествия, а сейчас держит их на голодном пайке. Я думаю, что вспрыснуть никто из них не откажется, а вот с «печальными ребятами» даже не знаю как и быть. Штучки они вредные и крайне опасные, не ведаю того, чего они проявили к тебе такой интерес, но вот воспользоваться вашими хорошими отношениями надо, а пока…

И уже повернувшись к Шеру, канн произнёс:

– Или я стал слишком стар и что-то путаю, или так уж сильно законы за последнее время изменились? Вы в городе, господа, а за такие представления, которое вы собираетесь сейчас устроить, наказание для выживших – рабство! Оно вам надо?

– Ты, Хэрн, забываешь и о втором требовании этого закона. Не можешь решить проблему мечом, реши её вином. Мы все на нуле, сам знаешь, мы на твой поединок последние деньги поставили, неудачно, увы, но Куэль не расщедрится на организацию этого боя, а у этих «рыбаков» денег никогда и не было, да и не по закону это! – Шер немного успокоился. Нарушать законы им тоже не хочется. Пусть и не возьмут его под стражу сейчас, но бегать от всех по миру он тоже не очень-то и хочет, как и большинство его ребят.

В похожей ситуации и Персон с напарником. Как там они вели себя раньше, уже не обсуждается, а вот получить железо в живот здесь и сейчас вероятность большая. Им жить тоже хочется, а проплатить винную битву, как я понял, они сами не могут, не они являются вызывающей стороной. Тупик!

– Каковы ставки на битву? – Хэрн ведёт себя уже, как заправский распорядитель. – Я сам возьму заботы о проведении поединка. Так что, мечи в ножны. Ведь, как я понял, жизней между вами пока ничьих ещё нет?

Шер помотал головой и убрал клинок в ножны, дав знак последовать его примеру и своим бойцам. Персон, в удивлении, уставился на Хэрна, но меч в ножны всё же убрал.

– Ставки? Сперва надо обсудить условия и определить количество зачётных участников! – он вопросительно посмотрел сначала на Шера, а потом перевёл взгляд к Хэрну.

– По пять человек от каждого отряда. Вы, как командиры, следите за порядком. Согласны?! – Хэрн, видать, решил раскошелиться, но не тут-то было! – и я тоже хотел бы участвовать, на равной ставке. Один против всех! – неожиданно закончил канн своё выступление смелым предложением.

Противники переглянулись между собой и одновременно произнесли:

– Согласны! Принимается!

Поединки, что с оружием, что, как я убедился, и на вине, ничем друг от друга не отличались. Есть проигравшие, есть победители. Ставки и там и там велики. И погибнуть от выпитого тоже можно, как впрочем, и от острого меча. Разница одна. Время, что длится поединок, не соразмерен в этих случаях. Во всяком случае, я так и не дождался, когда же он завершится и поздно ночью поднялся к нам в комнату и провалился в спасительное объятие Морфея. Но это было потом, а пока…

Подготовка к винному бою вызвала интерес во всём городе. Слухи в торговом городишке распространяются быстро и народу набилось в таверну немеряно. Трактирщик рад-радешенёк, его к тому же назначили принимать ставки от сторонних наблюдателей, а противники свои ставки уже сделали. С каждой стороны поставили по три тысячи золотом, огромные деньги для большинства собравшихся. А суммами, что ставили зеваки я даже и не интересовался. Я лично поставил два золотых на Хэрна. Это всё, что я успел уже официально засветить на рынке. Большими суммами оперировать побоялся.

В таверне, посередине зала большой стол, вокруг него множество маленьких, где расположились зеваки и просто зрители с посетителями. За большим же столом уселись бойцы. По пять человек от каждого отряда наёмников, с торца, спиной к двери, сидит поставивший на себя свою ставку Хэрн. На столе минимум закуски, зато стоит большая бочка вина и одинаковые резные кубки, в которые по моим прикидкам, входит не менее полулитра жидкости.

В остальной части зала вино тоже льётся рекой, там, правда, на закуске не экономят. Хэрн выбрал лучшее вино. Как выразился канн «пусть я почти не хмелею, но от похмелья болею, как и все, если не хуже».

Начало поединка выдалось напряжённым. Бойцы отрядов и не пытались скрыть враждебного друг к другу отношения. Не давал вспыхнуть ссоре только приказ их командиров. На время поединка из людей отрядов в таверне только участники и их командиры, остальные расположились на улице. Вина у них нет ни капли, только еда. Из таверны может выйти один победитель, кто останется на ногах и не уснёт за столом. Говорят, что таких победителей потом носит на руках весь отряд, а гордятся такими победами наравне с выигранными сражениями на поле брани.

 

Все в напряжении, а я, понаблюдав, как размеренно и одновременно все участники выпивают одинаковое количество спиртного, плотно поужинал и, как уже говорил, чувствуя, что вот-вот засну, ушёл к себе в комнату и улёгся спать, надёжно перед этим закрыв входную дверь на засов. Похоже, что Хэрн сегодня меня уже не побеспокоит, а результаты поединка узнаем завтра.

Отступление пятое

Вереница вытянутой колонны проходила пёстрой тонкой рваной лентой сквозь крепость и уже на другой стороне вновь собиралась в грозную орду, только угрозы и напора от всадников, её составлявших, не чувствовалось. Гроза Империй, Потрясатели мира, сейчас выглядели, как побитые собаки. Они отступали, вернее, бежали, а ещё вернее, им позволили сбежать, правда, на определённых условиях. Страх гнал всадников всё дальше и дальше от этой проклятой крепости. Она в полной мере отомстила коварным захватчикам, бесчестно воспользовавшимся предательством некоторых представителей командования крепости, мечтавших о богатстве и власти.

Герцогство поглотило полчища захватчиков, выпустив без гроша на свободу только небольшую часть из них, а главное, на каких условиях! С чем пришли с тем и возвращались недобитые сотни некогда могучего войска поработителей. Что же, и в этот раз не удалось полностью подчинить себе эти земли и, похоже на то, что и остальную территорию придётся отдавать за так, за жизнь, за свою свободу. Но об этом знают в армии единицы, если и вовсе не один только человек, чьё чутьё и расчёт позволил остаткам армии вырваться из этого добровольного заточения.

В крепость всадники въезжали по-одному. На воротах их по-быстрому качественно шманали могучие, жестокие воины, забирая, по мнению досмотрщиков, не принадлежащее кочевникам имущество. Ганзы убывали полностью налегке. Без денег, в одном единственном комплекте одежды, оружие им, правда, оставляли, но тщательно его проверяли на предмет магического усовершенствования и украшения драгоценными металлами и камнями. Все магические приблуды подлежали изъятию, за чем следили страшные маги ордена.

Надо отдать должное кочевникам, дисциплина у них в армии была на уровне. Никаких причитаний, возмущений, или высказываемых вслух недовольств, на странные распоряжения их предводителя. Что-то витало страшное в воздухе и шаманы это чувствовали, а это страшное, что так посодействовало укреплению дисциплины в армии Ганзы, в данный момент охраняли в нескольких лигах от крепости, в предгорьях высоких гор, захваченных пленных, остатки другой армии, которую так ждал и так на неё наделся отец Лиса.

Серж наблюдал за всем происходящим с одной из стен крепости, с которой хорошо можно было рассмотреть, как въезжающих в крепость, так и тех, кому посчастливилось вырваться на волю. Демон усмехнулся про себя, за его сырую идею совет вцепился зубами, и так развил и дополнил её разными требованиями, что получилась настоящая досмотровая система. Лис с заданием справился и в одну из ночей пробрался незаметным в шатер, где отдыхал его отец. Шок, испытанный ближайшим родственником, от перспектив превращения в нежить, добавила в процесс переговоров и свою положительную лепту. Вождь согласился на всё, на все условия, выдвинутые советом ордена. Да и само лицезрение сына в другом амплуа и демонстрация им своих новых способностей ввергла бывалого воина в шок. На освобождение занятой кланом кочевников территории герцогства отводилось три декады, а потом завуалированная угроза в виде предложения изменить облик и остального населения Ганзов. Пробрало!

Серж перевёл взгляд на рядом стоящую девушку. А вон чуть дальше расположилась и его новая охрана. Парень скривился, как от уксуса. Мартин настоял на том, чтобы ему в охранение добавили ещё пятерых воинов, которые на такой приказ ответили неприкрытой радостью. А чего бы не радоваться ребятам, когда у пары прежних воинов уже красуются на пальцах рук знаменитые артефакты Сержа.

Рядом, свесив голову вниз, стоял на задних лапах Черныш. Опять улыбка мелькнула на мальчишеском лице демона. Вот он, основной пастух зомбяков и по команде которого, и что самое невероятное, непосредственному руководству, отряд безмозглых зомбяков действовал во время нападение очень слаженно и эффективно, и невосполнимых потерь, на удивление, оказалось совсем чуть-чуть. А уже после боя, стараниями Стэйна и компании, численность его нового отряда увеличилась втрое. Две тысячи убитыми, которых ещё можно было поднять, потеряли кочевники во время ночного боя, остальных собрать по частям так и не удалось. Пацан посмотрел вверх, туда, где на смотровой площадке собралось почти всё руководство клана и маги, а также знатные пленники, приглашённые радушным Лисом, в своё время, на званный поздний ужин в крепость.

А славно всё разыграли, да и что говорить, но им повезло. Сильно повезло! Во-первых, армия к крепости подошла уже ночью. Во-вторых, походный вождь оказался друганом Лиса и очень похоже на то, что теперь и ему вместе с сотней лучших воинов разных племён кочевников придётся поменять, нет не ориентацию, а скорее всего, имидж, перейдя сознанием и телом в другое измерение, хотя и всё человеческое им тоже будет не чуждо.

Опять взгляд зацепился за стройную девчачью фигурку. И даже не за одну!

Мечтательная улыбка осветила лицо мальчика. Это уже его новый друг Стив попросил поразвлекать девчонок, переживших ужасы рабства у кочевников. Отчего такая избранность, потом пояснил Ферро, оказывается, одна из девчонок графиня и магиня, а та вторая – её служанка, но надо ей отдать должное, чисто по-женски она смотрелась намного привлекательнее и, если хотите, доступнее своей госпожи, оттого и такое внимание к обоим девчонкам со стороны воинов, как клана, так и полка и, как рассказывал гном, даже паладины не удержались и теперь обивают порог комнат, где устроили девчонок. Весёлые танцы самцов, может весна так на всех действует, но Стив об этом прознал, не без помощи Сержа, рявкнул командирским баритоном.

Поняв, что никому тут не светит, любители, и ценители женской красоты повернули в сторону лагеря освобождённых пленных.

Обоз так в крепость и не добрался. Как понял демон, после того, как последний кочевник покинет земли герцогства, оставив здесь то, что успел награбить, прибудет и хозяйственная составляющая клана, где обитают дружки-ровесники и подружки Сержа. Скучно!

С графиней вначале оказалось непросто разговаривать. Намучилась, бедолага, сильно, в плену не сахар и на контакт и общение шла вначале очень тяжело. Вот тут и появился маленький Серж со своей необыкновенной собачкой и понеслось. Лия оказалась очень живой девушкой, вот только строгие правила воспитания, в которых держал её отец, дали свои плоды. Слишком правильная девчонка, а в некоторых ситуациях это скорее минус, чем плюс. После освобождения из темницы и возвращения магических сил, когда сняли непонятные кандалы, Лия принялась помогать раненым, чем могла. А могла она, увы, совсем немного. Плетение массажа, и ещё могла сворачивать кровь каким-то шаманским способом, после чего теряла напрочь силы и манну и её саму, впору, надо было откачивать. В общем, больше под ногами путалась, чем реальную помощь оказывала, вот тут Серж и подсуетился, подключив девушку в ассистентки Валуа.

Его светлость, не сказать, чтобы был очень рад нежданной помощнице, но шепоток на ушко другу Стиву и герцог, скрепя сердце, принялся приучать леди к врачеванию. На первых порах у неё ничего не получалось, то плетение не видит, то силы слишком много вбухает, от чего почти сознание теряет, то манны недостаточное количество выделит. Для больных, конечно, это не помощь, но и не вред. Вот так и училась до одного случая.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru