Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Немая сцена! Вроде и не оскорбил и ответил учтиво, но ведь почти попросил горшок ночной вынести, посмотрим, что дальше будет, но всё испортил или наоборот спас Гных.

– Сейчас, господин! – не подумав брякнул орк и бросился со всех ног в соседнее помещение, а четыре пары удивлённых глаз и одни из них, к тому же, очень внимательные, уставились на меня. Молчание. Прокол! Ну, Гных, блин, соображать ведь надо! Но слово не воробей – вылетело, не поймаешь. А мы не будем оправдываться! Чтобы дополнительно подозрений не вызывать. Промолчим.

Гных появился через мгновение, но я уже успел отругать орка по менталу и, чтобы окончательно запутать собравшихся, орк, ставя передо мной тазик и подавая мыло, добавил:

– Руки с мылом надо мыть, Твоё Величество! – рассмеялся Гных, а затем столь же громко добавил – как королю тебе тут всё подают, малыш. Ты давай, не раскисай, а то и через декаду на ноги не встанешь.

Потом полотенце в руки. А теперь можно спокойно и за пищу приниматься…

– Ты забыл перед едой прочесть молитву! – уже другой девчачий голос окончательно испортил мне настроение. Они что, специально, что ли?

Но, спокойно! Возможно и правда на это и делается расчет, чтобы вывести меня из себя!

– А вы кому молитесь? – как истинный еврей ответил я вопросом на вопрос.

– Мы? – опешила девочка. Не ожидала нарушения этикета. Как-то Жак уже рассказывал, что верх неприличия отвечать вопросом на заданный вопрос. Вопрос задан, окажи уважение, ответь!

– Заза, не мешай мальчику кушать! – и через мгновение уже сама спросила – а как зовут мальчика…

Вот так постепенно и завязалась беседа. Перезнакомились. Девчонок, что оказались старшими сёстрами, между которыми, как я понял, шла постоянная борьба за старшинство, в котором пока побеждала сама старшая Зазуля, если коротко, то просто Заза. Умная, спокойная девчонка. В отличие от сестры, у неё были длинные каштановые волосы, которые она сама заплетала, носик с маленькой горбинкой, голубые холодные глаза и ярко выраженный чувственный рот. Милое создание, но видно, довольно таки вредное. Её сестра – прямая противоположность. Темненькая, волосы до плеч, нос прямой, глаза чёрные, как смоль, сама смуглая, чем-то кочевников напоминает, но красивая…, всё у неё закончено в образе и даже улыбки и смех явно дозированы. Знает, что красива и знает, как на неё все реагируют. Лет обоим около тринадцати, только-только первое взросление прошли. Как я понял, магических способностей не нашли, но что-то в сёстрах есть такое, что взгляд от обеих сложно отвести. Словно липнет, или притягивает, как магнитом его к девчонкам. Мальчика зовут Жуль Вар Мэлор Седьмой. Он так и представился своим полным дворянским именем, похоже, уже принял титул, пусть и при регентше, хотя, как потом сама объяснила Мариан, Император имеет право передать права наследования матери, а она уже сама решит, кому именно передавать титул. Девочки, конечно, тоже графини, но на полный титул прав не имеют. Если заслужат и если у матери будут соответствующие полномочия, то могут и когда-нибудь стать полноправными хозяйками домена, а пока… Жуль, со слов матери, будущий маг и домен ему не нужен, он и сам сможет устроить своё будущее, а вот сёстры. Замужество и всё. Если повезет, выйдут по любви, нет – за того, на кого укажет мать. Строго и без соплей. В мире – культ родителей. И чтят тут предков не напоказ. Магия, однако, и духи имеют свойства материализовываться, а последствия от их вмешательств бывают страшные, вот и чтят своих почивших родственников, а те, в ответ, являются гарантами защиты доменов.

Пацан на пару лет старше меня, да и по росту и массе тела побольше будет. Сам весёлый разговорчивый он-то и принёс мне один интереснейший документ…

– Вот из-за этой бумажки мы и двинулись в эту поездку. Верховный прислал, надо было только зарегистрировать её в школе. Распоряжение на принятие в школу и академию на вольное прослушивание материала – это значит, что слушатель остаётся свободным в выборе. С этой бумажкой можно поступить в любое учебное заведение и учить там тебя обязаны за счёт школы или академии. Редкий документ. Император не часто даёт такие распоряжения. Печать подделать невозможно, а подписи, как видишь, и нет. А она тут не нужна. Мы хотели и девочек более досконально проверить, бывает так, что артефакт не видит способностей или они смазаны. Верховный раз в год проводит собственное исследование, ищет уникумов в свою личную школу, но на просьбы проверить, обычно не отказывает. Вот и у нас было такое приглашение, но оказалось, что это приглашение было сюда – в глазах женщины полыхнуло огнём ого, а она сама случаем не инициировалась? После таких испытаний или в этом Хэрн виноват?

Девчонки тоже с удовольствием вклинивались в разговор, интересовались, откуда я приехал, где познакомился с Хэрном и орками. Приходилось самозабвенно врать. Самое смешное, девчонки понимали, что я вру, а вот когда я говорил правду не верили. На вопрос, что это у меня за каменный браслет, я возьми так и ляпни, это говорю, чтобы драконов вызывать. Долго смеялись. Очень понравился Жулю мой лук, но вот только растянуть его, как ни старался, так и не смог. А никто его так и не смог растянуть. Особенный, потому что. Индивидуального использования. Девчонки начинали уже кокетничать и вываливать на меня потоки положительных эмоций и душевного давления. Но я был готов к чему-то подобному и держался. Много смеялись, шутили, и незаметно стало видно, что и мама ребят постепенно оттаивала, холод ненависти уходил из глаз женщины, но полностью не таял, готовый в любой момент полыхнуть с новой силой.

Весь разговор вился вокруг её предложения остаться жить в её домене. И так подойдёт с предложением и так вопрос закрутит. Вертела, как могла, но я всё валил на старших товарищей, объясняя, что сам ничего не решаю. Долго разговаривали, пока, наконец, не появились Луи с Хэрном. Еле удалось выпроводить семейку на улицу погулять. Графиня, желая остаться и послушать о чём пойдёт речь в нашем намечающимся разговоре, пыталась даже давить на Хэрна, который, к моему удивлению, без моего прямого приказа отказать в её просьбах был не в состоянии. Но, наконец-то, мы остались одни. На входе застыл Гных, а мы втроём принялись обсуждать сложившуюся ситуацию.

– Караваны, в принципе, готовы. И мы могли бы уходить, но Хэрн уже успел пообещать, что мы окажем помощь в захвате каравана, что придёт сюда за награбленным.

Я посмотрел вопросительно на канна. Тот виновато пожал плечами.

– С купцами договорились насчет трофеев следующим образом, – Луи сидя и попивая чай медленно размерено докладывал – оплату проведут, когда придём в город, где есть банки гномов. Всё продано по низкой цене, но зато продано всё! Всего выручили около ста восьмидесяти тысяч золотом. Я уже предложил сделать так: захватить караван разбойников, всех повязать, и двигаться не в ближайший город, а дальше, туда, где есть Имперский прокурор и представитель секретной внутренней службы. Они все подчинены Императору напрямую и имеют полномочия при необходимости действовать от его имени. А нам надо будет провести аресты не последних лиц мэрии и даже официального представителя Верховного мага Империи. А это будет очень опасно…

Я чем дольше слушал орка, тем больше понимал, что это решение неправильное, способное мне только навредить.

– Нет! – перебил я Луи – нас это не устраивает. Гных говорил, что караваны, которые захватили разбойники, шли навстречу друг другу. Меня интересует, какой караван шёл в сторону столицы?

– Небольшой караван с камнем для алтарей купцом там вроде…

– Не важно. Вот он завтра убывает туда, куда и планировал и мы с Хэрном вместе с ним. Это не обсуждается, это – приказ! На сборы даю время до утра. А ты, Луи, уже и останешься выполнять данные графине обязательства. Организовывай и проводи засаду так, как спланировал. Ещё что-то есть?

– Да! – Луи тяжело вздохнул – на месте уничтоженного тобой артефакта я собрал это.

Орк подтащил свой походный мешок и вывалил из него на простеленный ковёр, на котором мы и сидели, кучу непонятных стекляшек.

– Что за осколки такой правильной формы, словно они все обработаны на ста…

Но договорить мне Луи не дал.

– Это огранённые алмазы. Бриллианты, причём, какие-то особенные, которые есть только в короне императрицы. Это, по сути, наш приговор. Продать их мы не сможем. Не аристократы. Кстати, один я подарил подружке Хэрна. Она опознала его, какой-то голубой гигант, вроде бы. Что делать с ними?

Я задумался. Ну, уж точно не с собой их таскать!

– В идеале, спрятать бы его в том же логове! Хэрн, ты не чувствуешь в себе изменений? Часть мага в тебя впиталась.

– А я-то, думаю, что это со мной происходит. То желания странные появляются, то знать начал то, что никогда и не знал и помещение кажется каким-то родным и знакомым до каждой дырочки и трещинки в камнях, а тут… – Хэрн замолчал. Задумался – но как управлять логовом не знаю.

– А если так – я снял с пальца кольцо и передал его Хэрну.

– Ох! – простонал канн, как только надел кольцо на мизинец и прикрыл глаза.

Честно сказать, я опасался, как бы части ранее единого целого в Хэрне не взбунтовались, но канн, видно, справился и через пару минут открыл глаза.

– Великолепно. Как заново родился! И знания в голове не те разорванные и рваные, как сети у рыбаков, а словно всё, как в хорошей библиотеке, по полочкам расставлены стали. Спасибо, малыш, удружил. А что касается комнаты, где артефакт находится, то легко ее закрыть можно. Там, кстати, книги бывшего хозяина есть и ещё кое-что по мелочи, которое пока пускай полежит на месте, кто знает, может в будущем и понадобится.

Хэрн словно ещё помолодел, и лицо обрело почти человеческие очертания. Я даже глаза от удивления потёр.

– Не удивляйся, малыш. Магия древних и совсем, кстати, не магия школы порядка. Что-то ещё, более древнее. Оказывается, каннов создали из людей, просто добавили возможностей больше. Даже эльфы и те от людей произошли. Вот это да! И вы, орки, тоже. Древние маги так развлекались, создавая себе рабов. Жуть, а это я себе просто запустил процессы в обратную. Посмотрим, что будет, но опыт мага, чьи знания мне достались, говорит о том, что через пару лет я могу стать таким же, как и ты, малыш. Вот я и говорю, что великолепно!

 

Мы с орком стояли разинув рты. Вот так дела!

– Чего рты раззявили? Там у тебя, Луи, не только бриллианты, но и кое-что посущественней есть и поопаснее. Камни Мощи. Три штуки. В мире их нет. Камень душ – детская игрушка по сравнению с ними. Вот их трогать точно нельзя… пока! Они опоясаны металлом древних. Твой болт, малыш, расплавился внутри артефакта и закрыл камни металлической сеткой, которая и блокирует действие камней. Не бери их в руки, это опасно, ты ведь не удержишься и станешь экспериментировать – запнулся на слове Хэрн. – Луи, хватай своё хозяйство и пошли, спрячем, заодно и книги возьмём, во всяком случае, две штучки точно захватим. Тебе понравится, малыш, и язык тебе почти знакомый, ведь ты изучаешь язык драконов. Вот! Теперь я тебе его преподавать буду и не только его. Пошли, Луи, а ты, Гных, за господином посматривай, чтобы опять что-нибудь не начудил.

Я сидел на своей мягкой подстилке и в изумлении смотрел на оставшийся у меня в руке брильянт. Послать с Гныхом пусть спрячут? Или… всё-таки «или,» уж очень красивы они, и тянет меня к нему непонятная сила, как его увидел, значит, есть причина, хоть пока и не ясная.

По совету Гныха поднялся на поверхность. Относительно тепло. Ярко светит солнце. Боже, сколько же я его не видел таким ярким. Вокруг кибиток, телег и других движущихся средств возится куча народа. На меня никто внимания не обращает. Хотя, извиняюсь. Дети графини меня засекли и уже в мою сторону несётся Жуль. Весёлый, улыбающийся, глаза горят азартом и радостью. Радуется свободе, похоже. Сёстры бегут чуть сзади и даже в этом быстром передвижении стараются соответствовать своему положению. Смешно со стороны смотрится, как они, из кожи выворачиваясь всем своим видом, стремятся показать окружающим, какие они неотразимые и величественные.

– Привет, ты уже встал? – просто обратился ко мне сын графини – а мы тут в прятки играем. Чудесные развалины – есть, где спрятаться. Ты с нами?

Нет, конечно! Но в глазах девчонок застыл тот же вопрос. Похоже, дети устали от всех тех ужасов, что выпали на их долю в последнее время. Им хочется побыть просто детьми. В плену у бандитов и другие дети были но, похоже, что с ними дети графини общаться не хотят. Ведь те – простолюдины. Я оглянулся вокруг. Вон заинтересованные физиономии торчат. Я ещё пятерых насчитал.

– А как вы играете? – стоит уточнить правила. У нас в «Тыщу» правила в каждом городе разные, а тут и вовсе другой мир, а дети к тому же такие выдумщики!

– Всё просто. Один ищет, а остальные прячутся. Тот, кто на посту не должен подсматривать до сигнала кто куда прячется. Если постовой находит всех и при этом удерживает пост, ему положен приз!

– Приз? – а вот это интересно! – и какой?

Ребята уставились на меня.

– Ты, и правда, не знаешь? Ты хоть раз играл раньше в такие игры? – о, эмоции на лице снежной королевы проступили. В холодных глазах Зазы, похоже, проступил интерес. И интерес, между прочим, к моей персоне. А что удивительного? Я для них всех один из освободителей, да и ухаживали они за мной, вместе с матерью, пока я валялся в отключке. Естественно, что интерес для них я представляю большой!

– Играл, но у нас всё по-другому!

– И как же именно? – насмешливое выражение глаз младшенькой, делали её личико ещё более привлекательным.

– Просто. Тот, кто водит, закрыв глаза, считает до определённого, заранее оговоренного числа. Причём, считает вслух.

– У вас что, все умели считать? – удивился Жуль.

– А что тут такого? Мелочь денежную все дети считать умеют! Улица, знаешь ли, хорошая школа, там оценки обычно строгий учитель «жизнь» оставляет на твоём теле!

Ребята с уважением посмотрели на меня. А Жуль, как самый непосредственный и шустрый, задал закономерный вопрос:

– А как вы удерживали пост?

– Как? – я сам задумался – ну, когда ты увидел того, кто прячется, то должен подбежать к месту, где расположен пост и застучать найденного, а вот если ты, уйдя искать, прозевал место поста и тот, кто прятался, сам застучался, то значит, он выиграл. И если я не смог никого найти, то следующий раунд игры вновь начинаю в качестве водилы.

– А призы? – раздался обволакивающий приятный голосок старшенькой.

– У нас такого нет! – честно признался я.

– Так не интересно! – подвела итог разговора Кристин. – Предложение на счёт счёта и застукивания интересные, но вот от нашей игры предлагаю взять именно назначение призов, причём призы назначают все, кто выиграл.

– А что можно заказывать? – не понял я.

– Всё что хочешь, в рамках приличия. – холодно ответила Заза.

– А вот требования поцелуя у вас, как девушек, требовать можно? – мой вопрос видно застал сестрёнок врасплох – Он будет являться приличным? – я сделал туповатое выражение лица.

– Ты сперва найди нас, когда водить будешь. Поцелуи ему подавай! – Кристин, не на шутку рассердилась.

– А я что, должен первым водить? – опешил я.

– Конечно! Раз ты вновь прибывший, то и пост в твоих руках, а вот там уже, как повезёт. Считаем до тридцати! Согласен?

– Ты у него лучше спроси, он знает, сколько это?! – подколола меня Заза. Вот же и не Заза она вовсе, а настоящая зараза, эта Заза!

– Где пост определим? – заразился я азартом, смотря с удовольствием на пухленькие губки старшенькой.

Кристи увидев направление моего взгляда, взвилась, и чего только ершится, не пойму? Её как раз я целовать боюсь, как бы не заразиться…, вредностью повышенной, а вот губки Зазы явно меня притягивают. Осторожно! Так можно и концентрацию потерять, а потом эти бестии заставят чего-нибудь такое делать, крича, что всё в порядке правил и соответствует понятию приличия. Засмеют!

– Вон кусок стены вертикальный. Поворачивайся к нему закрывай глаза и считай вслух громко и чётко. Чтобы все слышали. Давай!

Делать нечего но, похоже, что без меня, меня женили. Но и мы можем немало, а именно…

Плетение контроля от драконов разошлось от меня небольшим кругом, но достаточным, чтобы покрыть все развалины старого замка. Отметки детей разбежались в разные стороны, но на радаре спрятаться от моего всевидящего ока были не в состоянии.

– Двадцать восемь, двадцать девять – громко кричал я с закрытыми глазами. – Тридцать! Я иду искать! Кто не спрятался, я не виноват… – вспомнилась присказка из раннего моего счастливого детства!

…Яростный, прекрасный взгляд милых глаз, которые метали в меня молнии! А, что и не удивительно! Естественно, я их всех нашёл. Правда, пришлось долго делать вид, что ищу. Долго, но достаточно, чтобы они поверили, что всё произошедшее результат моей невероятной удачливости, а не холодного и, я бы сказал, циничного расчёта. Расчёта, замешенного на чувстве любви к прекрасному и просто… ну, мужик ведь я внутри, несмотря на мои теперешние размеры, а девчонки в свои неполные тринадцать годков весьма аппетитные особы. А красивые же, заразы.

Заза пылала праведным гневом, но ещё большим гневом буквально полыхала её сестричка. А что тут поделаешь, когда этот наглый простолюдин одну заставляет его поцеловать, а другую просто похрюкать. Моё второе желание вызвало буквально волну…, взрыв негодования, но на мой вопрос что, мол, лучше целоваться и вовсе поверг её в шок. Короче, я издевался над девчонками, как только мог. И всё ведь это происходило на виду у всех. Весь лагерь собрался смотреть этот концерт, в том числе и матушка ребят, но надо отдать ей должное, вмешиваться она в происходящее не решилась…

– Ты, ты…, да ты просто сволочь! Как к Зазе присосаться, тебе можно, а меня со свиньёй сравниваешь! – Кристин, как разъяренный демон, вся взъерошенная, глаза как агаты горят, испуская праведный свет. Прекрасна она была в таком своём обличии, но, похоже, что наши игры завершились. Заза после поцелуя вся зарделась, смутилась и тихим сапом скрылась с места преступления, а вот Кристин, похоже, отступать была не намерена.

– Как смеешь ты, смерд, меня с животным сравнивать? – всё больше разъярялась девчонка – да я тебя… – что там она хотела со мной сделать, я так и не понял, но зато почувствовал…

Горячие мягкие губы обволокли мой рот, и честное слово, я буквально растворился в этом наслаждении. А потом удар рукой под дых и я уже лежу на земле, не в силах подняться на ноги, то ли от неожиданной боли, то ли от ощущения охватившего меня счастья, причём, явственно чувствовалось присутствие малого. Ого, даже его эта бестия заставила на время выкарабкаться из своей тайной ракушки.

Мои эксперименты с девчатами закончились для меня полнейшим провалом и хотя я, в принципе, получил то, что хотел, но моё валяние на сырой земле…, все успехи свели на нет и, судя по кидаемым на меня взглядам окружающими, мне больше сочувствовали, чем завидовали.

– Хэрн! – простонал я в эфир – отзовись, негодник. Не видишь, как мне хреново.

– Было бы лучше, если бы ты, господин, головой думал, когда этих змей задирал! – пришёл ответ, но не от Хэрна а от Луи. – Хэрн сейчас мамашей этих бестий занят. Что-то там они разговаривают, то ли отношения выясняют из-за тебя, то ли договариваются о чём-то!

– Не мели ерунду, бугай. Как сам со своей графинечкой, чуть ли пылинки не сдуваешь…, что думаешь, не видно?!

– У неё в роду, между прочим, присутствует и след орков! – Луи быком насупился даже по мыслям ощущалось, что канн его задел за живое.

– Вот-вот, и я о том же! – не унимался Хэрн – и чего хотел, малыш?

– Давай, подгребай в наше логово, по завтрашнему дню определиться надо…

В нашем спальном помещении идиллия. Донельзя довольная своей удавшейся выходкой Кристин о чём-то спорит с братом. Старшая помогает у котла маме. Мы же, с подошедшими Хэрном и Луи, уселись в сторонке на подстилки и, стараясь говорить тихо, почти шёпотом, завели серьёзный прощальный разговор…

– …Может, все-таки вы поедете с нами? – не унимался Луи – и Хэрн не против.

Я посмотрел на канна, который мне коротко кивнул. Спелись голубчики, только о последствиях ни черта не думают.

– Нет! И этому есть множество причин. Во-первых, – я посмотрел в глаза канну – некоторые раздают за всех обещания, направо и налево, совершенно не думая о том, к чему они могут привести в результате. Мы и так сильно засветились, и всё наше путешествие по северной дороге может пойти прахом. Фора, чего мы этим добились, теперь находится под ударом. Но, раз уж так сложилось, то исправлять всё придётся Луи с ребятами. А мы с тобой Хэрн пускаемся в бега. Наша задача – затеряться. Затеряться любой ценой. Поверь, со мной, как новым виконтом, никто разбираться не будет, меня ждёт кутузка, а потом с большой вероятностью небытиё. А к чему это приведёт тебе объяснять не надо.

– Ты хочешь дойти до столицы? – не поверил Хэрн.

– Нет, в дороге мы отстанем и примкнём к каравану, что идёт к макрам. Когда это и как произойдёт, я не знаю, но добиться этого мы с тобой должны. Моё спасение только там. Год, а может чуть меньше, нам нужны, как воздух. Безопасное место для нас только у макров, пока нас с тобой забудут или весь ажиотаж, связанный с нами, не уляжется. И времени мы терять не будем, поэтому выход – завтра. Ты с купцом говорил?

Канн тяжело вздохнул и, посмотрев на своего крупного кореша, тихо заговорил:

– Форн Куэль весьма известная личность в Империи. Знатный и богатый купец. Я с его начальником охраны говорил. Купец согласен продолжить движение караваном в увеличенном составе. Деньги обещается отдать в первом же городе, где есть банки. Мы решили с Луи, что выручку делим пополам. Форн платит нам, а Рай, так второго купца зовут, уже остатки Луи отдаст. Тут ещё, я думаю, наши орки и на бандитском караване наварятся так, что всё по-честному получается. Что касается тебя, то в движении – ты мой слуга. Учеником ты быть моим не можешь, так как станет известно, что ты одарённый и любая благородная скотина заявит на тебя свои права. Как понимаешь, нам это совершенно ни к чему. Так что, одежду попроще подготовь и кинжал спрячь. Ножи и лук – все, что тебе можно. Куртку и штаны во время движения не снимать, как бы тебе жарко не было, особенно, когда по лесу идти будем. Переход до ближайшего городка займёт не менее трёх дней. Селения по пути будут, и, как понял я, ночевать Форн собирается там…

Обсуждали намечающееся путешествие ещё долго. Как себя вести со встречными, особенно представителями дворянства. О чём можно говорить с попутчиками, вплоть до того, кому можно улыбаться, а кому не стоит. Голова шла кругом от условностей и дурных правил. Через часик Луи оставил нас, сославшись на какие-то неотложные дела. Хэрн только гаденько так улыбался, провожая дружка насмешливым взглядом.

 

– Я что-то не знаю? – прямо спросил я его.

– Этой мымре всё-таки удалось нашего Луи приголубить, и теперь орк и сам не свой, как видишь. Запала в душу воину… – Хэрн проглотил про себя пытающееся вырваться ругательство, – но это его дела, я туда не лезу. Ладно бы простая была, так нет, папа у неё ого-го. Не последний человек в Империи, и он, я думаю, никогда разрешение на брак дочери с орком не даст. Хотя она и говорит, что в роду у них есть смешение крови с местными орками-бандитами, но там было насилие, а тут всё, вроде как, по любви. А Луи у нас Вар, это шаманское сословие у орков того материка. Очень достойные существа. Луи даже лечь с женщиной не может, пока не почувствует силу и не объявит себя варом. Он решился, раз допустил к себе женщину. Теперь даже не знаю, что будет. Луи может и плюнуть на разрешение её отца и похитить женщину даже без её согласия. Насилия в первый раз не было, и она сама себя предложила Луи. Его совесть чиста.

Я тихо фонарел. Чем дальше в лес…, тем больше прав! То, блин, тронуть не может бабу, а тут и похитить её раз плюнуть. Не понятно!

– А ты-то сам, что надумал Хэрн?

Канн тяжело вздохнул. Посмотрел на меня, как-то загнанно …

– Разные мы. Кто она, а кто я! Это сейчас она нам благодарна и готова на все, а потом? Я стал жить чувствами, расчёт для меня ничего не значит. Попользоваться её телом, конечно можно, но уподобляться ублюдкам, что насиловали её тело, издеваясь над душой, не хочу. Захочет, скажет. Хотя и предлагает себя, не скрывая, но предлагает в качестве уплаты долга жизни…, а мне как раз этого мало. Я любви хочу. Хочу чувствовать свою надобность. Я хочу испытать то, чего был лишён все годы рабства. А она…, она другая и движет сейчас ею расчёт и мысли о мести. Я так не могу…

Канн открывался для меня совсем с другой стороны. Боец, каких поискать, искусный маг, а тут ещё и романтик. Однако!

– Поговори с ней. Душа у неё раненная, а тело ты и сам в состоянии ей подлечить. Алтарь ведь работает?

Канн как-то с удивлением посмотрел на меня.

– А мне третьего уровня хватит? – не поверил он.

Я пожал плечами.

– Смотря для чего! Чтобы подлечить, да. А чтобы вылечить, нет! Но попытка – не пытка. Магия ушастых, притом «тайны леса»! Попробуй! Она ведь сама этого хочет, так освободи её, хотя бы от этого груза неоплаченного долга, глядишь, что и получится у вас в будущем, а оно у нас обязательно будет…

На ужине отсутствовали Луи со своей графиней и Хэрн с Марианн. Видно, решил канн мои предложения воплотить в жизнь. Кормили нас девчонки. Жуль крутился рядом со мной. До ужина мы с ним успели пометать ножи. Вот тут меня и ожидал очередной нежданный, но такой приятный сюрприз…

– Я могу кидать ножи на расстояния пятнадцати шагов! – нагло объявил граф.

– Да, ну?! – у нас Хэрн и то точно только до десяти метров бросает. И сил и точности на большее не хватает. Жулю я не поверил…, а зря!

Метали ножи на улице в сухое одиноко стоящее дерево, толстый ствол которого не рассыпался под действием времени и погоды.

Если на маленьких дистанциях мне удавалось огрызаться, да что там, почти в сухую выигрывать, то по мере увеличения расстояния граф брал верх всё чаще. Я додумался посмотреть за его действиями во время броска магическим зрением и не прогадал…

– Отец научил – вздохнул мальчик. – Секретный приём семьи. Мы так и копья метать умеем дальше всех. Но отцу не помогли его умения…

Он, со вздохом, опустил голову, сильно переживает потерю отца.

– Предательство, Ваше сиятельство, никогда никого до добра не доводило. Думаю, обидчика твоего отца ждёт достойное наказание, да и тех, кто стоял за ним, тоже. Расти, учись. – как-то машинально говорил я успокоительные слова ребёнку, держа в голове зафиксированную структуру подсмотренного плетения…

И всё-таки я записал новое для себя плетение школы магии Воздуха. Ох, и хитрецы же предки графа были, так пристроить простенькое на вид заклинание, но какое эффективное!!!

Но мы отвлеклись. Ужин удался на славу. Девчонки старались, при этом уделяя мне повышенное внимание. Разговор куда бы ни отклонялся, всё равно возвращался на прошедшую сегодня игру и, в частности, на оглашённые затребованные с проигравших призы.

– Ничего, мы тоже кое-что придумали и завтра отыграемся! – волнуясь, говорила Кристин. Заза наоборот, весь вечер была очень задумчива и степенна. По кидаемым на меня взглядам становилось понятно, что оставаться наедине с ней для меня небезопасно. Или задушит от ненависти, или порвёт от страсти. И что из этого лучше – непонятно. Но, может, это моё воображение рисует такие для меня приятные картины, а на самом деле она просто думает каким образом оторвать мне голову за мои проделки? Но всё равно целовалась она страстно и с вдохновением. Не так, конечно, жгуче, как это сделала её сестра, но всё равно, девчонки – класс и если бы была такая возможность, то познакомиться как можно ближе с ними я бы очень хотел. Но, впереди расставание и сведёт ли нас когда-нибудь судьба неясно…, но возможно!

– Увы, девочки, но ваша месть под вопросом. Я завтра уезжаю! – спокойно проговорил я.

Ого! Удивление и обида в глазах детей.

– А ты разве не к нам поедешь жить? – Жуль откровенно завис.

Этот же вопрос написан и на физиономиях девчонок. Непонимание происходящего крупными буквами выгравировано на их милых лицах.

– Нет! У Хэрна другие планы! И поэтому, Жуль, дай ещё раз посмотрю на твоё разрешение на учёбу от Императора!

А дальше запоминание, лавирование в разговоре с девчонками в попытке отрыва от них, чтобы иметь возможность скопировать текст письма Императора. Только известие о том, что я пошёл им за подарками от себя, позволило оторваться от их плотной опеки.

Вот наш фургон, сопровождающие в лице братьев орков. Копирование в записную книгу моего будущего пропускного билета в магические школы Империи. Всё отлично, правда придётся кое с чем расстаться…

– Вот вам мой подарок. Это метательные звёздочки. Гных, поставь вон туда щит. – освещение в комнате не очень. Факелов достаточно, но свет от них какой-то неровный и немного пляшущий. – Они служат для нанесения противнику внезапного удара. Бросок – я комментировал свои действия – и снаряд летит в противника, которого изображает сейчас щит. Попадание! – раздался глухой удар. Конечно, мне очень не хотелось расставаться с подарками Дора, но ничего лучшего у меня не было, а брать что-нибудь у орков не хотелось. – А теперь вы сами по очереди попробуйте…

Подарки понравились всем. Правда, девчонки больше интересовались, что за металл использован в их изготовлении, на что я пожимал плечами и ожидаемо говорил, что не знаю. К своему огорчению, у меня осталось всего парочка сюрикенов.

Метали звёздочки до самой ночи, а потом отбой. К слову сказать, ни Луи, ни Хэрн с Мариан так и не вернулись.

А перед самым сном, когда уже лежал у себя на лежанке и постепенно проваливался в дрёму, меня накрыл посторонний экстаз…, невероятной силы волна счастья и телесного наслаждения по ментальному каналу исходила от Хэрна, и как я не пытался закрыться, но удержать волну эмоций не смог. Так и провалился в сон под действием желания, страсти и любви, бессовестно испачкав свои подштанники. Но анализировать своё состояние я был не в силах, так и заснул с глупой улыбкой счастья на лице.

Отступление третье

Крепость Караллой в своё время создавалась, как неприступная твердыня, закрывающая горловину ущелья между двумя горными хребтами, отделяющими равнины плоскогорья центральной части герцогства от его степной основной части огромной территории.

Высокие, неприступные стены, что двойным кольцом опоясывали крепость со стороны подходящих дорог, заботливыми ладонями закрывали своё детище мощью каменной кладки. В трудные времена до двадцати тысяч защитников могла в себя вместить твердыня, и никогда до сего момента никому не удавалось взять её штурмом. Но, что не смогли сделать оружие, магия и доблесть, сделало подлое предательство, замешанное на алчности и откровенной глупости. Гордость герцогов Вилье, неприступная преграда перед полчищами кочевников, в этот раз не смогла остановить тысячи хлынувших насильников и разбойников. И теперь в старых мощных стенах командовали потомки тех, кто всегда мечтал стереть с лица земли это мешающее сооружение.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru