Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Рыцарь вслепую сделал пару шагов вперёд, а на третьем, споткнувшись о подставленный Хэрном тупой конец копья, грудой металла, с громким звонким лязгом рухнул на землю, выронив при этом из рук меч и щит одновременно.

А вот теперь похоже всё, я посмотрел на скривившуюся физиономию барона и радостно заулыбался, и зря!!!

Подскочивший к поверженному противнику Хэрн вскинул верх в зажатых руках для завершающего удара копьё, и кулем повалился на землю, сбитый прилетевшим откуда-то сбоку, со стороны стоящих всадников, арбалетным болтом…

… И тут завертелось!

Охрана каравана схватилась за оружие, всадники выхватили клинки, а виновник этого беспредела, безусый юнец, восседавший на высоком здоровом скакуне, с моей стрелой, торчащей в его правом плече, вывалился из седла на землю, издавая визжащие громкие крики.

Я был в ярости! Суки благородные!!! Так подло поступать!

Все замерли. Барон со страхом смотрит на меня. Я, уже не скрываясь, в позе лучника направил натянутый лук с наложенной стрелой в его сторону, при этом, наконечник стрелы смотрит точно в переносицу барона. Подлый арбалетчик был в доспехе, но он ему не помог. Стрела с наконечником от Дора шансов ему не оставила, а ещё и моя ярость, переданная непростым луком сорвавшейся стреле. Похоже, я плечо этому ублюдку продырявил насквозь. И поделом этой скотине, исподтишка, в спину, стрелять бездоспешному воину. Ведь стрелял, гад, наверняка, на убой и шанса у Хэрна выжить ведь не было бы, не одень он на бой костюмчик из кожи монстра. Вон, болт на земле валяется, но Хэрну сейчас не позавидуешь. Кинетический удар от болта ни кольчуга, ни костюм смягчить не в состоянии. Над дорогой ни шевеления, и из звуков только повизгивание раненого стрелка и кряхтение поднимающегося на ноги Хэрна.

О-х-хо-хо, сколько я так смогу держать натянутым лук, не представляю. Мартин в своё время заставлял меня так часто делать, а потом стрелять сразу, так вот, не больше трёх минут и стрела летит куда угодно, но только не в цель. Если Хэрн не очухается, то ничем хорошим всё это не закончится. Лучше уж было за арбалет хвататься, так нет же, что в руках было, тем и воспользовался, идиот!

Между тем, стенания раненого раздавались всё громче и громче. Барон, смотря на меня, быстро спрыгнул с лошади на землю, и, повернувшись ко мне спиной, побежал к лежащему на земле юноше.

– Всем успокоиться и мечи в ножны, господа, мечи в ножны! – на ходу дал распоряжение барон.

Фу-х, отпустило нервы. И я ослабил тетиву. Но лук держал на виду, всем своим видом показывая, что готов в любой момент применить своё смертоносное оружие, а насколько оно эффективное все успели убедиться.

– Хэрн, ты как? – мысленный посыл еле стоящему на ногах канну.

– Уже лучше, но рёбра эта мразь мне точно сломала. С тебя лечение, сам я себя что-то не могу поправить.

– Что делать будем? – вопрос для меня не праздный.

– Как что?! Ноги уносить, и чем быстрее, тем лучше. Юноша, несомненно, дворянин, а если окажется, что он, к тому же, и аристократ…, то нам кранты! – закончил свои умозаключения ёмким словечком из моего репертуара великолепный Хэрн, – но внимание, не отвлекайся, мой противник на ноги поднимается!

Так и есть, бугай, так же шатаясь, как до этого Хэрн, пытался принять вертикальное положение. Поднял руки к шлему и аккуратно снял его, а потом откинул в сторону на пыльную лесную дорогу.

– Тысяча долов, но давно меня так не били. Позвольте принести вам мои извинения, уважаемый…, господин? – ничего не скажешь, а учтивости Хэрн ему видно вбил достаточно.

– Хэрн! Уважаемый господин? – столь же учтиво ответил пошатывающийся канн.

– Виконт фон Зальс! Для вас можно просто Жуке. – с поклоном ответил бывший оппонент Хэрна. И уже громче объявил. – признаю свой проигрыш господин Хэрн и готов обсудить выкуп за принадлежащие вам мои доспехи, оружие и коня.

– Не утруждайтесь, дорогой виконт, вы доставили мне поистине большое удовольствие, давно не встречал столь искусного фехтовальщика! – кинул леща противнику Хэрн. Я слегка пребывал в прострации, прижимистый Хэрн и отказывается от денег! Однако!

Но, по-видимому, поступать так у канна был резон. Ибо, его продолжение озадачило не только меня.

– У меня к вам претензий нет, а вот к тому юноше… – Хэрн сделал выверенную паузу

В разговор тут же вклинился подошедший барон.

– Я сожалею! И приношу свои извинения за действия моего подопечного.

– Вы забыли добавить, за неподобающие действия, за которые плата обычно… смерть! – поправил барона Хэрн.

Наступила звенящая тишина, даже раненый перестал стонать.

– Он ещё слишком молод и горяч и уверен, что весь мир создан для него. Вы великий воин и надеюсь, что и столь же снисходительный.

– Но есть вещи, которые прощать никак нельзя! – Хэрн внимательно посмотрел на барона.

– Его оружие, доспех и боевой конь – ваши. Меч фамильный и пока он его не вернёт, то никогда не примерит на себя плащ рыцаря Империи, а для потомков графов Кондэ, нет худшего наказания. Он единственный сын графини, его отец погиб, когда ему не было и трёх лет. Он мой воспитанник и, видно я виноват в том, что так плохо преподавал ему понятия о чести. Примите мои извинения. Ваше решение, господин?

Хэрн молчал, что-то решая для себя.

– Гарантии? Какие вы можете дать гарантии, что не будет последствий сегодняшнего приключения. Ведь сами знаете, что нет ничего хуже незавершённых дел и преследования с вашей стороны или его весьма возможны?

Барон, видно, ждал чего-то в этом роде, так как ответил не задумываясь:

– Никаких! Но сейчас я позволю вам уйти. Вы знаете закон Империи и что ждёт простолюдина, поднявшего руку на дворянина. В любом случае, его признают виновным. Решать вам, я еле удерживаю своих подчинённых от атаки на вас.

Хэрн кивнул соглашаясь.

– Хорошо, мы уходим. Но выслушайте один совет-предупреждение от бывалого воина. – снова внимательный взгляд на барона – Я пощажу этого юношу, и вас заодно… – барон дёрнулся всем телом. – Малыш никогда не промахивался с такого расстояния и раз он пощадил парня, то и я его судьбу решать не буду. Но, любое враждебное действие с вашей или его стороны в будущем… и за последствия я не ручаюсь. Это не угрозы, это предупреждение. И воспитывайте своего подопечного лучше или он не доживёт до продолжения рода и ветвь графов прервётся, не все такие добрые, как я.

…И снова дорога, но, как говорил Хэрн, до привала времени осталось совсем немного. Наш купец не в настроении и даже выигранный барыш на ставках никак ему настроение не поднимает и, как оказалось впоследствии, причины для его плохого настроения были очень серьёзные и напрямую касающиеся нас. Поднятая пыль оседает уже и внутри фургона. К нашей повозке прикреплён за повод шикарный жеребец. Окраска какая-то пегая. Мощный, вблизи в моих глазах кажется и вовсе скалой на четырёх мощных ногах. Меня к себе подпустил сразу, а вот остальных…, теперь Хэрн смеется, говорит, что наконец-то на законных основаниях на меня скинет всю заботу о наших лошадях. Редиска!

Вот и брод, а через шагов двести, и место намеченного привала, притом, ночного привала. Красивое место, спокойное. Река в этом месте успокаивается, и обещанных перекатов нет. Река несёт свои воды спокойно с достоинством. Вода чистая, но холодная! А кое-кого это совершенно не останавливает и уже бодрые возгласы Хэрна разносятся по окрестности. Всё-таки полез Хэрн в воду, вот же!

Горит костёр. Над огнём большой котелок с дымящейся ухой. Хэрн, в своём репертуаре, обеспечил рыбой весь караван. Вон сидит, закутавшись в одеяло около костра, греется…

– …Я не смогу говорить правду! – тихий голос Куэля раздавался в перерывах между сёрбаньем и чавканьем. Уха была бесподобной.

– И почему же, Форн? – удивился я, а вот Хэрн понимающе покивал головой.

– Мой покровитель родственник графа, и если он попросит я не смогу ничего сказать в вашу защиту, а то, что защищаться вам придётся, это точно. Родственники графа так просто ранение молодого аристократа не оставят, а в особенности, потерю фамильной реликвии. – Куэль вздохнул – как ни прискорбно говорить, но вы себе нажили смертельных врагов. Барон рискнул, отпустив вас. Он опытный воин и понимает, что всё могло произойти и того хуже. Но вам теперь придётся прятаться и так, чтобы вас очень долго не могли найти. Вас будут искать. Как только юношу доставят в замок, начнётся ваша травля. Поверьте, я знаю, о чём говорю. И вернуть меч даже через меня, вы уже не сможете. Только ваша кровь успокоит совесть аристократов.

– И что теперь делать? – Хэрн тяжело вздохнул.

Купец примолк, что-то обдумывая. Наверно, решая для себя, стоит нам помогать или нет. Но, видно весы перевесил долг жизни, что задолжал нам торговец.

– Как вариант, впереди у нас два города, где мы будем делать обязательно остановки. Первым будем дня через два проходить Лугазу. Молодой торговый городишко и пусть он небольшой, но его местоположение очень выгодное. Он стоит на пересечении трёх дорог. Но мало кто помнит, что не трёх, а четырёх дорог. Мы планировали идти дальше на Шатильон, уездный город, где, кстати, есть большой портал, – Форн многозначительно посмотрел на Хэрна.

– Вот там нас и будут ждать – сделал правильный вывод канн.

– Наверняка! – поддержал Хэрна Куэль. – и они дождутся мой караван… Но вот вас, как раз, они в нём найти и не должны. Расспрашивать меня, куда вы делись, не будут. Никто не хочет огласки поведения молодого графа. Меня не так просто заставить говорить, когда я этого не хочу, а мои помощники ничего знать не будут. Вы должны исчезнуть через два дня. Я так думаю, что проторенными дорогами вам пользоваться нельзя, потому что именно в их направлении помчится возможная погоня, но…

Куэль усмехнулся своим мыслям, или вспомнил что.

– От Лугазы отходит ещё одна дорога, вернее даже тракт. Старожилы и то, наверное, о нём уже забыли. Проклятые там места… – тяжёлый вздох – я на той дороге друга потерял, почти братом был. Она ведёт на северо-восток почти туда, куда вам и надо. Но дорога страшная и тяжёлая. Тяжелая, в каком плане – там нет поселений. На протяжении трёх переходов – ни одной деревни. Говорят, что даже охотники в те места не ходоки. Когда-то там был город, большой и богатый. Когда маги Терисса открывали портал в районе столицы, чтобы пропустить через него войска, наши маги применили один древний артефакт, так вот, отдача при принудительном закрытии портала ударила по этим местам. Говорят, что погибли все, но самое страшное, что там появилось что-то ужасное. Может, это байки, сколько лет прошло, но из города никто не вышел, и что с ним случилось никто не знает. В своё время отправляли туда экспедиции, но безрезультатно, никто не вернулся. Отец нынешнего верховного мага там пропал. И больше никто не решается появляться в тех местах. Но я там по молодости был. Тракт проходит в стороне от города и там вполне безопасно!

 

– Но, как же тогда погиб твой друг? – спросил я.

Форн, нахмурился видно неприятно ему об этом вспоминать.

– Я виноват. Мы поспорили, что он не трус и сходит посмотрит на город. Я прождал его пять дней…, но он не вернулся. – тяжело проговорил Куэль.

Мы помолчали.

– И у нас есть шанс пройти? – уточнил у него Хэрн.

– Я никому раньше не рассказывал, но я прошёл. Один прошёл и, как видишь жив, вот только Варис…

И снова тягостное молчание, вызванное тяжкими воспоминаниями.

– Вы, сразу после города, свернёте влево. Охранение замыкающее я уберу, а когда всполошатся успокою, что вы решили вернуться. Тракт хорошо сохранился и за эти годы, я думаю, ничего с ним не произошло.

Заманчиво! Не думаю, что купец врать нам будет, и не чувствую я от него плохого отношения к нам.

– В городе вам необходимо сделать закупки. Дорога дальняя и опасная, и придётся опираться только на свои силы. И воды набрать надо. Поверьте, это будет не лишнее. В городе я с вами рассчитаюсь. Там есть банк гномов. И возьмите с собой побольше чистого серебра, а лучше, закажите или купите стрелы и болты с серебряными наконечниками. Мало ли с чем вы там столкнетесь. А пока отдыхайте, завтра переход без остановок на обед до самой ночи. Места здесь глухие и деревни все стоят в стороне от дороги, расположены по берегам реки, в них заходить не будем. Отдыхайте!

Я молча насыщался наваристой ухой. Уже третья немаленькая тарелка, а я всё никак наесться не могу или меня так мандраж от пережитого и ожидаемого колотит. В схожем состоянии и Хэрн.

– Что делать будем? – мысленно спросил я друга.

– А что нам остаётся? Пробиваться будем! И зачем ты стрелял в этого ублюдка. Мы бы с них денег себе стрясли неплохо, а так сами, получается, оказались под ударом. Форн прав в одном, ранение аристократа нам не простят, а светить подорожной выданной на имя виконта де Вальдэ не хочется.

Это точно! Оставлять такой шикарный след нашим возможным преследователям от Императора не стоит.

– Что нам может понадобиться в этом переходе? – я отложил от себя недоеденную уху.

– Меня волнуют слова Форна о необходимости закупки серебряных наконечников для стрел. Что-то не хочет нам всего говорить купец, как бы там не…

– Он же сказал, что места там проклятые, может он имел ввиду гиблые земли? – осенило меня.

– Всё возможно! – Хэрн вздохнул. – Как же мне не хочется туда идти. Может, вернёмся?

– Куда? – задал я резонный вопрос. Увы, но возвращаться нам некуда.

– Думаю, стоит пробежаться по лавкам магов. Они торгуют магическими вещицами. От нежити что-нибудь прикупить. Кто знает, может, что и подыщем для наших нужд, а пока давай-ка, и правда, в люлю. Нам завтра рано вставать. Только сперва лошадям подсыпь зерна и воды сходи набери. Ты уже придумал имя этому бугаю на четырёх ногах?

– Ага, Буцефалом зваться будет. Только, кажется мне, что лошадка сия не для меня!

– А для кого? – не понял Хэрн.

– Вот чует моя…, моё сердце, что он нам ещё понадобится. Но вот для чего, не знаю…

Спать улёгся с фургоне. Кожаные полы тента зашнурованы. Прокачка колодца. Тепло под одеялом, вот только мысли ни фига не радужные. Но усталость берёт своё и, не считая сотнями баранов, провалился в нирвану…

Отступление четвёртое

– …Ну, куда же вы, уважаемый господин Наваз? Не ожидали здесь меня увидеть? Понимаю! Ведь ты, сволочь, сделал все для того, чтобы я уже никогда больше не появилась в обществе. – Мариан, как разъяренная ведьма, держала узкий обнажённый меч в вытянутой руке, уперев его острое жало в пах расфуфыренного чиновника. – Неудобно, понимаю, но скажу по секрету, ваш шалун вам больше не понадобится!

– На помощь! – пропищал прижатый к стене глава городского округа. Богатый, видный вельможа и такой жалкий вид.

Охрана в ступоре. В городскую ратушу ворвалась разъярённой пантерой эта молодая красивая графиня, а с ней почти сотня хорошо вооружённых воинов, среди которых особо выделялась пятёрка огромных орков в дорогих стальных доспехах.

– Вы, видно, не рады нашей встрече, уважаемый? Ничего, дальнейшее наше общение покажется вам очень долгим – мстительно проговорила сквозь сжатые зубы графиня, и столько в её словах сквозило ненависти, что глава, бессовестно испортив воздух, повалился на пол бес чувств.

– Тварь трусливая. Связать его! – дала команду Мариан.

Они всё-таки дождались бандитского каравана, и, какая же радость распирала Мариан, в составе каравана прибыл на рандеву с главарём шайки, и один из её истязателей.

Пытки продолжались последующие три дня. Караван удалось взять без потерь. Охраны в нём, на удивление, было немного, что-то около пятидесяти наёмников, которым, по большому счёту, было всё равно, чем заниматься, лишь бы платили. В оргиях они не участвовали, пленных не пытали. Их задача – охрана, а что за груз решил забрать в опасном месте купец, их не волновало, но вот теперь за свою нечистоплотность приходится платить. Луи предложил их всех повесить, чтобы не мучиться вопросами охраны пленных, тем более, бойцов у них не так уж и много. Альтернатива казни – клятва на крови в верности Мариан.

Свободные наёмники сперва кочевряжились, надеясь на то, что это просто их пугают, но когда вывели на казнь одного из руководителей каравана, то страх сковал их души. На бывшем красавце не было живого места, он даже кричать не мог, у него был вырван язык. Оказалось, это был именно тот, кто выступал в качестве посыльного от графа. Графиня лично его пытала и сведенья, вытащенные из него щипцами, теперь ложились основой в план мести её сиятельства.

Наёмники дали клятву, как и остальные пленные, решив таким образом отдать своё будущее в руки этой сильной женщины.

Аресты в городе были проведены в течение первых мгновений, как только караван вошёл в этот уездный город. Двенадцать фамилий и не последних людей города, в их числе был даже городской прокурор. А дальше объявление в городе комендантского часа, взятие под охрану здание большого портала. Городская стража вся разоружена и теперь несёт службу, имея из оружия только дубинки. Городская тюрьма, а вместе с ней и вся служба дознания, работает круглосуточно. В столицу отправлена, в качестве посыльной, девушка Луи, у неё и выход есть на самый верх руководства Империи и отца девушки Мариан хотела привлечь к расследованию. Операция по нейтрализации бандитского сообщества проведена настолько молниеносно, что информация на строну не просочилась.

…Вот прибыл и ответ на её запрос в секретную внутреннюю службу Империи.

– …Вы своевольно предприняли попытку заменить государственные институты своей личной властью и местью, миледи! – заместитель маркиза, граф Сесье с угрозой выговаривал графине за её самоуправство. С ним прибыл в город и отряд карателей, в составе трёх боевых звёзд.

– Что ты сказал? – графиня поднялась с кресла, на котором сидела. – И это мне говорит человек, люди которого прошляпили разветвлённую сеть преступного синдиката? Ты смеешь мне сейчас говорить о том, что я подменила собой государство, но разве я виновата, что это государство само плодит таких преступников и множит издевательства над простыми людьми? Ты сам сколько раз за последние десять лет инспектировал этот город? Сколько, я спрашиваю?!

– Три… – проблеял отчего-то взбледнувший граф.

– Так объясни мне тогда, КАК могли спокойно работать в этом округе Империи бандитские законы? КАК могли спокойно передвигаться караваны, наполненные пленными гражданами Империи? Куда, позвольте спросить, смотрели руководители вашей службы, граф? Вы знаете, сколько они переправили на рынки Султаната и Империи Ванн красивых молодых рабынь? Не знаете, так я вам скажу. Семьсот восемьдесят четыре девчонки, в том числе двадцать четыре дворянки! Удивляетесь откуда у меня такие данные?! Они вели учёт всего, для отчёта перед своими спонсорами. А вы знаете, кто у них был спонсором?!

Граф сидел, ни жив, ни мёртв. От графини исходила сила, что подавляла волю и вызывала в нём животный страх.

– Сын Верховного мага и ещё пара ублюдков. Вы и об этом ничегошеньки не знаете?! Как, позвольте вас спросить, вы несёте свою службу, когда у вас под носом происходит такое, а?!

Молчание в ответ. Граф уже проклинал, что согласился возглавить оперативную группу. Он ехал проверить поступившую информацию о захвате власти в городе, а оказалось… Господин его убьет!

…Аресты он все подтвердил, и вот уже вторые сутки лично участвует в допросе задержанных. Графиня ни с кем не церемонилась. Вопрос – ответ, чуть заминка и сразу пытки и такие, что у опытного графа комок к горлу подступал от вида того, что творила графиня с допрашиваемыми. Зато дело пухло на глазах, единственно, такие фамилии звучали, что граф в ужасе думал, как же докладывать о таком в столицу. Одно радовало, причастие к творимым бесчинствам Верховного мага Империи, не подтвердилось.

* * *

Луи молча смотрел, как в проёме дверного входа исчезает фигура любимой женщины. Его женщины!

Он её отпустил, сам отпустил и вернёт ли когда-нибудь, не знает. Он Вар и это свершившийся факт, вот только детей у него уже не будет. Древнее проклятье рода. Можно было плюнуть на всё, хватать Жинэ, завершать дела и смело возвращаться домой. Но она так на него смотрела, когда Мариан просила отпустить подругу домой, объясняя, что никто кроме неё не сможет организовать прибытие помощи из столицы. Что же, помощь прибыла, хоть и не та, что ожидали, но после того, как графиня вправила мозги старшему группы, всё встало на свои места. А сам Луи со своими ребятами сегодня убывает дальше, их цель совсем рядом.

Но он вернётся, пускай один, но вернётся и кто знает, может господин и поспособствует его роду?! Господин, он может!

Луи улыбнулся своим мыслям, и, повернувшись, зашагал к стоящей около трактира повозке, вокруг которой собрались его ребята. Пару слов Мариан и в путь! Свои обещания, данные Хэрном, они выполнили, а теперь и свои дела пора решать…

* * *

– …Первые сотни подойдут ближе к вечеру. Полк к отражению атаки готов. Бойцы Лиса тоже. Они первыми и вступят в бой. – Жак смотрел на просторы малой долины, что раскинулась между двумя сближающимися горными хребтами. – Впустим в город. В крепости имеется двойной карман, между крепостными стенами. По команде бросаем решётки на ворота, и кто попадёт в этот капкан уже не выйдет.

– Так мы точно до тысячи кочевников сразу положим. Зато остальные девять тысяч тут же на стены полезут. Ты к этому готов, Жак? – Валуа с сомнением посмотрел на командира полка.

– Легко, Ваша светлость. Удар из генераторов фаерболов. Мы такую площадь накроем, что ни один шаман не удержит защиту. И внезапность – это тоже сила, а она на нашей стороне. – не сдавался Жак. – а что ты думаешь об этом, Стив?

Совет проходил прямо на смотровой площадке захваченной крепости. Два дня ушло на наведение порядка и организацию службы. На воротах несут службу вампиры, изображая из себя боевое охранение кочевников. Уже три каравана с пленными и скотом перехватили, что пытались выйти с территории герцогства. Один отряд захватили пришедший из степи…

От пленных и узнали, что идущей армии поддержки кочевников осталось идти один переход и завтра два легиона Ганзы будут под стенами крепости.

Много освобождённых воинов герцогства, которых захватили в крепости. Ещё больше скопилось спасённых женщин и детей. Куда их выпускать непонятно. Много больных и раненых. Валуа каждый день заканчивает работу поздно вечером, полностью растрачивая свою магическую силу и манну. Лечит страждущих.

Стив смотрел на наливающие красками небо. Скоро закат, а завтра снова бой и вновь с в разы превосходящими силами противника. В герцогстве тоже остался огромный отряд кочевников и его личное мнение, что именно с ними надо в первую очередь решать, что делать. Если будет одновременная атака с двух направлений, то крепость удержать будет очень трудно. Опытный вожак у кочевников, замкнутых на разорённой территории герцогства. Он, как волк, чувствует опасность. Собрал в кулак все силы, отвёл их от города и встал лагерем на выгодной позиции, посередине огромного поля, возле реки. Так просто не подойти и времени для разворачивания конницы требуется совсем чуть-чуть. В открытом бою полку против него не выстоять. И что делать сам Стив не представляет, боевого опыта не хватает. Но, к своему стыду, не эти проблемы занимают вождя клана, капитана паладинов и будущего удельного графа, совсем не эти…

 

Милое лицо девчонки и её строгие, смелые глаза. Зацепила, почти также как и «мечта», только пока их нет возможности познакомить между собой. Принято решение обоз оставить в Караллой. Жаль!

– Стив, ты меня слышишь? – Жак недоумённо смотрел на друга.

– Да, Ваша милость. Я просто задумался. – Стив собрался с мыслями. – предлагаю отряд зомби сегодня вывести в сторону приближающейся армии. А в целом, твой план поддерживаю, хоть и считаю, что основная опасность исходит от отряда под руководством отца Лиса. Кстати, я с Лисом разговаривал на этот счёт… – сделал паузу Стив – Лис не хочет нападать на соплеменников. Конечно, если поступит такая команда, он её выполнит, но… – Стив о чём-то задумался.

– И что он предлагает? – неожиданно задал вопрос, сидящий на единственном кресле Серж.

– Кто? – не понял Мартин. – Лис?

– Ага!

– А он что, что-то может предложить? – не поверил услышанному Ферро. Гном в последнее время больше времени проводил в обозе, разбираясь с доставшими трофеями и оттого не очень-то был в курсе произошедших в последнее время, изменений в ордене.

Все перевели взгляды на Стива. Капитан вздохнул и выдал довольно-таки неожиданное утверждение.

– Лис в состоянии трезво мыслить, даже когда идёт речь о соплеменниках и об отце. Он предложил провести переговоры с ним… – посмотрев на собравшихся, продолжил – Он предлагает себя в качестве основного переговорщика!

– А нам что, есть, что предложить этим захватчикам? – Крис с усмешкой посмотрел на Стива.

– Да, Крис – жизнь!

Все задумались после короткого ответа Стива.

– А ведь может и сработать! – вновь вступил в полемику Серж – только надо конкретно обозначить наши требования и они должны быть легко выполнимы.

– Ты предлагаешь их взять вот так просто и с лёгкостью отпустить? – не поверил услышанному Мартин.

– Почему же с лёгкостью?! Я сказал «легко выполнимыми требованиями», например, потребовать чтобы они оставили всё и всех, что успели награбить в герцогстве. Пускай убывают к себе налегке, ну, и ещё что-нибудь напоследок придумать! – пожал плечами демон.

– А что конкретно? – не унимался Мартин.

– Ну, не знаю! – протянул Серж – может выставить ультиматум, чтобы оккупированные земли добровольно освободили. Не угрожать, а так, завуалировано предупредить и обязательно сроки установить. А что, отец Лиса всё равно увидит, а когда тебе говорят, отдай награбленное или познакомишься с упырями поближе, думаю, многие задумаются о будущем!

Валуа улыбнулся.

– Ох, и выдумщик же ты, малой, не зря тебя господин с Чернышом к нам в совет определил! – все рассмеялись.

Предложения демона всем понравились.

– Всё это хорошо, но что нам завтра делать? – Жак посмотрел на Мартина.

Мартин обвёл всех задумчивым взглядом.

– Принимаю решение на организацию ночной атаки. Жертвуем отрядом зомби. Если первые отряды кочевников подойдут днём, то сперва принимается твой план Жак, с карманами между крепостными стенами, а вот если ближе к ночи, в сумерках, то первым делом встанет задача обезглавить армию. Необходимо будет пригласить вождей кланов к нам в гости, а ночью предпринять атаку зомбяками, может быть и ребят Лиса подключить получится. А с теми, кто у нас закупорились в герцогстве – Мартин задумался. – Конечно, хочется одним ударом с ними покончить раз и навсегда, но сил у нас на это просто нет, поэтому принимается предложение Лиса, подкреплённое требованиями, сформулированными Сержем. А нам надо срочно расставлять точки над i с местным герцогом. Тянуть дальше нельзя, дальнейшее промедление очень опасно!

* * *

Вал из укрытия смотрел, как всадники покидают место привала около оазиса головного храма.

– А ведь это гвардейцы Ивалье! – Вал усмехнулся, прав оказался господин, их искали.

Прощание с драконами выдалось поистине эмоциональным. Дракоша ни за что не хотела опускать Вала и кидала такие яркие, трогательные мысленные картинки, что мага удержала в полном сознании только верность клятве господину и чувство долга. На его свободу последовала запланированная сильная продуманная атака, но он её выдержал.

В ответ, Вал пообещал обязательно вернуться, при этом попросил дракошу к своему возвращению принять решение, насчёт своего будущего, их будущего. А заодно предупредил, что вернётся, наверняка, с верховной жрицей, которой надо обязательно освятить храм.

Обратная дорога была не менее сложной. Гружёная повозка сильно задерживала продвижение отряда, а бросить негаданные трофеи, рука не поднималось. Пять дней пути, и они приблизились к головному храму. Хорошо, что осторожный Цуни предложил сперва осмотреть окрестности, это-то их и спасло.

– А почему они не все и народу-то у гвардейцев всего ничего, только тринадцать всадников я насчитал. А остальные где?

– Невнимательный ты, командир – новое обращение подчинённых по-первости очень нервировало мага. – заметь, никто не пытается из всадников что-то искать, высматривать, ведут себя они спокойно, а главное, естественно, а вон те пятеро сидят в сёдлах еле-еле. И говорит это о том, что совсем недавно они были серьёзно ранены. Похоже на то, что, набравшись сил, они теперь догоняют основной отряд, а вот где, а главное, кто так потрепал гвардию Императора, очень интересно!

Остановка возле озера и храма, для восстановления сил, да и отогреться бы не помешало. Горячие воды озера отогревали тела, а вид обнажённой богини волновал души. Спасительный целительный сон и хороший плотный завтрак и снова в путь.

По переходу в световой день между храмами и вот уже и граница гиблых земель. Двухдневный отдых. Чистка обмундирования наведение лоска перед встречей с верховной жрицей богини, а для кого и вождя племени, чего уж там, все понимали, что власть в клане галлов у верховной велика и, что самое главное, неоспоримая.

Прекрасно отдохнувшие, радостные, что опасное путешествие подходит к концу и какие бы с ними не произошли приключения и невероятные опасности, но они все целы и, что самое не последнее в этом мире, невероятно богатые, они подъезжали к селу.

– Ты смотри, Боб, никак Шелло собственной персоной?! Ой, а с кем это он? Это ведь галлы! – свешивавшаяся голова из бойницы на стене, охватывающей весь периметр вокруг села, вдруг быстро пропала.

– Скун, идиот ты, что там так трясёшься, что ворота ходуном ходят?! Не видишь, уставшие путники к вам приехали, а вы там прячетесь. Открывай немедленно, а то я господина мага попрошу, чтобы он тебя в свинку превратил, уж больно я по жаренному мясу соскучился, а сала в тебе… О! Моё почтение, господин Цун, мы тут хотели бы войти в село! – Шел немного смутился, рассмотрев, кто смотрит на него с парапета крепостной стены.

Начальник охраны селения долго рассматривал внушительный прикид воинов клана и ордена.

– Где будете останавливаться? – строго сказал Цун.

– Мы к себе поедем, а господин граф решил остановиться у господина Дора. Он недавно приезжал с большим караваном.

– Караван мы видели, но то, что ты с братьями решил присоединиться к господам, а что в повозке? – опытный начальник охраны сразу обратил внимание, какие борозды на снегу оставляют колёса телеги.

– Подарки господину Дору везём. – лаконично ответил Шелл.

– Подарки, говоришь?! – задумчиво ответил охранник. – Боб, открывай ворота, к господину Дору гости, а ты, надеюсь, не хочешь снова отведать тумаков от Дэра? Нет? Так пошевеливайся, каналья!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru