Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Потоком по дороге в сторону степи, идут вереницы пленных. Сверхудачный поход. Столько людского материала для продажи на рабских рынках Султаната и Империи Ван! Стада скотины, телеги с добром, всё проходит через крепость, делая иногда небольшую остановку, обычно на ночь, на просторных площадях крепости. Свободных жителей немного. Только те, кто привлечён для обслуживания и организации быта захватчикам. Бывшие защитники большей частью перебиты, остальные содержатся в просторных подземельях крепости. Тюрьма тут вместительная всем места хватает. Всем тем, кого решили приберечь для более осознанного торга. Выгода, деньги – вот основная цель набега. А крепость решено оставить себе, ведь даже войскам Императора взять твердыню штурмом будет очень трудно, если и вовсе невозможно.

Временный комендант крепости любовался закатом, сидя на верхней смотровой площадке донжона.

– Ты должен это видеть, командир – оторвал от созерцания громкий голос тысячника.

– Что там у тебя опять случилось, Зарип. Такой вечер, а ты…

– Но там колонна…

– Что, нападение?! Но почему тогда нет сигнала тревоги?! – вскричал комендант.

– Наши, похоже. Сын вождя со своими головорезами. Головной город взят. Герцогство наше.

– Все-таки он, как и обещал отцу, первым вбил гвоздь в гроб герцогства! Похвально. Приготовь лучшие покои победителю. А нас так и оставили здесь прозябать в этой проклятой крепости.

– Как я понял, нас сменяют.

– А вот это уже хорошая новость! Но не будем терять времени, сынок вождя парень резкий и неуживчивый. Пошли, встретим его со всеми почестями. Плохо, что уже почти ночь и не рассмотреть победителей и не чествовать их должным образом.

– Там, вроде, с ними и пленные. Их немного, что-то около сотни.

– Отлично! Значит, завтра казни для развлечения устроим. Думаю, вождь будет не против, крови в своё удовольствие пустим. Скука!!!

…Стив медленно шёл за сопровождающим его конвоем. Они с Валуа, со связанными руками, спускались всё ниже и ниже по ярусам древней крепости-тюрьмы.

– Шестой ярус – раздался в голове голос Валуа. – и, как я понял, он не последний…

– Этих лучше сюда. – среди сопровождавших из числа отряда вампиров затесался и местный тюремщик – Тут каморки маленькие, зато решётки крепкие и на них какие-то заклинания наложены. У нас чуть ниже магичка содержится. Там, правда, комната немного побольше, но решётка, что вместо двери, тоже с защитным плетением. На этих ошейники надеты, так что никуда не убегут.

Удар по гарнизону назначен на полночь. Вождь пообещал устроить грандиозную пьянку, а на посты выставить своих ребят. Местные соскучились по праздникам, а тут такой повод, смена пришла и серьёзная победа одержана, что грех не повеселиться и не выпить, а там и до женщин время дойдёт.

Стив с Валуа шли как зомби, изо всех сил стараясь соответствовать людям с надетыми магическими ошейниками. Остальных его ребят расположили наверху под охраной вампиров. Охрана надежная, но не для всех своя…

– … Ты не поверишь! Настоящая графиня и притом ещё девочка! – комендант разъярялся, доказывая высокому гостю, а теперь похоже, и полноправному хозяину крепости, о ценности содержащихся в крепости пленниках. – Мне дана прямая команда, содержать её в целости и сохранности до прибытия с выкупом её отца.

– И что потом? – бесстрастный вопрос сына вождя, как направляющий шест в разговоре, заставлял подвыпившего коменданта выдавать интересные подробности совершенно добровольно.

– Извечно, что! – ухмыльнулся комендант – Графа – на копья, а графиню продадим! Служаночку Хабер согласен выкупить, уж очень она ему понравилась. Я бы графиню себе взял, но сколько запросит шаман столько у меня денег нет. Свободных! А если и были бы, то не дал, у меня есть на что их потратить.

– Она магичка, ведь ты сам говорил! – посмотрел на коменданта вождь.

– Строптивая очень. А у меня времени ждать нет, чтобы всё провести по обряду…, дети от неё конечно бы получились замечательные и магами или шаманами стали бы несомненно, но выдержки, боюсь, не хватит. Плодить же ублюдков не хочу. Да и род не позволит. Её убьют, а я деньги потеряю, и немалые и ради чего?!

Логично…

Стив медленно осмотрелся. На соседней стенке коридора в держаке чадил смоляной факел. Блики теней мелькали по стенам. Полумрак.

– Сами выбираться будем или Лиса подождём?

Валуа посмотрел на сына. В серьёзного противника превратился сын, и как воин, и неплохие результаты, как у мага. Он уже давно превзошёл его по магической силе, только опыта и знаний слегка не хватает.

– На решётке заклинания защиты. Мне их не пройти. Удивительно. Человеческая крепость, а такие артефакты. Кто их, интересно, создавал. И ведь видно, что не штучные изделия.

– Да! Я и сам удивляюсь этому. Серьёзные ребята тут тюрьму сооружали. Прорваться можно, только боюсь, мне манны не хватит. Не поделишься? – Стив посмотрел на отца.

– Может, подождём?

– Давай подождём!

Время тянулось очень медленно. Тишина. Только где-то через равные промежутки времени капала вода. Не нарушая подземного спокойствия и необычного затишья, родственники вели между собой мысленный разговор.

– …Она ещё у тебя не понесла? – хитрый провокационный вопрос.

Валуа усмехнулся.

– Неужели, так хочется устроить судилище над отцом?

Стив смутился.

– Нет, конечно. Но не поверю, что ты до сих пор к ней так и не прикасался. Вот не верю, и всё!

– Не даёт покоя тебе моё счастье?! – рассмеялся Валуа. Смех в мрачном помещении подземной тюрьмы звучал весьма зловеще. – Не-е-е! Я тебе такого шанса поглумиться над отцом не дам. Господин сказал ждать два года, значит ждём. А что твоя, как бы это выразиться…, мечта?!

Стив глубоко вздохнул.

– Мечтой и остаётся. Алан с ней, как с драгоценностью обходится, и та его любит. Но ты прав, в ней есть что-то неземное, влекущее. Не я один под впечатлением, если честно. И кстати, пользуется она своими талантами просто феноменально. Все её слушаются, все! Ещё лучше, чем нас с Аланом. Парадокс. Слышал, как она Сержа приласкала после того, как он коней у кочевников увёл? – Валуа в ответ улыбнулся – Вот! И это нашего неугомонного, которого даже Мартин приструнить не в состоянии. Он когда она рядом, смирный, как овечка. И любую её просьбу выполняет, а кольцо – артефакт подарил…

– Да, колечки знатные. Но Серж их больше не делает. И нам ничего не говорит, как его ни пытали.

– Да слышал…, но ей сделал отдельно! Кстати, барон, что с материка соседнего нашим, старейшинам за две тысячи золотом перстень серебряный Сержа продал и то ведь не хотел. Как ни упирался, но заставили…

– Ага, смешно вышло. Мне больше всего понравилось, как на следующее после этого утро от барона женщина ушла. Громко, яростно кричала, что он мужскую силу потерял. На весь караван беднягу прославила…, осчастливила…! А что Серж?

– Молчит! И ребята, которых к нему приставили, ничего такого не видят. Может, он их за нос водит, не знаю. Вы что со своими магами придумали?

– Господина ждать будем. Серж член совета, к нему с претензиями не подойдёшь, да и Черныш…

– Согласен! С собачкой нам всем повезло, но то, что с ним вытворяет малой, балаган да и только!

– Ты так и не ответил, что намерен делать со своей мечтой? – не унимался Валуа.

– Ты же сам мне запретил? – не понял Стив.

– Ты так и не понял! – теперь уже тяжело вздохнул Валуа. По-видимому, наступал момент серьёзного разговора – твоё поколение имеет шанс на возрождение рода. Я уже только влиться в него могу. Моя магическая сила иссякает и пока ты не найдёшь достойную и не появятся у вас дети, я заводить детей не буду. Они будут обречены, а вот после рождения твоих детей у них будет шанс. Когда меня превратили в того, кем я был столько времени, я только и успел тогда всю силу переместить в наложницу, в надежде на рождение ребёнка. И прости меня, но даже если бы родилась не сын, а дочка, то пришлось бы её подвергать тем же процедурам, что пережил ты. Но родился ты, и всё получилось так, как получилось.

– Но почему ты тогда так противился господину?!

– Почему? А вот если бы он оказался сволочью? Как бы мы с тобой существовали, ты подумал?! Вот! Нам повезло, крупно повезло! Я уже ведь и не надеялся жить, а то, что было…, одно существование!

Помолчали…

– Вроде шаги! – встрепенулся Стив.

– Наконец-то…

…Два светляка освещали коридор впереди идущей группы разумных.

– Крепость взята без боя. Прошу прощения господин, но удержать своих я не смог. Живыми остались только около сотни…

– Не переели? – Валуа задумчиво посмотрел на сопровождающего его главного вампира.

– Запасы сделали, и заметили, что первые мгновения сдерживаться было очень тяжело. От того и такие потери…, среди защитников. Все пьяные были, жаль, что и коменданта не уберегли.

– Поднять его сможем?

– Не уверен. А, просто не знаю. Ведь с такими проблемами я сталкиваюсь впервые.

– Ничего, привыкнешь. Пленных из числа местных надеюсь, никого не тронули? – вклинился в разговор Стив.

– Все целы, но как нас видят без чувств сразу на пол валятся. Одна только…

– Что одна? – не понял Стив.

– Девушка, маг, она на этаж ниже вас в подземелье находилась. Дворянка. Испугалась, но вида не подаёт. Сильная. Я распорядился её со служанкой покормить, а когда наверху всё утрясётся, то выпустим.

– Не спеши! Из тюрьмы выпустить стоит, но без присмотра не оставлять. Вырваться из герцогства у неё всё равно не получится пока! Поэтому, возьмёшь её на контроль. И разобраться надо, что она тут делает и главное, как сюда попала.

– Слушаюсь, господин…

Рассвет. Лучи светила пробивались сквозь облака и небольшие островки тёмных туч, заливали небольшую долину перед стенами суровой крепости, окрашивая её каменные кладки в красный, кровавый цвет.

– Вот и новый день! – Валуа расставил руки в стороны, и, словно как птица хотел сорваться с верхней смотровой площадки, что возвышалась над донжоном. – красиво!

 

– Отец, что мы с телами делать будем?

– А ничего. Их уже мы поднять не сможем. Во всяком случае, всех. Коменданта там, или шамана стоит попробовать помучиться, а с остальными…, если захочет Стэйн поэкспериментировать ради бога, а так, игра свеч не стоит. Как бойцы они будут очень слабые.

– Тогда зачем нам шаман с комендантом? – не понял Стив.

– Сын, думать надо, а информация?! Лис, отправь сотню, пускай полк выдвигается. Работы нам предстоит много и с пленными и с узниками разбираться надо. И главное, предателей вычислить…

Глава 3

Миг расставания – самый тяжёлый момент за последние дни. Как же я успел привыкнуть к своим оркам. Слёзы сами навернулись на глаза. Караван трясётся впереди, наша повозка замыкающая, следом за нами только пара воинов боевого охранения.

Глаза в потолок фургона, под спиной мягкая подстилка соломы и расстеленное одеяло, под головой подушка. Жизнь прекрасна, особенно если бы не печаль от расставания с близкими, ставшими близкими товарищами. Не ожидал. Даже Луи пустил скупую орочью слезу, про Гныха даже не говорю. Хэрн правит на облучке повозкой. Тоже очень расстроен, хмурится. По менталу ощущаю от него одновременно и отголоски счастья и боль утраты или чувство долгой разлуки. Повеселились они вчера с Мариан не по-детски. Хэрн пока сам молчит ничего не рассказывает. Ничего, отойдёт и его прорвёт. Я его уже успел хорошо изучить.

Девчонки тоже сегодня выглядели немного расстроенными, а старшая и вовсе потерянной. Его сиятельство не понимает, как мы отказываемся от такого счастья, которое нам приготовила его мама. Но это счастье для нас в любой момент может обернуться большой бедой. Я это понимаю, Хэрн тоже понимает, но всё равно всем своим видом показывает несогласие с моим решением сбежать. Сомнения в сторону, я знаю, я чувствую, что поступаю правильно, а главное – этот поступок весьма своевременен. У Мариан слёзы из глаз катились нескончаемым потоком. Ну не верю, что она могла так влюбиться в моего канна, хотя по Хэрну уже и не скажешь, глядя на него, что перед тобой стоит гоблин. Выражение лица очеловечилось, что ли. Невероятно, но факт. Ещё немного и приятной наружности мужчина со мной рядом окажется, притом в расцвете сил, и к тому же ещё и блондин.

– Мы уходим, уходим, уходим, уходи-им! Прощайте, горы, вам видней, кем были мы в краю далёком, пускай не судит однобоко нас кабинетный грамотей… – затянул Хэрн подслушанную у меня песню. Тоскует! Зараза, мне тоже муторно на душе, но я ведь не пою!

Дорога петляет среди леса. Деревья вокруг могучие, ветвистые и солнечный свет с трудом пробивается сквозь зелёное листовое покрывало. Сумрак и полумрак. Красота! От постоянного потряхивания повозки начинает тянуть в сон, и хотя понимаю, что сновидения меня не ждут, но глаза постепенно слипаются ещё немного и нирвана…

– И зачем ты всё это затеял, малыш? – печальное обращение Хэрна по менталу. Наконец-то, похоже, не выдержал болтливый канн игры в молчанку, и выдержки играть в молчуна ему явно не хватает.

– Ты, вообще, о чём? – спросонья послал я к канну риторический вопрос.

– Она навряд ли меня дождётся! – грустное послание. Наверняка вздохнулось сейчас Хэрну – Кто я для неё?

– Ты тот, кто вернул её к жизни. Тот, кто спас её и её детей. Ты тот, что поправил здоровье её телу и подлечил душу. – я начал злиться на глупое самобичевание моего друга.

– Но я сам никто.

– То есть? – опешил я. – сильнейший маг, багаж знаний которого не уместится ни в одной голове нынешних архимагов, возомнивших себя всесильными. Верховный маг нехилого ордена. Воин, каких поискать!

– Но не благородный… – перебил мои дифирамбы в его адрес Хэрн.

– Подумаешь! Пока не благородный, хотя, если честно, то я тебе могу любую бумажку слепить, если уж на то пошло, и подтвердить ею твоё высокое происхождение. Но и это не главное. Ты сам в душе благороден, а вывеска…, будет тебе вывеска, дай только ордену немного окрепнуть. Ваше могущество!

– Звучит неплохо… – Хэрн по-видимому просто хандрил – а когда?

Я ей богу просто заржал, а через мгновения откуда то сверху раздался заразительный смех канна. Поговорили…

– Она так хороша? – ну, не удержался я. Интересно, ответит или нет. Всё-таки я для него ещё совсем маленький ребёнок.

– Бесподобна! Открыта и страстна! – похоже мои похождения с Варгой убедили Хэрна, что и такие вопросы со мной теперь можно обсуждать – Нежная и ненасытная. Такое ощущение, что со мной она проделала всё то, что эти мерзавцы заставляли делать её с ними. Но делала она это со мной любя, испытывая желание и получая удовольствие, и даря его.

– Ну, а ты, я надеюсь, был на высоте?

– Спрашиваешь! Старался, как мог! Алтарь сильно помог восстанавливать силы. Вроде, весь вечер и всю ночь не унимались, но сна до сих пор ни в одном глазу и тело, словно по новой родилось. Непередаваемые ощущения!

Я улыбнулся. Завидно!

– Лечил?

– Да, и плетения на удивление легко пошли. Сказывается, наверное, полученный опыт от мага-носителя, и, я думаю, что и алтарь сильно помог. Она прямо билась в моих руках во время лечения, и знаешь…, у неё на теле рубцы от плёток и кнутов исчезли, и шрамы на шее и лице. Я когда утром на неё смотрел, то вроде и седины поубавилось.

Я согласно про себя закивал.

– Я тоже заметил, что выглядела графиня свежее и моложе обычного. Девчонки очень удивлены были и всё с расспросами приставали к ней, куда это мама, на ночь глядя, делась. Хотя не маленькие, наверняка всё понимают, судя по полученным мной от них поцелуям…

– Ага, особенно от младшенькой – опять заржал Хэрн. Его настроение взлетало ввысь, как реактивный самолёт, а я аж сплюнул с досады. Вот ведь, теперь постоянно подкалывать будут, надо же было так опростоволоситься!

Пока болтали, пейзаж вокруг нас изменился. Лес стал пожиже, солнечного света больше. Сквозь лесопосадку, что росла вдоль дороги, открываются прекрасные виды на удаляющиеся горы. Показался ручей или маленькая речка, чьё весёлое журчание доносится до нас, сквозь не прекращающееся скрежетание повозок каравана.

Купчина, мужик хоть и щупловатый, но видный. Властный и строгий. Охрана его боится, как огня. За бездарную сдачу каравана бандитам, таких люлей от него получили, что теперь ведут себя, как цепные псы, строго глядят по сторонам, напряжены и ощупывают мелькающие деревья внимательными цепкими взглядами.

– Скоро привал. Как объяснил начальник охраны, будет брод через эту речушку, а через шагов сто она впадает уже в большую реку. Вот на берегу той реки прямо около перекатов и остановимся. Господин Куэль предлагает встать там на ночёвку. А уже завтра двигаться дальше. До следующего его излюбленного места для привалов как раз один дневной переход.

Я пожал плечами. Как решит купец, так и будет, что-что, а вмешиваться в его дела я совершенно не намерен.

– Я спал?

– Подремал немного. Но времени уже за полдень. Ближе к вечеру встанем на ночёвку. Обычно караван идёт весь световой день, малыш, и уже на ночёвку останавливается в сумерках. Но сегодня нам повезёт. Может, я и покупаться решусь!

– Ты с ума сошёл! Холодно ведь!

– Соскучился по воде, а то что холодно…, у себя дома мы и зимой, бывало, купались – мечтательно проговорил канн.

Я хмыкнул про себя. Ну, то что Хэрна тянет на водные процедуры неудивительно – он и в горячее озеро первым влез. Но там горячая вода была, а тут колотун конкретный!

Я так и лежал на своей мягкой лежанке всё остальное время, которое мы провели в дороге в этот день. Мечтал, вспоминал свою Варгу, Бобика и думал над тем, как жить дальше. Налицо полное отсутствие знаний о реалиях обжитого мира. Спрашивать обо всём подряд – это множить вокруг себя недоверие, непонимание и страх. Всё, что услышал от детей графини, то, о чём ненавязчиво расспрашивал собеседников Хэрн, ясности в картину мира не внесло. Информации, особенно нужной – мизер, а весь хлам приходилось ещё постоянно рассортировывать, а иногда и старательно разбирать среди вороха всякой чуши, небылиц и откровенного вранья.

Магией заниматься не хотелось, на меня напал приступ хронической лени. Хорошо, тепло. Птички поют, никто не пытается прибить, с расспросами не пристаёт, спокойно и радостно на душе. Очередной поворот в судьбе, правда лично запланированный и организованный, но только не это планировалось…

– Это что ещё за наглость?! По моей земле ехать и не заплатить налог?!

Я даже привстал на лежанке от неожиданности. Так громко и ясно прозвучала непонятная реплика.

«Какой ещё налог?!» – я послал мысленный посыл Хэрну. – что там случилось?»

– Похоже, приехали! Местный барон собственной персоной, со своим отрядом. Деньгу с путников и купцов собирает и если у Куэля нет подорожной, то всё печально будет.

– А наша подорожная? – не понял я.

– Ею пока светить не стоит. Это последний наш аргумент и касается он только нас. Всё, караван встал!

Так и есть, слышатся только какие-то отрывистые команды и голос нашего главного в караване:

– Ваша милость, но это противоречит положению о торговле. Или здесь не действуют законы Империи?

– Ты, мужлан, поговори мне! Как загнул – «законы не действуют!» На моей земле, моё слово – закон и опирается это слово на древний порядок, что выше любого нынешнего закона. Торговля – это кровь нашей Империи, но вот только у меня вопрос, на весь груз и людей у тебя, купчина, есть разрешение? Все ли заплатили налог? – барон явно не дурак, раз разобрался, что перед ним не последний человек в гильдии, а это связи и возможные покровители.

– У нас свободное перемещение по дорогам Империи. Любой может двигаться по ним и защита от посягательств распространяется на всех и…

Но закончить мысль ему не дали. Барон снова резко его перебил:

– Ты будешь мне читать лекции о порядке использования дорог в Империи или всё таки представишь документы на свой груз и людей, что его сопровождают? Ах, есть всё-таки документы?! Ну-ну!

Мне надоело сидеть в фургоне и не видеть основного действа. Минута – и я, прихватив с собой свой лук со стрелами, высочил на облучок к Хэрну.

Однако. Военный отряд, состоящий из закованных в доспех всадников. Всего человек двадцать, не больше. Впереди детина, на вид молодой, что-то втолковывает, стоящему перед ним, купцу. Так и есть, документы смотрят.

– Но у вас в караване на одну повозку больше, чем указано в подорожной.

– Это попутчики и они не везут никакой груз на продажу. Это – путешественники.

Видно, документы у Куэля, и правда, на уровне и подорожная подписана не последним человеком в Империи, раз барон стал вдруг резко таким вежливым и предупредительным.

– Позвольте мне самому убедиться в правоте ваших слов. Какая повозка не ваша, уважаемый господин Куэль?

Вот и до нас добрались. А тут и гадать-то нечего. Наша повозка резко отличается от остальных. Крытая, два коника в неё запряжены, что выгодно отличаются от остальных копытных своей статью, мощью и красотой. Фургон ухоженный и выглядит, несмотря на трудное путешествие по горам, очень достойно. Материал натянутого тента лоснится прекрасным кожаным покровом, что даже после сегодняшнего перехода не оставил на себе слоёв пыли от весенней дороги. Колёса мощные, возница и его помощник отличаются от других собратьев своим нестандартным видом. Каннов больше в караване не было, про детей и вовсе молчу.

– Гоблин!!! Вот так новость!

…Похоже, мы влипли!

Щиты на фургоне подняты в боевое положение. Хэрн сжимает арбалет, а я, с наложенной на луке стрелой, фиксирую положение потенциальных противников.

– Имею честь представить вам, Ваша милость, господин Хэрн со слугой. Он вольный наёмник, в данный момент не имеющий контракта. Следует в столицу с целью найма. – Куэль, как и было оговорено, представил канна наёмником, ищущим достойный заработок. Как объяснял купец, наёмники единственные имели право беспошлинного передвижения между странами. При въезде в города пошлину они конечно платили, но не такую, как купцы или крестьяне, что везли свои товары на продажу. Вот и теперь, никто не может предъявить претензии, но это мы так думали…

– А кто может подтвердить, что данный гоблин – наёмник? И этот пацан очень похож на беглого раба!

– Но это неправда! – опешил Куэль.

– Да ну?! Докажите мне обратное! – барон нагло улыбается, видно что-то задумал, гадёныш.

– Вы утверждаете, Ваша милость, что мой слуга ваш беглый раб? – неожиданно раздался голос Хэрна, спокойный и какой-то довольный, что ли. Довольный?!

О! Похоже, благородный нарушил какие-то предрассудки или, и вовсе, понятия, по которым живет большинство простого народа этого мира.

Предводитель отряда явно не ожидал вопроса от канна и от этого впал в ступор.

 

– Вы, Ваша милость, настаиваете, что этот милый маленький мальчик ваш раб? – ещё более жёстким голосом проговорил Хэрн.

Не понял, он что, так настаивает на этом аспекте? – испугался я, не понимая того, что задумал Хэрн.

– Ты смотри, а эта обезьяна ещё и разговаривает по-нашему! – пришёл на помощь своему командиру мощный воин с грубым, словно каменным лицом.

Реакция канна на грубость последовала незамедлительно.

– Это с каких пор шакалы вперёд хозяина тявкать начали?! – Хэрн принял предложенные правила игры.

Как я понял их, барон что-то не то сказал, за что его могли вызвать на бой, а теперь, вроде как, его помощник принял удар на себя. Видно, никто не ожидал, что канн так смело пойдёт на конфронтацию и присутствие известного купца не давало навалиться им всей толпой. Таких свидетелей нарушения древних правил иметь никто не хотел!

Но, похоже, что без драки уже не обойтись. Понимает это барон, понимает это и Хэрн. Всадники уже так буро не давят, разошлись в стороны, освобождая место под предстоящее действо.

– Господа! – вмешался Куэль. – Идёт война, не благороднее разве проливать кровь в сражениях против захватчиков, а не в выяснении отношений меж друг другом.

Барон с усмешкой посмотрел на купца.

– В ваших словах, уважаемый Куэль, есть рациональное зерно и поэтому бой пройдёт до первой крови. Ставками будут лошади и оружие противников. Канн не проиграет в любом случае, у него, я смотрю, две лошади, одна ему останется, как утешительный приз. Побеждённые имеют право выкупить, как лошадей, так и оружие у победителя.

Барон чему-то очень рад, но не понятно, кто кому делает вызов. Воин молчит, ждёт, что скажет канн.

Ситуацию, в свою очередь, просчитал и Хэрн.

– Вы бросаете мне вызов? – обратился он ко всем сразу.

Барон явно поморщился. Отвечать придётся и отвечать первому, при этом, отрицательный ответ не предусматривается вовсе.

– Повод слабый, но прежде, я бы хотел посмотреть на вашу подорожную.

– Зачем, Ваша милость? Даже если она у меня есть, это уже ничего не меняет. Вы, как я понял, отказываетесь от своего заявления насчёт ребёнка? – Хэрн вопросительно посмотрел на дворянина.

Поборолись взглядами с минуту в звенящей тишине, даже лошади и те не всхрапывали.

– Да, я поторопился с заявлением. Показалось, наверное. – пошёл на попятную барон, но ясно и так, что если победит бугай моё будущее будет незавидным. – Кстати, он, случайно, не является вашим учеником, уважаемый?!

Хэрн оскалил пасть в ехидной усмешке.

– Увы, нет. Всего лишь слуга, Ваша милость. Но, не начнём ли мы. У нас не так много времени, как это может показаться.

В простое время я попал. Если что не так, то прошу на поединок. Только регламентирован сам принцип вызова на бой. Древние устои и правила, которые нарушать, ну никак нельзя. Никто не хочет превращаться в изгоев. Вот и сейчас, вроде и сила на стороне барона, но и всем скопом навалиться уже не могут. Напали бы сразу – и всё, ну побандитствовали – с кем не бывает?! А тут, вроде как, поборником законов себя выставил и получил поединок за спорное утверждение о моём рабстве. Почему детей никто и старается не возить с собой в путешествиях. Попадётся по дороге такой барон, и привет. Был пацан и нет пацана. Ведь не у каждого ребёнка под рукой окажется такой смелый, и главное, сильный Хэрн…

Противники встали напротив друг друга. Барон, понимая, что не прав, решил обойтись малой кровью. Бой до первой крови, но и выигрыш от победы небольшой.

Караванщики обступили место на дороге полукругом. Зрителей, а главное свидетелей, хватает. Все ждут начала поединка, но барон что-то медлит. Если рыцарь барона стоит со щитом и мечом, то канн только с одним копьём. Воин в полном доспехе, а Хэрн выглядит одетым только в кожаный костюм. И по размерам огромная разница. Воин барона мощный, на голову или даже больше выше канна. В разлёте плеч боюсь их даже сравнивать. Всадники расположились напротив караванщиков. У барона на лице явно читается желание разогнать нежелательных свидетелей, но против Куэля дёргаться не хочет.

– Напоминаю условия схватки. Бой до первой крови. Убивать необходимости нет! – на что верзила стоящий напротив Хэрна так гаденько усмехнулся. Понятно, что он, как раз, щадить канна и не собирается.

Как-то незаметно образовался тотализатор. Кто-то кинул клич и уже шустрый малый из состава возчиков бегает между зрителями и принимает ставки, записывая их на откуда-то появившийся лист бумаги.

– От вас ставки будут? – я даже сперва не понял, что вопрос адресован ко мне.

Я так и стоял на крыше фургона пялясь на новоявленного крупье.

– Вы ставки делать будете или нет? – вновь повторил вопрос дотошный комбинатор.

– И каков расклад? – выйдя из ступора спросил я.

– На твоего хозяина поставил только наш купец, чтобы поддержать ставки. Барон и его люди естественно поставили на своего бойца. Всего что-то около двух тысяч золотом. Наши ребята тоже поставили против гоблина. Ставка купца три тысячи. Чтобы уровнять ставки не хватает полторы. Ставить будете? Деньги есть?

Ага теперь понятно чего он ко мне прицепился. Хэрн сам на себя поставить не может, я же пока могу…, если деньга имеется конечно.

Деньги конечно есть. Но светить ими очень бы не не хотелось. А что если…

– Уважаемый Куэль, не ссудите ли нам тысячи три? – спросил я смотрящего на меня купчину.

Достойный нам дядька попался. Он только усмехнулся и громко произнёс:

– А почему не больше?

Я посмотрел на притихших любителей боевых развлечений и дармовых денег.

– Да, боюсь у собравшихся столько денег не окажется.

Провокацию я провёл классически, да и торгаш помог капитально. В результате, в пять раз удалось поднять общую ставку. Ох, и азартные живут в этом мире люди! Никто равнодушным не остался. Барон так и вовсе, слыша озвучиваемые суммы, распорядился чуть ли не посыльного за деньгами отправлять, но, как объяснил Куэль, это было бы лишним. Магия, чёрт возьми! Есть кулоны, вот с помощью их и проведут расчёт при необходимости прямо здесь, на месте, на дороге в лесу! Невероятно!

Ставки сделаны. Народ разделился по кучкам. Собираются болеть, как на футболе на Земле, в самом деле.

Вот барон встал между противниками, поднял вверх руку. Выждал небольшую паузу и, резко махнув рукой вниз, отскочил назад.

Противники даже не дёрнулись. Опытные воины, сразу видно, и недооценивать друг друга не будут, что абсолютно естественно.

Почти синхронно начали движение по кругу. Видно, мои большие ставки насторожили воина. Боец барона с опаской посматривает на канна, то ли уже сталкивался с гоблинами, в бою предпочитающими копья, то ли у него просто тактика такая. Напряжён и всегда спокойный Хэрн. Чувствует, наверное, родственную душу хорошего мастера.

И всё-таки рыцарю показалось, что вести танцы вокруг да около для него оскорбительно и он смело бросился в бой. Прикрывая голову и туловище большим щитом, буром попёр на подвижного канна, стараясь прижать Хэрна к стене стоящих сзади зрителей. Но поймать канна не так просто. Лёгкий, подвижный, он буквально бегал по площадке, изнуряя закованного в сталь рыцаря, при этом часто нанося удары наконечником копья. Пока его удары ни к чему не приводили. Всадники барона осуждающе кричат и свистят, не нравится им поведение канна. Но бой – есть бой, каждый воюет так, как умеет. Меня и так удивило, что условия поединка не одинаковые. Хэрн выглядит голым, в сравнении с закованным в латы рыцарем. Вот и использует Хэрн свои преимущества в скорости. Главное пока, не принимать ближний бой, в котором несомненно перевес в силе будет у рыцаря. А последний уже стал задыхаться. Всё, спёкся. Загонял его Хэрн. Встал железяка посередине поля боя и только топчется на месте, поворачиваясь в сторону мечущегося канна. Жало копья мелькает со всех сторон. Я и вовсе не понимаю, зачем рыцарь напялил на себя ещё и металлический горшок на голову, ведь в нём ему ни черта не видно. Просёк это и Хэрн, его движения стали и вовсе размазанными, и воин уже не успевает подставлять под удары копья щит.

Зашаталась железяка, сил стоять уже нет. Машет мечом, как полкой, стараясь вслепую отогнать от себя вёрткого Хэрна. Всем зрителям уже ясно, кто выиграл этот поединок и чем он должен закончиться. Слышится со всех сторон осуждающий свист и оскорбительные реплики, проигравших свои кровные деньги, зрителей. Недовольны все, но на враждебные действия против победителя идти не решаются.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru