Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

* * *

Жуткий приступ голода заставил меня подскочить с постели, откинув сторону тяжёлое шерстяное одеяло. Огляделся. Похоже, что меня определили в один из павильонов, предназначенных для жилья на первом ярусе. Плетение контроля! Оп-па! А народу-то прибавилось в разы.

Около меня сидят на дежурстве два брата орка.

– Ваша светлость, слава богам, вы очнулись! – Гных скалится радостной улыбкой, братан с места сорвался куда-то в сторону. Мог бы и так позвать командиров, подумал я, но, посмотрев на пустой импровизированный стол, на котором одиноко валялись пустые кубки и тарелки, и надежда благодарностью разлилась теплом по душе. Братец Гныха метнулся мне за едой. Отлично!

– Осторожней с титулами, Гных. Ещё кто услышит, тогда проблем не оберёмся. Наши-то как, все целы? И откуда вокруг столько народа?

– Целы все, это только я вас уберечь не смог. Волк рассечение получил и напарница Хэрна кинжал в живот словила. Хэрн её вытянул с того света. Сам после лечения еле на ногах стоял. Сказал, она такими глазами в сторону темниц смотрела, где её детей держали, вот Хэрн и не выдержал. Весь без остатка выложился, даже на вас его не хватило. Луи его до сих пор корит по этому поводу. Вы вторые сутки без сознания лежите. Вас на следующий день Хэрн подлечил. А уже ночью встречали главаря шайки с его головорезами. Матёрый попался, но повезло, что мага среди них не было. Хэрн, правда, после того, как повязали их, нашёл какой-то жуткий артефакт, но он был разряжен и главарь не смог им воспользоваться, хотя, как сказал командир, и пытался. Без крови не обошлось. Нас пятеро всего было. Волка, как самого слабого после ранения, в секрет отправили, который оборудовали около съезда с тракта. Расстояние мысленной связи, оказывается, очень большое. Во всяком случае, Луи его хорошо слышал. Мы, в принципе, и так их ждали, но ждали полностью захваченный караван, а тут ударная группа вместе с главарём пожаловала. – рот у радостного Гныха не закрывался и он вываливал на меня весь ворох новостей, из того, что я успел пропустить. А пропустил я, оказывается, многое! – Волк и передал, что к нам кавалькада двинула. Главарь опытный и осторожный оказался. Вперёд заслал разведку. Троих мордоворотов. Их графиня встретила на входе. Она у них как прислуга работала, ну и пользовали её все, кому не лень. Та, чтобы детей не трогали, любую прихоть выполняла по доброй воле. Те её увидели и расслабились. Как она только стояла после такого ранения не понятно. Вот они её увидев, решили, что всё в порядке, гонца с известием отправили к главарю и основной группе отряда, а сами, вдвоём зажали графиню прямо у входа. Луи с Хэрном им ноги перерубили. Уж очень Мариан просила их оставить для неё. Я потом посмотрел, что она с пленными сделала…, ой! Тебе лучше об этом не знать и не видеть. Но я отвлёкся. Главарь с остальными спокойно подъехал. Как потом передал Волк, они к каравану посыльного отправили. Когда всадники приблизились, и стали с коней слезать, вот тут мы и дали залп. Хорошо заранее цели для каждого наметили, вот и результат поэтому такой хороший получился. Двулучные арбалеты Дора шансов бандитам не оставили. С такого расстояния сложно промазать. Двенадцать ублюдков уже валялись на земле. Луи вяжущее плетение в вождя кинул и тот попался. Мы так у себя на Родине, на охоте оленей ловим. Невидимые нити путают жертве ноги. Действие всего пару мгновений, но нам этого хватило. После арбалетной атаки остальных бандитов взяли в мечи. Стоящих противников среди них нее было, или были обескуражены такой внезапной атакой, или без своего главаря оказать слаженное сопротивление не смогли, но факт налицо, в итоге атаки из двадцати живыми взяли половину, а остальную половину добила собственноручно графиня. Она еще раньше и остальных раненых бандитов лично порешила. Вот же натерпелась женщина, она такое рассказывала. Но, в основном, Хэрну и Луи. Я так, краем уха слышал, что вроде эта банда имеет протеже наверху, и чуть ли не в Императорской семье у неё покровители есть. Вот потому они так нагло и действовали. Ну, об этом тебе Луи с Хэрном расскажут, а ты лучше давай, поешь. Луи передаёт, что чуть позже подойдёт, а Хэрн…

Хэрн и так в процессе гныхова повествования выходил на связь и предупредил, что будет чуть попозже, что-то они там нашли интересного в покоях главаря.

– Ты мне лучше скажи – я уставился на большую миску пельменей, что принёс для меня наш добровольный вестовой – они из нормального мяса? Человечину не добавляли?

Орки на меня выпучили от удивления и радости глаза, а Гных выдал вслух очередной перл…

– А вы ее, что, тоже уважаете?! – простой Гных своим вопросом заставил мой желудок свернуться в приступе безрезультатной рвоты.

Блин, идиот! Какой вопрос такой и ответ, самому думать надо, что спрашивать и кого, и вообще…, я есть хочу?! Хочу! Так ешь, чего глупые вопросы задавать…

– Что там дальше было, Гных? – с набитым ртом спросил я.

– Дальше? Пленных раздели. Кто ещё на ногах стоял – связали, на третий ярус опустили. Там у них тюрьма оборудована с камерами и решётками железными вместо дверей.

– Погоди, ты же говорил, что вас пятеро было, а после стрельбы из арбалетов сказал, что разом почти двенадцать ублюдков на землю повалились. Волк, что ли, успел вернуться?

– Нет, что ты. Это девчонки стреляли. Мариан, которая графиня и другая графиня, которую Луи от порки вначале нашей атаки на логово, на поверхности спас. Помнишь? – я кивнул головой. – Вот она и стреляла. Она молодая, красивая, но порядок знает. Молодец, теперь Луи постель греет.

– Что-о-о? – опешил я.

– Ты не то подумал. Луи – он Вар. Он без одобрения кланом жены, в постель с женщиной не ляжет. Это нам всё равно, а он не может. Ему нельзя! Вот если он официально подаст обоснованное прошение на выход из клана или его признают полноправным Варом, что вполне возможно теперь, после того, что с нами произошло, то тогда он сам себе будет выбирать жену.

Обалдеть, как накручено. А с другой стороны, они все здесь за своих детей в ответе, магия крови ошибок молодости не прощает, вот с помощью чего надо с должников алименты выбивать – не к месту подумал я.

– Мы тогда всех пленных на верхние жилые помещения перевели. Еще днём это сделали. Женщин много, всё больше молодых. Дети есть. Пятеро мужиков благородных, двое не ходячих было. Раненные сильно. Трое в таком состоянии были, что не понятно, как вообще живы были до сих пор. Их для чего-то держал в клетках главарь. С ним теперь Хэрн и Луи разбираются. В качестве свидетеля привлекли Мариан. Говорят, как её главарь живой увидел, чуть со страха сознание не потерял. Кстати, графиня от Хэрна ни на шаг не отходит. Разве что с детьми своими возится, а так Хэрна одного никуда не отпускает. Даже спят вместе… – шёпотом заговорщически поведал новость Гных. Завидует, наверное, а нам то что? Тоже, конечно, завидно. – Пока тебя Хэрн лечил, графиня и от твоей постели не отходила. У неё сын чуть старше тебя, а дочери-двойняшки, ещё постарше будут. Насколько, навскидку не скажу, но ненамного. Мальчик, вроде как одарённый, а девчонки очень красивы – все в маму.

А Гных тоскует по родственникам, и чувствуется это в его отношении к детям. Ребята клана из могучего орка верёвки вили, наравне с Сержем. Вот кто в своё время для Гныха был неприкасаем. Говорят, что он даже с Луи сильно ругался после того, как начальник охраны к демону свои воспитательные меры применил.

– Гных, а чем наше первое сражение закончилось? Я помню, что меня вывели из боя, когда сильная заваруха началась и к нам толпа по лестнице поднималась.

Гных немного смутился и опустил голову.

– На Хэрна с напарником обитатели госпиталя навалились, их там семь человек оказалось. Непростые ребята, видно, бывшие наёмники. С мечами обращались, как боги. Досталось нашим. На напарницу вначале никто внимания не обращал, а она подняла где-то по дороге арбалет и по бандитам стреляла из-за спины Хэрна. Успела три или четыре выстрела сделать, мы потом осматривали место стычки, так трое ранены ею были, двое из которых и оказались самыми опасными. Когда к ней бросился один из бандитов, она и получила своё смертельное ранение. Хэрна от входа оттеснили, ну, и прирезали женщину. Хэрн, как услышал её крик, напарник его рассказывал, весь взвился и молниями в оставшихся бандитов бросаться начал, да так ловко, что в несколько мгновений троих или даже четверых уложил магией. А с последним бугаём на клинках сошлись. Он своим багером, в конечном счёте, развалил того пополам. А потом бросился спасать помощницу. А у Луи… – Гных перевёл дух глянул на сидящего рядом с нами брата и продолжил – у них на пути, конечно, поменьше народа было, но по-общему качеству воинов получше будут, чем те, что противостояли Хэрну, ну, если не считать крайнюю стычку. Как говорил Волк, они только вышли из помещения, где до этого успокоили любителей игр, как навстречу им трое вышли откуда-то. Так нос к носу и столкнулись в коридоре. Мы потом у противников доспехи смотрели – не поверишь, ни одной царапины нет, а лупил их командир очень качественно. В общем, тяжело пришлось, они даже нам на помощь вырваться не могли, так их там зажали, да ещё и помощники противнику прибежали из дальних помещений. Благо, в коридоре особо не развернёшься и количественный перевес роли не сыграл. Они всем скопом навалиться не могли. На том месте потом восемь трупов насчитали. Вернее, потом трупов, а тогда они ранеными были. А крови сколько было! Мы потом, когда расположились на отдых здесь, Луи пошёл проверять, что на следующих ярусах творится и пленных вывести надо было и к бою с караваном подготовиться, за ним графиня побежала чтобы всё показать и объяснить. Она, кстати, детей около нас пристроила. Они просто сейчас убежали, на улице среди повозок бегают.

– А что был бой?

– Спрашиваешь! Ещё какой! Народу-то брать караван ходило, знаешь сколько? Главарь – парень осторожный, он всегда всё основательно планировал. И понапрасну не рисковал. Нападал только, когда был точно уверен в результате и всегда обеспечивал перевес в силе. Первыми валили болтами от дворфов магов и, по возможности, рыцарей. Магов как-то главарь вычислял в толпе сопровождавших караван, а рыцарей обычно и так видно. Но, давай по прядку, а то я скоро запутаюсь. Вернёмся к Мариан. – брат Гныха очередной раз метнулся за продуктами, моя яма желудка прогрессировала и в этот раз мы с Гныхом заказали ещё и вина… – Графиня – между тем продолжал говорливый Гных – разместив детей куда-то умчалась. Мы честно думали, что хрупкая дама за продуктами направилась, уставших мужиков и детей кто-то кормить всё-таки должен. Ага, не тут-то было. Её, возвращавшийся Волк, за таким делом застал…, он как раз возвращался с молодухой с улицы и вдруг услышал в коридоре вскрик характерный, когда несчастным горло режут. Он тут же пинком юную графиню к нам направил, пинком в прямом смысле, а сам прокрался, осторожно ступая по грязному полу, в сторону коридора, где бился Хэрн. И знаешь, что он там увидел?

 

Я усмехнулся.

– Ну, ты же сам говорил, что графиня всех раненых собственноручно прикончила.

– Ой малыш, если бы так просто прикончила. Она им все причиндалы кинжалами выковыривала, перед этим засунув в рот вместо кляпов отрезанные валяющиеся части тел. Мстила гадам жёстко и жестоко. Волк говорит, как увидел эту картину, то остолбенел. Говорит, такого ужаса он никогда в жизни не испытывал, а Волк – он парень тёртый, в таких переделках бывал!

У меня, от разыгравшейся перед глазами картины, мурашки по телу забег начали.

– Ну, Волк так же осторожно вернулся обратно и всё Луи рассказал. А через какое-то время спокойная графиня заявилась, со снедью на подносе. Сам понимаешь, как ни голодны мы были, но первые мгновения ни один кусок в рот не лез, при виде этого подноса в её ласковых руках.

Вот гад, сперва пожалел меня, воздерживался от рассказа об этих зверствах, а теперь, похоже, забылся и всю подноготную на меня вывалил, а не думает, что я тоже в этот момент ем. Ух!!! Продышаться. Продолжим.

– Вы ей ничего не говорили?

– Хэрн на следующий день поинтересовался у неё насчёт этой волны жестокости, так она ему ответила, что вы, господа, настоящей жестокости ещё не видели, а это, мол, так, просто оплата долгов, которые накопились за последнее время. Больше мы к этому не возвращались.

Помолчали, пережёвывая прекрасное жареное мясо с хлебом. Пара глотков вина из кубка и…

– Так что там с караваном?

– С караваном! – Гных улёгся на подстилке на бок лицом ко мне. – Встретили, как полагается. Сперва ускорено допросили главаря и всех, кто более-менее из разбойников целым остался. Главарю ошейник надели. Он теперь, как овощ по клетке ползает. А тогда его с Мариан у самого входа поставили, типа они встречают караван. Караван подошёл под утро. Как раз светать стало, а нам для стрельбы просто прекрасно. Волк, как только появился караван к нам побежал. Встречали полным составом. Даже благородных уложили между камнями с арбалетами. Хоть какая, а помощь была. Но основная задумка конечно была связана с магией. Гных с Луи установили общий щит и готовили заклинания молний. Я предлагал ударить фаерболами из арбалетов, но Хэрн сказал, что очень много пленных на этот раз досталось бандитам. Если бить площадью, всех без разбора положим. Стрелять можно, если бандиты начнут кучковаться. Впрочем, так и получилось. Выбивать возниц начали, когда караван уже остановился. Он, и правда, был просто огромный. Около сорока телег, фургонов, и повозок и даже две кареты было. Возницы начали падать, а остальные ничего не понимая по привычке прошлых боёв кучканулись около своего командира. Ну, того, кто на тот момент командовал в караване. Тут Луи и дал команду на применение генераторов фаерболов. Полыхнуло знатно, лошадей только жаль, но по-другому такое количество положить очень непросто и так недобитков около тридцати человек оказалось. Представляешь, бандиты, а никто не побежал, хотя возможность была. Власть главаря работала даже в тот момент. Тут уже мы, разбившись на пары, в атаку пошли. Свалка получилась знатная. Пленные молодцы с тыла на бандитов нападали. Особенно выделялась одна пара, наглая и уверенная. Командовала она пленными обозниками просто феноменально. Помогли хорошо. Та пара впоследствии оказалась хозяевами караванов. Оказывается, в тот вечер главарю банды невероятно повезло. На месте засады остановились два каравана, идущие в противоположные стороны, вот он их и захватил. Самое смешное случилось позже, когда повязали всех бандитов. Какой-то прыщ начал кричать, что он маркиз и все должны подчиняться ему. Так вот, Хэрн к нему подходит и так между делом палкой в живот ему тычет и говорит подошедшему Луи, мол, нормальный, упитанный, его мол, первого в котёл. Маркизик сразу в штаны прямым образом наложил от страха. У Хэрна в тот момент настроение не очень было, ты в сознание никак не приходил, ну и выражение лица у него было соответствующее. Обгадился, короче, благородный со страха. Луи приказал нам развязывать пленных, а сам громко объявил, что на стоянке находятся женщины и дети и если кто посмеет обидеть хоть одну, то он повесит виновного на дереве лично. А потом хозяева караванов учудили, начали разборки проводить с наёмниками. Один из них даже руками махать начал, ну ему Луи и зарядил пинка. Тот в кусты и улетел. Второй возмущаться начал, так я ему без слов – в глаз кулаком. Вот! Теперь только видит меня, сразу кланяется. Весело. Обнаружили склад банды. Запасов огромное количество и всё качественное, уложенное, со слов главаря, на днях должны были отправлять награбленное на продажу. Даже не так! За товар деньги главарём уже получены. Часть золотом, остальное на кулон в банке записали. А за товаром должны были приехать. Чуть ли не завтра. Хэрн хотел пока ты в отключке засаду сделать. А теперь, даже не знаю…

Я задумался. Засада, конечно, вещь отличная, но ввязываться в местные разборки очень уж не хотелось. И если два каравана шли в разные направления, то стоит нам с командой Луи разделиться. Очень хорошая ситуация вырисовывается. Мы уходим, а Луи пусть остаётся и ловит нечистых на руку купцов на горячем, если ему так неймется.

Эта мысль начала меня сильно грызть. В таком скоплении народа я чувствовал себя не очень. Я, конечно, визуально никого рядом не видел, но на моём радаре от точек в глазах рябило. И выделялась среди них одна своей интенсивностью и набирающейся мощью. Жаль, я тогда на это не обратил внимание, что в последствии чуть не стоило нам всем жизни.

Луи с Хэрном вернулись ближе к ночи, я даже поспать успел. Но на поверхность выходить не стал. Гных говорил, что приходила графиня с детьми и, узнав, что я очнулся, обрадовалась. Оказывается, все эти дни она за мной ухаживала и заботилась. Девчонки, Гных рассказывал, пытались пристыдить мать, что она ухаживает за безродным сама, когда вокруг полно простого народа, но мать быстро приструнила зазнаек сказав, что это честь ухаживать за воином, который участвовал в спасении их жизней, а я воин…

Пацан проникся мамиными словами и ничего против не говорил, а вот девчушки пытались показывать зубки. Правда, когда я проснулся, около меня никого не было. Луи ковырялся ложкой в большой тарелке, вылавливая в бульоне пельмени. Хэрн чавкал напротив, присутствовал ещё Гных, а остальные…

– В караул выставили – пришёл ответ от Хэрна. И уже голосом – привет, малыш. Ну и напугал ты нас очередной раз. Есть будешь?

Ну, когда я от еды отказывался? Миску, ложку в руки, рядом большая кружка с бульоном. Красота!

– А где твоя напарница? – не удержавшись, подколол я Хэрна.

– Наверху, командует собравшейся бандой. Лошадей ведь тоже обслуживать надо. Купцы и вовсе свои телеги ни за что оставлять не хотят. Наёмники учли прошлые ошибки, теперь службу блюдут, как по-писаному.

– Я не понял, мы, что одни в подземелье?

– Почему же одни?! Пленные в камерах. Там дальше – лазарет. Я так прошёлся по ним без фанатизма. Женщины, дети. На ночь только охрану выставляем. Наши на ночь все здесь собираются. У наёмников людей достаточно. – ответил Хэрн с набитым ртом.

– И как себя ведут спасённые? – не унимался я

– По-разному. – Луи откинулся на подушку – Но то, что все радостны, довольны и счастливы, точно. К нам относятся, как к … – замялся орк пытаясь подобрать слова

– Хорошо относятся. – поддержал друга Хэрн – боятся, уважают и слушаются. Долг жизни многое значит, а неоплаченный долг – большим грузом ложится на судьбу спасённого. Потому и лелеют нас здесь, особенно женщины. Вон, Луи, не знает как отбиться от приставучей девчонки, а та сердится. Ведь таких, как она вот почти двадцать и все, как на подбор, красавицы, а, по непроверенным данным, ещё и девственницы. А этот кочевряжится!

Луи угрюмо молчал. Я усмехнулся. Вот же, эти предрассудки, хотя для этого мира, может быть, и правда, очень важно выполнять заветы предков, ведь и боги здесь не картонные, а реально существующие.

– Что дальше делать будем, господин? – а Луи похоже очень сильно напряжён, то ли боится, что испугаюсь и не отпущу их на все четыре стороны, то ли ещё что.

– Как себя ведут начальники караванов? Они вообще управляемы? – похоже пора пытаться проводить в жизнь свои задумки, но, для начала, стоит прояснить для себя некоторые моменты.

– Два не последних купца в Империи. Один держал путь в столицу, а вот второй направляется в провинцию Фике. У него и был тот самый богатый караван, что и ждали разбойники. А второго, так, в нагрузку прихватили, хотя как раз у него товар тоже далеко недешёвый, так…, слегка специфический. – Хэрн усмехнулся – Дор с Дэром, с одной стороны, и Ральф с другой, за него бы всё золото отдали!

– И что там? – в нетерпении спросил я.

– Камень, из которого алтари делают. Очень редкий и чрезвычайно дорогой товар.

Ого, вот это да!

– А чего ты так интересуешься хозяевами караванов, малыш? По факту, они все теперь нам принадлежат, и купцы об этом прекрасно знают, впрочем, как и все остальные. – Хэрн всегда лезет вперёд со своими неприятными вопросами.

– Что там с добром, доставшимся от бандитов? – проигнорировав вопрос друга, продолжал я уточнять ситуацию.

– Неплохо, но для нас всё бесполезное. Думаю, всё продать купцам. Пускай выплачивают нам наш барыш. Скинут деньги на кулон и всё, – ответил задумчиво Луи.

– Интересно как ты себе всё это представляешь, Луи? – усмехнулся Хэрн.

– А просто. Дождёмся прибытия каравана, что идёт за награбленным. Крутим всех и в ближайший город, где есть представитель Императора и прокурор. А там купцы кидают нам деньги и привет. Мы и разъезжаемся в разные стороны, как и планировали!

Что же, можно и так, но, боюсь, такие разборки, что последуют после того, как мы всей толпой появимся в городе, нам с Хэрном не позволят затеряться. Думай, Юрок, думай!

– Деньги главаря нашли? – задал опять вопрос.

– На удивление мало у его оказалось наличных. Около тысячи золотых серебром, всё остальное, видно, успел раздать подельникам, остальное всё на кулоне, но это не проблема. Прибудем в город, а деньги уже у коротышек заберём. Не беспокойтесь.

– Значит, так! – я принял решение и теперь собирался его озвучить, но видно, не судьба…

– Внимание, нежить! – раздался дикий крик Волка.

Ого, а это-то, откуда здесь взялось.

– Спокойней! – кидаю в пространство мысль – откуда появилась? Как себя ведёт? Если ли жертвы?

– Мёртвые бандиты поднялись, окружают стоянку. Всех живых спускаем вниз. Лошадей, на удивление, зомбяки не трогают. Действуют слаженно, как загонщики. Наёмники к ним боятся приближаться. Очень похожий шлейф страха, как был от Линчей. Но послабее. Что делать, господин?

– Всех вниз. На лестнице делайте затор. Там держаться будет легче. Что ещё?

– Словно зов идёт снизу подземелий. Мне Мариан об этом сказала. Я сам ничего не чувствую, но её сын, как в истерике бьётся. Боится!

Зов, говоришь! Да ещё из нижних уровней подземелий. Ох-хо-хо! Похоже, допрыгались. Вот и древнее пророчество ожило от обильной поливки кровью!

Похоже, схожие мысли и у Луи с Хэрном, да и Гных удручённо на меня смотрит. Что же, раз зов идёт оттуда, то и причина всего этого кошмара находится там же.

В помещениях слышится детский плач и истеричные крики женщин. Вот же, ещё проблема с этим набором семейного счастья.

– Луи, идите с Гныхом успокойте эту толпу. Вниз отправь наблюдателей из состава наёмников, не удивлюсь, что и оттуда гости скоро пожалуют!

– А вы чем займётесь, господин? – Луи напряжён, но какая, же у него вера в меня в глазах плещется!

– Подготовимся с Хэрном к путешествию на нижние ярусы подземелий. – И тут меня словно током ударило, «пульсирующая увеличивающая точка на радаре», вот и ответ!

Плетение контроля школы драконов. Так и есть. Вот, чуть ниже нас, большая пульсирующая метка, не двигается! Рискнуть? А может, просто нежить перебить? Вряд ли! Нас сейчас просто пытаются, что-то типа, в гости пригласить, а вот что будет, если мы буром попрём? Боюсь, все тогда тут ляжем. Хэрн, видно, тоже так решил и теперь смотрит на меня в ожидании.

 

– У тебя, что есть из артефактов? – спросил я канна.

– Ничего, только пару заготовок от Ферро, и кулоны богини с Бобиком. Дать?

– А они освящены? Имею ввиду кулоны.

– Да, Ральф постарался. Наденешь?

За неимением ничего лучшего и такое подойдет!

– Заготовки – кольца?

– Да.

– А они заряжены?

– Не полностью, но у меня всё равно не получается из них манну забирать.

Не густо. С таким набором шансы у нас равны нулю. Забрать у Луи камень душ на время? Вариант, но не очень! Обидится орк, а вот как раз этого хотелось бы избежать.

Прибежал запыхавшийся Гных, который ходил смотреть, что творится на улице.

– Без сомнения, поднятые мертвецы. Пока ещё не зомби. Но то, что они действуют слажено, говорит о том, что нам противостоит очень сильный некромант или просто маг, знакомый с чёрной магией. Окружили вход, но на приступ не идут. Зов не чувствую. Волк спустился на этаж ниже склада. Мысленная речь теряется. Что-то её глушит. Я испугался и следом бросился за ним, а он спокойно по коридорам с факелом ходит. Мыслеречь внизу хорошо по ярусу слышится, а вот до вас я уже дозваться не мог.

И снова «ого!» и вновь удивление!

– Что-нибудь нашли? – Луи, на правах командира, задал этот животрепещущий вопрос.

– Что-то вроде двери, перед нами сама собой открылась, но войти мы туда сами не смогли, не пускает что-то или кто-то.

Понятно, нас ждут. Только кого? Меня? Ой, как не хочется мне туда идти! Боже!

Все уставились на меня.

– Разбирайтесь пока с народом. Располагайте их. Организовывайте охрану и службу. Вниз идём после доклада, что всё готово. Женщин сюда пока не пускать, чтобы не отвлекали. Давайте, а я пока подумаю.

Смешно со стороны смотрится, малой команды раздаёт. Но посторонних нет, ничего страшного, да и верят они мне. Что же делать? Вот и древнее пророчество ожило и как бы не остаться здесь навсегда!

Я поёжился, ой, как же не хочется!

Дверь, вроде металлическая, только металл больше на алюминий смахивает. Отталкивающего действия не чувствую, путь свободен. Плетением контроля пользуюсь каждые пять шагов. Но пока всё спокойно, только точка всё ярче и ярче. Куда же нас завлекают так нагло и бесцеремонно. Как в игрушки кто-то нами играется. На поверхность, и правда, не выйти, шлейф страха ломает волю и сопротивляться сил не остаётся. Но уже на лестнице, ведущей на первый ярус, наваждение проходит.

Не отвлекаемся. За дверью винтовая лестница, резко уходящая вниз. Первым идёт Луи за ним Хэрн, потом я, а замыкает процессию Гных. У дверей остался братец Гныха, а Волк с напарником занимаются наёмниками и следят за действиями нежити.

Я оставшееся время потратил с пользой. Навесил руны, какие смог. Мне доступно три гирлянды и я навесил всё по полной.

Во-первых, магия святого порога представлена тем, что мне даётся намного легче. Сперва плетение «Паралич», пусть будет, а вдруг пригодится, к нему крепится «Благословение», дальше заклинание второго уровня, что показал мне Ральф, «Ясный свет» называется. Дополняет «Благословение» повышая боевой дух, а главное, делает невосприимчивым носителя, к которому применено плетение, к заклинаниям темной магии первого-второго уровней. Но вот только действие его очень слабенькое. Я засекал, не больше двух минут держится.

Вторая гирлянда более внушительная. Магия жизни. Ну, тут всё ясно, плетения тайны леса с первого по пятый уровни. Только не одного боевого среди них нет, и защита тоже отсутствует.

Напоследок магия порядка. Четыре заклинания на гирлянде расположено. Плетения защиты, атаки, поддержки и контроля. Все, как и в прошлые разы, ничего не поменялось.

В руках у меня арбалет Хэрна и его сумка с дополнительными магазинами. Все заряжены болтами из металла древних от Дора, а болт, уложенный в ложбинке тела арбалета, до верха наполнен энергией. В общем, я сделал всё, что смог. На груди закреплены метательные ножи, сбоку в сумке моя книга магии, на поясе прикреплены метательные звёздочки из металла древних. Боевой мой набор, максимальный на сегодняшнее время. Я опять сильно пожалел, что так опрометчиво спрятал свои ништяки, чем полностью оголил себя, как в магическом плане, так и в вооружении. По крайней мере, моего чёрного кинжала мне сейчас очень не хватало, про боевой жезл, доставшийся от верховного мага Ергонии, и не говорю. Я тихо, печально вздохнул.

Луи у нас в золотых доспехах, Хэрн в полном доспехе, надетом на кольчугу. Гных, в надетой на него амуниции, никому из нас не уступает, а в количестве навешанного на него оружия превышает в разы.

Спуск прекратился, лестница кончилась. Так, и что мы имеем? В светляк дополнительно энергии. Освещения больше.

Итак, комната, если не зал, пусть и небольшой. Стены гладкие, камень шлифованный. Окон, естественно, нет. Посередине комнаты находится большой стол или алтарь, непонятно. Но то, что на ножках – точно. Резной потолок, сцены какие-то странные изображены, животные перемешаны с людьми. У этих людей уши длинные, эльфы, что ли? Ого, а вот, вроде, и канн изображён, у него даже глаза сверкают в свете, испускаемым нашим светляком.

В комнате больше ничего нет, но пустой она почему-то не кажется, как будто сама тьма материализовалась в ней. Такого, конечно, быть не может, но ощущения скованного пространства ощущается.

А теперь поверим, далеко ли обладатель пульсирующей точки у меня на дисплее радара.

– Ах! – удар яркой вспышкой по глазам. Мы точно на месте, а точка-то находится прямо над нами или…

Свечение яркое от алтаря-стола, а на нём появляется светящийся шар со средний зелёный арбуз. С потолка в этот момент спускается просвечивающийся призрак, что постепенно наполняется непроглядной чернотой. Чёрное марево принимает форму человеческой фигуры, только вот голова…, да это же канн!

Мы все словили столбняка. Нет, дышать-то можем, а вот двигаться…

– Приветствую вас, господа, у себя в гостях! – раздался в голове приятный мужской баритон. – В радостное для меня мгновение, когда жизненного эликсира я получил достаточно, чтобы опять пробудиться. Ещё раз повторюсь, радостного для меня, но не для вас. Обычно, в таких ситуациях я делаю себе запасы, чтобы обеспечить долгое бодрствование, и сейчас смотрю, материала для меня тут собрали много, надолго хватит. Но…

Его глазницы разгорались красным сиянием. Ужас уже давно сковал и руки и ноги и без применённого заклинания. Он рассматривал нас, как ботаник пестики у цветков, но больше всего внимания уделил именно Хэрну, даже приблизился к нему вплотную и заглянул тому в глаза.

– Но – продолжил призрак – я устал влачить такое существование. Мне нужен сменщик. Последователь. Преемник, если хотите!

И опять тягостная пауза.

– Среди вас есть тот, кто подойдёт к этой роли. Увы, но заставить его я не могу. Поэтому, у меня есть предложение. Ваш канн, молодой человек, – неожиданно обратился ко мне хозяин этого помещения – может спасти и вас и всех людей, что сейчас находятся рядом. Я, вернее уже он, отпустит всех. Поступим так: вы приказываете ему принять у меня пост, а я при вас передаю ему свой опыт. Это дорогого стоит! Я тут маюсь не одно тысячелетие и знания мои безграничны, но я устал. Такой возможности освободиться может быть больше и не будет. Я хочу уйти! Но бросить это – призрак указал рукой на шар – я не могу, меня оно без преемника не отпустит. Если вы уверены в своём рабе, то есть шанс, что сегодня никто не пострадает. Если он сам не захочет кому-нибудь за что-то отомстить! Что вы об этом думаете?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru