Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Глава 6

Я сидел в общем зале и завтракал. Хэрн, зараза, всю ночь веселился с наёмниками и боссом местных воров. Этот коротышка оказался на удивление крепким малым и, как ни пытались победители винного поединка ушатать номинального гостя, но ничего у них из этого не вышло. Бабей пил наравне со всеми, веселился, устроив среди ночи исполнение хоровых песен, а под утро дело всё-таки дошло и до баб. В общем, как я понял, караван сегодня никуда не идёт, но ошибался!

Створки входных дверей разлетелись в стороны, и на пороге показалось покачивающееся тело командира «печальных ребят». Поединок сблизил бывших врагов, а когда Куэль, помня о недавних приключениях, решил увеличить и усилить охрану, Шер, недолго думая, предложил ему привлечь для этой работы ребят Персона.

– Малыш, вы готовы? Хозяин собирается выдвигаться! Кстати, там Хэрн уже запрягает ваших скакунов. Куэль говорит, что выезд по готовности, но, как видно, раньше обеда мы тронуться всё равно не сможем. Да! Тебя там Хэрн зовёт!

Не понял, а чего не по менталу?!

– Хэрн, что за дела?

– Ох, малыш, голова раскалывается, столько вина вчера выпили. Увы, но отходняк по утрам у меня самый настоящий. Я уже фургон подготовил, осталось только наши вещи из комнаты забрать, но сперва я предлагаю воспользоваться предложением Бабея и посетить бывшую лавку тёмного. Он ведь маг, вот не поверю, что не найдём там для себя что-нибудь интересное. Как думаешь?

– Хорошая мысль, но он там будет? Где его искать, если на рынке его не найдём?

– Хе-хе!!! Бабей спит у нас в фургоне и просил разбудить, когда трогаться будем. Отличный малый и воин, каких поискать. Он был в отряде истребителей рейнджеров, служил на границе с тёмными эльфами. Любовь у него к ним, как только начинает вспоминать былое, то сразу звереет. У него на них нюх выработан, и ещё одно… он тебя чувствует! Так и сказал, если бы работал, как раньше на чутье, то ты бы уже давно стрелу в лоб словил! Так и выразился, я тебе его слова слово в слово передаю! Так что…

Опыт войны у старых вояк со временем не выветривается и не ослабевает. Что сказать? Уважуха чуваку, но хорошо, что я всё-таки не эльф, как же перворождённых не любят простые смертные!

– Ну что, буди, своего нового другана, а я сейчас подойду.

Шманали лавку мага мы очень качественно: я магическим зрением и стены, и пол просматривал, и потолку внимание уделил, но скрытых тайников так и не нашёл.

Хэрн, из имеющегося имущества в лавке, подобрал нам эльфийские плащи, перчатки, пару мотков какой-то супер прочной верёвки. Прихватил кубики с рунами с бытовыми заклинаниями в качестве начинок, пару книг и бутыли с эликсирами, поддерживающими тонус мага в бою. Отличная вещь, но вот последствия от его применения, ничем не лучше простого бодуна после хорошей пьянки! Артефактов широкого спектра действия, на удивление, у мага не было, или припрятано, или он ими не занимался, получая хорошие барыши от работорговли. За одарённого мальца в Султанате платили полновесным золотом и очень, очень неплохо! Ещё пара тысяч покинули наши карманы, но, как утверждал Хэрн, мы сэкономили минимум двойную сумму. Неплохо!

Перед самым отъездом, когда караван начал вытягиваться на выход из города, я, вспомнив о своём желудке, и представив унылое волочение каравана по пыльной дороге без остановок на обед, помчался выкупать все имеющиеся пирожки в таверне. Полмешка, не меньше, досталось нам с Хэрном, а аромат, исходящий от тяжёлой ноши, бальзамом разливался по душе.

Так и получилось, что до места брода, где мы должны были отстать от каравана, было пути почти полдня. Как сказал подъехавший Куэль, от брода нам надо будет возвращаться самостоятельно, а съезд на тракт, когда придёт время, и мы будем его проезжать мимо, он нам покажет. И посоветовал, когда свернём на тракт и отъедем от дороги на безопасное расстояние, чтобы нас не могли увидеть с дороги, встать на ночёвку, а уже с утра двинуть на прорыв. На ночь глядя, соваться в те земли он нам не советовал.

Дорога, связывающая город с остальным миром, наполнена движущимися по ней караванами, отрядами благородных и просто одиноких путников.

– …Здесь считается места более-менее безопасными и люди едут расслабленными, но вот после брода начинаются настоящие леса, почти чащи, там вероятность встретить разбойников весьма велика. Как ни стараются воинственные бароны держать окрестные поселения в строгости, но извести эту гадость никак не получается. – ехавший на иноходце рядом с нашей повозкой Куэль, философствовал – Чего не хватает людям? Но всё равно идут в разбойники и даже положенное наказание никого не удерживает. Не понимаю! Ладно, заги, большинству из них в жизни ничего не светит, да и ненавидят их все люто, но остальные?

– Деньги! Вот, что толкает их на преступления. Большие деньги! – Хэрн, болеющий головой с похмелья, всё же разговор с хозяином каравана поддержал – А главное, по их размышлению, лёгкие! Ведь не думают дураки, что и стрелу в лоб словить или кусок отточенного железа в живот получить так же можно легко!

– Воистину! Дорогой господин Хэрн, воистину!

Натерпевшись в плену у разбойников и помня, кому он обязан своим спасением, Куэль при любой возможности старался оказывать канну повышенное внимание и почтение. Впрочем, в караване все аналогично относились к Хэрну и ко мне тоже, кстати, как к его слуге. Шер продолжал со мной занятия по изучению тайного языка наёмников, а Персон, узнав о занятиях от наемника, тоже возжелал впихнуть в меня и свои тайные знаки.

Изобретательны оказались «печальные ребята», их язык был настолько разнообразен, что казалось, на нём с помощью рук и вовсе можно было вести целые беседы, а не только условные сигналы подавать. Я работал на износ, зарисовывая в записную книжку позиции пальцев и рук и давая пояснения на русском языке. Ребята очень удивлялись, с какой скоростью я рисовал, но особенно они удивлялись, как быстро на листки бумаги ложились завитушки непонятных букв, составлявшие слова и целые предложения, а Куэль, нарушая свои же правила, недалеко от брода решил сделать большой привал. Он ведь единственный знал, какая нам с Хэрном предстоит дальше опасная дорога.

Прощания не получилось. Никто так и не понял, что мы отстали. Куэль отправил оба отряда наёмников проверять, видневшийся за бродом через широкую быструю горную речушку, лес, а потом, подняв остальной состав каравана, выстроив его в походный порядок, двинулся дальше по запланированному маршруту. А мы с Хэрном усиленно делали вид, что заняты сборами и немного задерживаемся с отъёздом, но только последняя телега каравана скрылась в зарослях, растущих по обочине деревьев, быстро покидали вещи в фургон и, развернув экипаж, на скорости рванули к показанному Куэлем съезду с дороги.

Продраться через растущие кустарники оказалось непросто, Хэрну даже пришлось воздушными кулаками валить мешающие деревья, а мне следом, с помощью магии эльфов, поднимать поваленные и покореженные деревья и кустарники, и, заодно, и примятую колёсами фургона траву. После моей работы, понять по почти прежней стене леса, что совсем недавно здесь проехала груженая телега, не смог бы никто.

Внезапно лес расступился в стороны, обнажив широкую ленту дороги. Каменные плиты, два на три метра, в два ряда шириной, стык-в-стык подогнаны очень тщательно, что даже и травинки в её щелях не могли зацепиться. Дорога уходила вдаль, делая поворот на пределе видимости, и только подступающий лес пытался прикрыть великолепный тракт от солнца и чужих любопытных глаз.

– Класс! – потрясенно произнес Хэрн, стоя во весь рост на крыше нашего фургона. – Иди сюда, малыш, смотри, видишь там, вдали, вроде мост виднеется! Красиво как! Мастера дорогу делали. Не находишь, что мы что-то уже похожее где-то с тобой уже видели?!

– Я затрудняюсь ответить – сказал я честно – в горах, во владениях драконов, снега было много и до покрытия мы почти никогда дорогу не очищали. Вот мост проезжать будем, тогда точнее сравним с виденным. Там да, мосты очень вычурные, они были запоминающиеся! Где вставать на ночлег будем, здесь?

– Не, я бы немного дальше проехал. Лес близко!

– Да он тут везде близко. Посмотри, дорогу ветви деревьев почти полностью сверху прикрывают. Разницы, я думаю, совершенно нет, где мы остановимся, всё равно не знаем, где граница проходит зачарованных земель. Давай, решай!

Хэрн почесал затылок, как заправский мыслитель!

– Может до моста? А там на нём и остановимся? Вариант?!

– Ну, ты и выдумщик! – идея Хэрна мне, честно сказать, понравилась, да и Хэрн, видно, преследует свои чисто меркантильные цели таким предложением. Мост есть, а значит река, а если река, то и вода, а это возможность покупаться, а если повезет, то и рыбки поймать, а это уже уха! Прекрасно!

Мост оказался, на удивление, длинный и широкий. Речка под ним спокойная и широкая. Берега заросли кустарниками и деревьями, но под мостом имеется небольшой песчаный островок, нетронутой лесом, суши. Песочек, с попадающимися крупными камнями.

Разворачивание лагеря времени много не заняло. Сам мост не выглядел так архаично, как те, что нам попадались в горах, но сделан добротно и на совесть. Приспособа для установки треноги, дрова заготовлены, да и бруски производства Хэрна у нас есть в наличии. Воду тоже использовали ту, что взяли с собой. Я кашеварю у костра, за спиной взведенный арбалет. Хэрн уже пробует воду. Проверка периметра на наличие разумных и просто живых существ.

– Пока всё чисто, можешь купаться, только не увлекайся. От рыбки на завтрак, да и на поздний ужин не откажусь. И без фанатизма там.

Лес странный вокруг нас. Если, когда ехали по тракту в составе каравана, окружающие деревья представлялись типичными для этого мира, только соответствующие времени года, в нашем случае, ранней весне. Было заметно, некоторые уже имели молодые листочки на своих ветвях, то сейчас, окружающие нас растения словно застыли в своём развитии на определённом уровне, как будто находишься в вечнозеленом лесу на экваторе Земли. Я заметил несоответствие, когда Хэрн валил деревья, чтобы наша повозка могла пробиться сквозь зелёную живую стену, и, по мере продвижения, листва на деревьях и кустарниках казалась всё пышнее и ветвистее. Странные наблюдения, но если тогда меня это несоответствие слегка удивило, то теперь, глядя на пышную растительность вокруг дороги, становилось по-настоящему страшно.

 

Хэрн плюхается в речке и уже добыл три немаленьких рыбины. По виду щуки – не щуки, но, глядя на зубки этих монстров, начинаешь испытывать к ним невольное уважение и к Хэрну, как к искусному охотнику тоже. Да-да, именно охотнику, назвать канна рыбаком язык не поворачивается, глядя на его трофеи.

Хорошо иметь такую каптёрку на колёсах. Чего только не впихнуто в наш фургон, а места ещё ого-го сколько. Выглядит наша кибитка полупустой, а всё потому, что размеры у нашего «Боливара» впечатляющие, а грузоподъёмность…

Хэрн уже закончил водные процедуры. Хвалит, на удивление тёплую воду, и божится, что наверняка где-то рядом есть горячие источники и, уже не взирая на то, где мы находимся, собирается идти их искать. Идиот! И я ему слегка намекнул на результаты своих наблюдений, так, всего несколько предположений и выводов.

– Если ты окажешься прав, малыш, то у нас очередные большие проблемы, – после продолжительной паузы подал голос нахмурившийся Хэрн – Слышал я когда-то о таких местах. Попадая туда, время останавливается, словно замедляя свой бег. Всё: и природа, и животные с любыми разумными, остаются навсегда такими, какими и попали в такие места. С одной стороны – это хорошо, вечная молодость, а с другой…, вырваться из таких мест нет никаких возможностей. Нет, ты не подумай, нет никакого принуждения – всё в человеке заключается. Он тут становится счастливым, проблемы прежние уходят, он о них забывает и становится счастливым, превращаясь постепенно в животное.

– Разве он не может отсюда сам уйти? – не понял я.

– Почему, может! Я же сказал, его ничего не держит, кроме его самого. Ты разве бы покинул то место, где был постоянно счастлив? Захотел бы его покинуть добровольно?

Я тут же вспомнил свою любимую лагуну. Прекрасный залив, песчаный берег, водопад и красоту грота. Может, и не идеальное место, но очень похожее на то, о котором сейчас мне рассказывал Хэрн.

– Но люди, они же должны понимать, что абсолютного счастья не бывает?

– Я не могу тебе ответить на этот вопрос. Видно, есть еще какие-то причины, которые заставляют попавших в такие места разумных забывать обо всём, но не всех. Были и те, кто возвращались. Рассказывали об увиденном и пережитом, вот тогда и уходили в те земли уже новые искатели счастья, но вот возвращались из них единицы и уже их рассказы не были такими радужными. Попавшие в это волшебное место старались оградить своё обретённое счастье от посягательств других, и уже здесь стали происходить убийства, а следом за ним и войны. И теперь такие места…

– Очень опасны? – волосы от страха поднялись у меня на голове.

– Да, опасны. Но, как и раньше, некоторые проходили такие земли, но уже не так беспечно и не делились с любым встречным по возвращении о том, что тут увидели. Куэль ведь прошёл! А вот город местный, не зря он нас предупреждал, чтобы ни в коем случае не сворачивали посмотреть на то, что от него осталось. Есть в нём какая-то тайна и ушедшие люди оттуда так и не возвратились.

– Ага, даже отец нынешнего Верховного мага со своими людьми! – напомнил я о чём говорил нам Куэль. – Может, вернёмся? – я с надеждой посмотрел на друга. – Отошли мы немного, чего бояться, а с этим сынком графа…

– Не только с ним, малыш. Ты слишком невнимательный. Местный барон служит в секретной службе Империи и, из твоих слов, Бабей проговорился, что основная задача у людей барона поимка группы непростых орков. Ничего тебе не кажется в этом странным?

Я ошарашено посмотрел на канна.

– Во-о-о-т! Понял, кого на самом деле дана команда ловить? Нас, я уверен в этом, только упомянули в сводке, а указали ловить орков, потому что убеждены, что орки нас не покинут. Однозначно, это привет от Даны! – Хэрн тяжко вздохнул.

А вот, похоже, и первые ласточки.

– И что теперь ты предлагаешь делать? – спросил я.

– Что делать? А то, что спланировали, то и делать! Если нам удастся прорваться через эти, богами забытые земли, то точно собьем преследователей со следа. Думаю, что Куэля всё равно заставят сказать, куда мы делись, а вот последовать по нашему следу, вряд ли решатся. Посчитают, что мы здесь сгинули и искать нас прекратят, а мы, тем временем, доберёмся до макров и засядем у них годика на два-три. Ты ведь этого хотел?

Ну, не только этого, но для отправной точки план очень хорош.

Ужин проходил под потрескивающий костёр и окружающую нас кромешную темень. Я так сильно перепугался рассказу Хэрна, что как из пулемёта строчил плетением контроля, без надобности используя его для проверки окружающего пространства, через каждые минуты две, не больше.

Но всё было пока спокойно!

У страха глаза велики и я продолжал себя насиловать постоянными проверками и, видно, сильно переусердствовал, потому что так и не смог заснуть в эту ночь, а вырубился уже под самое утро.

– …Малыш, быстрее поднимайся! Ма-лы-ш-ш-ш!!!

Дикий крик Хэрна подбросил меня с лежанки внутри фургона. Сквозь отступающую пелену сна, явственно различались яркие вспышки взрывающихся фейерверков, матерная ругань Хэрна, громкое бешенное рычание, совместимое с глухими ударами, визжание и поскуливание каких-то тварей, и потряхивание фургона от метаний на его крепкой крыше моего боевого друга.

Мгновение, чтобы понять, где нахожусь, ещё мгновение на то, чтобы понять, что я спал одетым, Хэрн с меня даже сапоги не снял. Ещё мгновение, чтобы взглядом убедиться на месте ли лук со стрелами, и вот, я уже выскакиваю на верхнюю площадку нашего фургончика.

– Ё-моё! Вот же попали! – само собой вырвалось у меня.

Фургон запряжён и, видно, Хэрн, решив дать мне возможность поспать, и не желая тратить понапрасну время, привёл наше транспортное средство в походное положение, кое-как привязав Буцефала к фургону сзади, что поделать, но коник, доставшийся нам от графа, ни в какую не хотел признавать канна, как хозяина, и тронулся самостоятельно в путь, предварительно уложив меня спящего на мягкую подстилку фургона. Всё бы ничего, но видно, или замечтавшись или ещё что, но на повороте, не сбавляя хода, вылетел на придорожную полянку, рядом с развилкой дорог, на которой какой-то огромный громила в лохмотьях и шкуре, обернутой вокруг мощного торса, огромной дубиной отмахивался от шустрых злобных тварей, что нападали на него со всех сторон.

Развернуть наш экипаж быстро на этой великолепной дороге времени нет. Его нам просто не дадут. Твари, которые напали на нас, очень похожи на русских борзых, такие же худые и длинные, и морды у них такие же вытянутые, только вот зубки у местных обитателей, как у крокодилов или акул! Первобытный детина ещё держится на ногах, но ему очень хорошо досталось, мне даже отсюда видно, какая уже лужа крови натекла под ним. Раны отсюда рассмотреть не могу, но что они есть, и они страшные, ен-то точно! Хэрн расстреливает уже второй магазин из своего арбалета, причём стреляет он болтами с секретом, вон уже три пылающих факела мечутся по дороге. Только вот горят они как-то очень странно.

– Малыш, не трать простые стрелы. Этих порождений тьмы ими не возьмёшь. Пробовал, они бегают с воткнутыми болтами и словно ранений не чувствуют, а вот эти подарочки от Бабея и его дружка священника, прекрасно на этих тварей действуют, так что присоединяйся! Я сейчас достреляю этот магазин и пойду в прямой контакт. Прикрой на первое время. Но особенно задней сфере внимание уделяй, твой Долов Буцефал, хоть и зараза, но наша зараза, и терять его очень бы не хотелось. Молодец, отличный выстрел! – пока Хэрн меня вводил в курс дела, я принялся отстреливать злобных псов, не давая им приблизиться к нашему фургону.

– Ты смотри, а огр к нам спиной пятится. Хорошо, пускай левую сторону прикрывает, а я пошёл на правую. Прикрывай!

Прыжок Хэрна с крыши фургона на каменные плиты дороги, резкий взмах багером, и очередная туша злобного пса разваливается на две равные части.

Пошла потеха!

Бугай, немного подволакивая правую ногу, уже добрался до нашей повозки и, по мере сил, прикрывает наших лошадок, но и они сами не стесняются. Передними копытами уже три твари затоптаны.

Стрела за стрелой срываются с тетивы, я как в каком-то трансе работаю, совершенно не контролирую руки, только указываю цель и пофиг, стоячая она или в движении. Стрелы летят очень точно, пробивая шкуры злобных собак, а вот дальше… А дальше срабатывают наложенные плетения фаерболов, вот только огонь врывается внутрь организма псов и горят они изнутри, но вот, что странно, огонь сквозь шкуру обратно не прорывается, вырывается только яркими факелами через раскрытые пасти и реактивной струёй вылетает из заднего прохода, по сути, придавая скорости раненым тварям. А вот шкуры, шкуры почти целыми свободно падают на каменную дорогу, имея только места прорыва там, куда попадают мои стрелы или болты Хэрна. Второй колчан начал, а, следовательно, только я уже подстрелил двадцать пять особей и Хэрн, смею заметить, нечасто промахивается, а значит, большая стая попалась нам.

Хэрн машет своим багером, и по менталу чувствую, что канн счастлив. Счастлив?! Не, он точно ненормальный!!!

Так, взгляд в другую сторону.

М-да, громила, мягко говоря, ушатан полностью, но собачек к себе не подпускает и вроде дубина у него в руках стала намного короче. Сломал, бедняга. Поможем горемыке. Пара выстрелов и вдруг, словно повинуясь чьей-то команде, очередная волна тварей отхлынула от нас!

Ого, а вот, похоже, и хозяин зверушек пожаловал. Господи, до чего же ты ужасен, Ваше благородие. Господи, и не благородие он все-таки!

Волна страха накрыла пространство вокруг фургона, а в Хэрна впилась яркая, ветвистая молния.

«Он и МАГ, к тому же, похоже, приплыли! О, ГОСПОДИ!»

Хозяин собачек весьма расстроен и очень рассержен, что мы его гончих потрепали, да так, что одни шкуры, в большинстве случаев, остались валяться на дороге.

Хэрна прикрыл защитный кулон, а вот огр, вроде как и не почувствовал ударившего в него плетения. Или оно было слабое, что вряд ли, или… Я выстрелил из лука стрелой, с наложенным заклинанием фаербола, в мага.

Хороший выстрел, но, увы, нерезультативный. Щит мага удержал и саму стрелу, и защитил мага от взорвавшегося фаербола.

Чем же его можно пробить? Но додумать я уже не успел, приближающийся маг миндальничать с нами и не собирался.

Вот Хэрна сжимает, как в тисках, и поднимает над землёй какая-то непонятная гадость и артефакт защитный не помог, вот валится на дорогу кулем огромный орг, а в мою сторону метнулась короткая мощная молния.

Щит Вала вспыхнул передо мной мгновенно. Соприкосновение с атакующим заклинанием мага и рикошет молнии бьёт, в рядом с фургоном стоящее дерево, а меня, как отдачей, швыряет на колени.

– Сволочь! – от неожиданности закричал я не своим голосом. Испугался, с кем не бывает?! Но ведь я цел, а это значит…

Маг немного удивлён и немного раздосадован результатами своей внезапной атаки. А рожа же у этого урода! Мумия, ходячая мумия! Линчи и то прикольней выглядели, а этот словно гнил долгое время, а потом внезапно выздоравливать начал. Вот в этом полусгнившем состоянии и находится до сих пор.

Я, видя какие безрезультатные, отчаянные попытки предпринимает Хэрн, чтобы освободиться от действия вражеского плетения, пришёл в ярость.

Под рукой брошенный канном арбалет, рядом валяется подсумок с его запасными магазинами. Решение принято мгновенно.

Замена магазина, приведение арбалета в боевое состояние с помощью магии, вливание в болт под завязку сил и манны, и выстрел навскидку в приближающееся тело противного мага.

Я не ожидал от своего выстрела успешного попадания и поражения цели, поэтому, буквально в то же мгновение, повторно, провёл недавние действия и второй болт сорвался с ложа арбалета, вот только результатов своей стрельбы я так и не увидел. Слишком большой отбор и сил и манны и моё обессиленное, бесчувственное тело распласталось на крыше нашего великолепного фургона…

Отступление шестое

Горы, величественные горы впереди. До них остался последний бросок. Всего один бросок, а дальше…, а дальше Ергония.

Маниша счастливо улыбнулась. Мама, её прекрасная мама, и неизвестный народ с непростой историей. Ему она ничего не должна, но вот маму она не подведёт, ведь Маниша теперь полноправная жрица!

Прав был малыш, он как в воду глядел, насчёт её будущего, ну, а прошлое…

На удивление, герцог Ивалье после памятного боя в селе задержался ненадолго. Пару дней отдыха и сборов и, оставив пятерых гвардейцев дожидаться выздоровления раненных товарищей, убыл догонять караван.

 

Маниша не понимала, зачем и вовсе была предпринята эта гонка гвардейцами во главе с герцогом. Ей показалось, что основную причину этого дикого забега от неё все старательно скрывают, и отец с братом, и мама, и предупредительные, обходительные гвардейцы.

Гвардейцы, весёлые, улыбчивые ребята и они даже ранеными старались выглядеть достойно и мужественно, все пытались произвести на неё благоприятное впечатление. Ей с ними было очень интересно и весело, вот только отец как-то к их постоянным вечерним посиделкам относился, не очень приветствуя, если можно так выразиться. Он явно чего-то опасался, а мама с братом, напротив, подталкивали молодую девушку к общению с великолепными представителями дворянства, с их лучшей частью, как раз обмолвилась о гвардейцах мама.

Галантные, весёлые, предупредительные, до бесконечности можно подбирать эпитеты к этим могучим воинам, а какие они, оказывается, смелые, отважные, а главное, все непревзойденные мастера военного дела. Чего говорить, но большую часть всего времени суток Мани вместе с Дэром проводили в компании гвардейцев.

Раненые дворяне и их друзья, после отъезда герцога, с разрешения мамы и молчаливого осуждения папы поселились в их большом доме. Как же весело проходило время, какие интересные истории рассказывали великолепные аристократы, сколько полезного почерпнула из их объяснений для себя, о жизни в центральной части Империи, девушка. Дэр тоже был очарован неожиданными квартирантами, но все же он больше времени проводил, либо в мастерской отца, либо занимался с новыми подчинёнными. Мани даже затруднялась определить название пленным воинам галлов, а про раненного мага, и вовсе, что-либо сказать она не могла.

Мама, на следующий день после боя, вместе с Дэром куда-то увела из села пленных. Всех без исключения. Девушка догадывалась, куда ведёт путь её мамы, но вот то, что её с собой не взяли, оставляло в душе отпечаток досады и неприкрытой обиды. Но грустить ей долго не дали, вокруг столько интересных собеседников, да и мама наказала ей заниматься раненными.

А сразу после отъезда отряда герцога, примерно через день после этого события, вернулась мама и не одна.

Галлы выглядели странно, немного скованными, обескураженными и растерянными, и очень часто их взгляды с обожанием и нескрываемой любовью останавливались на её маме. Но и это не самое странное, таких же взглядов удостаивалась и она с Дэром. А самым невероятным стало появление молодого канна, в тот же вечер почтительно подошедшего незаметно сбоку, когда она разговаривала с дворянами, и, дождавшись того момента, когда она обратит на него внимание, не стесняясь, весьма вежливо обратившегося к ней:

– Госпожа, позвольте представиться, бывший мастер-маг клана «Быстрого ветра», шаман племени, Зоргэниус!!! Для вас просто Зорг! По велению вашей матушки поступаю в ваше полное распоряжение. Владею в совершенстве магией школы Воздуха, смыслю в ментальной магии, балуюсь магией Крови. С вашего разрешения, с этого момента буду вас всюду сопровождать. – и, видя вспыхнувшее недоумение в глазах девушки, торопливо добавил – Все вопросы к маман. Я не уполномочен отвечать на них. Уж, простите меня!

И следом отвесил ей учтивый поклон.

Недоумение, шок, сомнение, яркими гримасами мелькали на красивом лице девушки. Что говорить, но выступление незнакомого мага застало её врасплох. Он говорит, что это распоряжение мамы, но когда он успел поступить под её начало, и что его побудило безоговорочно выполнять её команды? Непонятно и очень подозрительно!

Но все сомнения развеял подошедший братец. Дэр, улыбаясь и, видно, наслаждаясь произведённым впечатлением от её знакомства с магом, почти смеясь, тихо проговорил:

– Мама большая выдумщица. Я так и не понял, как она смогла заставить дать клятву верности галлов, но вот то, что она сделала с этим старым, раненным канном, ни в одни ворота не лезет!

Девушка в изумлении уставилась на довольную физиономию мага.

– Это тот старый канн?! Маг, который удерживал всё наше воинство, а сдался только тебе? – не поверила в слова брата Мани.

Довольные улыбки канна и её брата были ей ответом.

– Но, он же был совсем старый?! Не верю! Ты что-то путаешь, Дэр, и видно решил меня разыграть! – обижено прошептала девушка.

– Какие розыгрыши, сестрёнка? – Дэр неожиданно тяжело вздохнул. Его весёлость резко куда-то подевалась. – Переход до храма был очень тяжёлый. Этот – гном мотнул головой в сторону мага – по дороге чуть не помер. С ним постоянно была рядом мама. Что там она с ним делала, не знаю, но до храма он добрался живым, а вот потом! – Дэр упёр взгляд в землю.

– Что потом? – настойчиво затеребила за рукав куртки брата Мани.

Дэр посмотрел в глаза сестры долгим пронзительным взглядом.

– Я не понимаю, что происходит с мамой. Наше с тобой посещение храма, малыш, и мамино долгое отсутствие дома, после того, как караван в село прибыл. Помнишь, как орки на коленях перед ней стояли?

Маниша кивнула в ответ.

– Я сперва удивился и значения не придал, но вот эта поездка… Фреску в храме видела? – опять задал он вопрос сестре. – Вылитая мама, изображенная там воительница. Копия! А вчера, – Дэр вздохнул – вчера мама этого, мало того, что с того света вытащила, так ещё ему и молодость вторую подарила!

Говорили они, стоя в стороне, отдельно ото всех собравшихся, на полянке, около подворья гнома. Дворяне деликатно отошли от, о чём-то очень эмоционально беседующих, родственников. Подслушивать чужие разговоры не принято в порядочном обществе, ведь это вам не двор Императора!

– А галлы? – тихо спросила девушка.

Дэр пожал плечами.

– А что, галлы? Дали клятву, теперь будут служить нам. Так мама сказала. И нам, это значит, тебе и мне. Мама их поделила между нами. Она тебе не говорила, что собирается нас с тобой куда-то послать?

Маниша удивлённо уставилась на брата.

– Не говорила!? Ну, значит скажет. Так вот они – Дэр рукой показал на, толпой стоящих, насупленных воинов, враждебно рассматривающих гвардейцев Императора – теперь наше боевое охранение, в этом путешествии.

– Так мама с нами едет? – поинтересовалась Маниша.

Дэр пожал огромными плечами.

– Я так и не понял, но не отправят же нас одних?! – а после паузы добавил – Там ещё мама что-то насчёт господина дю Валона говорила!

Вал? Маниша впервые за весь разговор с братом улыбнулась.

– Но он ведь уехал вместе с караваном?

– Я не понял, поспрашивай маму, ведь она ясно дала понять, что сопровождать мы все будем тебя!

А вот теперь Маниша по-настоящему изумилась.

– Её, и сопровождать!?

Разговор с мамой состоялся уже поздно ночью. Весь день беготня по вопросам обустройства прибывших воинов. Очередные посиделки с гвардейцами. Благо, завтракали, обедали и ужинали все дарами дядюшки Тома. Его таверна за эту неделю озолотилась, да и готовили у него на кухне просто восхитительно.

Маниша уже улеглась спать на своей широкой, мягкой кровати, когда тихонько скрипнула дверь и на пороге её комнаты, осторожно ступая через порог, появилась уставшая мама.

– Ты ещё не спишь? – голос Марфы немного дрожал, то ли от усталости, то ли от испытываемого возбуждения.

Мани приподняла голову.

– Нет! А ты чего так тихо, почти шёпотом говоришь, мам?

– Да, не могу привыкнуть, что народу в доме, как лошадей в караване.

– Но, ты же сама разрешила господам гвардейцам у нас располагаться! – напомнила доча – а папа ведь, был против!

– Против-то, против, но это ему совершенно не мешает каждый вечер распивать с ними вино. Он все свои годовые запасы уже уничтожил. По соседям вино скупает. Ну, не за этим к тебе зашла. С Дэром говорила? – Марфа тяжело уселась в, стоящее рядом с кроватью, кресло. – Ф-у-ух, как хорошо. Находилась! Так сильно ноги гудят.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru