Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Серж обычно бегал в хламиде, наброшенной на плечи, ничем не отличаясь от своих сверстников. Герцог Ивалье пропал, вот и изображать из себя господина надобность пропала. Костюм и доспехи, подаренные Сержу хозяином, ему очень нравились и он их берёг, лелеял и очень-очень аккуратно носил, если придётся. Местного герцога, который собирался посетить отвоёванную твердыню надо было встречать во всеоружии, тем более, как сказал Мартин, разговор с герцогом будет проходить в присутствии совета ордена полного состава. Следовательно, присутствие на встрече Сержа предполагалось в том числе. Хочешь, не хочешь, а одеваться надо.

Сперва баня…, вместе с Чернышом в одном корыте, которому Ферро усовершенствовал ошейник, украсив его какими-то камешками и бляшками из золота и серебра. Намывались долго, балуясь и попросту дурачась в воде. Потом, невзирая на протесты Сержа и тихое рычание Черныша, тихое, потому что только на Стива Черныш ещё никогда голоса не поднял, даже тявкал очень деликатно, Граф лично обрезал и укладывал отросшие волосы сорванца в дворянскую причёску, что вкупе с изысканным костюмом хозяина, сделало Сержа, с виду, истинным аристократом, только пока маленьким, а собачка благородных размеров и истинно манерного поведения, полностью дополняла эту великолепную картину. Вот в таком виде, да ещё сидящим на Удаве верхом и увидела его пробегающая мимо по своим медицинским делам Лия. Увидела, споткнулась, что-то удивлённо-непонятное воскликнула, и шандарахнулась о каменную мостовую площади крепости, да так основательно, что герцогу пришлось под оханье отчего-то сильно побледневшего и взволнованного сына, приводить графиню в чувство. На кого ей так показался похожим Серж Лия так и не сказала, но вот именно после того случая их отношения стремительно пошли на лад, а её успехи ввысь.

Что же касательно приезда герцога…, дождались и разговор тоже получился, причём, именно так, как он и задумывался, правда, и там Сержу пришлось вклиниваться со своими предложениями, но в этот раз самостоятельно и под свою личную ответственность.

– Прошу садиться, господа! – Мартин, в своём великолепном золотом доспехе и ослепительно белом плаще с изображением оскаленного Бобика, изысканным движением руки предложил присаживаться в кресло молодому герцогу. – Присаживайтесь сюда, Ваша светлость. Разговор будет долгий, и вы устанете стоять, и мы не будем в неудобном положении. Присаживайтесь рядом с Его светлостью, Ваша милость – предложил занять место в первых рядах и распорядителю герцогства, а по совместительству наставнику герцога Мартин.

Благодаря Стиву и его удавшемуся знакомству с этим пожилым рыцарем удалось заблаговременно переправить на рассмотрение предложение Ордена герцогу. Жёсткие и циничные предложения, казавшиеся вчера такими неуместными и наглыми, сегодня после захвата крепости и окружения армии кочевников, выглядели уже не так вызывающе. Понимал это и наставник герцога, понимали это и руководители Ордена.

Шутки кончились, задарма работу никто делать не будет, в особенности, когда эта работа предполагает возможность потери здоровья и жизни.

– Перед началом нашего разговора я бы хотел представить вам, Ваша милость, членов совета Ордена. Они все достойнейшие разумные. И, чтобы исключить вероятность недоразумений, если в процессе разговора кто-то из членов совета будет высказываться или даже спорить с вами, я бы хотел сразу внести ясность, что все здесь собравшиеся имеют на это право. Совет создан не на основе положения и знатности присутствующих здесь людей, хотя и представители аристократии имеются в его составе, а каждый из здесь собравшихся выдающиеся люди и гномы. Они великие воины, мастера и маги, доказавшие свою состоятельность свои упорством, победами и работой.

– И даже этот малыш?! – неподдельно удивился герцог, его помощник тоже выглядел обескураженным.

Мартин кинул взгляд на развалившегося в огромном кресле Сержа и монолита фигуры пса в ногах мальчика и усмехнулся.

– Это и вовсе алмаз в его составе, Ваша светлость. Позвольте, наш штатный эксперт по экстравагантным решениям, господин Серж. Отличный маг и будущий великий воин!

Во как загнул, все с открытыми ртами уставились на Мартина, а Серж, всё в той же вольной позе, легонько кивнул головой, принимая слова Мартина, как должное.

Черныш тихонько зевнул, намеренно обнажив острейшие клыки и слегка похлопал хвостом по паркету, мельком взглянув на Стива в ожидании одобрения своих демонстративных действий. Стив, захлопнув раскрытый от удивления рот, ему легонько улыбнулся.

Мартин, довольный произведённым эффектом от своих слов, продолжил по очереди представлять каждого из присутствующих. Валуа представил, как исполняющего обязанности верховного, отчего на челе наставника герцога тут же возник вопрос, а где же тогда сам Верховный маг? Стив пошёл, как вождь клана, остальные были представлены магами и руководителями отрядов.

– … Меня можете называть просто Мартин, поверьте, из ваших уст это будет звучать весьма учтиво!

– Но ведь все называют вас ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО?! – выделил голосом обращение советник герцога. – И вообще, не объясните? Что это за… – замялся рыцарь, пытаясь сформулировать непривычное понятие.

– Его превосходительство, господин Мартин, является верховным магистром Ордена! Он превосходит всех нас своим положением и является начальником и командиром для каждого члена Ордена и клана! Должность магистра предусматривает назначение разумного, вне зависимости от происхождения, рассматриваются только его личные качества. – вступил в разговор Жак. – Я, как командир полка обречённых гвардии Императора, также в полной мере нахожусь под его командованием. Разрешите представиться… – а дальше полный официоз…

Серж молча рассматривал сидящих вместе с ним в главном зале крепости своих коллег и гостей, теперь уже гостей, возвращать крепость герцогу никто не собирался. Плату начальники ордена предлагали большую, но и территорию забирали у герцогства вместе с крепостью изрядную, больше даже, чем было у герцога до набега кочевников. В предложениях магистра Ордена предлагалось герцогу поделиться землями от крепости Караллой вглубь территории всего на пару лиг до моста через быструю горную речку, там намечалось строительство запорного замка. Мартин со Стивом и Жаком эту идею рассматривали и обсуждали всерьёз. Но самым лакомым кусочком была оккупированная Ганзами территория, за которую в тронном зале крепости сейчас шёл нешуточный торг.

– …Так успокойте меня. Где гарантии того, что в будущем вы не затребуете себе право представлять приграничье в совете лэров Империи? Как я могу быть уверен, что мои дети и внуки не столкнутся с ситуацией, когда ваш орден и вовсе захочет прибрать к рукам и остальную территорию герцогства? – молодой герцог в ярости выкрикивал претензии-вопросы представителям совета ордена. И выкрикивал слова юноша, не отводя взора, от спокойно сидящего в удобном большом кресле, забравшись на него с ногами, маленького мальчика, безукоризненно одетого в дорогущие одежды и в элементы боевых доспехов. Уже только то, что в этом возрасте ему сделаны доспехи из редчайшего металла, говорило о его высочайшем статусе. Да и вёл себя мальчуган очень независимо и достойно, и никто из взрослых и не пытался перебивать мальчика, когда он брал слово. Вот именно одно из его предложений и вызвало этот шквал возмущений и крика у герцога.

– Полную гарантию вам могут дать только боги, да и то они очень часто забывают о свои обещаниях, – спокойно ответил на претензии герцога Серж. – Основные гарантии это, прежде всего, ваше точное выполнение взятых на себя обязательств. Агрессии с нашей стороны можете не бояться, наоборот, – Серж перевел взгляд на Мартина, на который тот ответил коротким кивком – именно на нашу поддержку и теперь, и в будущем вы всегда можете рассчитывать в случаях, когда встанет вопрос защиты целостности территории герцогства. Я не пойму, чего вы так сопротивляетесь подписанию договора? Территории, находящиеся по ту строну крепостных стен и так по факту вам никогда не принадлежали. И даже если нам удастся их освободить, – пауза и взгляд бесовских глаз направлен на притихшего герцога и его наставника – их ведь ещё и удержать надо, не поможете?!

Обсуждение и споры длятся уже долго, очень долго. Уже делали перерыв на обед и на ужин, но этот совет всё никак не мог прийти к своему логическому завершению в виде подписанного договора.

– … Боюсь, обсуждать даже саму идею удельного графства, – герцог опять беснуется. Не умеет вести переговоры молодой аристократ, опыта не хватает. Но и понимает и тот факт, что противиться нежданной силе, пришедшей к нему на помощь в самый трагический момент, у него, ни возможности, ни морального права просто нет. Ведь, по сути, он спасён этими могучими воинами и магами, что сейчас с терпением выслушивают его попытки вялого сопротивления. Всем очевидно, чем всё это закончится, но для возможного расследования, которое, есть шанс, будет назначено Императором, если, и правда, удельное графство получит толчок к жизни, очень важно. Опасно баловаться идеями независимости, а тут и вовсе, по сущности, отдельное государство на границе, в пределах спорных земель! Вот и кричит сейчас герцог, вот и возмущается, но постепенно сдаёт свои позиции, по трём основным вопросам уже достигнуты договорённости. Ещё немного и этот трудный день, впрочем, как и ночь, закончатся.

Валуа лично буром продвигает идею удельного строительства графства, но впрочем, по большому счёту, герцога и этот пункт устраивает. Он ничего не теряет. Мистические земли, которые никогда не принадлежали его роду на деле? Какая малость! Налог с них не взять, а теперь от постоянных набегов такой буфер приобретается! А то, что орден требует себе независимость от столицы, об этом пусть болит голова у Императора, для него же главное, что право, дающее приграничными землями у него никто не пытается отобрать. И другой аспект, армия и маги. Иметь таких союзников, на деле доказавших свою мощь, стойкость и мастерство, дорогого стоит. Многие горячие головы сто раз подумают, прежде чем сразу соваться на земли герцогства и свою исключительную особенность рода, его самостоятельность, теперь будет легче отстаивать в совете Империи, имея под рукой такой гарант стабильности. Но процесс торгов должен ещё длиться. Для следователей это будет хороший аргумент в его пользу, ведь он так сопротивлялся, так сопротивлялся, но согласился в итоге, а что было делать, ведь от Императора помощи всё нет, и нет! Железный аргумент не подкопаешься, единственно, ещё немного помучить и себя и присутствующих. Герцог перевёл взгляд на свернувшегося калачиком на кресле Сержа, а у его кресла и собачка заодно прикорнула. Везёт! Но к делу!

 

– …И я бы желал услышать ваши доводы в пользу того, почему вы выпустили из герцогства целую армию кочевников без боя. Согласитесь, но такого никогда никто не делал. Победа до последнего бойца! Всё ради победы! Враг должен быть разбит! – лозунги, лозунги, лозунги. Сколько же за этими призывами обычно бывает крови.

Всем ясно, что герцог просто так завуалировано интересуется прошедшим сражением, да и подробности освобождения герцогства он хотел бы узнать.

Жак перевёл взгляд на Мартина, получил разрешение в виде очередного короткого молчаливого кивка головой и начал:

– Как вы знаете, на нашу сторону перешла большая часть армии кочевников со своим командиром, в своё время осаждавшая Варлей. Приближающиеся из степей легионы вёл его друг. Ничего удивительного, что когда подошедшая ночью армия встала на ночёвку под крепостными стенами, командующий армии со своими офицерами были приглашены в крепость, где и были пленены. А ночью по лагерю противника был нанесён удар. Половину кочевников уничтожили, половина была рассеяна по степи. Угрозы с той стороны пока нет. Она ликвидирована на время! Что же касается армии, которая отошла от города. Было принято решение о проведении переговоров, которые взял на себя сын походного вождя, он же, перешедший на нашу сторону командир кочевников. Договоренность была достигнута, в итоге, на территории герцогства противников больше нет. Поздравляю, Ваша светлость!

Все остались довольны друг другом…

На этом переговоры и закончились. Договор о создании графства и передачи земель составлен и подписан. Осталось дело за малым – представить документы в совет Империи и лично Императору! Вот это уже будет настоящая проблема!

Подали вино, все уставшие, но радостные. Каждый выполнил свою роль в этом спектакле. Ещё ведутся вялые разговоры, ещё слышен смех, ещё немного протокольного времени и все уйдут отдыхать…

На быстро вошедшего в зал паладина все обратили внимание. Он подошёл к сидящему около стола Мартину и, наклонившись к самому уху магистра, что-то быстро ему сказал. Мартин замер. Перевёл взгляд на Валуа, а потом на Жака. Взяв перо, что-то быстро черканул на листке и показал его герцогу Валуа.

– … Без малыша! – услышал обрывок фразы по мысленной связи, очнувшийся ото сна Серж.

Он приподнялся на кресле и сладко зевнул. Что там передали по менталу он так и не понял, вот только его старшие товарищи как-то странно выглядят.

Немая сцена. На лицах членов совета выражение всего набора человеческой души. И испуг, и удивление, и отчаянье, и робость, вот только радости ни одна физиономия что-то не излучает.

– Ну вот, наконец-то что-то интересное начинается! – усмехнулся демон – вставай, Черныш, чувствую, нас ждут великие дела!

* * *

Верховный маг Империи молча выслушивал гневную тираду, лившуюся из уст молодой красивой женщины с жёстким взглядом прекрасных, выразительных глаз. Волна силы и мощи исходили от тела молодой рассерженной графини, сила непонятного происхождения давила на всех окружающих и даже на Императорскую чету, невзирая на совершенные защитные артефакты. Но ведь она никогда не числилась магом? Неужели артефакт, причём ментального действия?! А это уже преступление, заявиться с таким оружием во дворец Императора, но её бы не пропустили?! ЗАГОВОР? Не похоже!

– …Вы чудовище воспитали, бесчувственного изверга, для которого человеческая жизнь просто пшик! – раскрасневшаяся разъярённая Мариан уже совершенно не следила за тем, кому и что, а главное где она говорила такие обвинения.

Она, в сопровождении представителей внутренней службы, с пленными, в качестве доказательной базы, сегодня перенеслась с помощью порталов в столицу. Детей оставив у родственников, предприняла попытку добиться встречи с Императором, и это ей, на удивление удалось. Все шли ей навстречу и просьбы, оформленные в качестве требований, выполнялись быстро, очень быстро!

И теперь в великолепном тронном зале, где она была всего однажды, её с мужем приглашали на званый ужин к Императрице, стоя перед тронным комплексом, на котором восседали правители Империи, она держала свою обвинительную речь:

– …Я требую предать суду организатора убийства моего мужа. Я требую удовлетворения за те издевательства и пытки, которым подверглись в плену я и мои дети. Я требую привлечения к ответственности всех тех, кто был в сговоре и уже столько лет терроризировал целую провинцию, заменяя законы Империи бандитскими понятиями. Я считаю, что родственники основных фигурантов должны нести материальную ответственность. Кто-то же должен восполнить финансовые потери людей, ваших подданных, попавших в рабство? Я вам уже показывала список, сколько девушек отправлено в рабство этими деятелями. А вот отдельный список представителей дворянства. Да-да, Ваше Императорское Величество. Я уже интересовалась. Все эти девочки в семьях считаются пропавшими без вести. Это чудовищное преступление и поэтому я прошу провести расследование и в отношении Верховного мага Империи, как ближайшего родственника графа Кемберского. Он не мог не знать о том, что творит его сын. Я готова лично вызвать на дуэль графа и требую от вас, Ваше Величество, разрешить поединок.

Эмоциональное выступление графини произвело фурор в монотонном течении жизни дворца Императора. В тронном зале аншлаг. Народу набилось, как при приеме, который часто устраивает Император для послов соседних государств. Но сегодня в качестве посла выступает настоящий обвинитель. Из имён обвинённых, ею озвучен только сын Верховного мага, а больше пока никто в поле обвинения не попал. Все собравшиеся взволнованы, ничего подобного в прошлом не происходило, если и были какие-то плохие истории с членами семьи Императора, то обычно до публичных разбирательств не доходило, а тут настоящий процесс намечается, а бывалые завсегдатаи дворца уже готовы и к кровавым играм.

– Вы не успели. К большому моему сожалению, граф недавно скончался, – не вставая с трона, спокойно ответил Император. – Вас опередили, миледи, некому больше мстить. Был поединок, и так случилось, что мой племянник погиб. – Император обвёл собравшихся задумчивым взглядом – Его противник оказался искусным мечником, что оказалась большой неожиданностью для многих! – с ехидцей в голосе добавил он.

Недоумение, обида, радость, восторг и поток слёз, хлынувших по миловидному лицу графини.

–..То?..То? – сквозь всхлипы не возможно было понять, что пытается спросить бывший обвинитель. Наконец, она смогла совладать со своими чувствами, и все собравшиеся услышали так заинтересовавший их вопрос.

– Кто был противником графа? Нет не так! – пауза, разбавленная утихающими шмыганиями и всхлипами. Графиня успокоилась. Поднятая вверх подрагивающая рука. – Я желаю, кто бы ни был этот дворянин, дать ему клятву верности вассала. – пауза и недоумённое затихание разговоров по всему залу – Я, графиня Вар Мэлор, в твёрдом уме и полной памяти, находясь на подъёме душевного удовлетворения, от лица малолетнего графа, но в соответствии с правом регента, присягаю на верность роду сюзерена. Клянусь блюсти его интересы, ставить их выше своих и своего рода. С оружием в руках отстаивать целостность его земель. При неблагополучных обстоятельствах, моя верность и клятва переносится на потомков сюзерена в соответствии с требованиями традиций передачи наследования.

Гробовое молчание в зале. Даже Императору не дают таких кабальных присяг, а тут…, все взгляды были обращены на ещё одну женщину, очень знаменитую, а теперь знаменитей вдвойне.

– Я принимаю вашу клятву! – разорвал тишину в зале глубокий взволнованный голос.

Мариан была поражена! Сюзереном её рода теперь будет женщина?! Потрясение написано на лице графини. Настоящее потрясение. Она конечно, не сильна в сложившимся раскладе сил родов при дворе Императора, она многих не знает, но вот именно эту леди она точно, никогда точно не видела.

– Герцогиня Борондэ! – представил Лауру Император. – Новая герцогиня Империи. – и, чтобы унять возможные кривотолки, откуда пошла ещё одна ветвь Императорской крови, добавил – Мать моей дочери!

Ого! А вот и полностью официальное подтверждение родства, сделанное в тронном зале. Если бы в дочери не присутствовало примесей крови рода Императоров, то сейчас бы на месте вновь явленной герцогини, валялась бы груда развороченного мяса, а где-то в одном городе, в комнате завтра бы нашли вывороченное, окровавленное тело молодой, красивой девушки. Проклятие чистоты рода!

Теперь у Даны начнётся другая жизнь. Жизнь полноценной дочери действующего Императора, жизнь коронованной принцессы.

Вот так расклад! Маркиз с удивлением посмотрел на повелителя. Что-то не чисто. Признав дочь в тронном комплексе, он самолично определяет ещё одну возможную кандидатуру на трон. Опасно, очень опасно! И если и раньше к Дане, молодой баронессе, относились с почтением все её знакомые, то теперь…

Но зачем это сделал Император, ведь можно же было всё оставить и на том уровне, что и было раньше, который, между прочим, всех устраивал?

– Как сюзерен, принимаю присягу вассала и в ответ клянусь защищать и поддерживать его своей властью, силой оружия и мудростью магии. Все претензии к вассалу с этого момента рассматриваю только я. Карать и наказывать вассала считаю своим личным правом. Никто не вправе судить вассала за его деяния, кроме меня! Я сказала!

Волна радостных возгласов прокатилась по обступившей молодую герцогиню толпе. Все собравшиеся радостно кричали приветствия и здравницы в честь вновь провозглашённой герцогини, все спешили поздравить новую зарождающуюся силу в Империи, спешили оказать своё внимание и почтение новой ветви Императорской семьи, все, да не все…

– Я рад, что наконец-то нашелся равный, чтобы утолить жажду моего негодования! – магически усиленный голос пронёсся по всему залу. Разговоры мгновенно стихли, с Верховным магом Империи никто шутить не собирался.

– И в чём же заключается причина вашего негодования, дорогой брат? – Император слишком напряжён, хоть и пытается скрыть волнение, поднеся ко рту фужер из горного хрусталя, впечатляющих размеров и красоты, наполненный красным искристым вином.

– А вы так и не поняли, Ваше Величество? – Верховный, почти смеясь, развернулся всем корпусом в сторону Императорской четы. – Я требую удовлетворения! Меня оскорбили, как и память о моём сыне. Озвучивать на всю Империю домыслы убитой горем женщины ещё не повод для обвинения в преступлениях представителей Императорской семьи, не имея доказанных материалов и не проведённого должным способом расследования. Все слова в мой адрес считаю, клеветой и требую сатисфакции. Я вызываю на дуэль герцогиню Борондэ, как полноправного господина этой леди. Наказание графини есть внутренний вопрос сюзерена и вассала, я же готов получить удовлетворение от её госпожи, – герцог усмехнулся – любыми способами! – не очень достойный намек, на прежний статус герцогини, определивший нынешнее её положение в обществе.

И снова гробовое молчание в зале, и только звук раскалываемого раздавленного хрустального бокала в руке Императора и сочащаяся кровь владыки из пораненной руки. Но мгновение и кровь свернулась, раны нет, но вот само её пролитие говорит о том, что поединок уже не может пройти без жертв. Император, сам того не желая, приговорил проигравшего, отчего его, и без того отвратительное настроение, резко перевалило за планку тихого бешенства. В таком состоянии его могла успокоить только Императрица, но и она выглядела обескураженной.

Герцогиня не является прямым представителем рода, только родственники могут в этой дуэли остаться живыми. Только родственники. Ближайшие родственники. Вот если бы Император объявил герцогиню женой…

Маркиз сжал в бессилии зубы. Опасения Императора оправдались, Верховный нанёс удар в самый опасный момент и по самому слабому месту в этой ситуации. Удар этот явно рассчитан, или тоже спонтанный? Непонятно!

Мариан бледная, со слезами наворачивающимися на глаза, стояла полностью растерянная и смотрела на побледневшего своего повелителя, вернее, повелительницу. Противостоять Верховному магу в открытой схватке невозможно. Он и мечник от бога, а уж про магическую составляющую и говорить нечего.

 

Вот так! Обрести сюзерена и тут же его потерять, став непроизвольно причиной её гибели.

Боль отчаяния разрывает душу. И нет рядом того, кто бы мог защитить. Как же она устала всё время быть сильной! Мужа давно нет, а он, он всё равно бы не смог помочь…, или смог бы?!

Мысли о Хэрне успокаивали, а кулон неизвестного божества, подаренный ей Хэрном при расставании, распространял по груди непонятно откуда взявшееся тепло.

– Я знаю, что не в силах запретить этот поединок, – Император тяжело поднялся с трона на ноги – но пользуясь правом, объявляю о назначении заступника! Вы не будете против, дорогой брат?

Верховный со злостью уставился на Императора. Ответить отказом можно, только ведь потом и толки нехорошие по Империи пойдут…

– Нет, пусть будет заступник, только не из числа наших родственников, Ваше Величество. И из всех кандидатур, я сам выберу себе противника, что-то уж крови очень хочется! – кровожадно добавил Верховный. Несомненно, последняя его фраза точно поубавит желающих сегодня умереть за любовницу Императора. За Императора все бы пошли на смерть, а за его пассию…

Гробовая тишина в зале, леса рук от желающих нет, обречённый прощальный взгляд милых глаз герцогини в сторону Императрицы и злобно-довольная ухмылка на лице Верховного. Наконец-то!

Неожиданно раздался радостно-громкий, поставленный голос, от которого все в зале вздрогнули, как от испуга:

– Его светлость, герцог Ивалье со спутниками! – объявил о прибытии очередных гостей и посетителей Императора улыбающийся церемониймейстер.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru