Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

Юрий Москаленко
Малыш Гури. Книга четвёртая. «Нас не догонишь…»

– Да, я говорила с братом, но так и ничего не поняла. – сказала Мани.

– Тише говори. Времени нет, поэтому я решила с тобой сразу обо всём переговорить. – Марфа перевела дух и начала. – Не удивляйся, говоря, что у нас мало времени, я имею ввиду следующее: ты ведь была в храме, и сама понимаешь, что спрятать от других такое сокровище уже не удастся. Многие захотят прибрать его к рукам вместе с озером. Там, правда, предприняты кое-какие шаги по его защите, но боюсь, этого будет мало. Согласись, тебя сильно удивило внешнее сходство со мной девушки, изображённой на фреске, на стене храма?!

Рассказ мамы вызвал в душе у Мани шок. Она – Варга, она изменённая Варга и, к тому же маг, чего никогда в истории этого племени не было. А её братья?!

– …Нам всем грозит смертельная опасность – тяжело вздохнув, прошептала Марфа – Как отнесутся к особям мужского пола Варг в мире, никто не знает. Герцог Ергонии возможно и выполнит древний договор и обеспечит безопасность народу, а может быть, и нет. Империя тоже не обрадуется, если о нас узнает, а уж эльфы! Дэр ничего не знает. Ничего! И ты ему тоже ничего не говори. Я бы оставила его дома, уж очень он приметный, ведь и со стороны родственничков твоего отца ему грозит опасность, и не меньшая, чем нам от эльфов. Гномы очень жестоки и злопамятны. Повторюсь. Дома бы оставила, но он тогда и вовсе обидится. Ферро и его приключения для Дэра, как нож в спину, а если я тебя одну отправлю, без него, боюсь, сам из дома убежит. Я передам тебе письмо для одной моей старой знакомой. Кто знает, может ещё жива, и не сгинула в одной из частых войн или стычек на границе. Довольно неспокойная девица была, но, кто знает, может и остепенилась. Что в письме, пожалуй, тебе не скажу. Ни к чему тебе такие знания. Но вот об одном поведаю. Богиня…

…Поток информации об истории её обретённого народа, вызывал слёзы сострадания. Нарастающая злость и уже даже злоба на виновников всего произошедшего, вызывали неимоверное желание немедленно поквитаться с коварными друзьями, готовность пожертвовать собой ради возможности возрождения великой нации. Всё это переполняло душу девушки эмоциями и непонятными чувствами и желаниями, а главное, жаждой действия!

– … Самое важное на этот момент, обретение нами вновь своего божества. Поверь, даже среди Варг найдутся противники возвращения Гейры к своим прежним почитателям и об эльфах забывать никак нельзя. Эльфы главная опасность в вашем путешествии. Тёмные эльфы вхожи даже в покои герцога. Вражды между Ергонией и ушастыми, как таковой, никогда не было. Вот только Варги, их обычно выставляют против светлых эльфов. Но поверь, что те, что другие – это враги, очень жестокие и опасные враги. Так вот, если эти зазнайки узнают о храмах, – Марфа тяжело вздохнула – они всё сделают, чтобы их уничтожить. – снова тяжёлый вздох – Здесь места заброшенные и у Ергонии и у Варг есть шанс их присоединить к себе и только это будет гарантией относительной защиты. В любом другом случае Гейра погибнет.

… А через три дня, после того, как поправившиеся гвардейцы пустились догонять своих товарищей, неожиданно появился Вал.

* * *

– … Ты не понимаешь! Результат поединка впечатляет, но не это сейчас самое важное! – Император устало откинулся спиной на спинку кресла – не это!

Маркиз испытывал шок! Если не это, то что?!

Уже больше тридцати лет он знал Императора и являлся его верным другом, но в таком состоянии видеть владыку ему ещё не доводилось. В чём причина он не понимал, только интуиция подсказывала, что неожиданное недавнее официальное признание законной дочери имело к теперешнему состоянию Императора прямое отношение.

– Дана? – тихо прозвучал непонятный вопрос.

В кабинете Императора в этот раз царил полумрак, что ненавязчиво указывало на душевное состояние хозяина этих апартаментов, а отсутствие на столе вина усиливало давящее ощущение приближающейся беды.

Император опустил голову и прижал к лицу раскрытые ладони рук.

– Камень-провидец, ты на него давно смотрел? – вопрос Императора поставил маркиза в тупик. Он не имел доступа к сокровищу Империи, невзирая даже на занимаемую им должность при дворе Императора. – В отношении принца он поменял цвет!

– Наконец-то! – маркиз облегчённо вздохнул.

Император посмотрел на друга и грустно улыбнулся.

Древний артефакт, с помощью которого определялась последовательность в престолонаследии в Императорской семье. Раньше напротив имени наследника Императора цветовой оттенок отсутствовал и все считали, что пока не пришло его время. Не дорос! А теперь, похоже, предки семьи определились.

…Но маркиз с вопросом не спешил. Если повелитель решит, что его другу и ближайшему соратнику можно знать подробности, скажет сам.

– Он его не признал. – маркиз от удивления раскрыл рот – вернее, – опять непонятная пауза – вернее, появился чёрный окрас!

О боги, только не это! Но почему?! Этого не может быть в принципе, потому что предмета вопроса и в помине не существует! Во всяком случае, так раньше казалось маркизу.

– Но почему, Тави? – вырвалось из уст изумлённого друга старое, юношеское, обращение к Императору.

– Вот и я бы очень хотел знать, почему?! Луиза… – Император опять прервался, – она не верит и тоже удивлена и уязвлена. Но ведь я никогда и ни с кем…

Маркиз задумался. Ситуация. Черный цвет говорит о том, что наследник, прямой наследник Императора недавно погиб, причём погиб насильственной смертью от рук представителя династии, пусть и не обязательно прямого потомка, но имеющего прямое к нему родственное отношение. Погиб! Но кто?! Какой такой наследник, когда сын Императора сейчас инспектирует пограничные провинции, соседствующие с эльфами. Зная друга, маркиз голову на отсечение давал – у Императора шашней на стороне никогда не было. И даже наличие официальной любовницы, дань требованиям жизни двора, а Дана, – маркиз усмехнулся – ну, с Даной ситуация весьма щекотливая, особенно в свете последних произошедших событий.

– Маркиза Вольская – прошептал Император.

– Бывшая первая жена герцога Зерса?! Но она-то тут причём?! – удивился маркиз.

Император посмотрел в глаза маркиза и печально произнёс:

– Мне было всего тринадцать, первый бал, родители меня одного отправили развеяться и тогда я впервые выпил… вернее, я только сейчас начинаю понимать, меня специально напоили. И Анни…, она так в тот вечер ко мне липла. Была, словно привязана. Мы с ней даже целовались, а потом провал в памяти только отрывками… – Император замолчал. Тяжело вздохнул и … – я никому никогда не говорил, – и снова стыдливая пауза – в общем, мы были с ней близки, и такое ощущение, что её целенаправленно под меня подложили, но для чего? А потом она пропала и только уже после моей помолвки с Луизой я узнал, что она вышла за сына тогдашнего Верховного…

– Ты думаешь?! – маркиз даже боялся озвучить свои выводы. Но одно он начал понимать, почему вчера Император признал Дану!

– Не знаю, но хочу знать, поэтому тебе два дня. Два! Если мои опасения и предположения подтвердятся, то это… заговор, а в свете результатов вчерашнего поединка, опасность раскола Империи возрастает многократно!

* * *

– …Поверь, Жак, мне теперь будет сложно убедить Императора признать ваше подразделение гвардией. Понимаю, ваше решение выступить на стороне местного герцога можно оправдать, но вот идея удельного графства… – герцог Ивалье с укором смотрел на навытяжку стоящего перед ним виконта – Император не позволит. А это война, а это толпы сильных мира сего, желающих прибрать ничейную землю. Ничейную, я говорю так, потому что, признавая ваше графство, герцог Вилье подписывается в своей несостоятельности. И теперь любой, я повторяю – любой, кто имеет под рукой свободную армию и желание, может и сам претендовать на эти земли. Император ваш орден и право его на графство никогда не поддержит. Подумайте, пока официальный запрос не подан вами Императору. Я не говорю о том, что скажет твой отец, хотя, как раз он-то и не откажется половить рыбку в этой мутной водице, подумайте…

Посыльный тогда, на окончании заседания совета, когда происходили переговоры с местным герцогом, сообщил именно о прибытии отряда герцога Ивалье, малыша герцог не нашёл и куда тот делся, никто не знал.

Сегодня в столицу Империи убывал Ивалье, а с и ним и герцог Вилье, и несколько представителей Ордена, во главе со своим магистром…

– …Я призываю вас к спокойствию, Ивалье. Криз, ты не можешь выступить в защиту герцогини. Это условия поединка, и выбирать из противников себе оппонента герцог будет сам.

– Сам? Брат, ты что такое говоришь?!

– О-о! Я смотрю, Ивалье снова подвергает слова Императора сомнению. Похвально! Ваша манера вести светские беседы, герцог, изменениям не подверглась! – Верховный ехидненько ухмыльнулся. – Как вы были солдафоном, так им и остались!

– Да, я тебя!

Провокация, предпринятая магом, удалась на все сто. Человеческий облик Ивалье потерялся в размывчатой пелене, но перейти в боевое состояние герцог не смог, ограничения дворца действовали даже на него. Ярость плескалась в герцоге, переполняя его тело, и казалось, что ещё немного и его разорвёт от испытываемой ненависти. А ещё и мысль о любимой мешала герцогу думать спокойно и взвешенно.

Едва делегация во главе с Ивалье появилась в тронном зале, как напряжённая атмосфера в помещении в разы увеличила свой градус.

Как понял Ивалье, что происходит, непонятно, может, кто по дороге его просветил, но вот его реакция была мгновенной…

– Поединок между тобой и Верховным невозможен. – голос Императора разнёсся по всему переполненному залу.

Зрители ненасытно впитывали происходящее на их глазах действо. В семье Императора раскол и теперь всей Империи это наглядно видно, а какие последствия из всего виденного могут быть, об этом было страшно подумать.

– Я объявил о назначении защитника герцогине. Наш брат не возражает, но, увы, из других присутствующих выступать на стороне Лауры желающих не оказалось, может, кто из твоих людей вступиться за честь женщины? Но предупреждаю! – Император сделал неловкую паузу.

 

– Что ещё? – нетерпеливо произнёс Ивалье.

– Это поединок чистоты крови, и ты в нём участвовать никак не можешь!

Герцог в изумлении уставился на Императора.

Да, ситуация! Ведь, по сути, это смертный приговор противнику, вышедшему на поединок против Верховного.

Гробовая тишина в зале. Умирать не хочется никому. Гнетущее состояние у всех собравшихся в зале, кроме, пожалуй, Верховного и его прихлебателей, которых, впрочем, тоже немало. Но тишина полная, похоже, все собравшие даже дышат через раз.

И вдруг…

– Хе-хе-хе! Жак, ты видел эти панталоны! Ха-ха, ну и мода в столице! Не ожидал!

Слова произнесены шёпотом, но в такой тишине они раздались, словно удары колокола на колокольне в ночную тишь.

Все обратили внимание на отчуждённо стоящую группу людей, вошедшую в зал вместе с людьми герцога Ивалье. Виконт Маринэ, которого многое знали лично, был в составе этой группы и теперь что-то очень тихо выговаривал на ухо огромному громиле в прекрасном золотом доспехе.

– Граф! И с каких это пор вы стали человеком Ивалье? – неожиданно раздался удивлённый голос Верховного – Ваши предки всегда были на стороне нашего клана. Вот уж не ожидал! – герцог Зерс разглядел среди сопровождающих людей Маринэ одного из бывших своих последователей и сторонников. – Неужели, герцог вам заплатил?!

Очень грязное обвинение, заплатить за преданность, одно это предположение повод для дуэли!

Расчёт оказался верен, рыцарь вспыхнул, как солома в дикую сушь.

А вот, похоже, и всех устраивающая жертва, и Императору не нужно продолжение этого конфликта и Верховный от себя и своего сына подозрения отведёт и, наверняка, и деньги проигранные вернёт. Императору не удастся избежать ставок на поединщиков, как и новоиспечённой герцогине.

Бледный, обречённый рыцарь, сделал неуверенные шаги в сторону образовавшегося круга для поединка, похоже, всё действо пройдёт опять здесь, в тронном зале, а не в специально подготовленном манеже, где жизни представителей семьи Императора ничего не угрожает. Уверены в победе Верховного все, нужна была только жертва и она найдена.

– Жанэ, встаньте туда, где стояли. Вы куда-то собрались без моего разрешения?! – раздался неожиданно громкий уверенный голос.

– Слушаюсь, господин! И прошу простить меня, Ваше Превосходительство! – а вот и обречённый граф с поклоном указал на того, кто по праву сюзерена имеет право принять брошенный Верховным вызов… и, спокойно развернувшись, вернулся на прежнее место.

Все взоры теперь в зале были обращены на Жака и его спутника.

– Я, как и ожидал, обнаружил, что в столице много невоспитанных людей! – уж очень спокойно обратился к виконту Маринэ обладатель золотого доспеха.

– Вы смеете препятствовать разрешению нашего конфликта?! – Верховный с удивлением посмотрел на ухмыляющегося Мартина. – Ивалье, ваши люди очень невоспитанны и не знают законов проведения поединков!

Ивалье, вернувший себе человеческий облик, перевёл взгляд на Мартина, усмехнулся, пожал плечами и небрежным тоном выдал:

– А это не мои люди, герцог.

В зале недоумённая пауза. Все изумлены.

И снова шёпот в образовавшейся тишине:

– Жак, я не понял, это что за клоун там крякает, да еще в таких в уродливых штанишках?!

Виконт поперхнулся, испугано посмотрел на герцога и обречённо перевёл взгляд на друга.

– Это, Мартин, Верховный маг Империи, герцог Зерс!

– Вот же, везёт нам с тобой на верховных, в последнее время, Жак, не находишь?

* * *

Барон Шэвер, владелец города Лугазы, молча, просматривал корреспонденцию. Он был собой и подчинёнными очень доволен. Перекрыт очередной канал контрабанды, а главное, какой! Пытались вывезти за пределы Империи одарённых малолеток.

Этим вопросом на удивление заинтересовались и в столице, и не просто заинтересовались, а прислали для проверки и разбирательства чиновника, занимающего большую должность в системе секретной службы Империи. То, что заинтересовались контрабандой детей, ничего удивительного нет. Поговаривают, за последнюю декаду совершено два нападения на школы магии, где похищены ребята младшего возраста, причём нападения совершены в различных районах огромной Империи, но вот почерк в обоих случаях одинаков. Следов нет. Выехали на пикник целым факультетом, и пропали с концами. Словно, испарились. Налицо открытие порталов, а это значит, снова маги Союза шалят, но как доказать?!

Дети таких фамилий пропали со своими преподавателями, что страшно становится. А тут, его барона, доклад о проведённом захвате контрабандистов, причём не только исполнителей, но и всей сети пустившей корни в городе.

– Согласно вашего доклада, основным исполнителем был местный представитель мелкого купечества. Я правильно понял?

– Да, Ваше сиятельство. – барон чувствовал себя победителем и рассчитывал на солидное вознаграждение и повышение по службе.

– Но ведь он не сам участвовал в качестве наживки. Вы тут обмолвились в рапорте, что привлекли к осуществлению операции ребёнка и его хозяина. Причём, ребёнок по определению оказался магом. Так?

Барон поморщился, как он не любил все эти разбирательства. Какая разница, кого он привлекал, главное результат, но всё оказалось не просто так.

– И в вашем же рапорте указано, что и хозяин и его слуга прибыли в город незадолго до произошедших событий с караваном и тут же на мальчика поступил заказ. Я ничего не упустил? – чиновник очень внимательно посмотрел на недовольного барона.

– Всё так и было, как вы говорите граф, но я не понимаю, к чему эти вопросы? Я что-то неправильно сделал?

– В случае с поимкой незадачливых контрабандистов всё вы сделали правильно, но у меня закрадывается ощущение, что что-то важное вы всё-таки упустили.

– И что же я, по вашему мнению, упустил? – от былого радушия в голосе барона не осталось и следа.

– Вы получали ориентировки на поимку особо разыскиваемых персон в Империи за последнее время?

– Да, было что-то связанное с группой орков с соседнего материка. Но орков в моём протекторате не было!

– Орков нет, а вот про сопровождающих их вы что-нибудь читали? Нет? Так ознакомьтесь! – с этими словами граф положил на стол перед удивлённым бароном листки бумаги, исписанными мелким шрифтом.

– Ребёнок и канн?

– Наконец-то! А кто в вашем случае использовался в качестве подсадной утки в разработке контрабандистов?

– Ребёнок…

– А хозяином кто у него был?

– Наёмник!

– А наемник кто?

Молчание, а потом недоумённый возглас

– Канн!

– Вот, а как раз их вы и не задержали до выяснения личности. Читайте внимательнее, видите – особо опасны и особо важные свидетели! Понимаете, кого вы упустили?

– Но, это не факт. Возможно, они ничего не имеют общего с разыскиваемыми, тем более поиск, как я понял, в основном объявлен в другом районе Империи, а нам, так, на всякий случай, перекинули ориентировку.

– Согласен! Но факт остаётся фактом, через вас прошёл караван, в котором в качестве попутчиков путешествовали интересующие Императора персонажи, а вот, как раз это, и надо было проверять. А теперь постарайтесь организовать переброску своей группы в соседний город за свой счёт и уже там остановить караван. Если не ошибаюсь, хозяином каравана является господин Куэль, так вот… о боги, но он же участвовал и в освобождении графини Вар Мэлор! Поднимайте своих людей и в погоню за караваном. Канна, а особенно мальчика, брать аккуратно, без грубости. Если хоть один волосок с его головы слетит…

Барон со страхом смотрел на светящийся кулон в руке графа. Да, этот имел право приказывать, с такими полномочиями он всю округу в копья поднять может.

– Объявить красную тревогу во всех близлежащих селениях. Искать этих двоих, если они вдруг покинули караван. Поднимайте всех, немедленно!

* * *

Хэрн и не заметил, как замечтался. А что, погодка способствует, настроение прекрасное, вода речки сняла усталость бессонной ночи и волнение. Места, бесспорно опасные и странные, но опасности видимой нет, а раз так, то чего напрасно волноваться? Малыш – впечатлительный, вчера наслушался его рассказов, и сегодня целую ночь не спал, заснул только под утро. Хэрн, чтобы не терять время, свернул лагерь, загрузил малыша в фургон вместе с вещами, запряг лошадей, еле совладав с этим Буцефалом, и аккуратно двинул вперёд по прекрасно сохранившейся дороге.

Дорога ровная, пейзаж вокруг одинаково зелёный, встречных путников нет, препятствий тоже и неожиданно даже для себя, постепенно прибавляя скорость, повозка под его управлением всё быстрее мчалась вперёд, быстро покрывая расстояние.

О чём мог думать Хэрн? Да о многом!

Мариан вызывала немало беспокойства, волновал малыш своими выходками и непонятными решениями, напомнила о себе тоска по дому, Родине и родным, мысли о приобретённых друзьях и почти родственниках, все это мешало по ночам заснуть.

Хэрн улыбнулся! О боги, он чувствует, что живёт, не существует, а именно живёт!

Последние его с малышом приключения, вызывали и беспокойство и, одновременно, веселили душу.

«А хорошо они всё-таки в городе повеселились, вот только малыш опять…, опять рисковал своей и чужими жизнями, но и избежать привлечения малыша в качестве подставной утки, не было никаких возможностей и если бы не их с хозяином особенности…»

– Да-а-а! Повезло! – и тут его затуманенный взор упал на открывающийся после крутого поворота дороги пейзаж, и волосы моментально приняли вертикальное положение от изумления и охватившего бравого канна страха.

Хэрн протёр от удивления глаза. Адские гончие! Этого не может быть!!!

Лошади моментально встали, как вкопанные, отчего канн едва не совершил кульбит с высоты облучка фургона на каменную дорогу.

Первые выстрелы из арбалета в, бросившихся на новую добычу, ужасов тёмных магов результата никакого не дали. Собаки, как бегали вокруг брыкающихся скакунов, так и бегали, невзирая на торчащие из их тел арбалетные стрелы. Что-что, а промахнуться с такого маленького расстояния Хэрн просто не мог, несмотря на скорость передвижения нападавших.

Вот тут канн и обратил внимание, что на полянке возле перекрёстка дорог есть и другие избранные собачками жертвы. Канн не поверил своим глазам. Огр! Вот этого точно не может быть! Не мож-жет!!!

Этим громадинам категорически запрещено свободное передвижение по Империи. Так было во времена его молодости, ничего не изменилось и теперь, о чём в разговорах как-то упоминал Жак. С этими бугаями связана какая-то тайна. Чтобы жить при людях, в обжитом мире, им нужно разрешение лично Императора. А молодняк из племён передвигается по дорогам Империи, только имея подорожную, и дорога молодых огров давным-давно определена. Это будущие представители личной охраны Императора и Императорской семьи. Почему другим категорически запрещено под страхом смерти иметь в своём войске огров не знает никто, но личная сотня Императора состоит именно из этих преданных могучих воинов!

– …Малыш, быстрее поднимайся! Ма-лы-ш-ш-ш!!! – будить хозяина надо срочно. Стрелок он стал неплохой и как у мага его успехи впечатляют. Помощь от него будет нелишней!

Вот уже второй магазин с заряженными фаерболами болтов заканчивается, но каков результат! С десяток шкур валяется на дороге вокруг их фургона. Право, надо признать, что нестандартное действие наложенных заклинаний на болты вызывает удивление, но то, что они отправляют гончих за пороги мёртвых – это прекрасно. Ведь Хэрн и простыми фаерболами бил по порождениям тьмы, но собакам всё было нипочём, только воздушные кулаки отбрасывали псов на несколько шагов, но видимых увечий не добавляли, а вот болты с наложенными плетениями фаерболов…

…А вот и малыш выскочил на крышу фургона, сжимая в руках лук кочевников и набитые непростыми стрелами колчаны.

– Малыш, не трать простые стрелы. Этих порождений тьмы ими не возьмёшь. Пробовал, они бегают с воткнутыми болтами и словно ранений не чувствуют, а вот эти подарочки от Бабея и его дружка священника, прекрасно на этих тварей действуют, присоединяйся. Я сейчас достреляю этот магазин и пойду в прямой контакт. Прикрой на первое время. Но особенно задней сфере внимания уделяй, твой долов Буцефал хоть и зараза, но наша зараза, и терять его не очень бы хотелось. Молодец, отличный выстрел! – малыш подключился к отстрелу этих бешенных созданий.

Хэрн перевёл взгляд на другую жертву. Огр удачно отбивался от бросающихся на него собак, только, видно, он уже был сильно ранен. И понимая, что один не справится с нападавшими, предпринял попытку прорваться к фургону.

– Ты смотри, а огр к нам спиной пятится. Хорошо, пускай левую сторону прикрывает, а я пошёл на правую. Прикрывай!

 

Совершив прыжок с крыши фургона на каменные плиты дороги, Хэрн с ходу врубился своим великолепным багером в беснующуюся стаю псов, душа пела, получая удовольствие от боя, настроение поднималось с каждой отсечённой головой твари.

Пошла потеха!

Появление хозяина собачек Хэрн, честно сказать, прозевал, слишком занят был. При прямом столкновении оказалось, что для него гончие и не такие уж страшные противники, во всяком случае, с пятёркой этих тварей он спокойно справлялся, особо не напрягаясь, а даже получал от боя удовольствие. Вначале, его накрыло волной страха, очень похожего на тот, что он уже не раз испытывал при столкновении с Линчами, правда, тогда наносимый удар плетением был намного болезненнее и сильнее, а потом уже защитный кулон отвёл от него заклинание ветвистой молнии, убийственного и очень сложного плетения, доступного не каждому магу.

Хэрн огляделся. Понятно, появился хозяин собачек. Очень расстроенным выглядит, болезный, из-за своих псов, которых он так качественно покрошил своим багером.

В сторону приближающего мага понеслась стрела. Малыш понял, где самая большая опасность!

Хороший выстрел, но щит мага выдержал, а потому следует ждать обратной реакции от мага, но выдержит ли малы…

Но додумать Хэрн уже не успел, приближающийся маг нанёс ответный удар. Хэрна сжала, как в тисках, и подняла над землёй какая-то хрень и вырваться из этих сжимающихся тисков не было никакой возможности, как канн ни старался, и защитный кулон оказался бесполезным.

Рядом вспыхнуло от удара молнии дерево, огр валяется с другой стороны фургона, готов, видать. Сверху раздался злобный крик малыша.

– Сволочь!

Досталось и хозяину. О боги, похоже, вот и пришёл конец нашему путешествию!

…Но нет, не в этот раз, одна за другой в сторону мага сорвались арбалетные болты, и если первый только сорвал окутывающую мага защиту, взрывом разбросав остатки энергетического савана в стороны, то летящий следом болт и дал шанс всем на спасение, врезавшись магу точнёхонько под переносицу, а спустя мгновение, развалив черепок тёмного, как гнилую скорлупу.

Хэрн упал на каменные плиты дороги. Кружилась голова и подташнивало. Болел бок, на который и свалился с приличной высоты, куда его подняло плетение мага, не помогли ни доспех, ни куртка из кожи монстрика, но кости целы, он живой, но вот жив ли хозяин?!

– Малыш, малы-ыш! – ответом ему была тишина.

Хэрн огляделся вокруг. Да-а! Повеселились неслабо. Уцелевшие гончии убежали. С его стороны валяются кучи поверженных собачьих туш. Тело мага распласталось невдалеке, всего несколько шагов не дошёл до фургона, урод. Лошади успокоились. А боевые лошадки им попались, не менее десятка затоптанных гончих у них на троих, неплохо, но главное – малыш!

… Весело трещат дрова в костре, булькает бульон в котелке, пара лежанок возле фургона, на которых Хэрн разместил раненого огра и потерявшего силы хозяина.

Хэрн посмотрел на израненное тело огромного огра. Честно, у него была мысль быстро покинуть это опасное место, но воспитание(или, что же ещё?) ему не дало оставить погибать этого громилу? Совесть? А она-то тут причём? Он и не знал его! Рассказы деда? Может быть. Наставник часто в его юности рассказывал об ограх и способах ведения поединков с ними. Огры на его Родине – свободные воины, им там не нужно ничьё разрешение, чтобы путешествовать, вот только в Империю им вход заказан. Рассказы деда и не дали бросить умирать искалеченного огра. И вот уже второй подход провёл Хэрн, чтобы подлечить громилу. Молодой огр попался им. Молодой, но видно очень сильный. Ведь скольких он положил из нападавших. Канн ещё раз посмотрел на спокойное лицо раненого. Огры больше походили на людей, чем канны или те же орки. Они простые люди, только очень большие и, что характерно, почти все виденные им в своей жизни огры, были натуральные блондины, а этот – полностью рыжий. Рыжий, с большой копной золотых волос на голове и крупными канапушками на широком, открытом лице. Но состояние бугая, увы, не радужное. Раны удалось прикрыть, потерю крови восполнит время и хорошее питание, но, как воин, он сейчас никакой, да и просто поднять на ноги этого громилу задача не из лёгких, не говоря уже, чтобы затащить его в фургон. Даже если бы ему помогал хозяин, всё равно с такой тушей очень сложно совладать, если только разделать! Шутка! Одна надежда на хозяина, что ему удастся поставить на ноги этого бугая. А может, всё-таки бросить?

Но додумать Хэрн не успел, застонал, просыпаясь малыш.

– Ура, хозяин очнулся!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56 
Рейтинг@Mail.ru