Litres Baner
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Многие базы повторялись, то есть я просто прикупил те базы, что у меня уже были, только повыше рангом.

Медицинские базы: «Биохимия человека», «Боевая медицина», «Медицина», «Физиологические процессы и их стимуляция» и «Физиология мозга» – все пятого ранга, выучены полностью; «Техник медоборудования» – четвертого ранга, выучена полностью.

Технические и инженерные базы: «Инжиниринг», «Техник», «Проектирование средних кораблей» и «Технические роботы-дроны» – пятого ранга, а выучены пока до четвертого; «Программист», «Реакторы и двигатели»», «Техник среднего корабля» и «Ремонт и обслуживание малых и средних кораблей» – пятого, но выучены пока до третьего; «Техник малых промышленных систем», «Энергетик промышленных систем», «Энергетические системы промышленных комплексов» – четвертого ранга, а выучены до третьего.

Промышленные базы: «Производственные системы», «Промышленность», «Промышленные лазеры», «Промышленные сканеры», «Промышленные дроиды», «Современное производство», «Технологии добычи руд», «Технологии и производства», «Сканеры шахтерские» и «Шахтер» – в четвертом ранге, выучены и использованы полностью.

Юридические и торговые базы: «Торговля», «Экономика» и «Юрист» – пятого ранга. Выучены пока до четвертого.

«Общие сведения об империи Антран и Содружестве» – одноуровневая. Выучена полностью.

Боевые базы – все пятого ранга. Полностью выучена только «Специализированный бой». «Ножевой бой» и «Стрелок» – до четвертого. Остальные до третьего, а именно: «Ручное оружие», «Абордажник», «Противоабордажник», «Сапер», «Тактик», «Разведчик», «Взломщик» и «Пилот меха».

Все боевые базы с первого до третьего ранга я поднимал во время добычи. Они легкие, быстро усваиваются. Это только после третьего ранга лучше учить в учебной капсуле. Скорость резко подпрыгивает вверх. Жаль, что эту капсулу не установишь в «Пуле» – просто некуда.

Благодаря тому, что у меня с помощью дорогих имплантов поднят интеллект, скорость усвоения знаний была достаточно высокой. Блин, да что там говорить, она была просто скоростной. Моя нейросеть могла поддерживать и взаимодействовать с шестью имплантами. Четыре у меня уже стоят – два на интеллект и два боевых. Я у Лорда интересовался, и тот сообщил, что на интеллект лучше поставить еще один – если два, то разницы уже не будет. Скорость усвоения повысится ненамного. Шестой имплант он советовал поставить на улучшение реакции. В бою он очень сильно поможет. Скорость реакции повысится на двадцать пять процентов. А это существенно. Заставило задуматься.

* * *

Как только ботинки сами застегнулись, я встал и направился из медбокса в рубку крейсера.

– Какие планы, капитан? – спросил Игорь.

– «Пуля» полна концентрата, поэтому продаем его и покупаем разгонные движки. Как раз хватит на них и на искин жизнеобеспечения. Даже на кормовую броню может остаться. Ближайшие пятнадцать дней я буду учиться в медсекции да наблюдать за модернизацией «Волчонка». А дней через семнадцать-двадцать, когда все работы будут сделаны и нужные базы подняты, уйду на добычу.

– Ясно, капитан. А сейчас какие планы?

– Да какие они у нас могут быть? Продажа руды, получение денег и закупка разгонных движков.

Не откладывая дело в долгий ящик, я вызвал такси и, переодевшись в привычный старый комбез техника, отправился в пункт проката грузовых платформ.

На обратном пути, когда вез один средний и пять малых контейнеров, заметил за собой слежку. Кто это был, догадаться не сложно. Эффенди снова вышли на охоту.

Это, конечно, несколько нервировало, однако я не показал виду и, с ходу въехав в ангар, отдал приказ на закрытие створок. Оружия, кроме пистолета на боку и автомата в кабине «Пули», у меня не было, поэтому я решил поменять свои планы. Во-первых, снял запрет с Игоря на использование турелей ПКО, что уже установлены и подключены к пилотскому пульту. Так что если теперь кто ворвется в ангар, искин сможет открыть огонь. Стены, конечно, пострадают, но ничего, уплатим штраф и заделаем… Потом.

Закончив с организацией обороны, я занялся перегрузкой концентрата из трюма «Пули» и четырех контейнеров. Всего было семьсот сорок пять кубов. По цене получалось миллион семьсот восемьдесят восемь тысяч. Выложив концентрат на аукционе, я округлю цену до двух миллионов. Вдруг кто возьмет?

За час перегрузив всю руду, я с помощью скрытой камеры на шлюзовой двери осмотрел подъезды и обе стороны коридора. У перекрестка в нужную мне сторону стояла средняя грузовая платформа. Людей не было видно.

– Перехватить меня, что ли, решили? – пробормотал я себе под нос. Поправив висевший на плече автомат, отошел от экрана визора терминала, куда транслировалась картинка со скрытой камеры, и подошел к арендованной платформе, на которой уже стояли и средний, и четыре малых контейнера с концентратом. Один привезенный лишний я убрал к стене.

Сидеть тихо, пока они уберутся, я не собирался, более того, все это было мне на руку. Надежда, что Эффенди соблазнится еще раз подзаработать на мне, похоже, осуществилась. Более того, я был уверен, что и люди те же поджидают меня там, в тени у перекрестка.

– В принципе, план неплох, – с сомнением сказал Игорь. – Но ты уверен, что они будут стрелять из парализатора, а не пулями?

Я демонстративно постучал костяшками по стеклу кабины платформы:

– Специально платформу с кабиной взял. Пули это стекло не возьмут, а вот для волн шокера оно преградой не является. К тому же им нельзя шуметь. В этом случае они не смогут экспроприировать у меня контейнеры с концентратом. Я сейчас влез в охранную сеть и смог определить, что камеры наблюдения на перекрестке отключены в связи с повреждением, а звуковые датчики спокойно работают.

Взломать охранную сеть оказалось несложно с базами «Программист» и «Взломщик», и это при том, что обе у меня в третьем ранге. Что будет, если я их подниму выше?

– А почему и их не отключили? – полюбопытствовал Игорь.

– Похоже, люди Эффенди знают некоторые охранные протоколы нашего терминала. Если вышла из строя камера наблюдения, то на ремонт отводится от часа до двух суток – как освободится ремонтный дроид. Если бы вышли из строя и камеры, и датчики, тут бы были и охранники, и полицейские. На этом незнании, кстати, много взломщиков и бандитов прокололось.

– Тогда ты прав, они будут глушить тебя.

– Вряд ли это что-то переносное. Лично я бы обстрелял двигающуюся платформу перекрестно с двух или трех сторон. Когда я вырублюсь, искин платформы это почувствует, остановит ее, потом будет вызывать спасателей и медиков. Думаю, нападающие это учли, и в момент огневого контакта используют глушилку.

– Возможно, и так, – согласился Игорь. – Все-таки жалко, что ты за все это время так ни один боевой дроид и не купил.

– Сам знаю. Ну все, нечего тянуть. Я поехал.

– Удачи.

– У нас принято говорить: «Ни пуха ни пера». Ответ: «К черту».

– Ни пуха ни пера, – пожелал Игорь, а когда я ответил и выезжал в коридор через открывающиеся створки, едва слышно пробормотал: – Странное пожелание. Надо будет в сети посмотреть, что это такое.

До перекрестка от моего ангара было всего полтора километра. Проехав мимо трех соседних ангаров, я приблизился к полутемному перекрестку.

«Хм, паршивцы, даже две лампы разбили. Будет тут работы ремонтному дроиду», – мысленно хмыкнул я.

Бойцы Эффенди-старшего действовали по шаблону. То есть среди них не было бывших военных или просто опытных людей с хорошо поднятыми базами. Это было мне на руку.

Как только я почувствовал знакомые мурашки по всему телу, то откинулся назад и безвольно сполз с сиденья. Платформа тут же встала. Не из-за того, что я «потерял» сознание – искин контролировал мое состояние, – а потому что сам отдал такой приказ через нейросеть.

«Надеюсь, со стороны это все выглядит натурально, а то бабушка говорила, что я плохой актер», – для антуража я пустил ниточку слюны из полуоткрытого рта.

Глаза были прикрыты, поэтому я разглядывал подбегающих бандитов сквозь ресницы и не совсем чистое бронестекло. В руках двоих были шокеры, у остальных автоматы. Пистолеты у всех находились в кобурах.

При их приближении сразу же поползла первая трещина в разработанном мною плане. Когда я сел в кабину, дверца автоматически заблокировалась – водители обычно эту блокировку отключают – и открыть ее можно теперь только резаком или специальным ключом, который есть у спасателей. Судя по злым лицам и стуку по стеклу, у нападающих такого ключа не было. Наконец, когда они прекратили отчаянно бить в стекло и дергать дверцу (не стрелять им ума хватило) и отошли, общаясь, на пару шагов в сторону, я незаметно откинул колпачок и нажал на кнопку открытия дверцы. К сожалению, разблокировка на этих платформах была ручная, не через нейросеть, а иначе я бы давно открыл дверь.

Жаль, что внешние микрофоны были выключены, как и все оборудование. В кабине горело только дежурное освещение, как и должно быть при потерявшем сознание пилоте. Нападавшие это знали, поэтому не были удивлены. Странно только, что они не подумали про разблокировку. Наверно, решили, что я, как и многие, не блокирую двери. Да в принципе, так я обычно и поступаю, просто мне платформа такая досталась, а я ничего не стал менять в управлении.

Наконец тот, что с бородкой, подскочив к моей платформе, изо всех сил стукнул ногой по двери, отчего та легко отворилась.

– «Заблокирована», «заблокирована»! – явно кого-то передразнивая, радостно заорал он. – Дергать надо было сильнее!

Остальные тоже радостно завопили.

Выдернули меня как мешок с картошкой. То есть не вытащили за ноги, а схватив за шиворот, просто сбросили на пол. Я, кстати, больно ударился ногами.

– Мери, перегружай контейнеры на нашу платформу. Дюк и Сабрин, берите это тело – и в багажник флаера, как и договорились…

Что хотел дальше Гоер Бирк, тот самый бородатый, я не стал дослушивать, так как практически все нападающие собрались вместе. Пятеро, фото с именами которых мне предоставил сыщик, и незнакомая мужеподобная женщина в комбинезоне техника. Поэтому, как только ситуация стала благоприятной для атаки, я резко подскочил и нанес сразу три удара.

 

В висок парню с пепельными волосами костяшками левой руки. В гортань Бирка – правой, и правой ногой ломающим ударом перебил малую берцовую кость мужику ученого вида (очков ему только не хватало) в пилотском комбезе.

Когда «умник» стал падать, я выхватил у него из-за пояса шокер и спокойно выстрелил в троих оставшихся, не забыв и про женщину у платформы нападающих. Потом я выстрелил в тех, кого вырубил руками.

Дальше нужно было действовать быстро. Подскочив к платформе, у которой лежала женщина, заглянул внутрь через открытую дверь и отключил глушилку. После чего отправил сигнал, используя нейросеть.

Пятый малый контейнер, который я все-таки прицепил, раскрылся цветком, и из него вылезли три дроида. Два технических, один медицинский. Последний тут же подскочил к телам нападающих и вколол им снотворное. Один из технических дроидов начал демонтировать глушилку – мне она еще пригодится, – а второй стал укладывать тела нападающих в освободившийся контейнер. От моего ангара уже бежали еще два дроида. Помощнее.

Закидав пленных в пустой контейнер, оба дроида потащили его в мой ангар, как и демонтированное оборудование с платформы. После секундного размышления я переиграл план: решил прибрать трофейную платформу тоже, тем более что ее управление взламывать не пришлось. Убедившись, что никаких следов не осталось, а створки ангара уже закрываются, я вернулся в кабину своей техники и поехал на склад. Пропустив на следующем перекрестке гравитележку с распластавшейся «Метрой», я скрылся среди лабиринта транспортных туннелей.

* * *

Продажа концентрата прошла быстро, поэтому, сдав платформу обратно в офис, я вернулся к себе.

– Проблемы были? – первым делом спросил у Игоря.

– Нет. Спят сном младенца. Только изувеченному пришлось вколоть обезболивающее и вправить кость. Лечить я его не стал.

– Хорошо, давай их к тому закутку за контейнерами.

– Может, в трюме их допросить?

– Не хочется очернять «Волчонка» такими делами. Давай этого бородатого первым.

Допрашивал пленных я довольно долго, почти шесть часов. Меня интересовало все: распорядок дня Эффенди, его привычки, хобби. В общем, все, что могло сильно ударить по нему. А так как он эту команду использовал для темных дел, то знали они ну очень много. Больше всего мне рассказала женщина, она была у Эффенди-старшего за штатного киллера. Без шуток: она была из потомственных травников. Яды готовила на раз.

Узнал и про себя. Как оказалось, они решили не только ограбить меня, но еще и сделать рабом, чтобы я добывал для них этот концентрат. Подзаработать, уроды, на мне решили, у самих-то ума не хватает разобраться, что к чему.

Так что когда закончился допрос, я достал шокер и по шесть раз выстрелил каждому в разъем нейросети на затылке. Потом велел снова погрузить безвольные тела в тот же контейнер.

Они были живы, но губительное воздействие Н-волн сожгло им нейросети и выжгло мозги. Да, они живы, но на всю свою недолгую жизнь стали слюнявыми идиотами.

Контейнер был погружен на трофейную платформу, и я занял место водителя.

Закрыв глаза, чтобы сосредоточиться, я зашел в сеть терминала и с помощью «Взломщика» попал в закрытый раздел охраны, отключив все камеры на ближайших перекрестках на десять минут.

Потом спокойно открыл ворота ангара и, выехав в коридор, погнал в сторону терминала «Е», где располагались ангары, занимаемые членами профсоюза шахтеров, возглавляемого Олихом Эффенди.

Обычно они заседали в ближайшем кабаке «Жесть», который выкупили и сделали своей штаб-квартирой. Именно там ждал новостей от своей команды Эффенди-старший, и именно туда я и ехал.

Дорога заняла почти полчаса, так как пришлось добираться кружным путем.

Дальше пришлось входить в охранную сеть терминала «Е». Коды доступа тут были другие, но за восемь минут я это сделал и отключил камеры на неопределенное время.

Поставив платформу так, чтобы был виден вход в кабачок, дождался, когда людей стало поменьше, подъехал и быстро сгрузил всех шестерых, бросив у входа в заведение шокер с прикрепленной к рукоятке бумажкой. После чего прыгнул в открытую кабину и скрылся за ближайшим углом.

Платформу я бросил сразу же и, зайдя в ближайший кабак, сел за столик и заказал пиво. Сообщение Эффенди уже отправлено через почту Берка, тот выдал мне коды доступа. Сейчас я наблюдал за пятачком у «Жести» через камеры охранной системы. Исходящий сигнал был перенаправлен, так что ни у кого не было доступа, а я пользовался ими свободно.

Вот на крыльцо выбежали шестеро бугаев в фирменных куртках с эмблемами профсоюза. Поводя туда-сюда стволами, они разбрелись, разглядывая разбросанные тела, и только потом на сцену вышел сам Эффенди. Не удержался-таки.

Вот он принял из рук приближенного шокер с запиской: «Надеюсь, ты оценишь мою шутку», – и я тут же врубил камеры, одновременно отправляя в полицию и охрану терминала сообщение о нападении на граждан Империи.

Все, больше мое нахождение тут нежелательно. Подчистив следы взлома охранной сети и заплатив за пиво, которое отдал сидевшему рядом пьянчужке, я вышел из бара и направился к ближайшему перекрестку, подальше от кабака «Жесть», где уже слышались вой сирен и крики. Заказав такси, поехал в сторону своего терминала, но вылез на втором перекрестке и прошелся пять километров пешком, насвистывая при этом легкую песенку.

* * *

– Как все прошло? – первым делом спросил Игорь, когда я ввалился в ангар.

– Вроде все как и задумывалось, а что получится, чуть позже из новостей узнаем. Когда будут ближайшие?

– Через сорок три минуты.

– Это хорошо. Я, пока есть время, заказ нашим военным поставщикам сделаю.

Скинув робу техника, я снова надел пилотский комбез и, пройдя к терминалу у входа, набрал номер сержанта.

– Добрый день, нур, – первым поздоровался я.

– И тебе не хворать, парень. Я так понимаю, ты решил еще что-то прикупить?

– В точку попали, сержант. У меня даже список готов.

– Файлом потом скинешь, зачитывай вслух, может, я что присоветую.

– Хорошо. Значит, так: мне нужны четыре разгонных двигателя фирмы Апрейда модели «Снус-4000» со всеми зипами.

– Движки отличные, хотя я бы что подешевле взял и менее мощное. Каждый по четыреста тысяч. Получается тысяча шестьсот китов.

– Да, я знаю. Так, продолжим. Нужны материалы для коммуникаций класса «Д». Восемь единиц. Искин той же модели, что у меня, программы я в него сам забью. Потом абордажный комплекс «Штурмовик» и противоабордажный «Крепость». Внутренние материалы для жилой секции класса «А». Две платформы для корабельного лифта шестого класса со всем оборудованием. Пока это все.

– Восемь комплектов коммуникаций класса «Д» по десять тысяч получается восемьдесят китов. Искин стоит сто пять китов, абордажные комплексы по сто пятьдесят оба. Материалы для жилой секции – двадцать пять тысяч. Лифты по пятнадцать. Всего выходит два миллиона сто сорок тысяч кредитов. Надеюсь, бонус будет другим?

– Пока нет.

– Тогда пятнадцать турелей… и это без торга.

– Ладно, принимается. Пересылаю деньги.

Кроме миллиона девятисот тысяч кредитов, что я заработал на концентрате террита, у меня было четыреста сорок семь тысяч, заработанных на руде морита. Поэтому, скинув нужную сумму с номерного и личного счетов, я получил обещание, что заказ будет завтра к вечеру, вырубил терминал и направился в медсекцию. Надо использовать любую возможность поднять базы. Сегодня настала очередь «Программирования», нужно поднять ее с третьего до пятого ранга. Думаю, дней за одиннадцать я это сделаю.

Перед тем как мне лечь в капсулу, мы с Игорем просмотрели новости, посвященные бесчеловечному нападению на мирных шахтеров у заведения «Жесть». Эффенди привлекли, однако несмотря на записи с камер, он отвертелся, пообещав разобраться в этом деле. Буквально через пять минут – видимо, Эффенди тоже смотрел новости – мне пришло письмо от неизвестного абонента: «Все только начинается».

* * *

Проучиться я успел ровно сутки, когда Игорь вывел меня из полусна в учебной капсуле.

– Курьер ожидает у входа, – сообщил он, когда я вылезал из капсулы.

Быстро одевшись, я спустился на первый уровень крейсера и вышел через открытый технический люк для дроидов. Лифтов все равно не было, а обходить весь крейсер, чтобы выйти через кормовую шлюзовую, мне не хотелось. Вот я и протоптал себе тропинку напрямую. Жаль только, что скоро все эти входы мы закроем. Но там все коммуникации крейсера уже будут работать, и это не станет проблемой.

Подойдя к терминалу, я активировал камеру и, убедившись, что это тот же знакомый курьер от военных, пропустил его. В этот раз курьер был не на средней грузовой платформе, а на большой, поэтому вся она в ангар не вошла. Разгрузка заняла сорок семь минут, потом мы с курьером полчаса обходили контейнеры, проверяя их. Наконец, подтвердив, что заказ тот самый и претензий не имею, я отпустил поставщиков.

– Ого, а что это? – гигантские створки ангара только начали закрываться, и ко мне проскользнула стройненькая фигурка Олии.

– Привет. Ты чего одна бегаешь? – спросил я, развернувшись от крейсера и направляясь ко входу.

– Да мы пять часов назад вернулись с добычи. Отдыхаем. А я услышала, что к тебе кто-то приехал, вот и решила воспользоваться возможностью поздороваться и напроситься в гости. А то мы у тебя и не были. А тогда я рассмотреть ничего не успела, мы же сразу вылетели… А крейсер изменился. И пушки маленькие появились, и дыр не стало… о, и дроидов множество! Ты что, техник? А что в контейнерах?.. – начала было засыпать меня вопросами Олия, но я ее остановил:

– Кауфе хочешь?

– Не-а. Я уже поужинала. А можно крейсер посмотреть? Полазить по нему?

– Можно, почему нет? – улыбнулся я просительной интонации девушки, мысленно приказав Игорю заблокировать двери в рубку и медбокс.

Пока девушка, утоляя любопытство, бегала по кораблю – ее ненавязчиво сопровождал один их технических дроидов-диагностов, – я начал вскрывать упаковку некоторых контейнеров. Четыре самых больших, где находились разгонные двигатели, пока не трогал.

Кстати, у этих военных контейнеров для перевозки грузов интересная система охраны. Пока не введешь код, отключающий самоликвидацию в случае несанкционированного вскрытия, фиг что ты там возьмешь. Поэтому когда эти контейнеры доставляют и я получаю от сержанта файл с кодами доступа, то сразу разблокирую замки, отключая режим охраны, чтобы дроиды спокойно могли доставать оборудование. Эти контейнеры были многоразовые и подлежали возврату.

Контейнеры с боевыми дроидами я убрал в сторону, а вот те, что с внутренними коммуникациями, декоративными панелями для жилой секции и лифтами, начал вскрывать.

Технические дроиды, на которых стояла задача привести внутренние помещения «Волчонка» в порядок, подбегали к вскрытым контейнерам и волокли к крейсеру связки кабелей, труб, декоративных панелей, потолочных плафонов и межкомнатных герметичных дверей приятной бежевой расцветки. Они также утащили и разобранные лифты.

Игорь, который получил список заказов еще сутки назад, заранее прикинул, что делать в первую очередь, и решил сначала ставить двигатели. Но с приходом Олии пришлось менять этот план и, чтобы не тянуть время, искин занялся приведением жилой секции в порядок. Когда Олия наконец показалась в одной из шлюзовых и по приставной лестнице спустилась на пол ангара, я уже вскрывал второй контейнер с двигателями, а первый инженерные дроиды несли к корме. Было как-то даже не по себе смотреть, как шесть дроидов тащат стосорокатонную глыбу двигателя.

– Интересно было? – отвлекаясь от очередного контейнера, спросил я.

– Ага. Как будто в приключенческом фильме – бродишь по полуразрушенному кораблю, что упал на планету.

– Внутренние отсеки я еще не привел в порядок, поэтому так все и выглядит. Однако панели уже куплены, и скоро внутри будет, как у вас в жилом модуле. И красиво, и приятно пахнет.

– Ты его долго восстанавливать будешь? – заглянув во вскрытый контейнер и поудивлявшись размеру двигателя, спросила Олия.

– Надеюсь, что быстро восстановлю. Честно говоря, надоело мне в этой системе с рудой ковыряться. Хочу в центральные миры рвануть. Посмотреть, как люди живут. Отдохнуть на пляжах курортов. В общем, вселенную посмотреть, себя показать.

– Странные у тебя желания.

– Понимаешь, ну не мое это все. Вот когда я нашел кладбище судов на месте боя патрульных и пиратов, то с большим удовольствием облазил их все. Вот это мне нравится. Конечно, там уже было снято все, что можно, но хоть теперь знаю, что и как в этом деле. В общем, я хочу стать «мусорщиком». А у тебя какие планы?

 

– Иметь свой корабль и много зарабатывать на нем. Чтобы было много-много денег.

– Шахтерские мечты, – понимающе хмыкнул я. – Вы ведь с Миринды?

– Да, мы местные.

– И как тут жилось во времена пиратов?

– Во спросил! Мне года не было, когда это все произошло. Жорин и Мила тоже ничего не помнят, маленькие были. Но вроде так же было – власти, полиция… Только наркотиков много было. Мама рассказывала.

– Она разве не во время присоединения погибла?

– Нет, – махнула рукой Олия. – Они с папой три года назад погибли. Разбились на прогулочном катере о скалы. Там человек двадцать погибло.

В это время со мной связалась Жорин, спрашивая, не у меня ли их младшая сестренка. Послав подтверждение, я получил просьбу отправить нахалку обратно к себе, мол, ее ждут.

– Сестра прислала сообщение. Тебя в вашем ангаре ждут.

– А, это мне курьер заказ привез. Ну все, пока, – быстро чмокнув меня в щеку, девушка выбежала из ангара, благо шлюзовая не была заблокирована.

Проводив девушку взглядом до шлюзовой их ангара и убедившись, что она благополучно добралась, я вернулся к работе.

* * *

За следующие двадцать дней из ангара я так и не выходил, и кроме пары писем с угрозами от Эффенди вестей не было, однако я знал, что он что-то готовит.

К этому времени мы с Игорем установили все четыре разгонных двигателя и заказанную в доках кормовую броню. Мне это влетело в семьдесят тысяч с мелочью.

Привели все внутренние отсеки в порядок. Теперь я ходил по ярко освещенным аккуратным коридорам, а не по темным туннелям со свисающими проводами, как в фильме ужасов. В жилой секции кроме апартаментов капитана было еще восемь кают и кают-компания, совмещенная с камбузом и столовой. Синтезатор я еще не купил, поэтому готовил и обедал пока на «Пуле». Были еще хозяйственные помещения и ниши для технических и боевых дроидов. Абордажники уже заняли свои места, а вот противоабордажники несли службу снаружи.

В принципе, на крейсере, кроме капитанских апартаментов, было десять кают, но помучившись в тесной «Пуле», я решил расширить свое будущее жилье за счет соседних помещений. Теперь у меня было четыре своих комнаты. Я уже отправил заказ в тот же магазин декора, что работал над медсекцией, описав, чего хочу. Скоро у меня появятся роскошная спальня с отличной кроватью, гостиная, личный кабинет и огромная ванная комната с джакузи и массажером.

Договор на отделку я заключал скрепя сердце: после проплат за броню у меня осталось сто пятьдесят китов на личном счету, а за декор личных апартаментов запросили аж сто пятнадцать. Но на себе я не экономил. Обещали сделать через три дня.

Лифты теперь действовали, и, как и система жизнеобеспечения, три бытовых дроида и медбокс с его оборудованием и дроидами, теперь находились под управлением Андрея Быкова – искина, отвечающего за жизнеобеспечение. Игорь с облегчением снял с себя эти обязанности, бросив освободившиеся мощности на восстановление корабля.

Когда я программировал Быкова, то после активации долго не раздумывал, какое имя дать. Можно было, конечно, отдать его под командование Игоря, и этот искин стал бы безликим исполнителем, но так как я собирался в основном путешествовать в одиночестве, мне нужны были собеседники. А искины этого поколения принадлежали к очень продвинутым саморазвивающимся моделям. Поэтому при задании параметров характера и голоса новый искин получил имя Андрей Быков. Если кто смотрел сериал «Интерны», то вспомнит картавого доктора. Тем более искин, когда я залил в него программы по медицине, стал неплохим доком. Не таким, как я, пятого ранга – скорее, он был четвертого, но уже знал многое. Помощником он будет отличным, если что – прикроет.

Правда, с характером я немного перестарался: он стал копией своего прототипа, даже картавость была. Но ничего, веселее будет, тем более Быков знал, из-за кого я так его назвал. И хотя Россия после бомбардировок была фактически уничтожена, он смог через Игоря найти в сети этот сериал и просмотреть его. Так что повадки были очень похожими. Он уже пару раз прикольнулся надо мной. Дней шесть назад, когда я вылез из капсулы, только через час заметил, что стал огненно-рыжим. Пигментация была временная и сошла ближе к вечеру, но Быков с Игорем тогда изрядно повеселились. Ничего, я злопамятный – я мстить буду.

В общем, корабль практически был готов. Для полетов уже сейчас его можно выгонять в космос и испытывать, но вот часть вооружения и другого оборудования еще не была куплена и смонтирована.

Перечислять, что еще надо для полной укомплектованности, долго, поэтому назову только основное. Два искина, пищевой синтезатор, блоки для тоннельного орудия, спасательные капсулы, система защиты модели «Резон-2», проектирующей с помощью уже установленных эмиттеров энергетическую защиту вокруг корабля. Также нужны были восемнадцать башен спаренных орудий среднего калибра. Привести в порядок летную палубу, закупить два атмосферных щита для нее и специализированный ремонтный комплекс. Нужны были шесть пусковых для ракет средней дальности и две пусковые для ракет ПКО. Радары для них, боевой сканер, лучше всего модели «Глаз-60» фирмы Лючити. В общем, много чего не хватало. Все, что я перечислил, стоило порядка двух миллионов, но чтобы привести «Волчонка» в полный порядок, нужно еще не менее трех.

Вот такие дела. Оставалась одна надежда – на Умника. Ведь после того как пираты взяли систему практически под свой контроль, добывать мне там морит не представлялось возможным. Засекут они частые прыжки. Как пить дать засекут. Поэтому-то я решил дать Умнику срок в двадцать дней, пока он не заполнит трюм и контейнеры, после чего осторожно прокрасться к нему и забрать вместе с концентратом. Я решил сменить место добычи и продвинуться ближе к границе, в сто третью или сто пятую астероидные реки. Оставить Умника там и с добытым концентратом и вернуться в ангар, чтобы продолжить восстановление «Волчонка». У меня было такое чувство, что пора сваливать оттуда.

* * *

Я только что вылез из капсулы после трех дней непрерывной учебы, поэтому спросил у Быкова:

– Есть какие новости?

– А то! Тебе с плохих или хор-роших начать?

– Давай с хороших, – натягивая поданный меддроидом комбинезон, велел я.

– Позвонили из магазина декора. Твой заказ уже готов, обещали доставить к обеду. Еще эти девки-соседки шебутные до тебя добраться хотели. Но не бойся, я тебя прикрыл.

– Представляю себе, как ты это сделал… Это все?

– Ну да. Теперь плохие новости. В систему прибыли наемники и купленные корпорациями боевые корабли и вот уже второй день идут бои с пиратами. Говорят, уничтожена база пиратского клана, сейчас их корабли гоняют по всем системам. Пока идет война за ресурсы, шахтерам запретили, вернее, не рекомендовали уходить дальше охраняемых систем.

– Это действительно не очень хорошие новости. Еще есть что?

– Ага, я не закончил, мой юный друг. Как стало известно, пираты объединились с еще шестью кланами, и сейчас вся масса войск готовится дать нашим бой.

– Да фигня все это. Флотские специально вызвали это напряжение между корпорациями и пиратами. Добывают-то они одно и то же. Так что теперь, как только пираты соберутся вместе, по ним и нанесут удар.

– Давно придумал? – ехидно спросил Быков.

– Не-а, только сейчас в голову пришло. Но я бы так и действовал. Это, кстати, объясняет, почему тут дислоцируется малая эскадра рейдеров Флота. Все сходится.

– Что делать думаешь?

– Приму заказ, и пока ты собираешь мои апартаменты, рвану за Умником. Надежда, что его еще не обнаружили, остается. Тем более что у него оба промышленных дроида. Один модифицирован под разведчика, так что он во время работы может осматриваться, чтобы не застали врасплох.

– Понятно. Да, я все спросить хотел: ты что успел выучить?

– «Проектирование средних кораблей» полностью, то есть до пятого.

– Всего-то?! Ха, бездарь!

– Какой есть. Подниму «Программист», «Реакторы и двигатели», «Техник среднего корабля» до пятого – и начну учить пилотские базы для среднего корабля. Пора уметь нормально управлять «Волчонком».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru