Litres Baner
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

– Капитан, я закончил, – сообщил он мне.

– Подожди, – отмахнулся я, так как посыльный, что привез контейнеры, согласился за десять кредитов подвесить их к кораблю, за чем я сейчас и наблюдал.

Как только тот закончил, я проверил, уплатил и отправил его восвояси. Каждый контейнер обошелся мне в двести кредитов, вместе с установкой – четыреста десять. Продовольствие вышло на четыреста кредитов, вода на сто. Топливо придется брать у корпорации в долг – это обычное дело для шахтеров.

– Докладывай, – велел я, через нейросеть отдавая приказ на закрытие створок ангара.

– Шахтерский корабль «Крот». Получено наименование «Пуля». Управляющий искин пятого поколения марки «Ведун» – состояние отличное. Апгрейд не требуется. Получено имя Патрон. Корпус – состояние отличное. Двигатели марки «Бегун-3» – состояние отличное. Износ три процента. Мощность девятьсот сорок единиц. Возможен апгрейд программного обеспечения и более точная настройка. Гипердвигатель марки «Крид» – состояние отличное. Четыре маневровых двигателя марки «Атра-6» – состояние отличное. Износ четыре процента. Сканер – марка «Глаз». Дальность – до тысячи километров. Апгрейд невозможен. Шахтерский сканер «Пророк». Дальность – восемьдесят километров. Апгрейд невозможен. Манипулятор с захватом «Циклоп», вес возможного захвата породы – до восемнадцати тонн за раз. Два захвата расположены на обеих задних плоскостях корпуса. В данный момент там находятся по контейнеру с каждого бока. При увеличении количества захватов и смещении старых к корме возможно подвесить еще по два малых контейнера. Активный защитный модуль «Щит» – состояние отличное. Пассивный защитный модуль «Броня» – состояние отличное. Два шахтерских лазера «Пробой» – состояние удовлетворительное. Ракетная установка «Удар», двенадцать ракет – состояние хорошее, заряд полный. Топливный бак на тысячу шестьсот килограмм – состояние отличное. Грузовой отсек – объем четыреста двенадцать кубометров. Установлен мини-комплекс частичной переработки руды марки «Тапир». Состояние отличное. Заключение: корабль исправен и готов к работе.

– Что по дроидам?

– Дроиды отключены, и у меня нет возможности провести их проверку.

– Ладно, я сам. Так быстрее будет.

При первом знакомстве я просто подошел к двум дроидам, что стояли у правого борта «Пули», и проверил их состояние; сейчас же, присоединившись к ним нейросетью, тщательно прогнал все тесты.

– Не так плохо, как я думал, – пробормотал я. – Промышленные дроиды марки «Хомяш». Износ сорок семь процентов. На пару месяцев нам хватит, а потом закупим ремкомплекты и проведем ремонт и апгрейд.

Мысленно приказав дроидам занять положенные места в специальных нишах и передав управление ими Патрону, я размял плечи и осмотрел сам ангар. Размером он был метров восемьсот на пятьсот и считался ангаром для малых и средних кораблей. Мой сорокавосьмиметровый кораблик казался крохой в этом огромном помещении.

– Надо будет прибраться тут… в следующий раз, – пнув какую-то обертку, пробормотал я.

Было шесть вечера, и я не собирался рассиживаться. Время пошло, пора поработать на себя.

– Диспетчер слушает, – ответили сразу после первого вызова.

– Это ангар восемьсот шестнадцать «Д». Требуется выйти в космос.

– Это называется «расстыковка», – хмыкнул диспетчер. – Но я тебя понял. Жди.

Еще раз осмотрев помещение ангара, которое контролировал слабенький искин у двери, я вошел на корабль и, заблокировав шлюзовую, прошел в рубку.

Пока не было устройства подачи, я отдал приказ на открытие створок ангара и стал приводить свою крохотную каюту и кают-компанию в порядок, убираясь и раскладывая вещи. Обе комнаты были размером два на три метра, только в каюте часть занимал блок с санузлом, делая ее еще меньше.

– Входящий, – сообщил Патрон.

– Валяй.

– Восемьсот шестнадцатый? – услышал я вызов в динамиках корабля. Голос был мужской.

– Да?

– Я около тебя, открывай ангар.

– Уже.

– Лады. Заправку?

– Полную, в кредит.

– Хорошо.

В это время в створках ворот появился огромный механизм. Я почувствовал, как корабль приподняли и положили на гравитележку.

– Баки полные, с тебя тысяча двести кредитов в долг «Родену».

– Принято.

Как только тележка с «Пулей» покатилась к шлюзу, я дал приказ на закрытие ангара. В принципе, чуть позже искин сам бы закрыл ворота, но мало ли.

Когда корабль попал в открытую шлюзовую, прозвучал другой голос:

– Вставай на свои движки, я убираю тележку.

Голос был новый – видимо, оператора шлюзовой.

Запустив маневровые движки, я чуть приподнял корабль.

– Все, вставай на опоры и жди, когда передняя створка распахнется… Это твой первый вылет?

– Да.

– Тогда удачи.

– Спасибо.

С помощью камер заднего вида я наблюдал, как тележка выкатилась и тяжелая створка шлюзовой начала закрываться. За минуту откачался воздух, потом начала открываться передняя створка.

Пока было время, я осмотрелся. Судя по манипуляторам на стене и размерам, меня выпускали через шлюз для средних кораблей. Видимо, остальные для малых были заняты. Это объясняло, почему мне самому пришлось слезать с гравитележки – манипуляторы не для малых кораблей.

Когда створка распахнулась, я спросил у оператора:

– Почему меня тут выпускают?

– Тут ближе от твоего ангара.

– Ясно, спасибо.

– Не за что.

Глядя большими глазами на звезды, я наблюдал, как искин космопорта, перехватив управление «Пулей», вывел мой кораблик из шлюза и повел его к ближайшей свободной от кораблей точке, чтобы можно было разогнаться и прыгнуть в гипер. Пилотам запрещается управлять вблизи планет – мало ли самоубийц-смертников. Про то, что я брал управление в шлюзовой, было нашей с оператором тайной.

Как только искин передал мне управление, я стал все дальше уводить свой крошечный кораблик от того столпотворения, что творилось у терминала. Патрон сбился на трех тысячах кораблей, а это только с нашей стороны. Мимо меня прополз крейсерский средний шахтер «Митра».

– Патрон, сколько мест для добычи руды у компании «Роден»?

– Двести астероидных рек и пятьдесят астероидных систем разрабатывают шахтеры корпорации.

– Где меньше всего шахтеров?

– Таких мест восемь. Сорок шестая астероидная река. Пятьдесят третья астероидная система…

– Стоп. Координаты пятьдесят третьей системы?

Получив данные, я за пять минут рассчитал, сколько потребуется мощности гипердвигателя, времени, горючего, и передал координаты искину.

– Координаты получены, скорость позволяет уйти в прыжок.

– Прыгай.

Звезды буквально рванули в нашу сторону.

– Время полета до выхода из гиперпрыжка – шесть часов три минуты.

– Хорошо. Я тогда поужинаю и лягу спать. Разбудишь меня за пятнадцать минут до выхода.

– Сделаю, капитан.

На этом маленьком кораблике не было кухонного синтезатора, к которым я привык, путешествуя с военными. Обращаться с ним просто: заправил картридж, которого обычно хватает на шесть дней экипажу в восемь человек, ввел номер блюда из меню – и получаешь горячую еду. Хоть суп, хоть второе, хоть десерт. Удобно. В данном же случае приходилось готовить самому. По одной простой причине: самый недорогой комбайн стоил от пятнадцати тысяч и выше, а при цене моего корабля в одиннадцать тысяч становится понятно, что на нем есть только холодильник, плитка и что-то вроде микроволновки. То есть, как я уже говорил, готовить надо самому. Ничего, разбогатею – все будет.

Подпевая фривольной песенке, льющейся из ближайшего динамика (Патрон скачал мне несколько сотен песен из Инфосети), я жарил яичницу и подогревал свежий хлеб.

Поставив тарелки на столик, с удобством устроился и, еще раз счастливо осмотревшись – все-таки первый мой первый корабль, – стал спокойно есть, размышляя о своем будущем.

В принципе, идею Малика я не буду спешить реализовывать. Пока поработаю так, простым шахтером. Присмотрюсь, подзаработаю, прикуплю еще пару свежих баз – мне остро необходима, например, «Пилотирование и обслуживание малого корабля» четвертого ранга, а то у меня второй – и имплант на интеллект. База стоит тридцать семь тысяч, имплант сто тысяч. Без этих нужных вещей добывать руду и пользоваться мини-комплексом, в принципе, можно, но ну очень сложно. Так что этот месяц я поработаю так, сниму долг за топливо и немного подкоплю, а там посмотрим. Время есть, прикинем.

После ужина, пройдя в каюту и раздевшись, я лег спать и почти сразу уснул.

* * *

– Капитан, до выхода из гипера осталось четырнадцать минут пятьдесят две секунды, – услышал я голос искина.

– Принято, – пробормотал я, принимая сидячее положение.

Быстро приведя себя в порядок и одевшись, прошел в рубку.

– До выхода из гипера осталось пять минут, – сообщил Патрон.

– Хорошо.

Пока было время, я открыл карту астероидных полей и стал искать то место, куда мы прыгнули. Судя по времени в гипере, не особо далеко от Миринды – месяц на разгонных пилить, тратя топливо.

– Черт! – воскликнул я, найдя местоположение пятьдесят третьей астероидной системы.

Тут нужно рассказать историю Миринды. Всего двадцать лет назад она была пиратской планетой, на ее поверхности выращивали наркоту и тому подобное. Но недавно империя присоединила ее, подвинув свои границы. Понятное дело, что сюда кинулось множество авантюристов, желающих подзаработать. Но так как планета была цивилизована недавно – орбитальный лифт вообще запустили всего восемь лет назад – то не все системы, которые застолбила за собой корпорация «Роден», были безопасны.

Более того, из двухсот астероидных рек спокойно можно было работать всего на шести, на тридцати – с опаской, на остальные лучше не соваться, так как там все еще властвовали пираты. Конечно, патрульные суда корпорации и Флота облетывают эти системы, но безопасность там не гарантирована.

 

Вот и получалось, что я должен через минуту вывалиться из гипера в одной из таких систем. То есть в одной из самых опасных и близких к Фронтиру. Несмотря даже на то, что там часто встречается морит, а бывает, и террит, шахтеры туда не лезут. Голову потеряешь быстрее, чем наполнишь трюм. От этой системы до Фронтира буквально один пятичасовой прыжок на моем корабле.

– Патрон, как только выйдем из гипера, глушишь все системы, кроме сканера, и сканируешь систему в поисках чужих кораблей.

– Принято, капитан.

Нам повезло: когда мы вышли из прыжка, система была пуста. Убедившись в этом, я дал пинка разгонным движкам и затерялся среди крупных обломков астероидов.

Почему я сразу не ушел обратно в гипер? Да потому, что при сканировании Патрон обнаружил большое содержание террита в ближайшем астероиде. А это означало, что если я им набью трюм, то за один вылет смогу поднять около двадцати тысяч только на обычной руде. Понятное дело, к этому астероиду я не полетел: он находился на краю реки и меня можно было прихватить на горячем при добыче. Вместо этого я стал уходить в глубь астероидного поля, решив, что если уж с краю встречается террит, то в глубине он точно есть.

Когда обломки стали совсем маленькими, я остановил «Пулю» и просканировал ближайшие куски. В основном был рексит, редко встречался морит, но в двухстах метрах левее и чуть ниже, если брать по положению корабля, Патрон нашел астероид с территом. По скоромным прикидкам, там его было кубов на четыреста.

Малик рассказывал мне секрет шахтеров для быстрой добычи руды. Правда, для этого нужны были три базы четвертого ранга – «Промышленный лазер», «Техник малого корабля», «Управление и обслуживание малого корабля». Первые две у меня имелись, но вот третья только второго, что сводило на нет все попытки воспользоваться этим способом. А был он довольно прост. Обычно добыча руды ведется с расстояния в пятьсот метров от астероида. Лазером срубаешь кусок. Он отлетает в сторону. На маневровых догоняешь его, ловишь захватом и подаешь на мельницу, что стоит по умолчанию во всех трюмах шахтерских кораблей. Та дробит руду в пыль. Способ Малика же заключался в том, что шахтер приближается к астероиду на очень короткую дистанцию – это позволяет экономить энергию, быстрее происходит откол куска и быстрее работает захват. В общем, время загрузки руды сокращается процентов на тридцать. Проблема в том, что иногда разлетается весь астероид, и нужно суметь быстро отойти.

Все это, конечно, хорошо, но для уверенного пилотирования у меня не было нужной базы, что не позволяло пользоваться таким способом, однако… имелись дроиды, а с их помощью можно было увеличить добычу на те самые тридцать процентов.

Облетев пару больших астероидов с рекситом и убрав с дороги два мелких осколка с моритом, я приблизился к нужному куску на сто метров и начал добычу.

На ручном управлении срезая куски руды, с помощью дроидов подгонял их к кораблю и подавал на мельницу. За шесть часов я забил рудой оба контейнера и наполовину трюм. Отойдя от этого куска, полетел по течению астероидов, сканируя ближайшие обломки тонким щупом. Использовать сканер широкого спектра я опасался – засечь его нетрудно. Патрон уже дважды сообщал, что в системе появлялись корабли без опознавательных кодов. Они выдали себя сканерами, работающими в активном режиме.

Найдя еще один кусок с территом, на этот раз больший по размеру, я приблизился и начал добычу, продолжая ощупывать сканером ближайшие астероиды.

– С вероятностью в шестьдесят восемь процентов за тем большим астероидом с рекситом укрыт корабль, – вдруг сообщил Патрон.

– Нас обнаружили? – обеспокоился я, не прекращая добычу. Чтобы заполнить трюм, мне нужен был еще час.

– С вероятностью в девяносто шесть процентов могу сказать, что мы не обнаружены. Не было засветок работы сканеров.

– Наблюдай за этим астероидом и предупреди, если корабль появится.

– Принято, капитан.

Когда трюм был полностью забит самой дорогой в этих местах рудой, у меня взыграло любопытство, и я послал одного из дроидов посмотреть, кто там прячется.

Держа «Пулю» под парами, чтобы сразу спрятаться за астероидами, я смотрел на экран визора на пилотском пульте, куда передавалась картинка с дроида.

– Эскадренный крейсер пятого поколения модели «Брон». Снят с вооружения больше двухсот лет назад. Судя по следам на обшивке и кристаллам воздуха у пробоин, корабль покинут экипажем после боя, – сообщил Патрон, как только появилось изображение четырехсотметровой глыбы корабля. Причем пристыкованного к астероиду.

Подогнав дроид ближе, я стал рассматривать телеметрию повреждений.

– Ему снесли разгонные движки, после чего он на маневровых как-то забрался в астероидную реку, что с его размерами сродни подвигу, – бормотал я.

– Если щит работал, то мог, хоть и с трудом, – ответил Патрон. Видимо, он подумал, что я с ним разговаривал. – Корпус фактически цел. Удары пришлись по двигателям и в ангар для малых кораблей. Видимо, тот был открыт.

– Так, нужно осмотреть его самому, – решил я. – Все равно я состою в программе «Мусорщик», хоть проверю выученные базы.

Отдав приказ осторожно приблизиться к объекту и подобрать дроида-разведчика, что завис у корабля в ожидании нас, я прошел к шлюзовой и, надев поношенный скафандр, вышел в космос.

Осмотр крейсера занял почти шесть часов, хотя скафандр был рассчитан на восемь – дешевенький.

Выяснилось, что на корабле побывал кто-то до нас. Самое ценное снято. Да, в принципе, ничего ценного на нем и не было. А вот корпус оказался интересным. Причем очень.

Вернувшись на корабль, я снял скафандр, после душа поужинал и вывел «Пулю» из астероидного поля. После чего, проверив систему, ушел в прыжок к перерабатывающей станции корпорации.

Лететь туда шесть часов, поэтому, приказав разбудить меня, как обычно, за пятнадцать минут до финиша, лег спать.

* * *

– Подтверждаю, получено пятьсот семьдесят два куба террита, – сообщил оператор перерабатывающей станции. – Тридцать семь тысяч перечислено вам на счет. Снять долг за топливо?

– Да, снимите.

– Дозаправка требуется?

– Нет.

Я еще был шокирован суммой, что заработал за восемнадцать часов, поэтому отвечал односложно. Перед тем как отлететь от станции, я спросил у оператора:

– Часто террит добывают?

– Не особо, за последний месяц ты первый. Все ближайшие поля выработаны, а к пиратам в руки лезть никто не хочет. Поэтому цена и была немного поднята.

– Почему бы их не взять под контроль?

– Новенький?

– Да.

– Понятно. Месяц назад был бой с пиратами. Тридцать наших патрульных кораблей и столько же – пиратского клана Мартель. В общем, мы потеряли семнадцать кораблей, если бы патрульные Флота не подоспели, пираты бы разделали нас всухую. Так что пока закупаются боевые корабли и нанимаются экипажи, мы уменьшили зону охранения. Ты где добываешь?

– Пятьдесят второй сектор, – на всякий случай сообщил я соседний сектор.

– Где?! И тебя не поймали пираты?! Да ты везунчик! – изумился оператор. – Сейчас там опасно. Скоро прибудут две наемные бригады и будут чистить те сектора от пиратов. Может, даже удар по их базе нанесут. А пока лучше туда не лезть.

Совет оператора был хорош, но меня заинтересовал корабль. Поэтому, пока действовала связь, я вышел на СБ корпорации и переслал им данные по обнаруженному кораблю, отправив копию в штаб Флота, в отдел, работающий с «мусорщиками».

Из штаба поблагодарили за информацию, а вот СБ «Родена» сообщила, что пиратский крейсер был разбит тремя патрульными кораблями корпорации шесть лет назад. Экипаж снят, и интереса у корпорации к нему нет.

Когда я начал разгонять корабль, чтобы вернуться в ту же систему, то, подумав, закрыл кредит в Банке Содружества. Теперь я никому ничего не должен. За пару секунд до прыжка мне пришло официальное уведомление, что кредит закрыт. Через мгновение я уже был в гипере.

– Разбудишь меня как обычно, – велел я Патрону и пошел спать.

* * *

На выходе мы действовали по старой схеме: быстро осмотревшись, на большой скорости рванули к астероидам. Шахтерскому кораблю спрятаться там не проблема, пираты, летающие обычно на кораблях класса крейсер, туда не протиснутся без серьезного повреждения корпуса, а мне с моей «Пулей» там самое раздолье.

Система была пуста, но как только мы вошли в астероидную реку, Патрон засек возмущение пространства, какое бывает при выходе корабля из гипера. Поэтому, зацепившись манипулятором за огромный восьмикилометровый обломок астероида, состоявший из рексита, мы заглушили все, что можно. Из гипера вышли два корабля и стали неторопливо патрулировать систему, периодически обмениваясь закодированными сообщениями. Мне понадобилось два часа нервного ожидания, чтобы пираты ушли дальше.

Осторожно отцепившись, я на малом ходу углубился в астероидную реку.

– Блин, так никаких нервов не хватит тут работать. Правильно тот парень говорил, что слишком опасно в этих системах. За последнюю неделю пропало уже восемнадцать шахтеров.

Прежде чем собирать руду, я вернулся к тому же крейсеру. За пять часов снова обследовал его, но на этот раз не из любопытства, а уже с конкретными целями. В общем, я решил прибрать корабль себе.

А что? Аренда среднего буксира типа «Минотавр» стоит двадцать пять тысяч. Конечно, чтобы пилот сунулся сюда, ему лучше доплатить лично, а это еще тысяч двадцать. Причем я должен буду расчистить проход, чтобы он добрался до крейсера, и следить за пространством, пока буксир с корпусом корабля разгоняется и уходит в гипер. А там втиснуть его в ангар, благо размеры позволяют, и потихоньку восстанавливать.

Такой корпус на рынке стоит до двухсот тысяч, но дело в том, что кораблей марки «Брон» было до сорока модификаций. Крейсер оказался удачным конструкторским решением, и в то время флотские очень хвалили этот корабль. Причем первые экземпляры – всего пятьсот штук – имели на вооружении главный калибр из трехсотмиллиметровой тоннельной пушки, вделанной в каркас корабля. Ствол пушки проходил через половину корпуса, дуло прикрывалось заглушкой, отходившей перед выстрелом. Для противника было неприятным сюрпризом, что крейсер среднего класса вдруг одним выстрелом разваливал более тяжелого противника. В следующих сериях пушки уже не было: военные считали, что подобные крейсера имели избыточную мощь вооружения, так как сверх того несли восемнадцать башен средних спаренных орудий марки «Стерх-Д-16», восемь ракетных пусковых блоков и девяносто семь малых спаренных турелей ПКО для защиты корабля от авиации противника и торпед. Поэтому туннельную пушку убрали из следующих поколений «Брона». Некоторые военные потом жалели об этой экономии.

Я проверил: этот «Брон» был ранней версии. Закрытая шахта с орудием на месте, более того, орудие оказалось разукомплектовано. Видимо, уже давно, возможно, самими пиратами. Не хватало некоторых блоков.

Во время боя крейсер сильно потрепали. Были уничтожены все четыре разгонных двигателя, попадание в ангар для малой авиации вызвало пожар и повреждение реактора, из-за чего выжившие члены экипажа и загнали корабль в астероидную реку, не имея возможности отстреливаться во всю мощь. Там их и пленили. Патрульные корпорации не побоялись последовать за ними, забрав экипаж и сняв некоторые трофеи.

Простым гражданам не разрешалось иметь тяжелое вооружение, но из-за того, что я состоял в государственной программе «Демилитаризация», у меня такое разрешение было. Конечно, чтобы привести корабль в порядок, понадобится самое малое миллионов пять кредитов, ну так я особо и не тороплюсь. Посмотрим, вообще доставим ли мы его в мой ангар… Будущее покажет, а пока пусть остается тут. В каверне астероида он был в безопасности.

Оставив корабль, я отошел в сторону, активировал шахтерский скан и стал искать залежи террита.

* * *

– Нет, надо с этим кончать, – пробормотал я, буквально вваливаясь в каюту. – Надо отдохнуть.

За последний месяц я плотно работал в пятьдесят третьем секторе, пятнадцать раз совершив прыжки к перерабатывающей станции для освобождения трюма и контейнеров.

Патрон, по моему приказу ведший журнал посещения системы кораблями пиратов, выявил определенную систему в их действиях. За сутки через систему в разное время проходило три патруля. Дважды одиночные и один раз парный. Утром, по корабельному времени – где-то в районе девяти, проходил переделанный в рейдер рудовоз крейсерского класса. В его бортах были отчетливо видны пусковые ячейки для истребителей, делавшие его носителем. В три часа дня по корабельному времени проходил парный патруль: старый крейсер пятого поколения шестого класса модели «Грат», модификация непонятна – промышленный дроид, который вел разведку оптическими системами, не смог четко рассмотреть его, боясь быть обнаруженным; и большой фрегат, относящийся к классу малых кораблей. В одиннадцать ночи проходил корвет модели «Чеф», тоже пятого поколения. Думаю, в этой системе патрули просто пересекаются маршрутами, так как летали они по разным направлениям. После выявления этих маршрутов работать стало значительно легче. Конечно, была опасность, что кто-то использует этот сектор для прыжка, но такое на моей памяти случалось лишь дважды.

 

В общем, эти пятнадцать заходов – самый первый я не считаю – сделали меня обеспеченным человеком. Чуть больше чем за месяц я заработал пятьсот пятьдесят три кита, работая только с самой дорогой рудой в этом секторе – территом.

Сдав руду и получив свои деньги, я прыгнул к терминалу космопорта в свой ангар. Пора было отдохнуть, да и прикупить кое-что. Планы на ближайшие три недели у меня были большие.

* * *

После шлюзовой меня доставили к ангару, где оператор устройства подачи поставил «Пулю» на опоры.

Заблокировав корабль и ангар, я направился к орбитальному лифту.

Спустившись вниз, через третий терминал у модуля для хранения багажа созвонился со знакомым менеджером компании «Нейросеть».

– Арни Лорд слушает, – на экране появилось знакомое лицо.

– Доброе утро. Это Денис Миронов, помните меня? Вы говорили, что если появятся лишние деньги, то мы можем помочь друг другу… скажем так, неофициально.

– Да, конечно. Вы сейчас на нижнем терминале орбитального лифта, насколько я вижу на заднем плане?

– Да.

– Тогда давайте встретимся в кафе «Лоза», это напротив здания нашей корпорации.

– Когда?

– Через двадцать минут.

– Хорошо.

Воспользовавшись такси, я через пятнадцать минут уже был в нужном кафе.

Лорд появился в точно назначенное время. Найдя меня глазами, он подошел, поздоровался и сел напротив.

– Вы уже обедали?

– На корабле поел, так что сыт.

– Тогда закажем соки.

Пока мы ожидали заказ, Лорд поинтересовался моими планами. Я выслал ему файл со своими пожеланиями.

– Два импланта на интеллект «сто плюс»? – он вопросительно поднял брови. – Неплохо. Три базы четвертого уровня – «Кибернетика», «Навигация» и «Пилотирование и обслуживание малого корабля». Остальные пилотские базы вы поднимаете до третьего уровня. Импланты по сто китов, базы все вместе сто четырнадцать тысяч. Получается всего триста четырнадцать китов. Это все?

– Что вы можете еще предложить? С учетом того, что я работаю в опасном космосе.

– Хм. В опасном? – задумался менеджер, еще раз пробежавшись по списку. – Тогда вам нужны такие базы, как «Сканеры боевые», «Управление и настройка корабельных щитов малого класса», «Ракетные системы», «Ракетчик», «Малая корабельная пушка», «Стрелок», «Боевое пилотирование» и «Маневры уклонения». Все базы не меньше четвертого. Тогда у вас будет шанс на победу.

– Сколько?

– Сто восемьдесят китов.

– Что в качестве бонуса? – прищурился я.

Лорд улыбнулся:

– База пятого ранга.

– Что посоветуете?

– «Специализированный бой». Поверьте, она вам еще пригодится.

– Согласен. Значит, все, что вы только что перечислили, и еще сверху три базы четвертого ранга: «Юрист», «Экономика» и «Торговля». Хорошо?

– Тогда всего получается… – менеджер задумался. – Пятьсот восемнадцать китов.

– Давайте сделаем так. Я вам лично перечислю двадцать китов, а вы мне шесть баз загрузите не четвертого, а, например, пятого?

– Тридцать.

– Двадцать пять?

– Согласен, – легко согласился менеджер. Видимо, он и так наварился на мне.

– Пересылайте деньги на счет корпорации. Те, что мы договорились – после установки. Теперь давайте решим, какие базы у вас будут пятого ранга.

После недолгого обсуждения мы решили, что это будут базы «Техник», «Техник малых и средних кораблей», «Сканер боевой», «Боевое пилотирование» и «Маневры уклонения».

После того как все обговорили, мы вышли из кафе и пошли в здание корпорации, где я попал в руки медтехников. Десять дней учебы под разгоном мной уже было оплачено. Поэтому после установки импланта и закачки купленных баз я отправил деньги Лорду – базы мне закачали те, что нужно – и лег на первые десять дней. Теперь, после установки имплантов, мой индекс интеллекта, записанный в карте ФПИ, составил триста восемьдесят девять единиц. После выхода нейросети на полный цикл работы прибавится еще пять-семь единиц.

* * *

– Дом, милый дом, – пробормотал я, входя в ангар.

Меня тут не было чуть больше месяца. Зато все базы я поднял, даже «Специализированный бой» до четвертого ранга, правда, для этого пришлось время двухдневного отдыха между десятидневными процессами учебы проводить в специальном армейском тренажерном комплексе. В первый раз это было страшно: комплекс ломал мне кости, рвал связки, тянул мышцы, переделывая их для скоростного боя. Как бы то ни было, за две недели учебы в комплексе я стал неплохим рукопашником. Вообще-то эта база давала умения абордажника и противоабордажника, боя на планете и в замкнутом пространстве. Теперь я неплохо дрался. В здании корпорации не я один учил эту дисциплину, так что мне было с кем проводить тренировки и спарринги, проверяя мастерство. Надо сказать, меня это впечатлило. Если с бойцом четвертого уровня этой базы мы деремся на равных, нанося удары и уходя от ответных, то с тремя бойцами, выучившими третий ранг, я справлялся легко. Правда, с одним пришлось повозиться. Но у того была большая боевая практика, чего не хватало мне. Ничего, наверстаем. Жаль, что я не успел доучить эту базу до пятого ранга – времени не хватило, там осталось всего пятьдесят три процента.

По совету Лорда я взял еще базу «Ручное оружие» третьего ранга и теперь знал все об оружии Антрана и как им пользоваться. Даже навык стрельбы привился, нужно только попрактиковаться, чтобы закрепить.

* * *

Войдя в ангар и пройдя к кораблю, я отправил запрос на проверку всех корабельных систем. Все-таки меня не было пятьдесят три дня. Мало ли что.

– Топливо двадцать три процента. Требуется провести ремонт правого манипулятора, поврежденного астероидом шестьдесят пять дней назад. Требуется закупить картриджи для системы жизнеобеспечения, воду и продовольствие.

Я сам был техником, но без специализированного механизма, то есть без технического дроида, поменять манипулятор я не смогу.

– Принято. Заказывай все, что необходимо, доступ в сеть у тебя есть, а я пока вызову техника. Ах да, закажи еще два малых контейнера.

– Принято, капитан.

На счету у меня осталось восемь китов, должно хватить.

В течение часа доставили все необходимое для долгих полетов, а пришедший техник привел в порядок свернутый набок манипулятор и переделал держатели на боках, перевесив старые контейнеры и подвесив еще два, подвел к ним коммуникации из трюма. Теперь у меня было почти шестьсот пятьдесят кубов.

На сегодня это было все, поэтому я лег спать. Время было десять вечера по корабельным часам.

Утром я зарегистрировался на торговой бирже, благо с моими «Экономикой» и «Торговлей» четвертого ранга это было уже возможно. Там я подал заявку на сто кристаллов катализаторов для мини-комплекса категории Е-6, без которых нормально он работать не мог. Чтобы не выдать себя, я в лоте указал ник Эсквайр. Данные по этим редким катализаторам я взял из документации «Крота».

К вечеру мне на левый адрес пришло письмо, что есть возможность купить катализаторы с военного склада. Списанное оборудование. В коробке пятьсот кристаллов.

Цена в пять тысяч кредитов меня не устроила, поэтому я стал яростно торговаться. Письмами дело шло туго, лучше бы заняться этим лично, но конспирация, будь она неладна!.. В общем, сошлись на трех восьмистах.

Договорившись, я сообщил, куда нужно доставить катализаторы. Конечно, указал не свой ангар, а адрес кафе на противоположной стороне терминала. Пятьдесят километров от моего ангара, или полчаса на такси.

Встреча была назначена на вечер, поэтому я занялся мелким ремонтом дроидов, которых стоило подшаманить. «Пуля» в ремонте не нуждалась.

К вечеру я сидел в нужном кафе. Кстати, помещение неплохо оформлено и сервис ненавязчив. Наверное, дорогое, зря я наугад пальцем тыкал в список, выбирая место встречи.

Сидя за одним из столиков в углу, я невольно прислушался к разговору стайки молодежи. Судя по пилотским комбезам и теме беседы, таких же шахтеров, как и я.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru