Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

– Да, сорок штук.

– Не шути так, парень. Двадцать, и ни на единицу больше.

– Мне запас на выбывание нужен, и так не хватает – докупать придется. Тридцать девять.

Через двадцать минут, сойдясь на тридцати двух турелях, я доплатил еще на двадцать турелей в сто тысяч кредитов, отправил деньги сержанту и стал ожидать заказ, проверяя состояние «Волчонка» после боя. Пострадал он не сильно, единственный сгоревший эмиттер уже заменен, да и чистка орудий проведена.

Размышляя о заказе, я задумчиво подумал, что, несмотря на то, что у меня осталось триста восемьдесят китов после всех покупок, на челнок я не стал тратиться. Шаттлы его вполне заменят. Хотя челнок в будущем понадобится. Но я после вооружения «Волчонка» еще слетаю за Умником, и если все в порядке, после продажи концентрата докуплю, что надо. К сожалению, траты оказались даже большими, чем я рассчитывал. Но лаборатории, технические и инженерные комплексы действительно понадобятся при работе «мусорщика». Надо будет еще докупить пару штурмовиков – хватит и шестого поколения – челнок и бот. Они как раз вместятся на летной палубе. Нужны боевые бронекостюмы десанта. Вооружение в пока еще пустой арсенал, диверсионные дроиды, дешифратор. Ну и боевые дроиды тоже не помешают. И «Волчонок» будет полностью готов к дальним походам. У меня уже руки чешутся в предвкушении.

В общем, оставшиеся деньги я решил потратить на базы «Спасателя» согласно договору со следователем. По минимуму должно хватить, а больше мне и не надо. К тому же после выплаты долга Лорду у меня осталось всего двести шестьдесят китов.

Сертификат «Спасателя» получают так же, как и пилотский. Необходимые условия для получения сертификата: а) не меньше ста десяти пунктов интеллектуального уровня; б) сдача тестовых заданий на виртуальном тренажере или предоставление протоколов о практической работе.

Баз было двенадцать, но так как восемь из них у меня уже есть, после недолгого обдумывания я решил прикупать оставшиеся не третьего, а четвертого ранга.

Почесав ладони и спину, я подумал и пошел в душ, после которого, приказав разбудить меня по прибытии курьера от военных, отправился в учебную капсулу. Нечего терять драгоценное время.

* * *

Быков разбудил меня на следующий день к обеду, сообщив, что прибыл курьер. Быстро одевшись, я спустился вниз и, активировав противоабордажный комплекс, велел Любе наблюдать за обстановкой снаружи. Убедившись, что курьер знакомый, разблокировал створки, дав приказ на открытие.

Принятие заказа затянулось почти на два часа, пока я и мои искины не проверили все оборудование. После чего «под протокол» я подтвердил качество и комплектность.

Проводив курьера, распаковал и запустил в работу два новеньких технических и один инженерный комплексы, передав их под управление Игоря и Любы. Дальше работали уже они. Быков принимал капсулу кибердоктора и лабораторию, а Лейтенант – вооружение.

Присев на раскладной стул чуть в стороне, я наблюдал за действиями дроидов и раздумывал, куда их приткнуть. Думаю, поставлю старый инженерный комплекс в трюм, будет отвечать за загрузку-разгрузку. К нему один из новых технических комплексов. Ниши с питанием там есть, так что проблем с размещением не будет. Новые технический и инженерный комплексы поставлю в двигательный отсек. Они будут отвечать за внутренние отсеки и внешнюю сторону. А старый технический – в реакторный, он будет отвечать за центральные отсеки крейсера. Кроме летной палубы, конечно, там свои дроиды, четыре технических и один инженерный под управлением искина.

Передав Игорю свое решение, я встал и направился в столовую. Нужно подкрепиться, а то уже обед, а я еще не ел.

Первые два дня я работал над крейсером, распоряжаясь и следя, как и что установили. Тяжелее всего было с шаттлами и спасательными капсулами. Для первых вообще места было не предусмотрено, а для пусковых капсул штатные места закрыты броней при модернизации. Так что эти два дня я плотно следил именно за этими работами. Инженерные дроиды, истощая запасы картриджей для лазеров, прорезали в броне отверстия для пусковых, их потом технические дроиды шустро установили. Проблем с заглушками не возникло, проверка показала, что воздух они не травят. А вот с шаттлами пришлось помучиться. Знал бы, что это за геморрой, отказался бы.

Эти шаттлы модели «Маринер» устанавливались на корабли, не имеющих своих летных палуб, и стыковочные шлюзы были утоплены в корпус носителя. Соответственно, и шаттлы были левым или правым боком притоплены в корпус крейсера. Другая половина находилась снаружи. Сержант молодец, прислал аппараты со входом у одного с правой стороны, у другого с левой, так что я их установил с каждого бока жилой палубы. Проверка на герметичность прошла успешно. Теперь попасть в шаттлы можно было прямо из кают-компании. Дверца, что вела в небольшую шлюзовую для правого «Маринера» располагалась под лестницей, а вот дверца, ведущая к шлюзовой левого «Маринера», находилась рядом с каютой Б-5. Двери я заказал в магазине декора, чтобы они не отличались. К пусковым спасательных капсул можно было пройти из жилого модуля через технический коридор. Они находились рядом с переборкой в реакторный отсек. Вот и все.

В принципе, мне понравились эти шаттлы. А что? Надо куда-нибудь слетать – спустился в кают-компанию, выбрал любой из шаттлов, прошел шлюзовую. Заблокировал ее, вывел на маневровых, утопленных в корпус, из гнезда-раковины и на единственном, но шустром разгонном движке слетал куда надо. Потом загнал его обратно, разблокировал шлюзовую – и вот я снова на корабле. Говорю же, удобно. Да и салон вполне приличный. Рассчитан на шестерых человек. Кресла превращаются в спальные места, и есть дешевенькие пищевые синтезаторы.

Когда с главными работами было закончено, я направился в медбокс на первые пять дней, повышать свои знания.

* * *

Когда крышка капсулы поднялась, я первым делом спросил:

– Летную палубу закончили?

– Да, осталось только запустить и авторизовать управляющего искина. Мы это, сам понимаешь, сделать не можем, – ответил Игорь.

– Да, знаю. Что еще сделали?

– Из шестнадцати спаренных орудий установили пока десять. Ставим одиннадцатое, там с башней проблемы, клинит при больших углах возвышения. Лейтенант с Любой устраняют проблемы. Турели ПКО установлены все, четыре единицы на складе как запасные. Быков установил и лабораторию в медсекторе, в отдельном боксе, и кибердоктора. До сих пор с ними возится, настраивает.

– Запустить он его тоже не пробовал, – понимающе хмыкнул я. И в лабораторном комплексе, и в кибердокторе были свои искины, которые мог запустить и авторизовать только владелец с соответствующими кодами доступа.

– Ну да. В принципе, это все, что мы успели.

– И это нормально.

– Какие планы?

– Активирую искины летной палубы и лабораторных, после чего займусь покупкой нужных баз «Спасателя».

– Потом дней пять учебы, и можно получать профессиональный сертификат.

– Ага, щаз. Если я получу сертификат и зарегистрируюсь, нас же постоянно дергать будут. То у буксира движки полетели, нужно лететь спасать пилота. То у пассажирского лайнера отказала система жизнеобеспечения. Спасателей тут мало… Кстати, а сколько их?

– На данный момент в системе Миринды числится двадцать четыре корабля спасателей.

– Капля в море. За работу такую, конечно, платят, но сертификат будем получать перед отлетом… О, письмо от Олии.

Связавшись через терминал с Олией, я с полчасика поболтал с ней: они, оказывается, вчера вернулись с добычи. Порадовавшись успехам девушки, я распрощался с ней и направился в кают-компанию. О том, что я уничтожил банду пиратов, работающих под видом профсоюза шахтеров, знали уже все. Мне уже сотня писем на почту пришла, большая часть – предложения сняться в рекламе того или иного продукта. В принципе, деньги неплохие: если во всех сняться, пол-ляма запросто поднять можно… Но мне как-то светиться не хотелось. Так что я облегченно вздохнул, когда разъединился с Олией – видимо, сестрам Бьянки было не до новостей, если они еще не в курсе. Но, думаю, их неведение долго не продлится.

После завтрака, время было утреннее, я связался с Лордом через свой ангарный терминал. Можно, конечно, и из рубки крейсера связаться, разницы никакой, но не хотелось давать ее номер.

– Здравствуй, Денис, – сразу узнал меня Лорд.

– Добрый день, Арни. Я хочу сразу отблагодарить за вашу помощь сестрам Бьянки. Только что разговаривал с младшей. Она вчера вечером сдала на сертификат пилота, очень радовалась.

– Не стоит, милые девушки. Деньги я получил, все в порядке. Спасибо за премию. Кстати, поздравляю вас с боевыми успехами. Что сказать, поражен, видимо, пригодились вам боевые базы и импланты.

– Есть такое, но я к вам по другому делу.

– Вас что-то заинтересовало?

– Так, мелочь. Мне нужно в скором времени получить сертификат «Спасателя», зарегистрировавшись в штабе Флота. Некоторые базы у меня уже есть в наличии, не хватает четырех.

– Пришлите мне список, я сам прикину, что вам надо.

В течение пары минут менеджер изучал список.

– В принципе, вы правы, четвертого ранга вам хватит, но если вы будете серьезно заниматься этой работой, я советую вам дополнительно приобрести еще базу «Оценка повреждений», тоже четвертого ранга. Она вам пригодится.

– Сколько это все будет стоить?

– За пять баз четвертого ранга двести семьдесят китов. Это дорогостоящие специализированные базы.

– М-да. В данный момент я пока эту сумму не потяну. Как только у меня появятся свободные средства, то спущусь к вам на планету.

– Это не требуется. Мы можем прислать кристаллы с базами по вашему адресу. Доставка бесплатная.

– Хорошая новость. Спасибо.

Разъединившись, я почесал затылок. Денег было мало, «Волчонок» тянул их как пылесос. Оставалась только надежда, что это все быстро окупится. Байки, что «мусорщики» за раз поднимали до пятидесяти лямов, я читал в сетях и слышал в барах не раз. Не все вранье. Если выживешь на Фронтире и не попадешь в лапы пиратам, есть шанс разбогатеть, есть.

 

С координатами секторов, где были бои, мне, конечно, повезло, но я поговорил на эту тему с сержантом-поставщиком, связавшись с ним после разговора с Лордом. Он подтвердил, что это хорошая идея – поработать «мусорщиком», однако никто не даст мне координаты секторов, где находятся поврежденные или уничтоженные в боях корабли восьмого поколения, только седьмого или шестого, с прошлых войн. Восьмое поколение военные – неофициально, конечно – разрабатывают сами. Поэтому мне и приходилось закупать все оборудование восьмого поколения тут, а не модернизировать «Волчонка» на месте. Заодно я узнал у сержанта, что больше всего ценится на Фронтире и в центральных мирах. Присланный список оказался обширным.

Вернувшись на крейсер, я до вечера лазил по «Волчонку», активируя искинов. Тот, что на летной палубе, получил имя Прапор. Он принадлежал к восьмому поколению и имел настройки личности. И стал настоящим Прапором. Не тем, который все тащит, а у которого порядок на вверенной территории. Оставив ворчащего Прапора прибираться на летной палубе – тот возмутился, что нет разметок по стоянкам яркой краской, положенных по инструкции, – сам направился в медбокс к Быкову, потом в техсектор к Любе. Оба лабораторных комплекса получили имена Технарь и Лаборант соответственно.

Закончив с делами, я снова лег в капсулу на пять дней. Перед этим связался с Олией, та сообщила, что они завтра уходят на добычу, а в конце заявила, что сильно обиделась на меня, что я не рассказал про свой бой. Кто-то выложил в сети видеоролик. Было видно, что снимал кто-то из нападавших. Олия попыталась вытащить из меня подробности, однако я, сославшись на головную боль, распрощался.

* * *

Так и тянулось время: я пятидневками учился в капсуле, а искины восстанавливали крейсер. Просыпаясь, я проверял их работу, где поправлял, а где и хвалил. Потом давал новые задания и снова ложился учить.

Когда после третьего сеанса пятидневной учебы я очнулся, то услышал от Игоря:

– Работа на крейсере полностью закончена.

– А покраска?

– От двадцати шести тонн спецкраски осталось едва ли полтонны. Все ушло.

– Пойдем посмотрим, на что я потратил сорок пять китов. Красиво хоть смотрится-то?

– Да вроде ничего. О, кстати, там тебе груз какой-то прибыл. В контейнере. Я принял по твоему приказу. Просветили его, вроде не опасный.

– «Все от господина Армика»?

– Да, – подтвердил Игорь. – Это то, что ты ждешь?

– Да. Хотя заказ должен был прийти дней пять назад. Видимо, возникли какие-то проблемы.

Так, разговаривая с Игорем, я вышел через пятую шлюзовую из крейсера и, отойдя, замер в восхищении. Полностью восстановленный боевой крейсер да еще свежеокрашенный уже не казался той кучей металлолома, что была. Это действительно был боевой крейсер.

– Я восхищен, – пробормотал я.

– Андрей занимался покраской, вроде все по твоим эскизам. Что-то не так?

– Да нет, все просто отлично.

Крейсер был окрашен в камуфляж из темно-синей и темно-серой краски. Глядя на длинные волнистые полосы разных колеров, я подумал, что Быков справился отлично. Классный камуфляж.

– Молодцы. Что я еще скажу? «Волчонка» проверим потом, а сейчас давайте осмотрим заказ.

Я прошел к одиноко стоявшему у входа контейнеру. Подбежавший дроид-диагност подсоединился к разъему на выходе и стал тестировать присланное оборудование.

– Дроид-дешифратор модели «Мехро». Седьмое поколение. Новенький, видимо, только что с консервации, – прокомментировала Люба, это она управляла диагностом.

– Люб, Андрей, я тут с вами поговорить хочу, – я немного отвлекся от покупки. – Что если я вас поменяю? То есть должности. Люба будет отвечать за медбокс и систему жизнеобеспечения, а ты, Андрей, за щиты и безопасность. А то я смотрю, ты хиреешь на своем месте. Скучно тебе.

– Я за! – живо отозвался Быков.

– В принципе, я тоже, – задумчиво ответила Люба. – Заботиться о тебе и о «Волчонке» мне нравится больше.

– Вот и ладушки. Тогда чуть позже я вами займусь. Как раз и дешифратор проверю.

Пройдя к терминалу, я связался к господином Армиком.

– Добрый день, – поздоровался я с ним.

– Здравствуйте. Заказ пришел, я так понимаю?

– Да, осталось только получить коды доступа к контейнеру и оплатить.

– Пришлось поднапрячь все связи, но я достал то, что вы заказывали.

– И программы тоже?

– Да, под протокол, все в контейнере.

– Сколько?

– Сто десять китов за всё.

– Отсылаю деньги.

– …Получил. Пересылаю пароли и коды доступа.

– Получил. С вами приятно иметь дело, господин Армик.

– Обращайтесь, всем, чем можем, поможем.

Попрощавшись и отключив связь, я вернулся к заказу. Введя пароли, велел Любе открыть контейнер и выкатить дроид-дешифратор. В ящике остался небольшой чемоданчик с кристаллами. На них были программы для искина дешифратора.

– Дешевле было заказать у военных, – хмыкнул Игорь.

– Согласен, переплатил вдвое, – прокартавил Быков.

– У армейцев брать опасно. И выше шестого поколения дешифратор у них не купишь. К тому же мне вас нужно проверить, кто его знает, что этот сержант нам подсунет… Ладно, активируем дешифратор, авторизуемся и принимаемся за вас. Нужно проверить вас насчет виртуальных жучков.

Запустился дешифратор в полную силу только через полтора часа, когда его маленький реактор вышел на полную мощность и когда я ввел все программы в искин. После чего он встал на свои восемь многосуставчатых опор и последовал за мной в рубку. Через десять минут все четыре искина были вытащены из своих шахт.

Я не ошибся. СБ оставила виртуальных паразитов. Ничего серьезного, просто управляющий искин должен был неосознанно отправлять пакеты в штаб Флота с нашим местоположением. Также был специальный код, переподчинявший корабль тому, кто его введет.

Всех этих паразитов я удалил и, как обещал, сменил программы у Любы и Андрея – теперь каждый будет делать то, что ему по нутру. Не возвращая цилиндры основных искинов обратно в шахты, я проверил остальных искинов, что находились на корабле. С ними было все в порядке.

– Ух, как будто я – это не я… где тут мои щиты? – пробурчал Быков, когда я его активировал. В отличие от него, Игорь и Лейтенант активировались более спокойно. Оба сразу же бросились проводить проверку подконтрольного оборудования.

– Ой, так непривычно. Денис, а почему ты не удалил у меня программы по управлению щитом, просто внеся новые программы и установки? – поинтересовалась Люба после активации.

– Чтобы могла Андрея подстраховать, если что, – пояснил я, передав управление дешифратором Игорю. Тот повел дроида в арсенал, там для него уже была подготовлена специальная ниша.

– Понятно… Ой, у меня же в кают-компании не прибрано! Все, я на уборке.

– Были жучки? – с любопытством спросил Быков.

– Да. Маяк и коды доступа к вам.

– Понятно. Ничего серьезного.

– Ну да. Ладно. Нечего рассусоливать. Игорь! Вызывай погрузчик на два часа дня. Мы уходим за добычей.

– Понял.

Процесс подготовки к вылету занял у меня все оставшееся время до прихода погрузчика.

После оплаты за топливо – оператор долил баки до полных – крейсер оказался на тележке, и мы покатились к шлюзовой.

– Игорь, мне через сорок семь дней нужно быть в Центре беженцев. Зафиксируй это напоминание. Первое напоминание – за пять дней до срока.

– Хорошо, а еженедельник – что, так и не научился использовать?

– Почему? Научился, просто продублировал.

– Хорошо.

Когда полчаса спустя искин космопорта вывел нас на расчетную точку, я сказал гагаринское «поехали» и дал мощности движкам. Через минуту мы ушли в гиперпрыжок.

* * *

В этот раз мы не ждали встречи с разозленным профсоюзом, если только от «Родена», поэтому сразу вышли из гипера в нужной системе. Параметры прыжка я рассчитал так, чтобы выйти с краю, так сказать, не вываливаться в середине рядом с астероидами. Вышли мы неподалеку от планеты, и я, тормозя передними маневровыми движками, ушел за нее и укрылся. Так, на всякий случай.

– Полное сканирование системы, – велел я.

Понятное дело, так мы сразу сообщим о себе, но честно говоря, я мало кого боялся.

– Фиксирую облучение боевым радаром, – сообщил Игорь. – Судя по спектру излучения, антарский корвет и что-то грузовое. Отзыв с корвета не наш. Но на запрос идет отзыв, название «Гроч», порт приписки – планетная система Друкол. Похоже, наши.

– Наемники, – сразу же определил я.

Почти в это же время на открытой общей волне меня стали вызывать.

– «Волчонок», ответьте «Грочу», – на экране, к моему большому удивлению, я увидел того самого пилота, что несколько дней назад купил у меня трофеи с разбитого корвета.

– «Волчонок» на связи.

– Назовите причину посещения системы?

– Забрать обнаруженный шахтерский корабль.

– Принято. Можешь проползать мимо.

– Денис, наблюдаю движение в нашу сторону четырех объектов. Судя по скорости и облучению, это штурмовики «Ласка». Звено.

– Этот грузовик – «наседка», – согласился я.

– Да, похоже, это носитель. А корвет обеспечивает непосредственную охрану.

Мы вышли из-за планеты во всеоружии. Все системы были приведены к бою. Радар наведения пусковых отслеживал все перемещения не только подлетающего звена, но и продолжавшего не отзываться носителя, и корвета.

– «Гроч», причина молчания носителя?

– Трофей, – лениво ответили с корвета.

– Да ладно! – не поверил я. – Врешь!

– А зачем? Скоро наши с запчастями придут, приведем его в порядок, и сможешь полюбоваться на него на стоянке трофеев на средней орбите Миринды.

– А что, и такая стоянка есть?

– Ты что, новостями совсем не интересуешься? – удивился пилот. – Там уже два десятка кораблей. Большая часть уже зарезервирована за покупателями. Распродажа будет после окончания боев.

– Да как про мой бой с профсоюзом выложили, так временно заблокировал. Столько спама полезло.

В это время штурмовики, облетев нас и заглянув за планету, двинулись обратно. Судя по характеру маневрирования, работали они в автоматическом режиме.

– Так это ты был? Про то, что это у тебя движки купил, я сразу вспомнил, а про то, что твой «Волчонок» разнес пиратов, не сразу сообразил. Извини.

– Да ладно.

– Где твой корабль?

В это время я сблизился с носителем и корветом. Пилот не делал резких движений, понимал, что он против меня как моська против слона, однако штурмовки на летную палубу не вернулись, продолжая нарезать круги в отдалении. Подстраховка пилота.

– Да тут где-то должен быть. Ща, сигнал пущу.

«Трофей» вылез из астероидного поля только после получаса безуспешных попыток с ним связаться. Рассмотрев развороченную антенну, я понял, что принимать сигналы Умник мог, а вот передавать уже нет.

«Волчонок» завис рядом с корветом, пока «Трофей» полз к нам.

Активировав открытие створок трюма, я поинтересовался у пилота:

– Слушай, давай хоть познакомимся, а то так и будем официально общаться.

– Барон Грег Гроч. Отверженный. Бывший офицер-десантник Восьмого флота.

– Я о аристократах только слышал, но встречаться с ними не доводилось, барон. Разрешите представиться, Денис Миронов, бывший «дикий». Теперь владелец этого крейсера.

С аристократами я действительно не сталкивался, на Миринде их было очень мало, однако о правилах обращения знал, поэтому согласно этикету чуть склонил голову.

– Андрей, что такое «отверженный»? – быстро спросил я у Быкова. Это он отвечал за архив на корабле.

– Ушел из семьи, или его ушли. Причин много. Но семьи у него теперь нет.

– Парень, – окликнул меня барон. – Брось этот этикет, я его и так терпеть не могу. Общайся как привык.

– Да не проблема. У меня есть предложение. Я рассказываю про бой с профсоюзом, вы описываете захват носителя. Так сказать, баш на баш.

– Идея неплохая, я согласен. Все равно тут скучать, пока Аилоиз с запчастями для гипердвижка не вернется.

За два следующих часа мы очень плотно пообщались, делясь опытом и описывая свои победы. Для подтверждения наши искины скинули друг другу записи боев. За это время «Трофей» уже давно заполз в трюм, и технические дроиды занялись его ремонтом. Концентрат из трюма перегрузили в два средних контейнера, находившихся в трюме крейсера.

Пообщавшись, я поблагодарил барона за интересный рассказ и стал разворачиваться для прыжка.

– Будешь в космопорту Миринды – свяжись. Выпьем по стаканчику.

– Хорошо.

Схема захвата носителя, использованная наемниками, была на удивление хорошо продумана и великолепно выполнена. Прежде всего, в захвате участвовала эскадра из семнадцати кораблей (а не два, как я было подумал), причем три из них были десантными.

 

Сам бой шел в соседней системе – нет, не в пятьдесят третьей, а в сто второй, она дальше по горизонтали. Первоначально крейсер пиратов столкнулся с крейсерами и линкором наемников. Именно тогда «Гроч», являвшийся кораблем-разведчиком эскадры, и обнаружил за скоплением астероидов укрывшийся носитель. Немедленно к тому рванули два из трех десантных кораблей. Отбив атаку кораблей прикрытия, они взяли пытавшийся удрать носитель на абордаж. Причем им повезло в том, что весь москитный флот уже ушел к месту основного сражения, а дежурное звено просто ничего не успело сделать.

Быстро уничтожив экипаж носителя – бои в отсеках были тяжелыми, с использованием дроидов и тяжелого вооружения, из-за чего и оказался поврежден гипердвижок, – призовая команда отогнала его в эту систему и разделилась. Один корабль ушел за запчастями, другой охранял. И кстати, штурмовиками управлял не барон, а пилот, что сидел в рубке носителя.

Разогнавшись, я ушел в свой самый первый дальний, пятидневный гиперпрыжок.

Как только звезды рванули нам навстречу, я достал из кармана один инфокристалл из пяти наличных, что мне дал следователь, и вставил его в гнездо на пульте пилота. На большом экране визора сразу же появилась карта Фронтира, не вся, конечно, только нижний край, как раз куда я прыгнул.

– Так, ребята и девчата. Мы находимся здесь, – указал я на 3D-карте нужный квадрат.

– Чуть ниже и левее, – поправил меня Игорь. – И твой палец закрыл сразу восемнадцать систем.

– Не суть, – отмахнулся я. – Значит, находимся мы примерно тут, а нужно нам вот в этот сектор. Когда следователь согласно договору прислал мне с курьером эти кристаллы с картами и пояснениями, я после их изучения решил совершить один гиперпрыжок на максимально возможное расстояние. То есть на пять дней. Из выбранных систем на этом расстоянии самая вкусная была эта. К слову, прежде этот крейсер мог прыгнуть максимум на четыре дня. Так вот, изучив карту боев – тут указано более двух сотен систем, где они проходили – я выбрал вот эту. Игорь?

– В этой системе проходили бои между империями Антар и Антран сто семь лет назад. Соответственно, корабли там седьмого поколения. Причем большая часть систем, искины, реакторы и вооружение вполне могли остаться целыми, и это кладбище погибших кораблей все еще опасно. А кораблей там осталось около пяти сотен единиц.

– Вот именно, – продолжил я. – Пираты туда не лезут, однако у нас есть коды доступа ко всем кораблям империи Антран. Так что опасаться нам нужно только антарских кораблей. Если они, конечно, не мертвые. Андрей, ты подготовил список, что лучше снимать – малогабаритное и дорогое?

– А то, последние пять дней только этим и занимался. Всю Инфосеть и торговую биржу просмотрел. Кстати, спасибо за безлимитный доступ к Инфосети.

– Да говори уже давай.

– Самое дорогое на кораблях – это, конечно, медоборудование. Кибердоктора, реанимационные капсулы, лечебные, ну и расходники, конечно. Во многих больницах стоят пятого, реже шестого поколения. Поэтому седьмое поколение, особенно у частников, будет пользоваться большим спросом. А спрос на них есть всегда.

– У военных не проще купить? – озадаченно спросил я.

– Не скажи. Военные выставляют на продажу по конверсии не выше шестого. Седьмое и восьмое поколение у них на консервации. Это запасы на случай войны, и продавать их запрещено.

– А нам?

– Тут нам повезло. Думаю, сержант просто списал абсолютно целое оборудование как поврежденное и не подлежащее ремонту, и продал его нам. Да и этот Лорд тоже говорил о трудности задачи достать подобное оборудование. Причем на Фронтире это еще возможно, но никак не в центральных мирах, там учет строже. Хотя воруют и там, но не так, как в приграничье. Поэтому, если мы добудем подобное оборудование, продавать лучше именно в центральных мирах.

– А законность подобной сделки? – спросила Люба.

Я ответ знал, поэтому промолчал. Ответил Быков:

– Денис состоит в государственной программе, поэтому он «под протокол» извлекает оборудование с корабля и может спокойно продавать его. Это и обеспечивает законность сделки. Без этих двух обязательных пунктов он не сможет продать оборудование по официальным ценам и официальным путем. Частные клиники оборудование на черном рынке не покупают, у них частые проверки надзирающих органов. Могут конфисковать подобное оборудование. Оно же без документов.

– Ладно, – остановил я Быкова. – Это все, конечно, интересно, но меня интересует, что еще ценного можно снять с кораблей?

– Все комплексы дроидов – и боевые, и технические. Снять некоторые дорогостоящие запчасти с гипердвижков, искины. Блоки щитов, сканеров. Пищевые синтезаторы. Еще много что, но у нас трюм не резиновый. К тому же два «Крота» и оба средних контейнера заняли треть объема.

– Всем все ясно?

– Да, – хором ответили искины.

– Значит, так. До выхода нам осталось четыре дня и восемь часов, поэтому я – учиться в капсулу, мне нужно одну базу добить-таки до пятого ранга, а вам прикинуть, как размещать снятое оборудование на «Волчонке».

– А если там пираты? – осторожно спросил Лейтенант.

– Тебе разработать систему маневренной обороны с элементами контратак с разными противниками.

– Есть, нур!

– Все, я в медбокс. Люб, разбудишь меня за час до выхода из гипера. И приготовь обед.

– Есть какие пожелания?

– Борщ с пампушками, макароны по-флотски… ну и чай с печеньем.

– Сделаем.

Встав из кресла, я потянулся и потопал к выходу из рубки. Воспользовавшись лифтом, через пару секунд оказался в медбоксе. Все-таки удобны эти вертикальные и горизонтальные лифты. Быстро сбросив комбез, ботинки и белье, которые сразу же подхватили бытовые дроиды и потащили в чистку, скользнул в капсулу и прикрыл глаза, когда крышка опустилась. Через секунду в капсулу поступил сонный газ.

* * *

– Проснулся? Давай открывай глаза, я же вижу, что у тебя дыхание изменилось… а вот уже ресницы затрепетали.

Приподнявшись на локтях, я поморщился и просипел:

– Ой, Люб, что-то мне плохо.

– А что такое?

– Перед глазами все плывет.

Тут же подскочивший меддроид помог мне вылезти и, подхватив на манипуляторы, отнес в соседний бокс, где уложил в капсулу реаниматора.

* * *

В этот раз, открыв глаза, я почувствовал себя бодрячком.

– Доклад.

– Выход из гиперпрыжка через четыре минуты тридцать семь секунд, – ответил Игорь и тут же тревожно спросил: – Как ты?

– Вроде нормально. Люба, что со мной было? – спешно одеваясь, спросил я.

– Отравление разгоном, переутомил ты себя постоянным обучением.

– Разгон вывели?

– Для этого надо лежать в капсуле сутки, не меньше, чтобы привести в порядок твою печень и почки. Кстати, я теперь будут следить за твоим состоянием. Раз в неделю будешь ложиться в капсулу реаниматора, там есть функция диагноста.

Все это я слушал на бегу в рубку. Проскользнув внутрь, плюхнулся в кресло пилота и спросил у Любы:

– Так что ты со мной сделала?

– Слегка убрала острые моменты и ввела тонизирующие лекарства. Больше я за пятьдесят минут не успела. Так что ближайшие пять часов ты будешь бодрячком, однако потом – в капсулу реаниматора, будем тебя восстанавливать.

– Черт, а я ведь мог предположить, что перетружусь и будет отравление разгоном, но не придал этому значения.

– До выхода из гипера осталось пять секунд, – напомнил Игорь.

– Значит, так, выходим и прячемся… а, уже вышли.

Звезды, мигнув, появились на экранах визора. Основная картинка выдавалась мне прямо на нейросеть. Так можно было с помощью внешних камер, будто своими глазами, оглядываться сразу во все стороны.

– Игорь?

– Фиксирую множественные работы боевых сканеров. Восемь, не меньше.

Маневрируя, я отвел «Волчонка» к ближайшей планете.

– Мы вышли на краю системы, основные бои шли дальше. Вон у той кислородной планеты, – сообщил я искинам.

– Я продолжаю фиксировать работающие сканеры, однако они не двигаются. Возможно, это работа еще «живых» систем некоторых кораблей.

– Да, с нашей стороны тут было потеряно восемь линкоров и три носителя. Остальное крейсера или вообще мелочевка. Было бы неплохо найти корабли обеспечения, их тут потеряно две штуки. Вот там настоящая пещера Аладдина!.. Ладно, идем вдоль кладбища и сканируем корабли, вглубь нам сканера не хватит, поэтому просканируем те, что вынесло за пределы системы или находятся с краю. Поэтому следить в оба во все стороны. Начали.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru