Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

– Принято, капитан.

Сержант в этот раз отозвался не сразу, видимо, был занят.

– На связи, – наконец ответил он.

– Доброе утро, нур. У меня для вас новый заказ.

– Внимательно слушаю.

– Значит, так. Мне нужен модуль защиты фирмы «Абрекс» марки «Тор-8» со всеми зипами.

– Я понимаю, что ты хочешь оснастить свой корабль всем лучшим. Но тебе не кажется, что он у тебя выйдет золотым? На «Брон» можно поставить обычный защитный модуль китов за сто вроде «Люмикса» или «Ларга», а ты берешь все самое дорогое, что твой корабль потянет на пределе. «Тор» стоит четыреста китов и предназначается для тяжелых крейсеров. Да, ты в пять раз дольше сможешь держать огонь противника, однако стоимость несравнима с обычными щитами.

– Я ценю вашу заботу, но свою безопасность ценю еще больше. Мне нужен именно «Тор».

– Ну хорошо. «Тор» за тобой. Пока четыреста китов ровно.

– Мне нужен еще один реактор «Креат». Резервный.

– Семьсот десять китов.

– Хорошо. Потом блоки для трехсотмиллиметрового туннельного орудия. Высылаю номера.

– Принял, – сержант быстро пробежал список. – Семьдесят китов. Всего семьсот восемьдесят китов.

– Шесть средних ракетных пусковых с тройным боезапасом и две пусковых противоракет, тоже с тройным боезапасом.

– Восемь пусковых по двадцать китов каждая, плюс боезапас. Еще пятьдесят китов, все вместе будет девятьсот девяносто китов.

– Два искина однотипных с теми, что я купил. Пришлите их пустыми, программы и личности я сам им сделаю. Кристаллы с программами для них отдельно.

– По сто пять за каждого. Тысяча двести китов. Это все, или что-то еще?

– Пищевой синтезатор марки «Ларго» с восемью малыми контейнерами с картриджами класса «А».

– Синтезатор пятьдесят китов, офицерские картриджи десять. Тебе одному лет на двадцать хватит. Пока тысяча двести шестьдесят китов.

– Боевой средний сканер «Взор» фирмы «Геннетих». С зипом.

– Двести сорок китов. Пока всего тысяча пятьсот китов ровно.

– Два разведывательных зонда с пусковыми модели «Стрекоза», с зипами.

– По двадцать пять китов за каждый. Тысяча пятьсот пятьдесят китов.

– Боевой средний радар модели «Пелена» фирмы «Геннетих», класса «А».

– Класса «А» нет в наличии. Опоздал на пару дней. Есть фирмы «Белиунски». Они однотипные, по одной лицензии работают.

– Принимается, – изучив в сети специфику предлагаемого радара, ответил я.

– Это еще сто восемьдесят китов, пока всего тысяча семьсот тридцать китов, – сержант явно получал удовольствие от этих подсчетов.

– Еще мне нужно восемнадцать орудий «Стерх-Е-40» со всеми средствами наведения и защиты. То есть не голые. Однако я их все сразу не потяну.

– Восьмое поколение? Хм, их только недавно сняли с вооружения Флота, как устаревшие. Ладно, каждое орудие в полной оснастке, включая башню, по сто двадцать китов. Сколько берешь?

– Пока два.

– Двести сорок. Всего получается тысяча девятьсот семьдесят китов.

– У меня осталось двенадцать китов, хотелось бы их потратить на скафандры. У вас какие есть?

– На первый класс тебе не хватит, можешь взять третьего три штуки, они по четыре кита. Или четвертого четыре – они по три. А можешь пятого, вроде гражданских. Они по пятьсот кредитов, двадцать четыре штуки. Наверняка сам таким пользуешься.

– Так и есть. Ладно, беру три третьего класса.

– Принято.

– Теперь насчет бонусов.

– Опять турели?

– Да. Двадцать, и ни на штуку меньше, мне их и так не хватает, а в бою они первыми летят. Сами знаете.

– Хорошо, пересылай деньги и жди завтра заказ… Все, получил.

– Всего хорошего, – сказал я, отключил связь и, развернувшись, направился к крейсеру.

– Ты многого не заказал, – сообщил Игорь. – Жаль, что деньги так быстро кончаются.

– Знаю. Но я почти все деньги потратил, даже орудия не докупил. Эти два пока поставим на носу и корме. Хоть что-то. Нам хотя бы один рейс сделать, чтобы привести крейсер в полный порядок. В следующий полет к Умнику идем на «Волчонке».

– Опасно идти на не полностью вооруженном корабле, – вздохнул Игорь.

– Зато интересно будет. Ничего, прорвемся, командир, – влез в разговор Быков.

– Это точно… Ладно. В следующий полет идем на «Волчонке», а уж потом продаем концентрат и сматываемся из этой системы. Что-то мне надоело тут… Черт, у меня денег осталось всего тридцать китов, только и хватит купить топливо крейсеру. Ладно, сейчас с Олией пообедаем, и я ложусь в капсулу до прибытия курьера с заказом. Нужно поднимать базы пилотирования среднего корабля. А то они у меня на минимуме, я думал, у меня будет больше времени.

– Хорошо, командир. Пассажирка уже извещена и спускается вниз, – доложил Игорь.

– Денис, ты бы все-таки подумал о моем предложении. С экипажем и легче, и интереснее. Шансов во сто крат больше, – сказал Быков. – Я понимаю, что ты любишь одиночество, однако в космосе это не катит. Некому помочь будет, если что случится.

– Я подумаю.

– Девка вроде ничего. Я поболтал с ней и ненароком провел тест Лейбеля. Сто двадцать единиц интеллекта у нее точно есть.

– Я же сказал, подумаю… Олия? Привет, – поздоровался я со спускавшейся в кают-компанию девушкой.

Через двадцать минут мы уже непринужденно обедали на «Пуле». Потом я показал ей, как пользоваться кухней – она быстро разобралась – дал ей доступ на шахтер, чтобы девушка, пока я учусь, могла поужинать и позавтракать, а сам, сказав, что отлучусь на день, ушел на крейсер. Чуть позже Игорь сообщит Олии, что я покинул ангар.

* * *

– Курьер прибыл, – услышал я, как только крышка начала подниматься.

Я все еще отходил от разгона, поэтому переспросил:

– Курьер?

– От военных.

– Ах да. Сейчас оденусь.

Быстро одевшись, я поспешил ко входу, на бегу поздоровавшись с Олией. Она повстречалась мне в одном из технических переходов, где гуляла с задумчивым видом.

– Сестры на связь не выходили?

– Нет, я им оставила сообщение, что у тебя. Но пока тихо. Может, что случилось?

– Скорее всего, их задержали у военных. Проверка и дача показаний в СБ. Стандартная процедура, – успокоил я ее.

За сутки учебы под разгоном в капсуле я успел поднять пять баз со второго в третий ранг. Это были «Пилотирование и обслуживание среднего корабля», «Управление и настройка корабельных щитов среднего класса», «Управление пусковыми установками ракет», «Ракеты среднего класса» и «Управление орудиями среднего и главного калибра».

На очереди «Энергетика среднего корабля», «Энергетические пушки», «Орудия среднего и главного калибра» и «Боевые дроиды».

Думаю, подниму их до третьего вечером, когда снова лягу на обучение. Хотя, в принципе, можно пока не торопиться обратно в космос, и пару недель поднимать нужные базы. К тому времени Умник наберет и переработает руду в концентрат, забив все объемы, да и я уже без опаски покину ангар.

* * *

Спустившись вниз, я убедился, что снаружи действительно дожидается знакомый курьер на средней грузовой платформе, и дал приказ на разблокировку и открытие ворот. Судя по эмблемам на кабинах, военные арендуют эти платформы в том же офисе, где и я.

Противоабордажный комплекс на всякий случай приготовил оружие к бою, наставив на отрывающиеся створки трубы гранатометов и крупнокалиберных пулеметов.

Два дроида вышли наружу и, встав по обеим сторонам ворот, контролировали прием заказа. Причем оба засекли наблюдение. Одна из ближайших стационарных камер вместо просмотра коридора была жестко ориентирована на вход в мой ангар. И еще засекли визуальное наблюдение от ближайшего поворота. Там околачивались двое парней.

Курьер передал заказ, я убедился, что это то, что нужно, и мы расстались довольные друг другом. Выйдя проводить курьера в транспортный коридор, я помахал камере и парням у поворота, после чего вместе с дроидами вернулся в ангар и отдал приказ на закрытие ворот.

– Что я пропустила? – спросила Олия, обнаружившаяся у только что доставленных контейнеров.

– Минутку, – остановил я ее, после чего с помощью файлов с паролями, что скинул сержант мне на почту час назад, разблокировал все контейнеры, дав доступ в них дроидам Игоря и Андрея. Многоногие машинки сразу же бросились вскрывать контейнеры и таскать блоки на корабль. План по модернизации уже давно был составлен обоими искинами, и они начали по нему работать. Первым делом в рубку волокли главные блоки щита, чтобы установить его там и подключить. Потом резервный реактор в трюм, где для него уже была готова станина и подведены энегошины. Нам действительно понадобится резерв мощности – с модернизацией я немного перемудрил, а так будет процентов двадцать запаса при четырех работающих ректорах. Ну, а потом там будут монтироваться сканер и радары, синтезатор и, напоследок, орудия.

– Что ты сказала? – переспросил я, пропуская технического дроида, который, навесив на себя три невскрытых баула с новенькими скафандрами третьего класса, протопал мимо. Один скафандр в рубку, там есть ниша, другой в мою каюту. Третий в ближайшую шлюзовую. Пока хватит, потом еще прикуплю.

– Я спросила, что тут было. Кстати, привет, давно не виделись. Я даже не слышала, как ты вернулся.

– Бывает. Насчет «чего пропустила»: мне прибыл заказ для корабля. Конечно, не все, что нужно, но большую часть проблемных мест мы перекроем. Короче, на что хватило денег, то и купил, так что дней через десять-двенадцать я ухожу за добычей.

– Понятно. Ты проголодался? А то я хочу обед приготовить.

– Почему нет? Я согласен.

– Я быстро! – развернувшись, девушка побежала в сторону неприкаянно стоявшей «Пули».

– Блин! Мне же еще «Пулю» ремонтировать! Ладно, пока Олия готовит обед, закажу комплектующие для корабля.

Заказ сгоревших эмиттеров и ракетного боезапаса прошел быстро, и через полчаса, приняв доклады искинов, я направился к «Пуле». Игорь уже заканчивал со сборкой сканера – юстировку уже проведу я, – а Андрей занимался блоками к туннельной пушке. Он ее не собирал, знаний не хватало, просто, управляя дроидами, перенес блоки к орудию. Собирать и приводить пушку к бою буду опять же я сам. Оба новеньких искина уже занесли в рубку, положив рядом с шахтами. Пока я не загружу программы и не настрою личности, это простые, хоть и дорогие цилиндры. Еще начали доставать блоки радара из контейнеров, и это пока все, что успели сделать.

 

– М-м-м, хорошо пахнет, – втянув носом аромат, витающий в кают-компании «Пули», похвалил я девушку.

– Не стой в дверях. Садись, я почти закончила.

Обед прошел просто великолепно. Мало того что Олия приготовила вкусный суп, она умудрилась сделать жаркое с гарниром. Когда мы закончили и пили кауфе с пирожными, мне на почту пришло письмо от Жорин. На миг замерев, я вошел в почту и открыл письмо. Быстро пробежав его, сообщил девушке:

– С Жорин и Милой все в порядке. Через час они уже будут в ангаре, летят на «Метре» от военной базы. Теперь плохие новости. Сергей погиб, когда отбивал абордаж. Военные выделили твоим сестрам пилота для перегона корабля. Вот такие дела.

– Жаль, хороший был парень, веселый, – вздохнула девушка. Особо она не расстроилась, так как мало знала друга своей старшей сестры, но немного взгрустнула. – Я к себе, нужно собраться и встретить их в ангаре.

– Я дам тебе одного дроида для охраны. Мало ли. Эффенди продолжают охотиться на нас.

– Хорошо… Знаешь, а может, их пригласить сюда? Я бы ужин сготовила…

* * *

– Здравствуй, Денис, – поздоровалась входящая в мой ангар Жорин. Следующая за ней Мила просто кивнула.

– Что тут происходит? – спросила Жорин, с недоумением наблюдая за развернувшимся действом. А посмотреть было на что. Медицинский дроид, коим управлял Быков, десять минут назад выкрал бюстгальтер из каюты Олии и вот уже несколько минут носился по ангару, размахивая красными кружевами, как флагом. За ним с возмущенным визгом носилась Олия, ругаясь. А я, облокотившись на один из контейнеров – кажется, с пищевым синтезатором, – ел яблоко и с улыбкой наблюдал за всем этим представлением.

– Мой искин развлекается. Я ему личность сделал несколько мерзкую, как говорит Олия, но, несмотря на смешливый характер, склонность к болтовне, хулиганству и цинизму, он верный друг и товарищ. Надежный.

– А не слишком?

– Да нет. Вчера, как мне доложили, они до того разругались, что стали бить посуду у меня на кухне.

– И что? – с недоумением спросила Жорин.

– Так посуда же небьющаяся, – спокойно пояснил я. – Они на принцип пошли, смогут разбить эти тарелки или нет. Вон, до вмятин на стене ангара их кидали, пока не надоело. Потом пошли играть в шахматы в кают-компанию «Волчонка». Так что они успели подружиться, а потом поругаться и снова помириться.

В это время к нам подбежала раскрасневшаяся, но жутко довольная Олия. Догнала и отобрала похищенное, о чем, демонстративно помахав перед собой кружевами, сообщила нам. Однако потом до нее дошло, что она показывает. Еще больше покраснев, девчонка спрятала кружева за спину и, подскочив к сестрам, стала с ними обниматься.

Доев яблоко, я бросил огрызок за контейнер – пока «Пуля» стояла в ангаре, бытовой дроид, что числился за ней, убирал и окружающую территорию. Два других были на «Волчонке», где работали без перерывов, наводя на крейсер чистоту, что, с учетом постоянных работ на нем, было очень нелегко. Быков уже достал меня постоянными напоминаниями о покупке бытовиков. Два имеющихся в наличии не справлялись.

– Ну что, девушки. Олия приготовила праздничный ужин, почему бы нам не отметить ваше возвращение из плена?

– А ты откуда знаешь, что мы были в плену? – удивилась Жорин.

– А вам что, не сказали, откуда военные узнали о вас?

– Нет. Сказали только, что получили информацию и провели операцию по освобождению.

– Вот даже как? Ладно.

– Это Денис вас увидел и рассказал военным, – выдала меня Олия.

– Пошли на «Пулю», за столом все расскажете, – отмахнулся я.

Мы прошли к кораблю и через шлюзовую и небольшой коридорчик попали в кают-компанию.

– А он теснее, чем «Фарт», – оглядевшись, сообщила Мила.

– «Фарт» гражданский шахтер, там подумали о пилоте. Тут же военный корабль. Хоть и бывший… Присаживайтесь, а я за вами поухаживаю.

Ухаживать за девушками было приятно. Я налил им супа; посидели, поели, немного с грустинкой, но девушки вели себя уже более оживленно, чем при встрече. После ужина я достал бутылку белого вина и разлил по бокалам. Когда девушки немного оттаяли под воздействием алкоголя, спросил:

– Как вы попались-то?

Жорин сморщилась, как будто проглотила лимон:

– Глупо. Так глупо! Знаешь, когда пиратов начали гонять, мы решили сделать одну ходку, набрав полный трюм морита в одном из опасных секторов. Только начали добычу, как Сергей замолчал. А потом, при выходе из астероидной реки, нас атаковали. Мы его даже не видели, сканеры ничего не засекли. А когда нас доставили на «Жемчужину», мы узнали, что Сергей отстреливался и погиб.

– В принципе, мне все ясно. Стандартная рейдерская операция. Наши рейдеры так же действуют, когда берут «языков». Более чем уверен, пилот того корвета ранее служил на Флоте. В общем, работорговцы действовали уверенно и нагло, и судя по всему, недолго. Не больше недели они в этой системе были. Да… А Серегу все-таки жалко. Парень вроде ничего был. Давайте за него…

Девочки поддержали тост, хотя Жорин уронила слезинку, да и других явно начало развозить. Чтобы отвлечь их, я спросил:

– Что думаете делать дальше?

– У нас нет пилота для «Жемчужины». Можно, конечно, нанять, но на зарплате разоримся. Пограничная система, цены подняты. У нас есть пятьдесят китов, но на базы даже по минимуму этого не хватит. Нужно хотя бы семьдесят китов, а лучше сто сорок. Будем работать, накопим, поставим мне или Миле…

– Лучше тебе, – отрицательно мотнула головой средняя сестра. – Я к «Красавице» привыкла.

– Тогда мне покупаем базы среднего пилота. Ставим Олии нейросеть и базы пилота для малых кораблей. Пусть пока на моем «Жеребце» поработает.

– Кстати, ей когда ставить будете? – спросил я.

Ответила сама Олия:

– Через две недели у меня день рождения. Тогда и поставим. Кстати, ты приглашен.

– Спасибо. Не откажусь.

– В общем, мы все, что у нас есть, пустим на Олию, потом на «Фартах» будем зарабатывать мне на базы среднего пилота. Вот и весь план. Думаю, через три-четыре месяца я выведу «Жемчужину» из ангара.

– Знаете, есть у меня мысль, как неплохо подзаработать. Но она пока не сформировалась… Если будет хороший заработок, не откажетесь?

– Почему нет? – пожала плечами Жорин. Остальные кивнули.

– Даже если нужно будет лететь на Фронтир?

– А тут мы что, в песочнице играем? – несколько пьяно улыбнулась старшая из сестер.

– Вот и ладушки.

После первой бутылки я достал вторую. Нализаться мы не нализались, но до кают на «Волчонке» я вел их под руку. Только Олия, которой меньше всего наливали, шла сама.

* * *

Утром девушки явно маялись головами, поэтому быстро попрощавшись и уже в третий раз поблагодарив за то, что я присмотрел за их младшей сестренкой, ушли к себе в ангар.

Проводив девушек, я занялся «Волчонком». Если большую часть грубой работы Игорь и Андрей за ночь успели сделать, то теперь я занимался тонкой настройкой. К обеду закончил со сканером и пищевым синтезатором, протестировав их. Сканер работал отлично, да и синтезатор готовил изумительно. А ведь в нем было забито почти пять тысяч всяких блюд!

После обеда я занялся туннельной пушкой, собирая и активируя блоки. Собрал быстро, но юстировку можно было проводить только после первого выстрела, так что это оставалось до выхода в космос. Прицел у пушки был как у автомата – пока не пристреляешь, хрен попадешь. А так пушка стала вполне рабочей. После нее я занялся искинами. Сперва проверил программы на кристаллах, есть ли там неприятные сюрпризы, после чего залил и установил. Начал с искина, отвечающего за вооружение и его использование в бою. Имя он получил Лейтенант, так как личность я ему сделал военную. То есть он был упрям, в случае опасности шел до конца. Короче, прямой как палка, однако мог, если надо, уступить. После подключения он сразу рьяно принялся за дело, проверяя уже установленное вооружение и глухо ворча, что того еще мало. Боевой комплекс абордажных дроидов сразу же активировался.

После Лейтенанта, принявшего на себя охрану ангара, я занялся четвертым и последним искином. Найдя нужные программы и после проверки залив их, стал создавать личность. В этот раз она была женской. Должна же быть среди нашего сугубо мужского коллектива женщина? Вот руководствуясь этой причиной, после короткого раздумья, я решил слизать ее личность со старшей медсестры Любы из того же сериала, что и Быков. Характер у нее добрый, веселый и общительный, однако в случае нужды она и обхамит, и по носу врежет. В общем, она теперь наш щитовик, отвечает за технический и противоабордажный комплексы. А также теперь на ней забота обо мне любимом. Все-таки приятно, когда о тебе заботятся. Да и веселее стало, хоть чем-то родным повеяло.

Вечером, приняв ванну и отдав приказ на установку общего радара, всех пусковых и обеих башен, я лег в капсулу на очередной сеанс обучения. На этот раз на три дня.

* * *

За этот сеанс я поднял все, что оставалось во втором ранге, до третьего и начал поднимать базу «Пилотирование и обслуживание среднего корабля» с третьего до четвертого. Обидно: таймер сработал, когда до конца остался всего один процент.

– Что у вас, докладывайте, – велел я, выбираясь из капсулы.

– Все, что могли, мы поставили. Башни и орудия на месте, пусковые тоже. Их Лейтенант уже проверил. Сейчас заканчиваем монтирование турелей ПКО, – доложил Игорь, как старший искин на корабле.

– Когда корабль будет готов к вылету?

– Пять дней после окончания всех работ и тонкой настройки оборудования, и можно будет вызывать погрузчик. Только нужно будет предварительно вызвать топливозаправщик. Погрузчики не имеют при себе столько топлива, сколько нам надо.

– Информация принята к сведению. Вызывай топливозаправщик. Возьмем топлива на двадцать китов, это всего две трети баков, но нам хватит на пару месяцев постоянных полетов. Начинайте выводить реакторы на рабочий режим. Резервный тоже. Это пока все. Еще что есть?

– Два дня назад выходили на связь сестры Бьянки. Сообщили, что ушли на добычу на две недели.

– Хорошо. Значит, отошли. Андрей, у тебя есть что добавить?

– Мои требования тебе известны. Нужны капсула кибердоктора, пара операционных дроидов, ну и дроидов-уборщиков добавить. Где мои дроиды?!

– Позже будут. Лейтенант?

– Почти все наличное вооружение установлено и проверено. В данный момент на корме монтируются восемь оставшихся турелей ПКО. Проблем с установкой вооружения не было. После выхода в космос требуется пристрелка орудий.

– Да это понятно. Люба?

– Модуль щита пока отключен. Из-за того что энергии мало и находимся мы в ангаре, проверить на полную мощность его невозможно. Когда мы окажемся в космосе и реакторы будут работать по максимуму, тогда и сможем проверить. Технический комплекс в порядке. В данный момент он работает на корме, а противоабордажный занимается охраной ангара и кораблей… Ну, это после того, как Лейтенант передал мне эту обязанность. По основной работе все.

– Что-то еще есть?

– Есть, еще как есть! На корабле просто едрит-мадрит какой-то! Ладно, у тебя комнаты оформлены как надо, а остальные помещения и каюты?! Да они как казармы! Я вот тут списочек накатала. Ну, там занавесочки, цветы в горшках не помешают. Коврики, чехлы на диванчики и кресла. Картины, лучше голо, со сменяющимися картинками. Под потолок в кают-компании проектор поставить, чтобы создавал домашний уют. А если танцы, он лучи будет в такт пускать, очень красиво.

– Да у тебя тут списочек на двадцать пять китов! – возмутился я, прочитав присланный файл.

– Красота требует жертв.

– Так, у меня на личном счету осталось тридцать два кита. Двадцать отдаем за топливо, пять, так уж и быть, тебе, Люба, в чем-то ты права. А остальное резерв.

– А если продать трофеи? – спросил Игорь.

– Какие трофеи?.. – не понял я и тут же хлопнул себя по лбу: – Черт, я про них забыл! Нет, точно надо научиться пользоваться еженедельником, много чего забываю.

Про трофеи, снятые с корвета, я действительно забыл, а они тянут на неплохую сумму, которая мне сейчас очень пригодится.

– Тестирование провели? Список составили?

– Да, я все сделал, – подтвердил Игорь. – Лови.

 

Пока мы беседовали, я успел одеться и выйти из медбокса, проследовать в кают-компанию, Люба приготовила на синтезаторе борщ, картошку-пюре с котлетками и подливой, а также компот и кексы. Так как Земля была давно открыта, эти блюда оказались забиты в память синтезатора. Жаль, я искать поленился, а Люба ничего, все каталоги перешерстила.

– Вот, с пылу и жару, – ворковала Люба, пока я наворачивал котлетки, одновременно работая с информацией, что прислал Игорь.

Изучив файл, я вышел в сеть и, зайдя на сайт по продажам корабельного имущества, в небольшой раздел товаров неимперского производства, выложил все одним лотом.

– Объедение, – невнятно похвалил я искина. Действительно было очень вкусно.

После обеда, время было одиннадцать, я вышел из корабля в ангар.

– «Пулю», я смотрю, восстановили?

– А что там восстанавливать было? – хмыкнула Люба – это она им занималась. – Эмиттеры сгоревшие поменяли. Предохранители на щитке. Да перезарядили пусковые.

– Хорошо. Когда закончим с «Волчонком», нужно будет загнать «Пулю» на летную палубу крейсера. Возьмем ее с собой.

– Сделаем, – согласился Игорь. – Кстати, получено сообщение от оператора топливозаправщика. Он уже на подходе.

Открыв створки ангара, я дал возможность въехать массивной туше топливозаправщика, свистевшего нагнетателями антигравов. Заправка долго не продлилась, однако я стал беднее на двадцать китов. Закрыв ворота ангара за уехавшим агрегатом, я направился на крейсер – работы еще полно, нужно ее делать.

Письмо от покупателя пришло, еще когда заправляли топливо, но времени тогда ответить у меня не было, поэтому, оставшись один, я открыл почту и прочитал извещение.

– Ребята. Лот купили за сто семьдесят тысяч. Пришлось немного поторговаться. Покупатель прибудет через полчаса. Подождем его.

– Хорошая новость.

– Как насчет интерьера? – влезла Люба, видимо, решив ковать, пока горячо.

– Получишь, что хочешь, – невольно улыбнулся я.

– А дроида-стюарда?

Кают-компанию и каюты Андрей передал под управление Любы, поэтому она достаточно оперативно отреагировала на появившиеся деньги. Немного подумав, я пожал плечами:

– Почему нет? Шиковать так шиковать.

Покупателем оказался коренастый мужчина. Лет ему по виду было за две сотни точно, и, судя по комбезу, он был из наемников.

– Где товар? – вместо приветствия хмуро спросил наемник.

– Пройдемте за мной, он в тех контейнерах.

Небольшим сканером изучив оборудование, пилот переслал мне деньги – его устроило состояние товара – и, погрузив все на свою платформу, уехал.

Переведя пятьдесят китов на отдельный счет, к которому дал доступ всем четырем искинам (две трети сразу забрала Люба), я направился на «Волчонок». У меня еще много работы по модернизации оборудования. В данный момент, закончив с турелями, дроиды стали вскрывать обшивку на корме, чтобы установить две пусковые для разведывательных зондов. Жаль, что впереди эти пусковые не поставишь.

Проконтролировав их работу, я поднялся на спину крейсера и пошел осматривать установленное вооружение, начав с пусковых.

К вечеру, когда основная масса работ была закончена, снова лег в капсулу продолжать учить базы. На этот раз на десять дней.

* * *

Когда я вылез из капсулы – меня немного шатало после учебы – то заметил мигающую иконку на рабочем столе нейросети. Судя по ней, мне пришло шесть писем. Пока я одевался, успел изучить, кто мне их прислал. Олия – видеописьмо; потом из Центра беженцев; два – от корпорации, они наконец, разобрались с контрактом и прислали мне расторгнутый договор – долго же телились; два последних были от профсоюзов шахтеров. Причем присланы, судя по времени, после расторжения договора. Им явно кто-то слил меня.

Активировав запись от Олии, я стал просматривать ее, направляясь в кают-компанию.

Судя по видам сзади, запись была сделана вчера в ее спальне в жилом номере модуля. Это я по расцветке комнаты понял, она у них одинаковая. Девушка была в ночнушке и, видимо, не сообразила, что ночник сзади четко обрисовывает тонкую фигурку, а когда она наклонилась, чтобы выключить запись, я даже рассмотрел пятна сосков на красивой груди. Хотя, может, это все было подстроено, кто этих женщин разберет?

Когда новенький дроид-стюард принес заказанный завтрак, я еще раз просмотрел видеопослание.

«Привет! Ты хоть и в доступе, как я погляжу, но снова стоит отметка “Занят”. В общем, мы сегодня вернулись, а завтра мы с сестрами идем в корпорацию “Нейросеть”, – взвизгнув от радости, девушка продолжила: – Мне поставят нейросеть “Пилот-5” и базы для пилотирования малого корабля. Я, наверное, не усну от волнения. Надеюсь, когда ты освободишься, мы отметим установку нейросети и мой день рождения. А так у нас все в порядке. Даже заработали немного. На нейросеть у нас было, а вот на базы мы зарабатывали в этом полете. Это всё. Свяжись с нами, как освободишься», – после последней фразы она наклонилась и отключила проектор.

Следующим было письмо от чиновника из Центра беженцев, где меня уведомляли, что я должен пройти повторные уколы в медсекции Центра.

– Блин, забыл! – вздохнул я.

Связавшись с сестрами Бьянка – вернее, со старшей, Жорин – я узнал, что они еще в своем ангаре, поэтому попросил их подождать меня, сообщив, что тоже собираюсь на планету, возникли неотложные дела. Девушки от компании не отказались и согласились на мое сопровождение.

Остальное было несущественным. Подписав, отправил обратно подтверждение, что договора расторгнуты, а письма от профсоюзов вообще удалил.

– Я закончил. Так что докладывайте о происшествиях. Игорь? – отодвинув стакан с тонизирующим напитком, спросил я.

– Все в порядке, все работы на крейсере закончены, осталось только устроить проверку в открытом космосе и провести юстировку некоторого оборудования. Что в ангаре невозможно.

– Принято. Лейтенант?

– Все наличное вооружение установлено. Хочу добавить, что тяжелого вооружения комплект сто процентов, среднего сорок, а малого не хватает до полного штата тридцать два процента. Боевое оборудование установлено на восемьдесят семь процентов. Не хватает малой авиации.

– Я в курсе. После вылета, если все пройдет хорошо, мы пополним вооружение и часть оборудования. Андрей, что у тебя?

– У меня все в порядке, но хотелось бы к заказанному оборудованию добавить малую медицинскую лабораторию с искином не меньше чем седьмого поколения.

– Хм. Мотивируй, – задумался я.

– А. Мы можем проводить исследования в сложных случаях. Бэ. Увеличить на десять процентов скорость обучения под медикаментозным разгоном, которым ты так любишь пользоваться – смешав его в нужных пропорциях. Вэ. Мы можем сами создавать препараты. В малых количествах, конечно, но не нужно будет в случае крайней нужды срываться и искать их. Гэ. Проводить исследования…

– Все, я понял. Согласен, лаборатория нам понадобится. Включаю ее в список. Это все?

– У меня много что есть, но я не один, – недовольно буркнул Быков. – Вон, Любу спрашивай.

– Есть что новое, Люб? Кают-компания стала просто шикарной, спасибо тебе.

– Это ты еще каюты не видал, я на многое потратила, – гордо ответила Люба, пытаясь скрыть смущение. – А насчет дополнительных заказов, так есть старые и новые. Из старых нам нужно еще один инженерный комплекс и не меньше чем два технических. Если работать будем «мусорщиками», они нам очень сильно пригодятся. Еще нам нужна малая техническая лаборатория.

– И тебе малая? – хмыкнул я.

– Ни средняя, ни тем более большая в технический сектор не влезут. Маленький он у нас.

– Что-то у вас с Быковым желания одинаковые, признавайтесь, на каких сайтах вы это нашли?

– На армейских по конверсируемому вооружению, – призналась Люба. Быков только неопределенно хмыкнул. – Техническая лаборатория двести двадцать китов, а медицинская триста семьдесят.

– Деньги будут – там решим, но в основное оборудование я их пока включать не буду. Поживем – увидим. Я, оказывается, еще два месяца не смогу улететь с этой станции.

– Почему? – тревожно спросил Игорь.

– Есть причины, – скривился я, пояснив искинам. Те признали, что причина веская.

– Ладно, я к себе. Душ и новая одежда. Люб, подбери мне что-нибудь для спуска на планету. Часть пути я с девушками буду.

– Сделаем.

Быстро приняв контрастный душ, с сожалением посмотрел на манящее джакузи – разбаловался я – и голышом прошел в спальню.

– Вот эти светлые брюки неплохо гармонируют с пиджаком, – проговорила Люба, пока дроид-стюард подавал мне детали одежды. – Оружие с этой одеждой не гармонирует. Так что придется оставить набедренный пояс с кобурами и ножнами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru