Litres Baner
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Стараясь ее не тревожить, я стал готовить ужин.

– Сколько времени? – спросила меня девушка, протирая глаза.

– Семь вечера. Там у меня в каюте душевая, иди умойся, а то грязная вся. Весь мусор собрала с коридора.

Когда девушка безропотно встала и направилась ко мне в каюту, из ниши выскользнул недавно купленный дроид-уборщик и стал чистить белый диванчик от пятен.

До места прыжка мы ползли почти час, пока не вышли из зоны контроля космопорта. За это время успели неторопливо поужинать и поболтать. Теперь я знал всю историю Олии, после умывания превратившейся в довольно симпатичную девушку.

История оказалась проста и банальна. Родителей не было – они погибли несколько лет назад на увеселительной прогулке. Есть две старшие сестры-погодки: двадцатитрехлетняя Жорин и двадцатидвухлетняя Мила. Они после установки нейросетей купили шахтерские корабли и вот уже несколько лет работали по специальности, зарабатывая себе и копя на нейросеть и базы для сестры, которая воспитывалась в пансионе для девочек на Миринде. Встреча с Эффенди-младшим произошла вчера вечером в одном из ночных клубов, где зажигали сбежавшие из-под надзора строгих воспитателей три девушки. Щеголь был под наркотой и восхотел Олию: девчонка, несмотря на подростковую угловатость, действительно была красива. Сперва легкая попытка познакомиться, а потом уже и требовательная не удались, после чего Эффенди подстерег девушек у выхода. Подружки сбежали, поэтому Олии пришлось отбиваться самой. В результате она ему откусила нос во время борьбы и исцарапала лицо. Более того, умудрилась прихватить у подонка его же пистолет. Уж не знаю, как она его протащила через сканеры орбитального лифта.

Кто это был, пояснили выскочившие на шум охранники клуба – Эффенди у них часто зависал. Олия, не будучи дурой, рванула в пансион, собрала вещички и оказалась у дверей ангара сестер, где мы с ней спустя семь часов и встретились. По закону она предъявить этому подонку ничего не могла, это он на нее заявку мог накатать за порчу портрета, поэтому девушка и решила спрятаться у сестер. Если парень встанет на дыбы, то может попытаться через своего папеньку и его людей добраться до сестер Бьянки. Такие твари злопамятны.

Что сам этот урод делал, догадаться не трудно: подлечил лицо (в реаниматоре это быстро, хоть и не дешево – через пару часов даже синяка не останется), взял своих людей и рванул в погоню. Интересно только, кто ему слил местонахождение Олии? Наверняка папаша подключился.

То, что эти Эффенди будут мне мстить, я сомневался. Ну, а если надумают, то по сопатке и получат.

Выйдя из зоны охранения космопорта, я принял управление, разогнался и совершил прыжок. Через сорок минут мы вынырнули у шестой астероидной реки в двухсотом секторе.

– Охранная служба вызывает малый шахтерский корабль «Пуля». Прием, – почти сразу вызвали меня. Сигнал шел с небольшого крейсера, ощетинившегося пушками и блоками ракет.

– На связи «Пуля», – тут же ответил я.

– Копать?

– Нет. От пассажира нужно избавиться. Мне сестры Бьянки нужны.

– Принято. Они в зоне устойчивой связи, можешь вызвать их.

– Принято, спасибо. «Пуля» вызывает сестер Бьянки.

– На связи, – на экране визора появилась красивая девушка, серьезно глядевшая на меня. Портретное сходство с Олией было налицо.

– Я ваш сосед по ангару, подобрал вашу младшую сестру. У нее проблемы. Короче, где вы? У меня свои дела, и возить пассажиров я не нанимался.

– Вы думаете, мы вам поверим? – с подозрением спросила девушка.

– Действительно… – разблокировав дверь рубки, я крикнул: – Олия! Тут с тобой сестра поговорить хочет!

Общались мы на общей волне, поэтому все, кто находился в системе, нас прекрасно слышали. А кораблей тут было без малого несколько сотен.

Мгновенно появившаяся Олия разрешила все острые моменты, и мне задали вектор движения. Через двадцать минут, облетев огромный астероид, который разрабатывали два десятка малых шахтеров, я приблизился к другой группе. От нее отделился «Фарт», причем при опознавании на экране визора высветилось название кораблика: «Жеребец». Состыковавшись с ним, я помог Олии перейти на другой корабль и, отмахнувшись от начавшей меня расспрашивать сестры, заблокировал шлюзовую и направился в рубку. У меня дел полно, а тут еще задержать пытаются!

Через двадцать минут разогнавшись до нужной скорости, я ушел в прыжок к родному пятьдесят третьему астероидному сектору. Судя по времени, последний патруль прошел там час назад. Пилот буксира молодец, не сдал схему движения пиратов в этом секторе.

* * *

По плану я собирался копать морит и сдавать его на перерабатывающую станцию, чтобы прикрыть перед корпорацией свои большие траты. Мол, вот, копаю. Однако когда я вышел из гипера в системе и быстро и привычно спрятался среди астероидов, сканируя их новеньким шахтерским сканером, то среди редких осколков морита обнаружил астероидную глыбу террита без вкраплений других руд. По словам Умника, в этом астероиде было никак не меньше двух тысяч кубов. Думаю, понятно, что я все забросил и начал разрабатывать именно его? Тем более столь огромные куски дорогой руды попадаются нечасто, и о таких удивительных случаях узнавали все шахтеры.

Так что мои планы сделать десять полных ходок с моритом к добывающей станции для сдачи и пару – с концентратом террита в ангар пошли прахом. Упускать такой шанс было не просто глупо, преступно! В течение девятнадцати дней Умник в автоматическом режиме, пока я учился в полусне, переработал террит в концентрат, пока не заполнил трюм и все четыре контейнера. Расход топлива был большой, я торопился, однако вернуться хватало с лихвой. Дождавшись, когда пройдет очередной патруль, я разогнался и ушел в прыжок к орбитальному терминалу Миринды.

При выходе из гипера на почту сразу пришло с десяток писем. Одно было от моих адвокатов, поэтому я первым открыл его, пока искин космопорта вел «Пулю» к терминалу.

Адвокаты меня извещали, что был суд, и дело о нападении на меня и Олию Бьянку благополучно закрыто. Мои адвокаты, что представляли меня на суде, сами подготовили всю информацию по этому делу.

Подонок не отвертелся, к тому же ему старые грешки припомнили, и этот ушлепок отправился на семь лет на планету-колонию для преступников. Говорят, там выжить очень трудно. По нападению на нас судья присудил обвиняемому выплатить некоторую сумму в качестве компенсации за моральную травму. По сотне тысяч каждому – конечно, мелочь, но все равно приятно. Проверив счет, я убедился, что стал богаче на сто китов.

Остальные письма были от сестер Бьянки и от отца ушлепка. Тот обещал со мной поквитаться, причем так обтекаемо, что привлечь к суду за угрозы не представлялось возможным.

Последнее было от Малика: они недавно залетали на Миринду – доставили новобранцев на одну из военных баз, что находилась в системе – и очень расстроились, что я оказался недосягаем.

– Восемьсот шестнадцатый, ты чего ковыляешь как беременный?

– Повредил один из движков, видите, дымит? Вот и пришлось вместо разгрузки на станции идти в ангар ремонтироваться.

– Так ты с рудой?

– Ну да. Шансов доползти до ангара у меня было больше, чем до станции, а потом уже до ангара.

Второй разгонный движок я лично повредил, с помощью одного из дроидов, когда мы выпрыгнули из гипера в системе Миринды, благо работы там было на пару минут. Так что отмазка была железная.

Когда я попал в ангар, то первым делом перегрузил руду в средний контейнер, заполнив его полностью, а также еще в четыре малых – последний не до конца. Шестьсот пятьдесят кубов концентрата – по деньгам получалось полтора миллиона. Ничего, у меня еще один средний контейнер и шесть малых осталось.

Получив доклад от Игоря о проделанной работе, я велел ему починить поврежденный двигатель «Пули» и направился в медотсек крейсера, решив перед тем, как уйти на добычу, пять дней полежать и поучиться. Поднять недоученную за двадцать дней работы базу «Ремонт и модернизация кораблей» – до четвертого ранга, а если останется время, то начать поднимать базу «Инжиниринг» с третьего до четвертого ранга. Она мне была нужна.

Затем, по плану, я подниму с третьего до четвертого ранга еще одну базу, «Проектирование малых и средних кораблей». Они все мне были нужны, причем срочно; а вот уже после них я начну поднимать медицинские базы: «Биохимия человека», «Боевая медицина», «Медицина», «Физиологические процессы и их стимуляция», «Физиология мозга» и «Техник медоборудования». Они у меня все в третьем ранге; да и вообще ни одной базы ниже третьего нет, кроме пилотских баз для среднего корабля. В общем, эти базы будут следующими, их я планирую поднять до пятого, профессионального уровня. Они помогут мне лучше настроить капсулы для обучения, реаниматор для лечения и кибердоктор для операций. Более того, уже на четвертом уровне знаний я смогу проводить несложные операции, включая извлечение и установку нейросетей и других имплантов, но все-таки лучше иметь пятый ранг.

Через пять дней, выйдя из учебного транса – Игорь поднял крышку учебной капсулы, когда сработал таймер – я вылез и, потягиваясь, велел ему:

– Готовь тренировочный комплекс. Надо поднимать свое физическое состояние, а то я за последнее время подзапустил его.

– На шесть или на восемь часов?

– Так, сейчас девять утра… м-м-м… да еще эти Бьянки опять приглашение прислали встретиться… Значит, так. Готовь комплекс на восемь часов учебы, а я пока пару заказов сделаю, не с пустыми же руками к ним идти, да сообщу сестрам, что принимаю их предложение.

– С извинениями?

– Ну да. Не сразу же ответил, могут обидеться. Хотя я на почте поставил статус, что очень занят.

Сестры были у себя в ангаре и сразу согласились встретиться в шесть вечера. Они всего три дня как вернулись с добычи и отдыхали у себя.

Заказав ларийских сладостей, пару бутылок хорошего вина и лимонада, я отправился в армейский тренировочный комплекс, где мне предстояли очередные мучения. Комплекс подгонял мое тело под новые знания – я теперь и двигался быстрее, и реакция стала молниеносной. Короче, надо почаще в него залезать.

 

Вывалившись из комплекса в пять часов вечера, я присел на кушетку, приходя в себя. Рядом гудел электронагнетателем медицинский дроид, проверяя мое состояние. Все-таки жесткая шла тренировка.

После комплекса и душа я чувствовал себя как будто после бани – хотелось летать, и была легкая слабость. Одевшись в светлую рубашку, такие же брюки и коричневые ботинки и прихватив с собой доставленные курьером заказы, направился к соседям.

Дверь шлюзовой сразу отворилась, когда я подошел к ней. Видимо, девушки использовали датчики движения или скрытую камеру. Эти камеры по умолчанию стояли на дверях всех ангаров. А может, меня просто ждали. Также в ангарах имелась внутренняя связь. Можно было, не выходя в общую сеть, набрать номер любого ангара в этом же терминале и поговорить с владельцем, если он, конечно, ответит. На моем, например, сидел Игорь и отвечал на вызовы.

– Здравствуйте, – открыла мне дверь Олия. – Проходите.

– Привет, – улыбнулся я ей. Пройдя через шлюзовую, дождался, когда она заблокирует дверь, и протянул подарки: – Держите, это вам.

– Ой, спасибо!

Следуя за девушкой, я с любопытством осмотрелся. Ангар был чистенький и симпатичный. Зеленый, как у меня, пол, голубой потолок, рыжеватые стены. Более всего меня поразили не два малых шахтерских корабля, что стояли чуть в стороне, а большой жилой модуль, рассчитанный на проживание от четырех до десяти человек. Только его цвет не удивил – розовый. К этому модулю мы и направлялись.

Кроме кораблей и жилого модуля, в ангаре у девушек было шесть малых контейнеров, сложенных аккуратно в противоположном углу, и игровая площадка. Для какой игры непонятно, но чего-то вроде волейбола: сетка и песок присутствовали, а мяча я не видел.

Жилой модуль был установлен справа от входа прямо на полу и, видимо, прикреплен к стене. У дверей меня встретили обе сестры спасенной мною девушки и два незнакомых парня. Та, что слева, хозяйка «Жеребца» – это ей я передал Олию; вторая мне была не знакома.

– Денис, разрешите представить вам моих старших сестер, – забежав вперед и передав подарки одной из девушек, начала Олия. – Это Жорин, а это Мила. Сестренки, а это мой спаситель, Денис.

– Очень приятно познакомиться, – улыбнулся я, чуть склонив голову в вежливом приветствии.

– А это Сергей и Орин, они встречаются с моими сестрами.

– Олия, – укоризненно проговорила Жорин на бестактность младшей сестры.

Парни первыми сделали шаг вперед и, к моему удивлению, протянули руки для рукопожатия.

– Олия у нас не отличается тактичностью, – сказал мне Сергей, пожав руку.

– Бывает, – хмыкнул я.

– Чего мы стоим? Пойдемте, там уже стол накрыт, – воскликнул второй парень.

Ужин прошел в легкой, непринужденной обстановке. Я больше отмалчивался, слушая шахтерские байки, чем о чем-то рассказывал. Однако когда девушки и парни выложили свои новости, они насели на меня, пытаясь разузнать, кто я и почему не работаю в безопасных зонах.

– Странно, что ты не состоишь ни в одной из одиннадцати профсоюзных организаций. Вот мы, например, члены профсоюза «Шахтеры Миринды», – откинувшись на спинку дивана и приобняв Жорин, говорил Сергей. – Когда эти Эффенди начали искать Олию, мы им быстро хвост накрутили, мы не слабее их. А вот у тебя могут быть проблемы. Хочешь, я могу устроить, чтобы тебя взяли к нам?

Сергей был бригадиром у «Шахтеров Миринды» и работал наемным пилотом на «Метре» корпорации, зарабатывая себе на средний шахтерский корабль.

– Видишь ли, меня воспитали немного по-другому, – усмехнувшись, я взял со стола бокал с лимонадом и, снова откинувшись на спинку кресла, продолжил: – У каждого свои правила жизни. Я же следую таким: не верь, не бойся, не проси. Вот представь себя маленьким четырехлетним мальчиком, одного в диком лесу, где любой хищник может тебя съесть. Представил?

Судя по тому, как передернуло Милу, у нее была хорошая фантазия.

– А теперь представь себя взрослым опытным мужчиной, воином, солдатом. Ты в бронекостюме и с отличным оружием. Теперь этот дикий лес для тебя не более чем парк в городе, где самая большая опасность – это влететь в паутину.

– Это ты к чему все? – с подозрением спросил Сергей.

– Это я к тому, что вы ведете себя, как этот четырехлетний малыш.

– А ты, значит, тот воин?

– Причем всегда. Вы для меня не более чем дичь… – я развел руками. – Воспитание такое.

– Кто же тебя так воспитал? – спросил Орин. Девушки в разговор пока не вмешивались, просто слушали.

– Бабушка.

– Кто?!

Мой спокойный ответ вызвал изумление. Посмотрев на открытые рты и выпученные глаза парней, я усмехнулся и повторил:

– Меня с девяти лет воспитывала бабушка. Она же и поставила мне характер… святая женщина. Помню, когда мне было одиннадцать, мы под Новый Год играли в хоккей на замерзшем пруду и я получил случайный удар клюшкой в лицо. Я тогда все бросил и побежал к бабушке. Так представляете, несмотря на то что у меня был сломан нос и все лицо в крови, она взяла меня за руку, отвела обратно и заставила доиграть… Мы тогда выиграли.

– Кем она была?

– Бухгалтером в заготконторе… Ну, это организация в моем мире по заготовке всякой всячины. Когда я пропал, ей было почти девяносто, это крайний срок, в нашем мире нет долгоживущих. У бабушки была бурная молодость, она даже повоевать успела. У нас была одна страшная мировая война, так бабушка три года снайпером отслужила, с весны сорок третьего до осени сорок пятого. Пять боевых наград. Восемьдесят шесть официально подтвержденных солдат и офицеров противника.

– Удивительная женщина, – тихо произнесла Жорин.

– Вот именно. Поэтому, когда родители развелись, она рявкнула на отца и забрала меня к себе. О чем я, кстати, никогда не жалел.

– Значит, ты не хочешь уйти под защиту какой-нибудь из профсоюзных организаций? – продолжал допытываться Сергей.

– Нет.

– Понимаешь, у тебя могут возникнуть проблемы и кроме Эффенди. Главы профсоюзов не любят вольных. Проще заплатить вступительный взнос и выплачивать по тысяче кредитов в месяц.

– Это мои проблемы, – отмахнулся я. Этот разговор мне уже надоел.

– Мы можем тебя прикрыть, если ты будешь работать в той же системе, что и мы, – сказала Мила.

– На рексите? Нет уж, спасибо, я добываю только морит. Вначале был и террит, но я его весь собрал.

– Морит редкость, – задумчиво протянула Жорин. – Ты где копаешь?

– За пятидесятым сектором, – ответил я, отчего девушка поперхнулась.

– Я там работал лет пять назад, пока пираты не нанесли удар и не выдавили нас за двенадцатый сектор. Мы тогда много вольных шахтеров потеряли, – несколько раз хлопнув Жорин по спине, сказал Сергей.

– У Дениса есть крейсер, – влезла в разговор Олия.

– О-о-о, – протянул Орин.

– Что за крейсер? Рабочий? – деловито спросил Сергей.

– Да нет. Нашел остов «Брона» пятого поколения, вот потихоньку восстанавливаю.

– «Броны» имеют шестой класс в крейсерской классификации. А шестой класс – это шестой. Это толстая броня, мощные орудия и большая дальность полета. Только вот чтобы восстановить его, нужен миллион, а то и два, – задумчиво протянул Сергей. Видимо, он прикинул затраты по самым дешевым комплектующим, причем пятого поколения, а не как я покупаю – седьмого да восьмого, что сильно било по карману.

– Вроде того. Я его только начал восстанавливать.

Беседовали мы еще долго, я к своему изумлению понял, что мы засиделись до трех часов ночи. Приятная компания, что ни говори.

Когда я вернулся к себе в ангар, то немедленно заказал погрузчика. Пора работать.

* * *

– Командир, я могу ошибиться. Но вроде был отсвет не как от руды. А как от металла. Может, это еще один разбитый корабль? – спросил Умник.

Я в это время рассматривал на экране визора данные, выданные сканером, поэтому не сразу отреагировал.

За последние три месяца, что прошли с того нашего вечера, я сделал более сорока рейсов с моритом к перерабатывающей станции, получив на счет девятьсот тридцать две тысячи кредитов, и плюс две ходки в ангар с концентратом террита. Закупленных контейнеров не хватило, пришлось брать еще два средних. Однако за все это время я все-таки разобрал весь астероид с территом. Как раз сейчас последние куски руды мини-комплекс «Пули» перерабатывал в концентрат. За эти месяцы мне шесть раз встречались останки кораблей. Дважды это были пиратские лоханки, переделанные из гражданских судов, и четыре раза – разбитые шахтеры. Если я правильно расшифровал данные, то это будет седьмой обнаруженный мною корабль.

Перейдя на ручное управление, я вывел «Пулю» из тени астероида, состоявшего из рексита с мелкими вкраплениями морита, и повел ее к обнаруженному сканером кораблю.

– С вероятностью в семьдесят процентов, это такой же корабль, как и у нас. Малый шахтерский, модели «Крот», – сообщил Умник. Он узконаправленным лучом сканировал аномалию.

– Подойдем ближе – увидим, – буркнул я, сосредоточившись на управлении. Слишком много вокруг мелких осколков, щит уже дважды трещал, когда на нас налетали немаленькие куски.

Когда мы приблизились, я был вынужден согласиться с Умником: это был «Крот».

– Хорошо его потрепали… Патрон, прикинь визуально, возможно ли его восстановить?

– На что он нам? – проворчал тот.

– Да есть одна задумка… Только что в голову пришла… Давай, не филонь. Работай.

Подрабатывая маневровыми движками, я осторожно оттолкнул щитом крупный осколок с рекситом, перегораживавший мне дорогу, и протиснулся к «Кроту». С этим кораблем, было видно, нам повезло – если большинство других после огневых повреждений еще изрядно потрепало астероидами, то этот оказался более-менее целым.

Выпустил технического дроида – я одного возил с собой на всякий случай – и отправил его к поврежденному кораблю. Через два часа была проведена полная диагностика, и результаты появились на экране пилотского визора.

– Разгонные двигатели уничтожены, система жизнеобеспечения повреждена, реактор тоже. Судя по повреждениям, «Крот» получил несколько ракет в двигатели и пару штук в корпус. Пилот погиб – это, кстати, девушка, и она до сих пор в кресле пилота. Искин на остатках энергии отвел корабль в астероидную реку и спрятал его среди этих камней. Тут вроде потише, – бормотал Патрон.

– Все, что надо, мы выяснили. Все, запоминай координаты. Потом вернемся сюда.

– Восстанавливать будем? – полюбопытствовал Умник.

– Да.

– А «Метру»?

– Теперь уже нет.

Две недели назад мы нашли средний шахтерский корабль «Метра», который был во вполне приличном состоянии. Пираты его не сильно потрепали. И судя по тому, что крейсер был спрятан, рассчитывали вернуться за ним, но, видимо, оказалось не судьба. Скорее всего, сложили где-то буйные головы, а не то вернулись бы. Что нападавших было двое, я определил сразу: пробоины от среднего орудия – значит, крейсер, причем, возможно, даже «Брон». Мелкие пробоины и обломки малых ракет – второй корабль был или корветом, или фрегатом.

Была мысль отремонтировать «Метру» прямо на месте, чтобы она не числилась на мне, и добывать ею руду, используя «Пулю» как транспортник. Это могло сэкономить массу времени, но так как я нашел неплохо сохранившегося «Крота», то с «Метрой» теперь можно было не заморачиваться. Отремонтирую «Крота», посажу на него Умника и заставлю добывать концентрат террита, пока сам будут возить морит на приемную станцию. Можно под это дело нанять пару техников, чтобы они мне убрали мини-комплекс. Это хоть и трудно, но возможно. Это будет алиби на случай, если мне предъявят, что это я продаю концентрат. Про второй «Крот»-то они знать не будут. Стопроцентное алиби.

Обдумывая эту идею, я осторожно высунул нос из астероидной реки и, просканировав систему, начал разгон, чтобы уйти в прыжок. Через двадцать минут звезды рванули мне навстречу.

* * *

Когда погрузчик поставил тяжело груженную «Пулю» на опоры в ангаре, я поблагодарил оператора и отдал приказ искину ангара на закрытие ворот. Ближайший месяц я буду плотно занят, поэтому не стоило терять времени.

Переодевшись в старый комбез техника, я вышел из ангара и, заблокировав двери, направился по полутемному коридору в сторону ближайшего перекрестка. Там часто ездят или техники, или курьеры; бывает, подбрасывают по доброте душевной. Это к нам в тупик мало кто заглядывает.

В этот раз, зайдя в пункт проката транспортных платформ для перевозки грузов, я взял не малый перевозчик, как в прошлый раз, а средний, с мощными антигравами. Заплатив за две недели эксплуатации с номерного счета, поехал в сторону технических складов и договорился там о покупке двух средних контейнеров, взяв их инкогнито.

 

Вернувшись в ангар, перегрузил весь концентрат террита из малых контейнеров и трюма корабля в оба контейнера. Теперь у меня было четыре полных средних контейнера по пятьсот кубов каждый и два с половиной малых контейнера по шестьдесят кубов. С учетом того, что куб концентрата террита стоит две тысячи четыреста кредитов, сумма набирается очень неплохая, а точнее, чуть больше пяти тысяч китов. Охренительная сумма. Более того, мне ее точно хватит, чтобы привести «Волчонка» в порядок.

В принципе, можно уже ничего не делать и спокойно восстанавливать корабль, но тогда я выдам себя, а сваливать со станции пока еще рано. Причина одна: базы подняты недостаточно. Чтобы уверенно выходить за Фронтир, нужно поднять боевые и пилотские до пятого ранга, а то я только треть успел выучить до четвертого. Без учебной капсулы и разгона учеба заметно замедлилась. Поэтому я осторожно продам запасы концентрата, причем постараюсь это сделать так, чтобы меня не было на орбитальном терминале, продолжу добычу морита на «Пуле» и выработку концентрата террита на обнаруженном «Кроте». Привести его в порядок будет нетрудно, тем более все запчасти после замены некоторых блоков все еще лежат в ангаре. Однако ближайшие пятнадцать дней я все-таки проведу в учебе и только потом, после того как левый техник уберет в «Пуле» мини-комплекс, наберу запчастей и уйду в космос.

Так размышляя, я манипулятором загрузил на грузовую платформу все четыре средних и три малых контейнера и, сделав пару крюков, выгрузил все на складе торговой площади, который пару часов назад снял на месяц. Осталось только вызвать эксперта, чтобы он дал заключение, а продать это все можно в любое время.

* * *

За следующие пятнадцать дней я успел поднять три медицинские базы до пятого уровня – они были немного недоучены – и начать поднимать с четвертого еще две. После учебы сходил с как раз вернувшимися с добычи соседками в клуб, повеселился.

Когда мы возвращались, я задал старшей Бьянке вопрос:

– Жорин, вы вроде говорили, что на средний шахтер копите?

– Есть такое дело, – кивнула девушка. Ехали мы на такси, сидя на удобных диванчиках. Мы с Олией напротив Жорин и Милы. Парней не было, они все еще не вернулись с работы.

– Да я тут «Метру» не особо сильно поврежденную нашел. В принципе, можно эвакуировать буксиром и привести в порядок. Система жизнеобеспечения в норме, шесть из восьми маневровых тоже. Нужно заделать пробоины в корпусе, заменить два маневровых и один разгонный двигатели. Ну, и одну из ракетных пусковых, а так кораблик в порядке.

– А это возможно? Ведь при снятии с учета могут возникнуть проблемы.

– Жорин, я кроме шахтерских обязанностей еще работаю по государственной программе «Демилитаризация». Так что не проблема для меня снять корабль с учета и перерегистрировать на вас.

– А мы от нее отказались, как и многие… Сколько это все примерно встанет?

– Сам корабль бесплатно – подарок от меня, разве что пилоту буксира, да за аренду, а вот на ремонт тысяч четыреста точно уйдет. Все вместе ориентировочно шестьсот тысяч.

– Если учесть, что новая «Метра» строит почти полтора миллиона, это шикарное предложение. Почему сам не хочешь восстановить ее? – задала провокационный вопрос девушка.

– Да я хотел, но потом передумал. На среднем шахтере я не пролезу там, где спокойно прохожу на «Кроте». Если бы я добывал рексит, проблем бы не было, но я охочусь за моритом, так что «Метра» не для меня.

– Мы даже обдумывать все это не будем. Мы согласны… Хотя даже те деньги, что копим на нейросеть и базы для младшенькой, придется пустить в дело, но думаю, это все быстро окупится. Ты не против? – обернулась она к сестре.

– Нет, если так нужно, я подожду, – согласно кивнула Олия.

Мила, внимательно прислушивавшаяся к разговору, согласно кивнула.

– Ну и ладушки… Да, я же спросить хотел. У вас знакомого техника нет? Хотелось бы убрать мини-комплекс из трюма, слишком много места занимает. Но техник мне нужен не ниже пятого ранга, работа трудоемкая, я уже узнавал.

– Есть. Штатный техник нашего профсоюза Лик Онри. Я договорюсь, он все сделает. Когда его прислать?

– Да хоть завтра. Я дней через пять ухожу за добычей.

– Мы с тобой еще свяжемся.

– Хорошо, тогда же и обговорим, как будем добывать эту «Метру». Она ведь на территории пиратов…

Без меня им корабль не найти, поэтому я договорился, что буду присутствовать при транспортировании «Метры» и сниму ее с учета.

За следующие три дня мы с небольшими проблемами утащили «Минотавром» тушу «Метры» – из гипера не вовремя вышел патрульный корабль пиратов, однако мы уже разогнались, так что бывший боевой антарский крейсер шестого поколения ничего сделать нам не успел.

Процесс снятия корабля с учета слегка затянулся: у покойного владельца на Миринде родственников не было, они жили в центральных мирах. Отправленная им информация о повреждениях, подтвержденная экспертом, вкупе со счетом за спасение, включавшим немалую премию за риск (по мнению чиновника терминала, подтверждавшего счет, я еще и поскромничал), радости у родственников не вызвала, и они предпочли отказаться от такого наследства. Так что скоро сестры Бьянки стали владелицами изрядно потрепанного, но вполне ремонтопригодного среднего шахтера.

После изъятия корабля, как Жорин и обещала, со мной связался техник их профсоюзной организации. Я ввел его в курс проблем и договорился о работе на следующее утро.

* * *

Наблюдая, как работает техник – в трюм проникали вспышки сварки, – я спросил:

– Объясни мне, Лик, почему цены на военные шахтеры такие низкие? Не могу отделаться от мысли, что с этим делом что-то не так. В дальних системах опасно, я это точно знаю, тогда почему военные шахтерские корабли дешевле гражданских? Шахтеры по определению далеко не трусливые парни, и в состоянии считать деньги. Шансов вернуться на базу у военного корабля намного больше, чем у гражданского. Военный корабль имеет оружие, лучше сканеры, щиты, реакторы, двигатели. Бригада шахтеров на малых военных кораблях запинает пиратский крейсер или успеет от него сбежать. А вот у гражданских этого шанса нет. Ни брони, ни скорости, ни оружия, низкая живучесть, слабые сканеры… Есть только большой трюм.

– Ты, Денис, конечно, в чем-то прав, но смотришь на все это как-то однобоко, – отвлекся Онри. Мы с ним сразу перешли на ты, будучи молодыми компанейскими парнями, так что наша беседа протекала непринужденно. – Все это, конечно, так, однако все бывшие военные корабли не имеют модульной конструкции. С их жестким корпусом особых модернизаций не проведешь. Вот смотри, ты, как я понимаю, поменял разгонные движки, сканер, манипулятор; ну, можешь еще реактор другой поставить. С гражданскими же это не так.

– А что с ними лучше?

– Они пластичнее, с ними легко работать и модернизировать. По вооружению ты неправ, сколько владелец орудий или пусковых поставит, так и вооружен корабль. На новые с минимальной комплектацией ты не смотри, они пустые. Трюмы больше. Ремонт провести легче. Так что для шахтеров, как ни крути, корабли гражданской постройки все-таки предпочтительней. А про то, что шахтеры умеют считать деньги, так ты сам сказал. Добыча у них больше, скорость не меньше, вооружение тоже, так что выбор тут невелик. Бывшие военные кораблики берут только те, у кого проблемы с финансами. Хотя в середине астероидного поля, где тот же «Фарт» может застрять, такой «Крот» пролезет без проблем. Компактный кораблик.

– Ну да. Но насчет трюма ты прав, уберем эту ненужную дуру, буду больше добывать. Ты, главное, «мельницу» оставить не забудь, а то как я без нее.

– Оставлю, не волнуйся. Я уже дважды убирал эти комплексы, опыт есть.

– Ты сам-то местный?

– Нет. Как и большинство шахтеров, я авантюрист. Ведь как в центральных системах? Так же работаешь с шахтерами: они выработали все дорогие руды и работают в основном по дешевому рекситу. В результате денег мало, заказов на модернизацию кораблей еще меньше. Поэтому когда тут, на Миринде, организовались добывающие корпорации, я вместе с другими авантюристами и рванул сюда лет десять назад. Так что пока не закончится дорогая руда, этот поток не иссякнет. Я, например, тут за год зарабатываю как за пять на прошлом месте.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru