Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

© Владимир Поселягин, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

Освобожденный

От автора

Эта книга не задумывалась как приключенческая с боями и постоянными погонями. Я описывал, как простой парень своим трудолюбием добился статуса гражданина космической цивилизации и к чему это привело. Многие скажут, что это фанфик на «Шахтера» Хорта. В принципе, отрицать не буду. Однако в этой книге есть и нечто новое, что не было взято от «Шахтера». И сразу предупреждаю: в игру EVE я не играл.

* * *

Очнулся я от похлопывания по щекам. Не сказать что грубым, скорее профессиональным.

– Полосатый, отвали, – пробормотал я. Вчера мы с бывшими одноклассниками рванули на озеро порыбачить да шашлычков пожарить. Я особо не употребляю, но эти черти полосатые все-таки споили меня. «Полосатыми» я их называл за привычку носить тельники. Три года назад, когда мы учились в седьмом классе, родители полосатых уехали в другой город. Изредка они приезжали навестить оставшихся тут родных да с друзьями встретиться. Да еще один повод был загулять – мне исполнилось семнадцать, и я закончил с отличием школу. Конечно, не с золотой медалью – мне в последнее время наскучила учеба – но тоже неплохо. Дальше для меня открывались широкие просторы – выбирай не хочу. Хочешь – комбайнером. Хочешь – трактористом. Ну или водителем, в конце концов.

– Давай просыпайся, парень, – и снова хлопки по щекам. Голос был незнакомый.

Я открыл глаза и попытался рывком встать. Не из-за того, что этого человека не знал, а потому, что даже язык был другой, но я почему-то прекрасно понимал говорившего.

Ошарашенно оглядев помещение со светлыми стенами, заставленное странными ящиками с прозрачными крышками – в одном из похожих я лежал («Медицинские капсулы», – всплыло в голове) – я поднял глаза на стоявшего рядом парня лет двадцати пяти, который внимательно смотрел на меня и благожелательно улыбался. Одет он был в белый комбинезон с какими-то символами на рукаве, а на голове носил обруч.

– Ты помнишь, кто ты? Что делал в последнее время?

– Мы отдыхали на озере… А где я?

– В тебе столько успокоительного, что, думаю, выдержишь: ты находишься на военной станции «ОреГа-шесть» в секторе двести семнадцать-Б-шесть-ноль на базе Второго пограничного флота империи Антран. Ты – «дикий»… – посмотрев на меня, медик вздохнул: – Что?

Я опустил поднятую было руку и спросил:

– Какие еще станции и сектора? Где я? И почему я вас понимаю?!

– Ты в космосе. Мы даже знаем кое-что о тебе. Денис Миронов, если не ошибаюсь?

– Да, но…

– Подожди. Давай я все расскажу по порядку, потом и задашь свои вопросы. Согласен?

– Слушаю.

– Прежде чем начать, разреши представиться. Медик-сержант Бен Сторм.

– Очень приятно, – с сомнением ответил я.

– Точно неизвестно, сколько десятков лет назад один вольный работорговец империи Антран обнаружил большую голубую планету, заселенную людьми, и стал потихоньку таскать оттуда рабов. Двадцать лет назад был вывезен и ты, с группой из двухсот таких же рабов. Что с остальными произошло – неизвестно, а тебя и еще шестерых он продал на одну из исследовательских станций на Фронтире – это Дикие миры, сектора, где не действуют законы. Чем эта станция занималась – неизвестно, но они приняли капсулы с вами и заплатили работорговцу. Ученые на этой станции предположительно занимались запрещенными исследованиями. Так что вас ждала незавидная участь, ты мог очнуться со своим туловищем, но ногами рептилии, например. Через два месяца на станцию случайно наткнулся рейдер из империи паукообразных, который ее и уничтожил. Вам повезло. Та секция станции, где вас держали, не была повреждена, и сохранился источник питания, что поддерживал жизнь в трех уцелевших криокамерах. Через двенадцать лет на обломки станции наткнулся один мусорщик и, обнаружив криокамеры, продал их вольным шахтерам той же империи. Они вас оживили, вставили в головы специальные модули и сделали рабами. Последние три года ты был пилотом шахтерского крейсера. Это среднеразмерные суда. Ну, а неделю назад наш патрульный флот уничтожил работорговцев и освободил часть рабов. Выживших они высадили на этой станции.

– Сколько было рабов-шахтеров? – спросил я.

– Больше двухсот.

– А скольких высадили на станцию?

Поймав уважительный взгляд медика, я услышал ответ:

– Шестеро. Выжило только шестеро. Владелец активировал систему самоликвидации шахтерской авиаматки и перерабатывающего комплекса. Выжили только те, кто находился на своих кораблях. Твой, например, взяли на абордаж, ты не хотел сдаваться и активно отстреливался промышленными лазерами.

– Убил кого? – тревожно спросил я.

– Да одному истребителю плоскость сбил. Ерунда, – отмахнулся медик.

– А как узнали про меня и что я провел столько лет во сне? Почему я ничего не помню про рабство? Мое последнее воспоминание – Миха предложил посоревноваться, кто больше выпьет.

– Был пойман тот самый мусорщик, от него и узнали. Он смог взломать главный искин ученых, там все было. Именно так мы узнали о той базе шахтеров и еще о паре баз. Их сейчас добивают. Насчет воспоминаний сразу скажу – они не восстановятся. Имплант раба, что был внедрен тебе в череп, уничтожал всю память за то время, что ты провел в рабстве. Так что по его извлечении у тебя была чистая память – ну, кроме тех событий, что произошли до внедрения импланта.

– Это сколько мне сейчас лет? – я вздрогнул, разглядывая свои руки и ноги. Я только сейчас обнаружил, что был раздет. Кроме заметно увеличившихся мускулов, остальное осталось прежним. Ну, еще кожа была бледная. Как поганка.

– Биологический возраст – двадцать лет и шесть месяцев. Я перевел время на привычные тебе единицы. Разница у нас небольшая, быстро адаптируешься.

– Вы и это знаете?

– Не ты первый с той планеты… Давай вылезай из капсулы. Держи, это комбинезон пилота. Твой-твой. Почти новый – видимо, тебе его недавно выдали. Я провел его чистку.

Медик помог мне натянуть темно-синий комбез, показал, как он застегивается, и разрешил самому надеть тяжелые ботинки на рифленой подошве.

– Армейские, для десанта. Пилотские подороже. Видимо, ваш хозяин экономил, – прокомментировал Бен.

– И что теперь со мной будет? – спросил я, разгибаясь. Мне понравилось, что одежда и ботинки сами подстроились под меня и застегнулись.

– Ты как себя чувствуешь? – спросил медик.

– Вроде нормально, хотя скорее неопределенно.

– Это успокоительное действует.

Погладив голову, я понял, что лыс.

– А?..

– Работорговцы удалили твой волосяной покров. Хочешь его вернуть?

– Брови и волосы на голове, остальное не надо, – подумав, согласился я, продолжая поглаживать лысую макушку. – О! Еще ресницы верните.

– Тогда ложись обратно в капсулу. Нет, не в эту. Эта кибердоктор, нужно вот в эту. Это уже реаниматор.

Я не потерял сознание, и потому чувствовал щекотку на голове и лице. Буквально через пять минут крышка капсулы поднялась.

– Вот и все, можешь вылезать.

Заметив, что я щупаю голову, медик пояснил:

– Я восстановил луковицы волос, так что скоро они сами отрастут.

– Спасибо.

– Пойдем, я провожу тебя до каюты, заодно дам короткую инструкцию. Империя Антран не поддерживает рабовладельческий строй, поэтому на ее территории можешь чувствовать себя спокойно. Так как ты с дикой планеты, то пройдешь регистрацию в Центре беженцев и станешь полноправным гражданином империи… Это столовая. Давай я покажу тебе, как надо тут обращаться с кухонным комбайном.

После плотного обеда – на станции было три часа дня – мы проследовали дальше.

– Проходи, это твоя каюта, пока не прибудет транспорт и не заберет вас на ближайшую планету. Скорее всего, Миринду – она находится в приграничном секторе и уже достаточно населена и цивилизована.

Каюта была метра три на четыре, с небольшим санузлом за неприметной дверцей – это я сразу проверил. В комнате, кроме большого экрана на стене и большого узла вроде мешка в углу, ничего не было.

– У тебя пока нет нейросети, поэтому пользоваться оборудованием каюты будешь через этот терминал, – показал медик на экран. – Смотри.

Бен быстро показал мне, как пользоваться терминалом, как выйти в общую сеть – у меня было ограниченное право доступа – и настроил воспроизведение образовательного фильма.

– Кровать я тебе разблокировал. Можешь отдыхать и смотреть фильм. Он специально создан для таких, как ты, так что смотри внимательно.

Кровать действительно выдвинулась из стены и разложилась.

– А что такое нейросеть? – спросил я вслед уходящему медику.

– Это все будет в фильме. Там подробно разжевано. Фильм длится восемнадцать часов. Когда закончишь, вызовешь меня – к этому времени ты уже будешь владеть информацией, и мы сможем спокойно поговорить.

– Последний вопрос.

– Да?

– Когда прибудет транспорт, что нас заберет?

– Через три дня будет попутный корабль, он идет в Центральные миры и заберет вас троих.

– Почему троих? И есть ли среди них мои земляки?

– Трое из шести пленных – наши бывшие пилоты, остальные не являются твоими земляками. Это все?

– Пока да, – вздохнул я, хотя вопросов оставалось множество.

Скинув комбез, я развалился на кровати и стал с интересом смотреть образовательный фильм. Оказалось, существовало Содружество из нескольких десятков государств. В Содружество также входили и обе империи, о которых я узнал: Антар, где рабовладение было разрешено законом, и Антран, которая с ней постоянно воюет. Да и другие государства тоже не одобряли политику рабовладельцев. Эта информация пролетела часов за пять. А вот дальше стало интереснее, когда один историк начал вещать о нейросетях, базах знаний и имплантах.

 

Вся система обучения в Содружестве, куда входит отбившая нас у рабовладельцев империя, стандартизирована. С восемнадцати лет людям ставят нейросеть, на которую можно закачивать базы знаний по разным специальностям для дальнейшего изучения. Чем выше индекс интеллекта, тем быстрее процесс обучения. Наличие базы по специальности не дает навыков применения, ее надо выучить, осмыслить, то есть сделать эти знания своими. Проще говоря, поработать по этой специальности, чтобы знания полностью усвоились.

Изучать базы можно самостоятельно или в учебном заведении, что дает возможность ускорить обучение, а также предоставить практические занятия и помочь приобрести минимум профессиональных навыков. Дальше надо получить подтверждение уровня знаний, или сертификат. Человек предоставляет документы или протоколы использования знаний и навыков в объеме, установленном законом, для присвоения профессиональной квалификации. Личное участие не обязательно, достаточно отослать данные по общепланетарной сети. На каждую дисциплину и уровень выученных знаний существуют разные варианты проверок: выход по нейросети в квалификационное учреждение, которое присваивает освоенный уровень, и сдача экзамена под протокол – контрольный тест знаний и работа на виртуальном тренажере – или же протоколы практического использования знаний, которые просто отсылаются в это учреждение. Чем выше уровень и чем больше знаний, тем выше твоя заработная плата.

Всем гражданам Антран предоставляет бесплатную установку нейросети, которая обладает многими полезными функциями: повышается на десять процентов уровень интеллекта, существенно возрастает скорость обработки информации, улучшается реакция. Кроме того, нейросеть ведет пассивный мониторинг физического состояния, предупреждая о заболеваниях и увеличивая продолжительность жизни. За дополнительную плату возможно установить улучшенную или специализированную нейросеть для будущей профессии, также можно установить импланты, увеличивающие различные характеристики организма.

Иметь нейросеть – насущная необходимость не только для обучения. Любое управление техническими средствами и компьютерами осуществляется только через выходы для подключения на голове или руках. На этом принципе построена вся технология Содружества, и без установки нейросети не найти даже низкооплачиваемую работу в таком технологически развитом обществе.

Помимо основных функций, нейросеть имеет встроенный коммуникатор с часами и будильником, обладает возможностью протоколирования событий и контрактов, заключения договоренностей на расстоянии, то есть через сеть и, наконец, заменяет идентификационную карту. Останется только универсальная карта, куда заносятся данные о физическом, психическом и интеллектуальном состоянии разумного – карта ФПИ, которая нужна для устройства на работу, ведь помимо основных параметров, туда же заносят всю информацию о профессиональных достижениях, квалификации и уровнях специальностей.

* * *

Изучать общеобразовательный материал с описанием империи и ее законов, размещенный в конце фильма, я закончил только к обеду следующего дня. Пришлось, конечно, прерываться на ужин, сон и завтрак, но все равно я более-менее освоил предоставленную информацию.

Выключив проектор, я сел на кровать и почесал затылок.

То, что у меня больше пилотского минимума в сто двадцать единиц интеллекта – это факт. Все-таки я был пилотом среднего шахтера, но вот что с моими умениями? Они сохранились? Нужно пообщаться с Беном.

Встав, я наткнулся взглядом на непонятный мешок, в котором, по словам Бена, находились мои личные вещи, что были обнаружены на корабле. Смешно сказать, но я так был занят перевариванием поступающей информации, что совсем про него забыл и не обращал внимания.

– Ну-ка, что там? – пробормотал я, развязывая горловину и переворачивая мешок.

В отличие от комбинезона, оснащенного магнитными застежками, на мешке были обычные архаичные завязки. Скорее всего, и мешок принадлежал мне.

Кроме пяти комплектов нижнего белья – два были грязны, а чистый я сразу надел – нашлись несколько странных приборов, один сильно напоминал браслет и точно крепился к руке. Остальное не поддавалось идентификации.

* * *

– Денис? – ответил на мой вызов медик.

– Да. Я закончил с изучением программы и готов поговорить. Меня интересуют нейросети и карта ФПИ.

– Хорошо, я сейчас буду.

Бен пришел через двадцать минут.

– Присаживайся, – показал я ему на столик с двумя стульями. – Сок будешь?

– Нет, спасибо. Научился пользоваться интерфейсом каюты?

– Тут ничего сложного, жаль только, что кроме соков ничего получить нельзя.

– Это каюта среднего техперсонала, хорошо хоть преобразователь воды стоит. Прежде чем начать задавать свои вопросы, держи. Я не имею специализации на создание карт ФПИ, но мой начальник, лейтенант Горд, имеет. Он сделал ее для тебя.

Взяв светлый квадратик пластика, я осмотрел его. С одной стороны мое фото с физическими данными для опознания, на месте гражданства – прочерк. С другой стороны – то, что меня интересовало.

– Значит, у меня сто тридцать шесть единиц интеллекта, – задумчиво протянул я.

– Так и есть, проверяли тебя хоть и в кибердокторе, при извлечении импланта подчинения, но и это неплохо. На специализированном оборудовании данные будут точнее.

– А что с теми знаниями, что у меня были? Пилотские? Они пропали, когда извлекли этот имплант, или нет? В информации ничего об этом не было.

– Этот имплант скорее больше был нейросетью, но с функцией подчинения. Его благополучно извлекли. По знаниям могу тебе сказать так: все, что усвоил, осталось при тебе. После установки нейросети в специальной капсуле можно будет узнать, что за знания у тебя в голове.

– А сейчас?

– В принципе можно, но я бы посоветовал дождаться установки нейросети.

– Спасибо, – я задумался. После чего, тряхнув головой, спросил: – А тут у вас, на станции, возможно установить нейросеть, не дожидаясь отправки в Центр беженцев?

Быстро оглядевшись, видимо, по привычке, медик сказал:

– Такая возможность есть. Но сам понимаешь… не бесплатно.

– Давайте посмотрим, что у меня есть.

Бен быстро переворошил все вещи из моего мешка, посоветовав грязное белье бросить в душ – там была программа стирки – потом взял странный аппарат:

– Это считыватель для баз, старая модель. А вот это уже интересно – голопроектор… О, и кристаллы есть! – Он на пару секунд отвлекся, просматривая картинки на разных кристаллах. – Такие голопроекторы работорговцы выдают тем пилотам, что действуют продолжительное время вдали от авиаматки. Чтобы пилоты не сошли с ума. Такой проектор стоит от пяти до семи тысяч… Дорогой – видимо, трофейный. С кристаллами все сорок может потянуть. Остальное барахло.

– Так что? – я затаил дыхание.

– Тебе повезло. Из-за скуки, что творится на станции, свежие кристаллы с фильмами на вес золота. У меня в заначке есть нейросеть «Пилот-6У», я ее из трупа дезертира извлек. Наши только недавно отказались от таких, перейдя на более современные модели, так что тебе, можно сказать, повезло. Гражданские переименовали ее в «Пилот-9М». После установки и выхода нейросети на неполный рабочий режим, то есть на следующий день после установки, в полный она войдет через месяц. Мы тебя прогоним через виртуальные тренажеры и проведем сертификацию по специальностям. Так что в Центр беженцев ты отправишься полноценным сертифицированным пилотом.

– Когда установим нейросеть? – быстро согласился я на его предложение.

– Да прямо сейчас, процедура длится всего пару часов, – ответил медик, продолжая просматривать названия фильмов на разных кристаллах. – О, порно…

– Идем? – настойчиво спросил я.

– Да-да, идем, – с трудом отвлекся медик.

– Ну как ощущения? – спросил улыбающийся Бен, стоя у открытой крышки капсулы кибердоктора.

– Пока непонятно, – пробормотал я.

– Нейросеть встала отлично, активируется она через пару часов, но старайся не пользоваться ею до завтра. К обеду позвонишь мне, там проведем проверку на специальности и внесем их в твою карту ФПИ.

– А сертификация?

– Это позже, там уже я не властен. Просто подашь дежурному диспетчеру заявку на проверку, он сам все сделает. Это процедура бесплатная.

– Ясно, спасибо.

– Кстати. Вот смотри, это твоя бывшая нейросеть и управляющий имплант в одном, – Бен достал какую-то ажурную конструкцию из тонких спиц и надел на голову. – Выглядел ты последние три года вот так.

– Ужас, – поморщился я, глядя на железяки на голове медика.

– А то! – возвращая хрень обратно в ящик, пробормотал медик. – Ну, все. Иди, отдыхай.

Я вышел из медблока и, по пути заглянув в столовую, где увидел еще одного из освобожденных – его выдавали затравленный взгляд и быстрое поглощение еды; поужинал и пошел отсыпаться. Разговаривать с незнакомцем у меня желания не было. Я по своей сути был одиночкой и не особо любил компанию.

* * *

Утром после завтрака я вовсю развлекался, изучая нейросеть и настраивая ее под себя. Как удобнее. У меня не было возможности выходить за пределы локальной сети, как и предупредил Бен, однако в ее пределах почту я настроил, вбив ник «Гагарин», осталось только зарегистрировать его в общей Инфосети – на большее я не был способен. Потом на рабочем столе установил как нужно часы и блокнот для записей. Проверил, как работает функция записи «под протокол». Потом мысленно перемотал и посмотрел. Впечатлило. Небольшая инструкция по применению нейросети в меню быстро помогла мне освоиться с этим имплантом.

* * *

К обеду мы встретились с медиком и направились в тренажерный блок, где Бен познакомил меня с парнем лет тридцати на вид, в офицерской форме. Я местных служащих не так часто встречал, но запомнить форму успел. Это точно была офицерская.

– Вот, Аддик, привел я тебе парня, – хлопнул Бен офицера по плечу. – Нужно выяснить, что у него за знания.

– Да не проблема. Как тебя там?.. Денис? Странное имя. Значит так, Денис, лезешь вон в ту капсулу виртуального тренажера, совмещенного с диагностом, он и выявит все твои скрытые знания и поможет все вспомнить.

– Все? – с недоумением переспросил я, поскольку так и не смог вспомнить то время, что провел в рабстве.

– Эта часть воспоминаний удалена с имплантом, я же говорил, – понял мой вопрос медик. – Капитан имеет в виду все твои знания. Это универсальный тренажер.

– Тогда ладно. Раздеваться надо?

– Конечно. Это же диагност, – удивился офицер.

Через минуту я оказался в капсуле, крышка закрылась, и на меня обрушились образы. Не знаю, сколько это длилось, но я теперь знал многое о малых и средних кораблях. Как чинить, как пилотировать. Как срубать пласты минералов с астероидов на среднем шахтерском крейсере «Паллин».

В себя я пришел с открытием крышки. Быстро покинув капсулу, оделся и вопросительно посмотрел на Бена, который с капитаном что-то рассматривали на экране визора. Вот из щели вылезла карта ФПИ, которую я отдал медику перед тем, как залез в тренажер, и Бен протянул ее мне.

– Что там? – спросил я медика. Офицер, сделав свое дело, направился к другому тренажеру, где через прозрачную крышку просматривался силуэт человека.

– У тебя не так много знаний, как хотелось бы. Можно сказать, они кастрированы. Итак, по пунктам. Значит, у тебя стоят такие выученные базы: «Навигация» первого ранга – для раба больше и не надо, по дальней системе ползать хватит; «Пилотирование и обслуживание малого корабля» второго ранга; «Пилотирование и обслуживание среднего корабля» третьего ранга; «Промышленный сканер» четвертого ранга; «Промышленные лазеры» четвертого ранга; «Боевая медицина» третьего ранга; «Обслуживание и ремонт малых и средних кораблей» четвертого ранга; «Техник» четвертого ранга; «Шахтер» четвертого ранга; «Промышленные дроиды» четвертого ранга; «Промышленник» четвертого ранга; «Технические дроиды» второго ранга. Это все, так что особо на тебя хозяева не тратились. Полных пилотских баз нет. Ты не получишь сертификации. Нет десятка нужных баз.

– Каких? – хмуро воспринимая информацию, спросил я.

– Сейчас… Лови файл с пилотскими базами для сертификации пилотов малых кораблей и средних.

– Их возможно купить тут, на станции? – изучая список из более чем десяти наименований, спросил я.

– На этой станции возможно все. Только если есть деньги, а у тебя с ними проблемы.

– Да. Продать уже больше нечего.

– Да в чем вообще проблема? Нейросеть у тебя стоит отличная и уже зарегистрирована, как и положено. Получишь гражданство, возьмешь кредит. По твоему интеллекту это китов тридцать, и докупишь, что надо.

– А что потом?

– Пилотов для малых кораблей много, для средних уже гораздо меньше. Найти работу не проблема. В центральных мирах зарплата не превышает двадцати тысяч кредитов в месяц для пилота. На Фронтире уже ближе к сорока, но и опасность попасть в руки пиратов тоже есть. У тебя неплохие шахтерские базы. Это тоже отличная профессия. Подумай, тут все решаешь ты. Кстати, базу «Промышленник» ты использовать не сможешь, для этого нужен инженерный минимум в двести единиц. А у тебя будет после выхода нейросети на полный режим работы всего сто восемьдесят одна единица, раньше-то стоял малый модуль для увеличения интеллекта. Если будут деньги, прикупи имплант на интеллект.

 

– Ясно, спасибо.

– Да не за что. Не забудь, послезавтра в десять часов ты отбываешь.

– Не забуду.

Все время пребывания на станции я, пользуясь разрешением дежурных офицеров, проводил в виртуальных тренажерах. Летая и ведя бой на истребителях, корветах, эсминцах и крейсерах, я все лучше и лучше пилотировал – это было заметно. На последних кораблях летать мне нравилось больше всего. Причем некоторые модификации крейсеров я не знал. Их не было в моей базе знаний пилота среднего корабля. Бен предположил, что моя база сильно урезана, и посоветовал докупить более свежую и полную.

Эти два дня пролетели как один миг. Из-за того, что у меня был доступ только в свою каюту, столовую, медбокс и в зал виртуальных тренажеров, я не смог рассмотреть станцию. Когда появился транспорт, искин станции сбросил мне на нейросеть схему движения к причальному шлюзу, где тот пристыковался. Я в этой части не был, поэтому активно крутил головой, рассматривая людей и помещения, мимо которых проходил. Миновав огромные шлюзовые двери, я по надписи понял, что все это время жил в техническом секторе. Через минуту догнал двух мужиков, в которых опознал бывших рабов, и, пристроившись в хвосте, вместе с ними дошел до шлюзовой. Мужики негромко переговаривались, обсуждая будущее. Оба они были пилотами у работорговцев и размышляли, куда лучше устроиться на работу. Куда именно, они пока не решили, обдумывая, подписать ли контракт с одной из корпораций – те им установят хорошие нейросети и закачают нужные базы, потом они будут пять лет их отрабатывать.

Заметив, что я иду рядом, они переглянулись, остановились и мрачно посмотрели на меня.

– Привет. Я один из освобожденных. Как и вы, бывший раб.

Мужики продолжали мрачно рассматривать меня, видимо, не собираясь идти на контакт, поэтому, обойдя их, я направился к шлюзовой. Пройдя регистрацию у члена экипажа, получил сведения о своей каюте – тот, узнав, что у меня стоит нейросеть, просто скинул схему, а вот подошедшим следом бывшим пилотам стал подробно объяснять, где повернуть и куда спуститься. Однако ему это быстро надоело, и он кликнул какого-то Малика, чтобы тот отвел дикарей. Я это все слышал, вперевалочку шагая по длинному техническому коридору до первого же поворота.

Каюта была четырехместная, поэтому я вздохнул, когда дверь открылась и в нее втиснулись оба моих товарища по несчастью. Бросив мешок рядом с выбранной койкой, я плюхнулся на нее и, скинув ботинки, лег, рассматривая попутчиков. Кстати, у них были такие же мешки, как и у меня, так что предположение, что мешок ранее принадлежал именно мне, не подтвердилось.

Обустроившись в каюте, я вышел в коридор. Вахтенный скинул мне всю схему корабля, лишь поставив отметку на моей каюте. Я понял, что нахожусь на среднем военном крейсерском транспорте типа «Контики». Сверившись со схемой, я направился к кают-компании – конечно, у меня доступа в нее не было, но хотелось поговорить с капитаном.

Пробегающий мимо член экипажа только отмахнулся, когда я попросил связать меня с капитаном, поэтому, дойдя до двери в офицерский блок, я попросил искин связать меня с капитаном корабля.

– Капитан Эрни Лик готова поговорить с вами, – ответил искин.

Почти сразу после его слов дверь открылась. Пройдя через небольшой коридор, я оказался в кают-компании. В остальные помещения офицерского блока доступ мне был закрыт.

Устроившись за небольшим столиком, я стал ждать, рассматривая интерьер. Ничего так, можно сказать – мило.

Через пару минут дверь пшикнула, и в кают-компанию вошла девушка лет двадцати пяти. Никак не думал, что капитан – женщина – формулировку искина корабля я пропустил мимо ушей.

– Добрый день, – я вскочил и чуть склонил голову в приветствии.

– Вы хотели меня видеть? – сразу же перешла к делу капитан. Она знала, кто я, а я – кто она, так что нам не было нужды представляться друг другу.

– Это так. Как вы знаете, я – освобожденный из рабства, и мне нужны деньги. Все, что можно, я потратил на установку нейросети на станции и проверку знаний. Вот мои данные, – протянул я капитану свою карту ФПИ. – В общем, мне хотелось бы получить вакансию члена экипажа на время, пока мы не прибудем в нужный мир и вы не высадите меня.

– Я не могу принять вас, закон это запрещает, – изучив и вернув мне карту, ответила капитан.

– Это так. У меня нет базы «Юрист», но я немного изучал этот раздел в сети станции. Есть возможность взять меня на должность, как временного техника с минимальным окладом. Пункт восемь-шесть.

– Извините, нет, но я буду иметь вас в виду, если вы понадобитесь.

– Спасибо, – вздохнул я.

Вернувшись в каюту, я лег спать, пропустив тот момент, когда мы отошли от станции и ушли в прыжок. К этому времени я уже спал.

* * *

Следующие десять дней ничем особенным не запомнились. Ел, спал, делал зарядку, привыкая к телу. Потом снова ел и снова спал. Скукотища. Сериалы, которые смотрели мои попутчики, меня не прельщали. Насколько я знал, до планеты, где нас высадят, лететь двадцать три дня на четыре гиперпрыжка. Планета называлась Миринда.

Все изменилось на одиннадцатый день, когда мы вышли из второго прыжка, готовясь уйти в третий. Корабль вдруг как будто вздрогнул, завыла сирена, и искин монотонным тоном попросил пассажиров пристегнуться, что мы быстро и проделали. Судя по толчкам, корабль активно маневрировал и вел огонь.

– Повреждение обшивки жилой секции, повторяю, повреждение обшивки жилой секции… – монотонно выводил искин. – Разгерметизация!..

Через пять минут пришло сообщение капитана со стандартным договором временного специалиста. По словам капитана, техник был тяжело ранен и находился в капсуле реаниматора, мне предлагалось заменить его. Быстро поставив виртуальную подпись и отправив копию договора обратно, я получил доступ к искину и техническим дроидам. Мне на нейросеть сразу же стали поступать данные о повреждениях. Надо сказать, нас изрядно потрепали. И судя по поднимающемуся указателю мощности разгонных движков, мы от кого-то удирали.

Выскочив из каюты – в этой секции кислород еще был, – я добежал до небольшой ниши и облачился в скафандр. После чего приступил к ремонту.

Первым делом я занялся обшивкой, отправив туда четырех дроидов: двое заделывали пробоину изнутри, два других, специализированных, – снаружи. Восстановив обшивку в трех пробитых местах, я занялся внутренними повреждениями, с беспокойством рассматривая поврежденный реактор, который выдавал мощности всего сорок процентов. Выходило, что без полной разборки и комплектующих отремонтировать его никак не получится. То есть нужно было останавливать корабль, глушить системы и проводить ремонт, который должен был занять сутки. Все эти данные я скинул капитану, одновременно восстанавливая две малые оборонительные турели по правому борту и переборки в грузовом трюме.

Мощности реактора едва хватило, чтобы уйти в гипер. При этом капитану пришлось заглушить второстепенное оборудование и отключить защиту.

Она пришла в реакторный отсек спустя полчаса и наблюдала, как я с помощью двух дроидов-диагностов осматриваю излишне громко гудящий реактор.

– Есть что новое? – поинтересовалась капитан.

– Да, я смогу поднять мощность реактора еще на двенадцать процентов, но когда прибудем на Миринду, его придется просто выкинуть – будет уже не восстановить.

– Но нам хватит долететь до Миринды?

– Да, на пару прыжков его хватит.

– Что еще?

– Я восстановил целостность корпуса; повреждены некоторые внутренние переборки, но ими займусь позже. Поврежденные эмиттеры щита кормовой части начну приводить в порядок через пару часов. Обе башни среднего калибра восстановлению не подлежат, только замене. Ракетный блок вы отстрелили, когда его повредили, а блок с противоракетами я уже начал перезаряжать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru