Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

– Хорошо. Занимайтесь.

– Что произошло? – полюбопытствовал я.

– Два пиратских рейдера, – обернулась капитан. – Никто не ожидал, что они окажутся в этой системе. Надо было все-таки подождать три дня, и идти с конвоем, но наш груз торопит как можно быстрее доставить на орбиту Миринды.

– Понятно.

Все пять дней, что мы провели в гипере, я работал, восстанавливая корабль. На четвертый день из реаниматора вышел техник – его звали Малик – и дальше мы работали уже вместе. Так что выход и снова уход в гипер прошли нормально, хоть и на пределе напряжения реактора.

* * *

Когда мы вышли в системе Миринды, я отдыхал в своей каюте, поэтому, когда заработала сеть, сразу же стал ее настраивать. Первым делом я открыл счет в общем Банке Содружества, закрепив его на нейросеть. Потом зарегистрировался под ником Гагарин в Инфосети, правда, войти я в нее пока не мог – не было денег, чтобы заплатить. Когда мы, постоянно маневрируя, приблизились к огромному местному терминалу космопорта, висевшему над планетой, капитан вызвала меня.

– Добрый день, – поздоровался я с капитаном, с вещами подойдя к кают-компании. Нас уже известили, что скоро прибудет челнок с чиновником из Центра беженцев.

Девушка стояла у дверей, с интересом рассматривая меня.

– Я уже отправила договор, что мы с вами заключили, в отдел бухгалтерии нашего флота. Там его подтвердили. Договор в данный момент закончен, поэтому нужен ваш счет, чтобы перевести заработанные деньги и премию.

Я отправил номер счета капитану, она на пару секунд замерла, и буквально спустя минуту мне на почту пришло сообщение о пополнении счета.

– Двадцать пять тысяч кредитов?! – я удивился не только тому, как быстро тут работает бухгалтерия, но и размеру суммы.

– Десять тысяч за работу техника, пятнадцать – премия за спасение корабля, – улыбнулась капитан. – Кстати, челнок уже пристыковался. Вас ждут у третьего шлюза.

– Спасибо.

Кивнув в благодарность, я развернулся и, закинув мешок на плечо, быстро зашагал к нужному шлюзу. За последние дни я изучил транспортник до последней гайки, поэтому знал тут все до малейшей вмятины.

У шлюзовой ждал Малик. Похлопал меня по плечу, обнял и сказал:

– Если что, связывайся, мой почтовый ник у тебя есть.

– Спасибо за все. Обязательно, как только нормально устроюсь, сообщу о себе.

– Хорошо. Бывай, парень.

Пройдя шлюзовую, я протиснулся мимо нетерпеливо похлопывающего себя по боку парня лет тридцати на вид, плюхнулся в кресло подальше от обоих попутчиков, пристегнулся и вопросительно посмотрел на чиновника.

– Внимание. Меня зовут Брод Сид, я являюсь юрист-консультантом Центра беженцев и отвечаю за вашу доставку в Центр. Поэтому пристегиваемся до момента посадки.

Я и так уже был пристегнут, поэтому, прикрыв глаза, немного отвлекся. Заплатив сто пятьдесят кредитов за трехмесячный абонемент пользования Инфосетью, вошел на сайт корпорации «Нейросеть» и стал просматривать цены на базы, вспоминая наш разговор с Маликом, произошедший дня три назад.

Узнав, что я собираюсь стать шахтером, техник пожевал губами и рассказал, как сам был в течение полутора месяца шахтером. Поделился, так сказать, опытом.

– …Значит, шахтером хочешь стать? – задумчиво протянул он тогда.

– Вроде на этом можно неплохо заработать, – ответил я, и замолчал, когда Малик захохотал.

Бывший шахтер быстро спустил меня на землю, рассказав про рабочие будни этой профессии.

– Да-а, – протянул я, осмысливая информацию.

– …Ты при этом не забывай: пятнадцать лет отработал на своем малом шахтере, двадцать лет своей жизни отдал среднему, – продолжал ставить меня на путь истинный техник. – Тебе пятьдесят или шестьдесят лет. Все, что ты заработал, в этом корабле. Ты работаешь еще десять лет. Зарабатываешь еще на один средний крейсерский шахтерский корабль. Тебе семьдесят. К сотне ты богат, но половина жизни прожита. Миры ты не видел, потому что всю жизнь прожил в поле астероидов. Ты специалист. У тебя есть деньги. Ты отдал в аренду один или оба своих корабля. Спустился на планету. Купил домик, землю, рассказываешь внукам сказки на ночь. Ты всего добился, жизнь твоя завершается. Это самый лучший расклад, но так бывает, к сожалению, редко. Но бывает.

– Ты это понял и все забросил? – вздохнув, спросил я.

– Нет, у меня особый случай. Меня корпорация вежливо попросила удалиться.

– Почему?

– Понимаешь, я нашел способ обогатиться. Но оказалось, они отслеживали таких умников и выносили им предупреждение. Ко мне, например, подошли десяток парней – одна из банд, что на прикормке у корпорации – и спокойно прутами переломали мне ноги и руки. Особенно левое колено потом было сложно восстанавливать. Когда вышел из медблока, как раз поступило предложение пойти техником в армию от одного знакомого, я продал корабль и сразу попал во Второй патрульный. В принципе я сам виноват. Понимаешь, я там действовал под своим именем, поэтому меня мгновенно и вычислили, подловив после следующего возращения из астероидного пояса.

– Расскажи про свой способ заработать, – попросил я.

– Не советовал бы я тебе пользоваться им, но ладно, слушай. Обычно корпорации как работают? Они не более чем посредники, то есть покупают руду у заключивших с ними договора шахтеров, и на собственных перерабатывающих комплексах делают из руды концентрат, продавая его на заводы и другие производства. Спрос есть всегда. Так что клепают верфи по заказу корпораций такие малые шахтерские корабли, как «Фант» или «Резун». У обоих трюм на пятьсот кубов, плюс минус десяток не существенно. Это гражданские суда, но есть бывшие военные шахтеры, такие как «Шахтер», «Крот» или «Мотыль». У них трюмы примерно по четыреста кубов, но!.. – поднял палец техник. – У них есть то, чего нет у гражданских судов: собственные, встроенные в корпус, перерабатывающие мини-комплексы для частичной переработки руды.

– И что это дает? – подтолкнул я техника, уже догадываясь, к чему он ведет.

– Помнишь, сколько стоит руда самого дешевого рексита?

– Куб – кредит.

– Во-от, а если переработаешь его мини-комплексом, то эта переработанная руда стоит уже пять кредитов куб. А теперь представь, если ты нашел астероид с содержанием, например, морита?

Я стал мысленно подсчитывать.

– Сорок восемь тысяч за один рейс, – я потрясенно посмотрел на бывшего шахтера.

– Нет. Ты посчитал при стопроцентно работоспособном комплексе, но я смог настроить только на пятьдесят процентов. Так что это был все-таки полуконцентрат. И стоил он двадцать восемь тысяч за одиннадцать дней работы. Да что говорить, и его у меня чуть не вырвали с руками. Чтобы выходил концентрат, нужно было и базы повыше, и закупить некоторые кристаллы-катализаторы для комплекса. Так что всего у меня вышло тридцать тысяч. И это если только трюм на триста восемьдесят кубов загружен, но можно ведь еще малые контейнеры брать, каждый по шестьдесят кубов, а это значит еще сто двадцать кубов. Подсчитал?

– Семьдесят три тысячи при ста процентах, и около сорока пяти при пятидесяти.

– У меня был бывший военный шахтер «Мотыль». Когда я разобрался с этим комплексом, то стал гнать концентрированную руду. А когда нашел морит, то, набив трюм и контейнеры, вернулся в свой ангар на станции и выложил все в открытую продажу на торгах. Купили в течение минуты, даже не торгуясь. Покупатель сразу забрал полуконцентрат. А я, получив деньги, рванул покупать базы, поднимать, так сказать, свои знания, чтобы комплекс заработал на сто процентов. Вот после второго рейса меня и встретили.

– Не надо было действовать под своим именем, – задумчиво протянул я.

– Это так, но понял я это гораздо позже.

– А почему другие шахтеры так не делают, это же выгодно?

– А ты знаешь, кто идет в эти шахтеры?

– Пилоты?

Малик снова засмеялся.

– Давай возьмем меня в качестве примера. У меня базовый уровень интеллекта сто одиннадцать единиц, а как известно, пилотский минимум – сто двадцать. Раньше при меньшем количестве стать пилотом было невозможно, но, как ты знаешь, наши умники что-то подкрутили в нейросетях, выдав новое поколение имплантов… М-да, жаль, что те, у кого меньше ста двадцати единиц, сейчас могут пилотировать только малые корабли – когда еще для средних придумают… – мечтательно пробормотал Малик, но потом вернулся к разговору: – Я купил имплант «пятьдесят плюс», дающий полсотни единиц к интеллекту. Установил базы и купил корабль. Смотри дальше. Я смог разобраться с мини-комплексом и запустить его, хоть и с трудом. Все нужные базы у меня были третьего ранга.

Теперь про обычных шахтеров. Обычно базовый интеллект у них не превышает восьмидесяти-девяноста единиц. Такие никогда не смогут пилотировать большие и средние корабли, они всю жизнь будут бултыхаться на малых жестянках. Им ничего не надо, потому что с их базовым интеллектом на изучение нужных баз уйдет несколько лет. Вот смотри. Ты за сколько учишь базы, например, третьего ранга?

– Не знаю, вернее, не помню. Но Бен говорил, что с моим уровнем – первый ранг часа три, второй – сутки. Третий – восемь дней. Без медикаментозного разгона.

– Вот! А им, чтобы выучить одну базу четвертого ранга, нужно месяцев семь-восемь. И это только на одну базу. Так что сам прикидывай. Нет у шахтеров интеллектуалов. Такие служат у нас, в корпорациях или на себя…

* * *

С улыбкой вспомнив нашу беседу, я просмотрел список баз и цен на них, после чего стал смотреть в сети, что за корпорации работают на Миринде. Таких оказалось две: одна – «Суумма», другая – «Роден». Именно с первой и повздорил Малик, хоть и работал на другой планете и в другой системе, поэтому я бегло просмотрел ее договора и перешел к «Родену». Корпорация была мощная, одних только средних шахтеров за ней числилось больше пятисот, и около семи тысяч малых шахтеров. Примерно один процент из этих кораблей принадлежали корпорации. Остальные – вольные шахтеры, заключившие контракт с корпорацией.

 

В принципе, можно не заключать контракт с «Роденом», но тут действует система бонусов – карты систем с астероидными полями, кое-какая защита от пиратов… Работать под крылом корпорации и безопаснее, и легче. Поэтому, изучив стандартный договор, я решил еще подумать. Хотел было изучить списки выставленных на продажу бывших военный шахтерских кораблей малого тоннажа, но тут выяснилось, что мы уже сели на площадку Центра беженцев.

Про дальнейшее рассказывать особо нечего. Нас зарегистрировали, приняли присягу и внесли в списки граждан империи Антран. Отклонив предложение стать военным, я сообщил, что хочу быть шахтером. Поэтому при выходе получил причитающиеся мне три тысячи кредитов «на первое время», а также три бесплатные базы: «Юрист» второго ранга, «Торговля» второго ранга и общеобразовательную «Общие сведения об империи Антран и Содружестве». Последняя база была одноуровневая.

Был один момент, запомнившийся мне при регистрации. Когда я назвал свою планету, чиновник сообщил, что она вот уже восемнадцать лет как вошла в состав империи. Этому я не удивился, так как уже был в курсе; а вот то, что Земля в последней войне изрядно пострадала, для меня было новостью. Нужно будет при первой возможности прояснить этот момент.

Выйдя из ворот Центра полноценным гражданином империи Антран с нулевым уровнем безопасности, я достал из мешка старый считыватель и надел его на руку. Я уже пробовал им пользоваться, так что затруднений у меня не возникло.

«Обнаружено считывающее устройство марки “Абсолют-8”. Подключить?» – появилась перед глазами надпись, и две мигающие кнопки: «Да» и «Нет».

Вставив в приемник устройства кристалл с базой «Общие сведения об империи Антран и Содружестве», я мысленно нажал «Да».

«Закачка займет сорок секунд, начать закачивание?»

За десять минут я закачал на нейросеть все три базы, после чего выкинул теперь бесполезные кристаллы в бачок у ворот – они были одноразовые.

За время ожидания такси и пути в город я успел выучить все три базы до первого уровня, что дало мне возможность понять некоторые аспекты законов, торговли, и кое-что об Империи, но только самые основы.

По местному времени было уже семь вечера, поэтому я решил снять небольшой номер в недорогой гостинице, чтобы, доучив базы, с утра отправиться в корпорацию «Нейросеть».

* * *

На следующий день, заскочив по пути в Банк Содружества, где у меня был открыт счет, я взял максимальный кредит из тех, что мне могли предоставить по стандартному тарифу. Бен немного ошибся: мне дали тридцать один кит, а не тридцать, как он предположил. Кит – это местная тысяча кредитов.

Выйдя из банка, я прошел легким прогулочным шагом квартал до роскошного здания корпорации «Нейросеть».

– Добрый день. Рад приветствовать вас в корпорации «Нейросеть». Какие у вас пожелания? – молодой парень, на пару лет старше меня, лучился улыбкой. У него была броская внешность и прическа от стилиста. У меня же волосы пробились едва на сантиметр, да брови чуть отросли. По сравнению с ним я не котировался.

– Добрый день. Мне бы хотелось приобрести базы для пилотирования малого корабля и несколько шахтерских специализированных баз.

– Хорошо, мы перенаправим вас к нашему менеджеру, отвечающему за продажу баз шахтерам.

Буквально через минуту вниз спустился мужчина лет за сорок с благородной сединой на висках.

– Добрый день, меня зовут Арни Лорд. Пройдемте со мной в кабинет для выбора баз. Вы уже подобрали, что вам нужно?

– Да.

Зайдя вслед за менеджером в один из кабинетов на первом этаже, я сел на кожаный диван и, бросив мельком взгляд на ближайший журнал на столике, отправил менеджеру файл со списком баз.

– Интересный выбор, молодой человек. Простите за интерес, но мне бы хотелось знать, что у вас за нейросеть? Понимаете, не все нейросети поддерживают эти базы.

– Конечно. Все есть на моей карте ФПИ, – протянул я ее менеджеру базы.

– О, у вас стоит военная «Пилот-6У»! В гражданской модификации она закончится под индексом «Пилот-9М». Всего год, как вышла в продажу. Отличная нейросеть. Хотя, конечно, не шахтерская, больше пилотская. Но все же. Не зря у нее есть буква «У», что означает универсальная, – забалтывал меня Лорд, но потом все-таки перешел к делу: – Вы сможете пользоваться техническими и производственными комплексами.

– Что там с моими базами? – спросил я менеджера.

– Вы заказываете восемнадцать баз на сорок три кита, пилотские по минимуму, а вот три специализированных – четвертого уровня?

На лице менеджера было заметно удивление. Цены на базы знаний кусались. Первый уровень, или, по официальным документам, ранга, стоил от трехсот кредитов до тысячи, то есть кита. Второй – от одной тысячи до трех. Третий – от трех китов до пятнадцати. Четвертый – от тридцати китов до семидесяти. Пятый – от пятидесяти до ста. Шестой – от ста десяти до двухсот. По рангам ограничений не было, но практиковались обычно не выше десятого. Однако на этом ранги не заканчивались. Считалось, что изучить предмет до конца невозможно, так как знания вообще бесконечны, да и накоплены цивилизацией в огромном объеме.

На практике работала параллельная система оценки специалиста – академическая, где первый ранг – это, в переводе на земной, объем школы, второй-третий – среднее специальное образование, четвертый-пятый ранги равнялись высшему образованию. С шестого по десятый ранги имели уже специалисты высшего профиля, таких людей были единицы, и они, как правило, были уже учеными и двигали науку вперед. В основном считалось, что, получив пятый ранг в специальности, ты уже грамотный и очень эрудированный в этой области специалист. В повседневности базы знаний выше пятого ранга не изучали.

Я это к тому, что, несмотря на выбранные ранги, сумма всего объема не превышала пятидесяти китов. Дело в том, что не все базы четвертого ранга можно было купить за реальную цену. Например, если закупается пилот по шахтерской линии, то чтобы завлечь его, на некоторые базы идут существенные скидки. Причем на те, которые он точно не купит. Поэтому я сильно удивился, узнав, что некоторые специализированные базы четвертого ранга стоят по десять тысяч каждая, а не по тридцать или сорок, как должны. Вот и выбрал из списка три очень нужные мне базы. Брал на пределе доступного, но, думаю, это все быстро окупится.

– Именно. Причем я в курсе о баллах за крупную покупку сверх тридцати китов. Что вы можете предложить мне бесплатно сверх того?

– Только базу третьего ранга по выбору.

– Хорошо. – Я задумался. – Тогда – «Кибернетика».

Первое время мне нужно было как можно больше заработать, поэтому боевые базы я брал по минимуму, только чтобы получить сертификат пилота, без которого не смогу пилотировать. Это уж потом, когда будут деньги, я решу вопрос своей безопасности.

Все базы были второго ранга, а вот «Техник малых промышленных систем», «Технологии и производства» и «Энергетические системы промышленных комплексов» я взял четвертого ранга. Хотел взять также «Торговлю», «Юриста» и «Экономика» в третьем ранге, по пять китов каждая, но потом передумал. Ничего, на первое время должно хватить.

После недолгого обдумывания я решил воспользоваться идеей Малика и погреть руки на продаже стопроцентного концентрата. Долго мне так развлекаться не дадут, но полгода, если соблюдать все меры предосторожности, думаю, у меня будет, а если совсем засекретиться, то, может, и больше.

* * *

Получив подтверждение оплаты, менеджер с помощью стационарного считывателя загрузил мне на нейросеть все купленные базы, что заняло около часа.

– Это все, или хотите что-то еще? – вежливо спросил сотрудник корпорации.

– Вчера вечером, когда я изучал ваш сайт с предложением услуг, меня заинтересовало обучение под разгоном. Не поясните, что это такое?

– Это изучение баз в медкапсулах с использованием медикаментозных средств. Каждый вариант подбирается индивидуально в соответствии с вашими данными, и наши медики следят все время обучения за состоянием клиента.

– Насколько повышается скорость освоения баз? – задумался я, заинтересованно подвигав бровями.

– В среднем на сорок процентов. Максимальное время обучения – десять дней. Сто кредитов в сутки.

– А если я возьму на десять дней, а закончу учить, например, за восемь?

– Капсула сама выведет вас из обучающего сна. Медики следят за этим. Деньги, которые вы не потратили, вам вернут.

– Хорошо, меня это устраивает. Беру на все десять… только вот куда вещи можно убрать?

– Ничего, в медбоксе за клиентом уже зарезервирован шкафчик, можете убрать туда.

– Тысячу на тот же счет кидать?

– Да, конечно.

Как только деньги были переведены, меня отвели на одиннадцатый этаж, в медбокс, где я, раздевшись, нырнул в капсулу на десять дней обучения.

* * *

За десять дней учебы я выучил практически все, осталось немного: поднять до четвертого ранга «Техник малых промышленных систем» (я выучил его пока только до третьего) и «Энергетические системы промышленных комплексов». Ее я выучил только на тринадцать процентов четвертого ранга, надо добить до конца.

После того как облачился снова в свой пилотский комбинезон, я поинтересовался у техника, когда можно продолжить обучение. Я не торопился, время у меня было.

– Через пару дней можно снова ложиться. Сколько вы выучили?

Отправив ему файл с данными, получил ответ:

– Думаю, четырех дней вам хватит доучить, но лучше взять пять, все-таки четвертый ранг.

– Хорошо. Через два дня я снова у вас, зарезервируйте за мной эту капсулу. Отправляю деньги.

– Получили. Через пять дней ждем вас, – кивнул техник.

Забрав свои вещи из шкафчика, я покинул здание корпорации и, вернувшись в ту же гостиницу, снял номер на пару дней, после чего направился в сторону терминала гражданского флота. Пакет баз для пилотирования малого корабля у меня был выучен в полной мере, поэтому я решил получить сертификат пилота.

Уплатив положенный взнос и проведя пять часов на виртуальном тренажере, я вышел из здания терминала сертифицированным пилотом. Следующей ступенью был сертификат «специалист-пилот малого корабля». То есть пилот с более обширными знаниями. Нужных баз, чтобы получить его, у меня пока не было, но на следующую ступень я могу подняться только после года полетов на малом корабле. Когда я получил пилотский сертификат, дежурный диспетчер поинтересовался, не хочу ли я вступить в несколько государственных программ. Такие как «Картограф», «Наемник», «Спасатель» и «Демилитаризация».

Про подобные программы Малик мне не говорил, поэтому я расспросил диспетчера. К сожалению, по первому и третьему у меня не было нужных баз, «Наемник» не прельщал, а вот программа «Демилитаризация» заинтересовала, к тому же некоторые нужные технические базы у меня были. Диспетчер в красках расписал все плюсы этой программы, почему-то забыв про минусы, но я, одновременно общаясь с парнем, посмотрел в сети, что это за государственная программа, и многое понял. Однако согласился вступить в нее и внести вступительный взнос в два кита. У меня оставалось всего тринадцать китов. Больше всего меня заинтересовало то, что тем, кто вступил в эту программу, было разрешено иметь тяжелое вооружение на кораблях. Их еще называли «мусорщиками», так как они чистили системы после космических боев.

После получения сертификата и вступления в государственную программу по расчистке систем от космического мусора, я заехал в кафе и, поужинав – время было вечернее, – вернулся в гостиницу и спокойно уснул.

На следующий день, не выходя из номера, я лазил в сети в разделе, где висели объявления о продаже шахтерских кораблей. Средние, а уж тем более крупные, мне были не нужны, и я их отсек, после чего стал бегло просматривать выставленные лоты. Все гражданские модели я пропустил не глядя, хоть и заметил, что новые стоят от тринадцати тысяч кредитов до восемнадцати, а бэушные от тридцати до ста. Причину таких цен пояснял Малик. Корпорация продавала новые, но стандартные шахтерские корабли, а пилоты в большинстве случаев вкладывали деньги, ставя более мощные движки, искины, вооружение и оборудование. Так как срок эксплуатации таких кораблей от трехсот до пятисот лет, то, понятное дело, цена на них не особо падала. Исключением были бывшие военные шахтерские корабли. Вот они как раз оказались не в цене: трюм маленький из-за перерабатывающего мини-комплекса, который не удалишь – он встроен в сам силовой каркас. Продать такие корабли очень трудно, хотя некоторые выставлялись и за восемь тысяч, а один вообще за шесть. Вот такие дела.

Из более чем двух десятков объявлений меня заинтересовал малый шахтерский корабль типа «Крот». Только недавно с консервации и практически не пользованый. Просмотрев его данные, износ оборудования, я через терминал в номере связался с владельцем. Хотя цена корабля, на мой взгляд, кусалась – все-таки одиннадцать тысяч.

 

Через минуту мне ответил явно заспанный голос:

– Да? – на меня хмуро смотрел небритый парень лет тридцати.

– Добрый де… утро. Я звоню вам по поводу лота, что вы выставили две недели назад. Шахтерский корабль «Крот».

– Вас заинтересовал этот корабль? – в голосе хозяина сразу появилась дружелюбность.

– Есть такое дело, но, на мой взгляд, цена на него завышена. Мне бы, конечно, сперва осмотреть его, но тысяч за девять я бы его взял.

– Извините, без торга. Вместе с кораблем я продаю два шахтерских дроида.

– Их нет в описании, – нахмурился я.

– Забыл внести, – пожал плечами владелец и поморщился.

– Хорошо, я решил посмотреть ваш корабль, но не сейчас. Закрепите его за мной. Через пять-шесть дней мы встретимся.

– Хорошо, я зарезервирую корабль на вас. Если через шесть дней вас не будет, заявка будет снята. Ангар восемьсот шестнадцать «Д» терминала «А» корпорации «Роден».

– Принято.

Отключившись, я стал искать сайты, где должны быть выложены данные о «Кроте». Таких нашлось всего два, да и то на флотских порталах – все-таки это бывшие военные корабли.

Корабль имел форму сплющенной в задней части пули с двумя манипуляторами спереди. Два разгонных движка, малый гипердвигатель, четыре маневровых движка. В обитаемом модуле три помещения. Это кают-компания (она же столовая, кухня и комната отдыха), каюта пилота, совмещенная с санузлом, и пилотская рубка. Трюм на четыреста двенадцать кубов. Мини-комплекс стоит по умолчанию, совмещенный с дробилкой. Захваты по бокам для двух малых контейнеров. Из вооружения две малые ракетные установки. Одна ударная, другая защитная. Есть два промышленных лазера, которые можно использовать как оружие. В комплекте два промышленных дроида, их еще называют шахтерскими, и есть возможность нести два боевых и одного технического дроида. Но, видимо, у владельца есть только два первых с неизвестным ресурсом. Даже если они выработаны, подшаманю. Техник я или не техник?

Кроме того, я созвонился еще с двумя владельцами – еще одного «Крота» и «Мотыля». В принципе, тоже варианты.

* * *

Через день, как и договорились, я вернулся в корпорацию «Нейросеть» и доучил оставшиеся базы. На это у меня ушло чуть более пяти с половиной суток. Поблагодарив на выходе моего куратора-менеджера, я получил намек на дальнейшее сотрудничество с большей для меня выгодой. Малик рассказывал про такое. Подкинешь деньжат лично продавцу, он пробьет больше баз или имплантов, чем у тебя есть денег. Каждый крутится как может. Кивком приняв его предложение и взяв контакт – когда будут деньги, обязательно вернусь, – я вышел из здания корпорации и, вызвав такси, направился к наземному космопорту, где находился терминал орбитального лифта.

Уплатив триста тридцать кредитов, я вознесся на орбитальный терминал.

При выходе из лифта я первым делом связался с владельцем первого «Крота», неким Данко. Тот сообщил, что будет ждать меня у ангара через час.

Зайдя в сеть, я нашел схему орбитального космопорта и, невольно удивившись огромным размерам сооружения, вызвал такси. Если идти пешком без отдыха, я у этого ангара будут к утру следующего дня. Располагался он довольно далеко от жилых и развлекательных комплексов. Скорее, он был ближе к докам.

За двадцать минут езды на такси мне пришлось отдать аж двадцать кредитов! Крохоборы. По-другому их не назовешь.

Сидя на мешке в ожидании владельца корабля, я зашел в юридический раздел корпорации «Роден» и заключил стандартный договор. Через минуту пришло уведомление, что я зарегистрирован одним из свободных шахтеров в корпорации «Роден», с чем меня и поздравили.

* * *

– Давно ждешь? – вывел меня из полудремы чей-то хриплый голос.

Открыв глаза, я увидел перед собой знакомое лицо.

– Вы опоздали на двадцать пять минут, – недовольно ответил я, вставая с мешка, на котором сидел.

– Быстрее не получилось, – виновато ответил Данко. – Ну что, посмотрим корабль?

– Да, давайте.

Рядом с огромными створками нужного ангара стояла платформа с манипулятором и с малым техническим дроидом. Видимо, владелец корабля был техником.

Войдя следом в ангар, я остановился, завороженно рассматривая стоявший горизонтально матово-черный корабль. Он был красив, на фото в сети не ощущалось тех грации и мощи, коими дышал корабль.

– Я его, можно сказать, случайно прикупил, повелся на дешевизну. Сам я не пилот, надеялся на перепродаже заработать, подремонтировать его, но…

– …никому он не нужен, – тряхнув головой, чтобы прогнать наваждение, продолжил я, усмехнувшись.

– Точно! Поэтому отдаю по себестоимости. Как брал, так и отдам.

– Мне нужно проверить корабль.

– Да не проблема, ограниченный доступ я тебе уже дал.

Поднявшись на борт, я активировал искин и пробежался по кораблю, пока он тестировал все оборудование. Через полчаса выйдя из корабля, я сказал:

– Корабль в норме, как и указано в лоте, а вот у дроидов износ почти пятьдесят процентов.

– Так ты берешь? – нахмурился владелец.

– Да. Корабль меня устраивает.

Мы быстро составили договор купли-продажи и через двадцать минут, переведя деньги, я стал владельцем космического корабля модели «Крот».

– А что с ангаром? – спросил я.

– Он мне не нужен. Если хочешь, забирай, я договорюсь с регистратором, и он переделает ангар на тебя.

– Это вообще хорошо будет.

Через пятнадцать минут прибыл высокий худой мужчина в комбезе чиновника и зарегистрировал этот ангар за мной, внеся в договор номер корабля и номер договора с корпорацией «Роден». Я сразу уплатил триста кредитов за три месяца аренды.

Проводив бывшего владельца и чиновника, я занес мешок с личными вещами в ангар – он так и валялся у двери – и, сменив пароли на дверях, указал себя как единственного пользователя. Развернувшись еще раз, бросил жадный взгляд на корабль и, повесив мешок на плечо, направился к нему.

Процесс авторизации и смены пароля прошел быстро, через минуту корабль признал меня хозяином.

– Какие будут приказы, хозяин? – поинтересовался искин нейтральным тоном – после смены владельца обычно сбрасываются все настройки.

– Кораблю даю имя «Пуля». Искину имя Патрон, меня называть Капитан. Тембр голоса сменить с нейтрального на мужской бас.

– Принято, – сочным басом ответил искин. Несмотря на то что и сам корабль, и искин были пятого поколения, что означало полное старье, искин был более-менее продвинутым. Видимо, бывший хозяин провел апгрейд его программ. Пятое поколение кораблей – это откровенный хлам. Например, в данный момент армия перешла на девятое поколение, распродавая восьмое. Большая часть корпораций использует корабли шестого и седьмого поколений. Часть пиратских кланов тоже, но и у них бывают пятого-четвертого, а то и третьего поколения.

– Провести полную проверку всех систем. Сообщить количество топлива, продовольствия, воды и воздуха. Что требуется закупить? – велел я.

У меня осталось всего тысяча сто китов, и тратить их просто так не хотелось.

– Полная проверка всех систем займет пять часов шестнадцать минут. По остальному: топлива десять процентов, воздуха сто процентов, продовольствия нет, воды нет. Согласно договору с корпорацией «Роден», главный искин готов выдать обязательные пакеты информации, бесплатные базы данных и знаний, навигационную карту разрешенных к разработке астероидных поясов, местную навигацию. Также готовы сбросить пакетные базы данных по геологии, геофизике, разработке астероидных месторождений. Дополнительно прилагаются особенности местного производства, закупочные цены на весь спектр продукции, руд и концентратов, цены на все услуги, программа начисления бонусов при расчетах и еще масса разнообразной, но необходимой информации. Разрешаете принять?

– Принимай, – согласился я. Информация была нужна.

Когда прибыли заказанные вода и продовольствие, а также два новеньких малых контейнера по шестьдесят кубов каждый, искин как раз закончил проверку всех систем.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru