Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

Владимир Поселягин
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный

– Нормально, – кивнул я. – Что по комплексу?

– Такого, как в корпорации, в наличии нет, он все-таки больше для спорта, но есть комплекс «Тренер-8» для спецподразделений. Он уже седьмого поколения. Износ всего восемь процентов, проведен апгрейд. Все программы в искинах останутся на месте.

– В принципе, согласен, но я не слышу цену.

– Еще семьсот китов – и все оборудование твое. Мы отдаем все тебе с тридцатипроцентной скидкой, так как это все стоит больше миллиона. Бонусом идут два медицинских дроида. Деньги за все отправишь мне.

– Хорошо, лови. Оборудование нужно будет доставить в мой ангар, его номер вы знаете.

– Когда доставить?

– Через двадцать восемь дней, когда закончу обучение… Да там созвонимся.

– Хорошо.

Через минуту мы направились к зданию корпорации.

* * *

Лорд не солгал, и мне действительно установили и залили все, о чем мы договорились. За два раза по десять дней учебы я поднял все новые базы до третьего ранга и поднял-таки «Специализированный бой» до пятого. При этом я активно тренировался в использовании установленных имплантов в боевом комплексе восьмого поколения «Воин5+», что находился в корпорации, а также проводил спарринги с другими поднимающими свои базы клиентами. Так что через двадцать пять дней в девять утра я вышел из здания корпорации обновленным человеком, не превратившись в киборга, чего опасался.

Покрутив головой, я направился к стоянке такси – заказанный флаер уже должен был ждать меня.

По плану у меня первым делом посещение штаба Флота, чтобы пройти сертификацию на пилота среднего корабля, потом закупки и возвращение на орбитальный терминал. В восемь вечера должны доставить купленное медоборудование, нужно будет его принять и проверить.

На десять часов утра я был записан на виртуальный тренажер, чтобы пройти специализацию пилота, поэтому, не став тянуть время, сел в свое такси.

После пяти часов на виртуальном тренажере и сдачи тестов по выученным базам, мне на карте ФПИ сделали отметку, что я теперь сертифицированный пилот кораблей крейсерского типа.

– Подойдите, пожалуйста, – попросил меня дежурный оператор.

Подобную процедуру я уже проходил, поэтому спокойно подошел к сидевшей за пультом девушке.

Подключившись к контакту на моей правой руке, она вбила на нейросеть подтверждение. Без этой метки я не смогу управлять крейсерами – искины не дадут. Можно, конечно, пользоваться картой ФПИ, но это муторно, так проще. Короче говоря, у меня на нейросети появилась метка, что я пилот-универсал среднего корабля.

К четырем часам дня, освободившись, я доехал до ближайшего универсального магазина «Все от господина Армика», продающего военное обмундирование и оружие.

– Добрый день, – поздоровался со мной немолодой мужчина, оказавшийся хозяином магазинчика. – Вы что-то хотели купить?

– Есть такое желание. Мне нужно пять комплектов пилотских комбинезонов моего размера.

– Какой класс?

– Высший. Так, еще нужно будет двадцать комплектов офицерского белья. Гражданская одежда, я смотрю, у вас тоже есть. Тогда пять светлых рубашек, столько же брюк. Мужские туфли на низком каблуке. Коричневые и черные. Спортивный костюм, обувь к нему. Оружие есть?

Смешно сказать, но кроме ногтей и зубов, у меня не было другого оружия. Однако, так как я состоял в программе «Демилитаризация», то за крейсер, который оформил по всем правилам, мне подняли категорию безопасности с нулевой до двух процентов. Это было бонусом за чистку сектора, можно сказать, за мою первую работу. Если раньше я с нулевой категорией мог иметь только шокер, то теперь официально мог покупать огнестрельное оружие третьего класса. То есть легкое. Его разрешалось носить с собой на цивилизованных планетах и орбитальных терминалах для личной защиты. На корабле я мог иметь хоть атомную бомбу, это уже мое дело. Кстати, при ста процентах категории безопасности я уже могу свободно посещать центральные планеты Содружества. Да что посещать? Жить там!

За чистку сектора мне подняли личный рейтинг на два балла из ста, как я уже говорил, однако это еще не все. Так как я был самым результативным среди малых шахтеров «Родена» (я, оказывается, занимаю первое место среди одиночек), то и корпорация подняла мне личный рейтинг еще на два балла, была у нее такая возможность. Так что я был гражданином империи Антран с личным рейтингом в четыре единицы. Кстати, Малик имел пятьдесят семь единиц рейтинга личной безопасности. Еще сорок три – и он станет полным гражданином Содружества. В армии и на Флоте этот личный рейтинг повышается быстрее всего.

Так как у меня было четыре процента, я мог купить огнестрельное оружие уже второго класса. Это те же пистолеты, но уже с некоторыми насадками. Например, для бесшумной стрельбы. С лазерным наведением и спецбоеприпасами, куда входят разрывные и бронебойные патроны.

– Так как вы гражданин с малым рейтингом безопасности, то посоветую вам взять вот этот пистолет для личного ношения – «Орел», и вот этот компактный автомат «Стелз». Это лучшее оружие в своем классе. У автомата емкость магазина сто пятьдесят патронов, у пистолета сорок. Очень хорошее и качественное оружие гражданского типа. Спецбоеприпасы «Стелза» не все бронежилеты держат.

– Хорошо, согласен, цена меня тоже устраивает, – изучив в сети отзывы об этом оружии, согласился я.

– Что-то еще?

– Ножи.

– Есть для ношения на поясе, есть скрытого ношения. Вам какой?

– Оба варианта.

Изучив десяток клинков – третий ранг базы «Ножевой бой» в этом очень хорошо помог, – я выбрал два. Кроме оружия и одежды я купил новейший считыватель вместо старого, а также дал адрес своего ангара. Доставка в этом магазине была бесплатной.

Пока хозяин приводил в порядок один из пилотских комбинезонов, заряжая его, и специальными вставками на рукаве отмечая мой статус, я рассматривал прайс бытовых дроидов.

– Это ведь корабельные дроиды? – спросил я, ткнув пальцем в заинтересовавший меня рисунок.

– Купил на распродаже два контейнера. Наши флотские взяли на абордаж контрабандистов, вот потихоньку распродаю.

– Хорошо идут?

– Не жалуюсь… Все, можете переодеваться.

Скинув старый комбинезон, который я купил месяц назад через сеть (самый первый, в котором меня освободили, давно уже отправился в утилизатор), я переоделся в лучший в магазине пилотский комбез. Тут даже встроенный бронежилет был.

Хозяин тут же засуетился вокруг меня, пока я придирчиво рассматривал себя в зеркале, когда комбез подогнался под мой размер.

Протерев тряпочкой знаки различия, сообщающие, что я сертифицированный пилот малых и средних кораблей, хозяин магазинчика спросил:

– Кобуру с пистолетом сразу прикрепим?

– А как же, и скрытый нож тоже закрепим, на лодыжке. Все как положено.

Господин Армик помог мне прикрепить кобуру из специального материала, благо там имелись крепления, и, подождав, пока я, зарядив, убрал пистолет в кобуру, подал небольшой нож в ножнах.

– Красавец, – хмыкнул он и спросил: – Будем рассчитываться?

– Конечно.

– С вас двенадцать тысяч кредитов.

После уплаты я вернулся к бытовым дроидам, купив три штуки, что еще больше ударило по моему кошельку. Ничего, двадцать три тысячи быстро окупятся. Оставив господина Армика паковать мои покупки в малый контейнер для перевозок, я вышел из магазина и, взяв такси, поехал к орбитальному лифту. Свои дела на планете на ближайшие полгода я сделал. Оставалось учиться, строить корабль и пополнять бюджет, работая шахтером. Последнее очень опасно, но я надеялся на свой фарт и высоко поднятые боевые базы. По возвращении в ангар в моих планах продолжать учебу в купленной капсуле. Так что на ближайшие полгода у меня было много планов, главное успеть их все выполнить.

* * *

Вечерняя приемка медицинского оборудования прошла без проблем, продавцы не обманули и действительно прислали капсулы и комплекс практически новые. На рынке я смог бы купить подобные миллиона за полтора, никак не меньше. Специально в сети смотрел.

Когда военный курьер отбыл, как раз привезли контейнер с одеждой, оружием и бытовыми дроидами. Приняв его, я заблокировал двери и стал решать, что делать дальше.

Первым делом следовало бы сразу же установить медоборудование на место. На крейсере был медотсек, но все, что там стояло – аж третьего поколения – я выкинул. Все равно оно было горелое и не подлежало восстановлению. Конечно, медотсек выглядел в данный момент безобразно, все-таки вся внутренняя обшивка была удалена, остались только закопченные серые металлические стены да свисающая кое-где оборванная проводка. Отдав приказ техническому комплексу на установку всех трех капсул, я направился к контейнеру с одеждой. Нужно часть перегрузить в «Пулю», активировать всех трех бытовых дроидов, чтобы прибрались в ангаре – технический комплекс тут изрядно намусорил, – а также достать оружие и боеприпасы.

Пока технические дроиды жестко крепили капсулы на станины в медотсеке «Волчонка», я разобрался с контейнером. Половина вещей осталась на месте, а часть я перенес в «Пулю». Бытовые дроиды уже начали прибирать в ангаре, устроив в углу склад для мусора. Меня позабавили жесткие спрессованные кирпичики, что они доставали из себя после уборки. Раньше это было пылью.

Время было полдесятого вечера, когда я через сайт связался с одним из магазинчиков орбитального терминала. Он занимался дизайном внутренних отсеков космических кораблей. У этих деятелей я заказал белые пластиковые стены для медотсека и неяркие плафоны освещения. Ну, они эту тему знали, поэтому, отправив им размеры, перевел аванс, велев доставить материалы к утру завтрашнего дня.

Пока было время, я связался с тем сержантом, у которого купил катализаторы для мини-комплекса «Пули».

– Слушаю, – ответили мне. Так как я отключил видео при вызове с терминала ангара, то сержант меня не видел, а вот я его – наоборот. Он был в пижаме и, похоже, собирался ложиться.

 

– Добрый день. Это заказчик катализаторов, помните меня?

– А, человек-инкогнито. Помню такого, – согласно кивнул сержант.

– У меня для вас есть крупный заказ. Мне бы хотелось знать цены на это оборудование.

– Высылайте, посмотрю.

После отправки файла сержант ответил:

– Боюсь, в данном случае я не смогу вам помочь.

– Но вы же говорили, для вас это не проблема?

– Дело не в этом. Практически все оборудование военного значения, продавать его неизвестным личностям нам запрещено. Мы под контролем СБ Флота, на наши мелкие махинации они смотрят сквозь пальцы, но если идет продажа пиратам, возьмут за горло.

– Если я откроюсь, надеюсь, вы сохраните в тайне все это?

– Конечно.

– Тогда высылаю вам личные данные, – включая видео, сообщил я.

Через пару минут сержант, прочитав что-то на боковой панели визора, кивнул. Видимо, просмотрел мое досье.

– Ну, теперь понятно, чего ты хочешь. На тебя зарегистрирован крейсер пятого поколения. Все формальности улажены, я отправил в отдел нашей СБ данные о тебе и о нашей договоренности… Спокойно, из их отдела это дальше не уйдет. Так что лови прайс. Если возникнут вопросы для кого покупаешь, сообщи код нашего отдела СБ, они все уладят.

– Я перезвоню, – недовольно буркнул я, отключаясь.

За десять минут изучив цены на столь нужное оборудование, я приуныл. После покупки всех баз, имплантов и одежды с оружием у меня осталось восемьсот три кита на номерном счету Содружества и тридцать два кита на личном. Придется изворачиваться и закупать только самое нужное.

– Да? – ответил сержант. Он еще не ложился, видимо, ожидал моего звонка.

– Я пока не могу заказать все, что нужно, стеснен в средствах, но кое-что заказать в состоянии. Общая сумма пока в восемьсот китов. Следующая покупка будет дороже.

– Я слушаю.

– Мне нужно три реактора марки «Креат», но пока я возьму один, зарезервируйте для меня еще два.

– Хорошо. За корабельный реактор с консервации с нулевым износом с тебя триста десять китов.

– Продолжим, – я согласно кивнул. – Потом мне нужна рубка класса А-восемь восьмого поколения для пилота-универсала.

– Восьмого нет, есть седьмого и класса А-девять. Бери, не пожалеешь.

– Хм, – после изучения специфики этой рубки в сети я согласно кивнул: – Хорошо, беру.

– Искины?

– Пока только управляющий.

– Тогда за рубку двести сорок китов, за искин сто пять китов. Пока с тебя шестьсот пятьдесят пять китов.

– Мне нужны два комплекта энергошин для малых линкоров класса Е-6.

– Каждый комплект по пятьдесят китов. Всего семьсот пятьдесят пять китов.

– Это еще не все. Последний в списке заказ на сегодня – это инженерный комплекс «Вьюга». У вас в прайсе он указан некомплектным, и цена очень маленькая. Всего сорок пять китов. Не поясните его комплектацию?

– Он снят с подбитого линкора, отсутствуют восемь из двадцати одного дроида. Износ двадцать процентов. Поэтому и цена такая низкая, всего двадцать процентов.

– Меня интересует, что за дроиды там остались.

– Внутренние, – пояснил сержант, отправляя мне файл с техдокументацией на комплекс. – Внешник остался только один.

Меня это устроило, так как дроиды для работы в открытом космосе пока были не нужны.

– Отправляй деньги на мое имя, завтра жди заказанное оборудование.

– Подождите, сержант, а как насчет бонуса за крупную покупку?

– Что ты хочешь? – с подозрением спросил снабженец.

– Двадцать малых спаренных турелей ПКО модели «Стерх-8М»

– А ты не охренел?! Максимум пять!

– Девятнадцать!

– Семь, и ни на единицу больше!..

За двадцать минут торговли мы сошлись на одиннадцати зенитных турелях. Переведя ему деньги, я отключился и направился к «Пуле». Пора спать, а то глаза уже слипаются.

На таких моделях, как «Брон», в то время стояли уже устаревшие спарки «Стерх-3», плазменные же «восьмерки» имели дальность на треть больше, мощность выстрела чуть ли не на пятьдесят процентов выше и отличную систему наведения. Когда я демонтировал уцелевшие зенитные турели, те же «тройки», то распродал их среди шахтеров – эти установки прекрасно подходили для малых кораблей и потому пользовались спросом. Жаль только, что уцелело всего семнадцать штук, остальные ушли как металлолом и запчасти.

* * *

Утром доставили сперва декоративные панели для медбокса (я их приказал сложить чуть в стороне, рядом со средним контейнером), а ближе к обеду – заказ от военных.

Первым делом я распаковал инженерных дроидов и прогнал диагностику, вбив себя в управляющем искине как владельца – коды доступа сержант мне прислал. После проверки я послал инженерных дроидов демонтировать в «Волчонке» разгонные двигатели, разбитый гипердвигатель и оба реактора, пока технические подготавливали место для установки новенькой рубки. Старую мы сняли еще месяц назад. Проверка оборудования, включая зенитные турели, показала, что с военными можно иметь дело – все было фактически новеньким, неиспользованным.

За следующие пять дней инженерные дроиды демонтировали все крупногабаритное и стали устанавливать на сваренном фундаменте купленный реактор в соответствующем отсеке. Технические дроиды тянули энергошины, одновременно монтируя дублирующую систему. Фундаментов для реакторов было подготовлено три, и энерговоды подведены к каждому, но пока у меня был один ректор. Как куплю остальные, так и подсоединю.

Было снято все вооружение, включая уцелевшие башни спаренных средних орудий марки «Стерх-Д-16». Я лучше закажу орудия той же компании, но более современные и дальнобойные «Стерх-Е-40» восьмого поколения. Но это все потом.

Кроме реактора, который почти установили (возникли проблемы с самодельным фундаментом), была смонтирована рубка с пока темными экранами – питание не подключили. Закончили с медотсеком, облагородив его декоративными белоснежными панелями. А так как все коммуникации к этому сектору были уже подведены, то, как только запустим реактор и искин в рубке, можно будет пользоваться капсулами, благо я уже поднял медицинские базы то третьего ранга.

Что мне нравилось в рубке марки А-9, так это то, что шахт для искинов в ней было четыре, а не как в А-8 – всего три. В таком случае я могу перенаправить силы и расчетные мощности искинов на нужные мне вещи. Например, из трех искинов в рубке А-8 один был управляющий, другой отвечал за вооружение, третий за систему жизнеобеспечения, в бою же – дополнительно за защиту. В А-9 же один искин управляющий, который следит за другими искинами и контролирует их деятельность, в случае нужды отдавая собственные свободные мощности. Второй отвечает за атакующее вооружение, третий за защиту, включая противоабордажные комплексы – я их потом прикуплю. Также он имеет знания техника, и ему подчиняются технические дроиды. А четвертый отвечает за систему жизнеобеспечения. Для этого всегда должен быть отдельный искин, в противном случае при выходе ее из строя вам уже никто не поможет. Этот же искин отвечает за порядок на корабле и чистоту. За медбокс и меддроидов в том числе.

Пока технические комплексы монтировали оборудование на «Волчонка», я тоже был занят делом, проводя модернизацию «Пули». У меня на личном счете оставалось тридцати китов, их я и пустил в дело.

Вместо обоих разгонных движков купил другие, более мощные, по пять китов каждый. Маневровые оставил те же, они пока меня устраивали. Поменял реактор, чтобы тянул четыре новых промышленных лазера, докупил еще один искин. В «Пуле» было две шахты, одна пустая. Патрона я оставил на месте; новый искин, получивший имя Умник, отвечал за мини-комплекс, добычу и переработку руды. Провел ремонт и апгрейд обоих промышленных дроидов. В этом мне помогали один технический и один инженерный дроиды. Управлял я ими через недавно активировавшуюся опцию «мыслесвязь». Классная опция, надо сказать.

Через пару дней, с невольно забившимся в волнении сердцем, я запустил искин в установленной рубке крейсера.

После ввода длинного перечня кодов и паролей искин признал меня хозяином.

– Капитан, мне доступна только часть оборудования корабля, – тревожно сообщил искин.

– Крейсер находится на ремонте и модернизации, причем в самом начале. В данный момент из всего оборудования полностью действует только медбокс, причем там пока нет кибердоктора и лечебной капсулы, остальное есть. Запущен реактор и подключена рубка. Это пока все.

– Проверка показала, что мне доступны два меддроида, кроме инженерного и технического комплексов. Подтвердите.

– Подтверждаю… Кстати, раз ты вполне полноценная личность, то прими имя Игорь.

– Разрешите узнать смысл этого имени? – осторожно спросил искин.

Покрутившись в пилотском кресле, я после некоторого колебания ответил:

– Этот мальчишка спас мне жизнь. Случайность: мы переходили проезжую часть, когда появилась несущаяся на большой скорости машина. Игорь вытолкнул меня из-под колес. А сам… – я горестно манул рукой. – Медики сказали, погиб сразу, даже не мучился. Мы с ним рыбачить шли, нам тогда по семь лет было.

– А водитель?

– Скрылся, его так и не нашли. Когда я выкарабкался из оврага, машина уже уехала, только и запомнил, что это была серая «девятка».

– Понятно, капитан, вы назвали меня в память своего спасителя. Что ж, я постараюсь не уронить этой чести.

– Было бы неплохо, – хмыкнул я.

– Какие у нас планы на ближайшее время?

– Сейчас все скину тебе одним файлом. Там есть все работы по кораблю. Все комплексы теперь под твоим командованием, начинай приводить себя в порядок. Когда будут деньги, докупим остальное.

– Турели ПКО монтировать?

– Нет, вооружение в самом конце, когда установят эмиттеры щитов и запустят систему жизнеобеспечения.

– Реактор вышел на сорокапроцентную мощность. Для выхода на стопроцентную потребуется шесть дней.

– Хорошо, работай. Все, что мог, я сделал, так что через пять часов ухожу в открытый космос – пора зарабатывать деньги, чтобы привести тебя в порядок.

– Принято, капитан… Сообщение от входа. Прибыл курьер с доставкой из магазина «Природные дары Миринды».

– А-а-а, – вспомнил я. – Он должен свежие фрукты привезти.

Вскочив с кресла, я вышел из рубки; пробежав через скелет коридора, скатился по лестнице вниз и, выйдя из корабля через ближайший пролом, где была снята погнутая броня, поспешил к небольшой шлюзовой двери.

Курьером был пожилой мужчина в сером комбинезоне, с эмблемами курьерской доставки на нагрудном кармане и на кепке. Проверив товар, я подтвердил доставку и отправил остаток суммы на счет магазина. Курьер, получив подтверждение, поблагодарил и, забрав пустые контейнеры, в которых привозил продукты в прошлый раз, сел на свою маленькую платформу доставки и, загудев электромоторами, уехал. В ожидании одного из технических дроидов, что должен был перетащить доставку в «Пулю», я вытащил из одного из контейнеров налитое свежее яблоко и огляделся.

Мне показалось, что у шлюзовой двери соседнего ангара, у того, где я видел двух красавиц, кто-то сидит. Этот уровень не пользовался особым спросом, и большая часть ангаров пустовала, да и свет в огромном транспортном коридоре был не везде. Не успевали ремонтники менять перегоревшие лампы. Так что видимость была не очень.

Слыша за спиной перестук манипуляторов дроида, который грузил на спину шесть маленьких продуктовых контейнеров, и продолжая хрустеть яблоком, я направился к непонятной фигуре. Вдруг это кто из соседей и ему требуется помощь?

При приближении выяснилось, что это спящий на переносном мешке подросток. Подойдя еще ближе, я заметил выбивающиеся из-под кепки мелкие девчачьи косички.

Подойдя вплотную, я наклонился и потрепал ее по плечу:

– Эй, попу отморозить не боишься? Ты вообще что тут делаешь?

– Отойди, – попросила девушка, проснувшись.

Сделал шаг назад, забыв про яблоко в руке. Сложно не выполнить вежливую просьбу, если тебе под нос тыкают готовым к выстрелу игольником.

– Ты палец со спуска убери, – со всей вежливостью, на какую был способен, попросил я. – Мало ли дернешься, а я иглу получу. Не хотелось бы.

В принципе, у девчонки не было никаких шансов. С моими базами я успею выхватить из кобуры пистолет и пристрелить ее еще до того, как она нажмет на спуск. Поэтому я особо не тревожился; однако убивать девчонку только за то, что она держит меня на прицеле, не хотелось бы.

– Вы кто? – не опуская оружия, спросила она.

Глядя на ее трясущиеся руки и ходящий ходуном ствол, я спокойно ответил:

– Сосед. Денис Миронов. Вон мой ангар. Мне доставили заказ, когда расплачивался, увидел тебя. Вот и захотел узнать, вдруг что случилось.

– Это ангар моих сестер, но их вроде нет.

 

– Три дня назад их «Фарты» погрузили на тележки и увезли. Я слышал погрузчик, – подтвердил я.

– А долго их ждать?

– Неделя-две-три, – пожал я плечами. – Попробуй отправить им сообщение.

– Мне семнадцать, у меня нет еще нейросети… А можно подождать у вас?

– У меня? Нет. Я уже заказал погрузчик и через пять… нет, уже через три с половиной часа тоже отправлюсь добывать руду.

Вспомнив про яблоко, я откусил восхитительную мякоть и, пережевывая, посмотрел на девчонку.

– Что же делать?

– А в гостинице их подождать слабо?

– Я не могу, меня ищут.

– Полиция?

– Нет, я одному парню лицо расцарапала, а у него отец богатый.

– Думаешь, за царапины будут искать?

– Я у него этот пистолет забрала и ногами по причиндалам врезала. Я ему еще нос откусила, они меня… – всхлипнула девочка. – Ой, это они!

Подпрыгнув, девочка спряталась у меня за спиной и выставила ствол игольника в сторону приближающегося флаера. Это была не платформа доставки или такси, а спортивная машина на антигравах. Такие тут обычно не ездили, однако я все равно не воспринял слова девочки всерьез, поэтому удивился, когда по телу пробежали знакомые мурашки, а девчонка за спиной мешком осела на грязный пол. Нас только что обработали полицейским подавителем, хотя машина была гражданская и к службам никакого отношения не имела.

Когда я проходил тренировку в корпорации «Нейросеть» после установки боевых имплантов, медики провели проверку их работы – стрельбой по мне одновременно из десятка шокеров. Ощущения были те же. Что было хорошо с этим имплантом, он всю энергию выстрела шокера перенаправлял в себя и далее сам использовал ее, поэтому у меня произошел мгновенный выброс адреналина, и я был готов к бою.

Однако, секундой позже девчонки, я все же осел на пол и завалился на бок. Мне было любопытно, кто это и что им надо. В услышанную версию я не верил. Больше склонялся к мысли, что это «Роден» вышел на мои махинации с концентратом и таким образом выманил из ангара.

Из остановившегося флаера с аэрографией на боках выбрались трое мужчин и направились к нам. И если двое были типичными быками с пудовыми кулаками, то третий – худощавый живчик с манерами педика. Когда они подошли ближе, я сквозь ресницы рассмотрел живчика, оказавшегося красавчиком, каких обычно любят молодые дурочки, но с брезгливо поджатыми губами. Быки были как быки: в старомодных десантных комбезах с включенной активной защитой – я заметил зеленые огоньки на рукавах.

Сеть не работала, и я не мог отправить сообщение в службу безопасности корпорации о нападении – видимо, во флаере кроме подавителя была еще и глушилка.

– Попалась, сучка, – мерзко усмехнулся живчик.

Его слова сразу же позволили мне вздохнуть свободнее. Охота шла не за мной.

– С парнем что делать? – спросил один из быков, кивнув на меня. Второй в это время подошел и подхватил девчонку под мышки, явно собираясь отнести ее во флаер.

– Возьми шокер и выстрели ему шесть раз в разъем нейросети на затылке.

– Зачем? – удивился бык.

– Так мы уничтожим его нейросеть и сожжем мозги. Он не сможет дать против нас показания.

– Понял… ща.

Мне это сильно не понравилось, поэтому, когда бык приблизился, я вскочил, будто подброшенный пружиной, и в прыжке нанес ему стопой удар в голову, после чего, выхватив пистолет, пальцем переключив его на бронебойные пули, пять раз выстрелил от бедра. Бык, что нес девку, получив две обычные пули в правое и левое плечо, упал, обливаясь кровью; живчик визжал, схватившись за раздробленную ступню; второй бык валялся без сознания и поэтому никак не отреагировал на пулю в ноге.

С момента выстрела подавителем я записывал все происходящее под протокол, поэтому был прикрыт со всех сторон.

Подойдя к быку, что нес девушку, я оттолкнул его, оттащил девчонку в сторону, осмотрел и пробормотал:

– И что они нашли в этой соплячке?

Подойдя к флаеру, я через открытую дверь заглянул внутрь и отключил глушилку, быстро выяснив, как это сделать. Первым делом я отправил сообщения в полицию и СБ корпорации и только потом вышел на сайт частной юридической фирмы «ЮрКон» и заключил с ними договор, уплатив восемьсот кредитов, после чего отправил запись всего произошедшего. Теперь у меня были квалифицированные адвокаты.

Долго полицию ждать не пришлось: буквально спустя шесть минут, я как раз отправил подтвержденную копию договора юристам, подоспела первая машина. Встречал я их с поднятыми руками. К чести полицейских, разобрались они быстро, да и запись «под протокол», что я им представил, очень помогла.

* * *

– К тебе, парень, у нас претензий нет, ты чист со всех сторон. Классическая самооборона, – говорил сержант полиции. Мы стояли у его флаера, глядя, как пострадавшую девушку под руки выводят из медмашины.

– Я могу идти?

– Да, вот только что делать с девочкой? Она несовершеннолетняя, и забрать мы ее не сможем. Если и сможем, то ненадолго.

– А в чем проблема? Поселите в гостинице, – пожал я плечами.

– Ты, я смотрю, парень новый. Что ты знаешь о профсоюзной организации «Жесть»?

– Были от них пара писем с предложением о вступлении, я не ответил. Меня эти профсоюзы не интересуют.

– Это ты еще с ними не встречался. Слышал, месяц назад жестоко избили парня?

– Было дело.

– Это их рук дело, наказали для устрашения. Они периодически проводят такие акции.

– А вы?

– А что мы? Жизненно важные органы задеты не были, да и шахтер тот не стал писать заявление. У них хорошие адвокаты, это только тебе повезло поймать их на горячем, да и то, скорее всего, их отпустят под залог.

– Классные у вас законы.

– Да, хорошие, – согласно кивнул сержант, не поняв моей иронии. – Но я о другом. Этот парень, которому ты прострелил ступню, сын главы профсоюза Олиха Эффенди, Малик Эффенди.

– Будут мстить? – после секундного размышления спросил я.

– Будут. А охрану мы тебе предоставить не сможем. Это может быть обычная кабацкая драка, где тебе воткнут нож под ребро, или встретят где-нибудь в космосе, так что опасайся всего.

– Да я и сам с зубами, если попытаются наехать на меня, отвечу. И жестко отвечу… Ладно, через полчаса погрузчик подойдет, мне пора к себе, готовиться к выходу.

– Подожди, как насчет девчонки?

– А я здесь при чем?

– Отвези ее к сестрам. Они на шестой астероидной реке, я пробил у диспетчера.

– А не проще связаться с ними, чтобы они прилетели?

– Там не действует связь, можно сказать, они работают на границе безопасной зоны.

– Да что-то мне не хочется делать такой крюк.

– Ей тут не выжить, – продолжал уговаривать меня сержант. – Начал ее спасать, так закончи это дело.

Я понимал, что сержант хочет снять эту обузу со своей шеи и повесить ее на меня. Наверняка отец пострадавшего будет пробовать найти девчонку через него, а тут с сержанта взятки гладки.

– Ладно. Черт с ней. Пусть идет в мой ангар. Отвезу.

– Молодец, парень, я не сомневался в тебе.

– Зато я уже начал сомневаться в правильности решения, – буркнул я под нос.

В это время сержант направился к одинокой фигуре девчушки, стоявшей у своих вещей, а я отдал приказ на открытие створок ангара, так как услышал приближение погрузчика.

Через минуту, на полпути к ангару, меня догнала девчонка с мешком на плече.

– Тебя как хоть звать-то? – нарушил я молчание.

– Олия. Олия Бьянка.

– Меня можешь называть Денисом. На корабле сидишь на диванчике в кают-компании и не шевелишься, пока я тебя не передам сестрам. Все ясно?

– Да, – тихо ответила девушка. – И я не соплячка.

– Чего? – не расслышал я.

– Я говорю, спасибо вам. Если бы не вы, меня бы забрали эти…

– Да я уже жалею, что влез во все это.

– У вас будут проблемы из-за меня? – попытавшись обогнать и заглянуть мне в глаза, спросила эта пигалица.

– Кишка у них тонка.

– Ой, а что это? – мы подошли к открытому ангару, и Олия увидела полуразобранный крейсер, по которому как муравьи ползали технические и инженерные дроиды. Игорь проводил мелкие ремонты и монтаж оборудования.

– Крейсер, – честно ответил я.

– Какой он красивый…

С сомнением посмотрев на практически пустой остов, я сказал:

– Наш корабль тот, нос которого торчит из-за контейнера. Пошли, а то погрузчик уже рядом.

Мы едва успели заскочить в корабль и задраить люк, как показалась туша погрузчика.

После коротких переговоров нас погрузили на гравитележку и отправили ко входу. Шлюзование прошло быстро, после выхода в открытый космос искин космопорта взял управление на себя и повел «Пулю» к месту, из которого можно кратчайшим маршрутом прыгнуть к шестой астероидной реке, а я, оставив пульт, вернулся в кают-компанию, где на диванчике спала моя попутчица.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru