Под защитой Темного императора

Алисия Эванс
Под защитой Темного императора

Глава 1

Я подмела пол, вымыла всю посуду и вынула из печи овощной суп. Под конец дня руки и ноги начали ныть, но я выполнила все, что запланировала, и эта мысль грела мне душу. Тяжело вести хозяйство одной, да деваться некуда. Мама умерла два года назад, а больше у меня никого нет. Мой домик находится в глубине леса, вдали от посторонних глаз и незваных гостей. До ближайшей деревни полдня пешком. Я выбираюсь туда раз в месяц на рынок, закупаюсь всем необходимым, благо, деньги есть, хоть и немного.

Время близилось ко сну, и я вышла на улицу, чтобы взять со двора несколько дров для печи, как вдруг ощутила необычную вибрацию с северо-востока. Я напряглась, прислушиваясь к своим ощущениям. Под ложечкой засосало, внизу живота едва уловимо защекотало, словно по моей коже поводили перышком. Магия. Едва это слово прозвучало в моей голове, душу тут же сковал ужас.

Поток магической энергии приближался к моему дому, нарастая с каждой секундой, как звук горна. По ощущениям, ко мне словно летела стрела, готовясь вонзиться в сердце в любую секунду. Я замерла на месте, лихорадочно соображая, как буду спасаться и куда бежать. Напряжение внутри меня росло, руки начали нервно подрагивать, как вдруг раздался странный звук, будто что-то тяжелое упало на траву. В этот же миг магический импульс испарился, будто и не было его вовсе. Только тогда я осознала, что до этого момента не дышала, и шумно втянула воздух через нос. Сердце бешено колотилось в груди, как у пойманной в тиски птицы.

Я стояла посреди своего двора, возле горы наколотых дров, и всматривалась в странную темную субстанцию, приземлившуюся к моему дому. В сумерках сложно разглядеть все в деталях. Над травой виднелось нечто, напоминающее человеческую руку в черных лохмотьях. Неужели человек?

Я не решалась приблизиться и рассмотреть получше. Мама всегда говорила: «Чувствуешь магию – беги на все четыре стороны». С детства она вбивала мне в голову, что все предметы, люди, земли, от которых веет магической силой – мои враги, которых нужно избегать всеми силами. «Маги чувствуют нас, моя девочка, как и мы – их» – говорила мама. «Они тебя не пожалеют. Мы для магов словно сосуд с живой водой, который они осушают и выбрасывают, как мусор». В моей голове звучал голос покойной мамы, как вдруг случилось нечто совсем неожиданное и невероятное.

По округе пронесся жалобный стон. То, что я со страха приняла за черную субстанцию, зашевелилось и перевернулось на спину. Даже в лучах догорающего солнца я смогла увидеть достаточно, чтобы понять: это – человек. От него воняло магией за сотню верст, но, тем не менее, это был живой человек. Инстинкты взяли свое, и я сделала несколько шагов вперед, не забыв прихватить с собой бревно потолще. Так, на всякий случай. Остановилась, рассматривая незваного гостя на расстоянии.

Как я и думала, им оказался мужчина. Он лежал на траве в изодранных черных лохмотьях. Сделав глубокий вдох, я подошла к нему вплотную и задержала дыхание. Все его руки, лицо и бедра были исполосованы следами когтей. Грудная клетка практически разодрана, на её месте зияет огромная красная рана. Одежда прекратилась в бесформенное тряпье. Это выглядело невероятно жутко. Может, на беднягу напал медведь? Они захаживают к нам иногда.

До этого дня самое серьезное, с чем мне приходилось иметь дело – это пара ран от меча, но никак не искалеченное тело. Мужчина потерял много крови и продолжал терять её в эту самую секунду. В таком состоянии он не протянет даже до захода солнца.

Мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы принять решение. Пусть от него несет магией, и он наверняка является магом, но мой долг – спасать жизни, и я не смогу отступить и бросить его на верную смерть. Отшвырнув в сторону бревно, я склонилась к мужчине и внимательно посмотрела на его раны. Сначала нужно остановить кровотечение в районе груди и живота, так как там находятся все жизненно важные органы.

Я закрыла глаза, концентрируя в руках жизненную энергию. Мы называем её Гейнэ. Говорят, именно так звали первую нимфу. Гейнэ представляет собой поток чистой силы, которую я вижу в золотом цвете. Несколько осторожных движений над грудью, и огромная рана начала медленно затягиваться, кровь перестала хлестать на землю, будто вода из умывальника. Я направляла рождающуюся внутри меня силу прямо в незнакомца, а он впитывал её, словно сухой мох – воду. Мужчина вновь издал негромкий стон, будто пытался что-то сказать. Его ресницы дрогнули, но глаза он так и не открыл.

Наконец, через пять минут, когда солнце почти скрылось за горизонтом, на его грудь и живот было не так страшно смотреть. Конечно, до полного исцеления еще далеко, но, по крайней мере, кровотечения практически нет. Я присела на землю, чтобы немного перевести дух и собраться с мыслями. Оставлять его на улице нельзя, а значит, придется вести в дом. Наверное, я сошла с ума? Собралась вести в дом мага…

Ещё раз посмотрев в белое, изможденное лицо молодого мужчины, я окончательно поняла, что не желаю ему смерти. Нужно попытаться спасти его, а там будем действовать по ситуации, как говорила моя мама. В глубине души я побаивалась незнакомца, точнее, того, что он может со мной сделать, когда очнется, но инстинкты вопили о необходимости помочь ему. Иного выхода нет.

– Эй, – позвала я, надеясь, что маг отзовется. Самой мне его не поднять. Придется бедняге самому идти в дом, а я его поддержу, не дам упасть. – Давай, маг, одним богам известно как попавший в мой двор, поднимайся, – я осторожно взяла его за плечи и потянула вверх. Вся надежда на то, что незнакомец сможет таки доковылять до кровати, пусть он и выглядит как живой труп. – Давай, давай, вставай, я тебе помогу.

С пятого раза мне удалось достучаться до его затуманенного сознания и уговорить бедолагу встать на ноги. Матерь Жизни, какой же он был слабый! Я перекинула его исполосованную руку через свое плечо, давая мужчине опору и не позволяя упасть. Он едва переставлял ноги и вряд ли понимал, что происходит, судя по его полуприкрытым глазам. Я чувствовала исходящий от незнакомца запах крови, земли, пота и чего-то ещё, напоминающего не то запах лошади, не то флер недавно сшитой кожаной одежды. Наверное, он охотник, и ему не повезло наткнуться на медведя или другого дикого зверя.

С горем пополам мне удалось завести незваного гостя в дом и сгрузить его на свою постель. Мужчина завалился на бок и со стоном боли перевернулся на спину. Путешествие не прошло для него бесследно – раны вновь начали кровоточить, алая жидкость пропитала простынь. Увидев это, я не на шутку испугалась, страх сковал душу словно лед. Медленно, но верно меня охватывала паника, парализуя сознание и способность здраво мыслить.

– Знаешь, что, дружок? – у меня дрожали руки и губы, но слова помогли худо-бедно сосредоточиться и не растерять окончательно остатки адекватности. – Ты тут не вздумай умирать! Что мне потом с тобой делать, а? Пока до деревни дойду, пока мужчин позову, пока они выяснят, кто ты и как сюда попал, прорва времени уйдет, а обо мне дурная слава поплывет. Давай я тебя подлатаю, да ты пойдешь восвояси, хорошо? – после монолога мне стало легче, паника отступила.

Присев на кровать, справа от мужчины, я вновь призвала Гейнэ и начала лечить его раны. Сила плохо слушалась меня, но я старалась, мысленно молясь Матери Жизни, чтобы она помогла мне. Мягко, неспешно я направляла потоки энергии в его тело, концентрируя её в ранах. Моя сущность очень остро реагирует на все, что высасывает жизнь из живых существ и, боюсь, смерть этого незнакомца нанесет мне настоящий удар.

Поддавшись порыву, я ощутила прилив сил и направила в мужчину особенно большую дозу Гейнэ. Кровотечение в районе груди тут же прекратилось. Обширная рваная рана покрылась пленкой из свежей кожи, словно заживает уже неделю. Однако, все остальные части тела по-прежнему были изуродованы когтями зверя.

– М-м-м, – впервые за все время незнакомец не жалобно стонал, а попытался что-то сказать. – Где…

– Что? – я склонилась к его губам, чтобы получше расслышать, что он пытается сказать, и этот простой жест разделил мою жизнь на «до» и «после».

Совершенно неожиданно мужская рука легла мне на затылок, подталкивая вперед, и я практически врезалась своими губами в губы незнакомца. Случившееся так поразило меня, что я упустила драгоценные секунды, в течение которых ещё можно было освободиться. С распахнутыми от изумления глазами я застыла, пытаясь понять, откуда у него силы на то, чтобы двигать руками, если ещё полчаса назад незнакомец едва мог ходить.

– М-м-м! – простонал он с нескрываемым восхищением, и в следующую секунду его горячий язык проник в мой рот.

Поцелуй. Его прохладные и влажные губы взяли в плен мои, рука на затылке надавила сильнее, лишая меня возможности высвободиться. Я ощутила себя глупым мышонком, пойманным в мышеловку. Уперлась руками в плечи незнакомца, попыталась оттолкнуться, но одна его рука на моей шее оказалась сильнее двух моих. Что происходит?!

Я испугалась. Впервые за всю свою жизнь мне стало настолько страшно, что мозг отключился, уступая место инстинкту самосохранения. Я начала бешено сопротивляться, колотить руками по его израненным плечам, но мужчина словно не замечал этого, продолжая целовать меня с блаженным видом.

Неожиданно весь мир перевернулся. Его вторая рука обхватила мою талию, и он, словно медведь, утащил меня к себе под бок. Я не могла произнести ни слова – он запечатал мне рот жадным поцелуем. Оставалось лишь мычать и отчаянно сопротивляться, но одна моя рука оказалась прижата его телом к кровати, а вторую он блокировал, взяв меня в охапку. При этом мужчина явно не осознавал реальность до конца, так как за все время ни разу не открыл глаза. Я лягала его ногами, старалась отбиться, но он оказался слишком силен.

Каким-то невероятным чудом мне удалось высвободить правую руку. Собравшись с духом, я размахнулась и от души ударила по лицу того, кого пять минут назад спасала. Раздался звонкий шлепок и, Слава Матери Жизни, это помогло – он разорвал поцелуй. Я шумно втянула воздух перед собой и попыталась выбраться из-под мужчины, но не тут-то было. Он продолжал прижимать к перине мою вторую руку, и вместо того, чтобы очнуться и отпустить меня, начал…нюхать меня.

 

– Пусти, прошу тебя! – отчаянно воскликнула я и попыталась выдернуть из-под него свою руку, но ничего не вышло. Этот ненормальный начал улыбаться, как дурак, и в этот момент меня впервые посетила мысль о том, что у него не все дома. (В будущем эта мысль будет посещать меня очень часто).

Пока я пыталась вырваться, мужчина подался вперед и вновь припал к моим губам, словно путник, проведший в пустыне много дней, к воде. Он опрокинул меня на спину и лег сверху, подминая под себя и окончательно лишая возможности вырваться. Из моих глаз брызнули слезы, я не знала, как спастись от него. Бездна! Да откуда в его израненном теле столько силы?! Я не успела додумать свою мысль до конца, как вдруг произошло нечто невероятно странное и в тоже время необыкновенно прекрасное. От незнакомца исходила магическая сила, и вместе с очередным поцелуем он передал её мне. Через его губы в меня проникла магия. Чужеродная, незнакомая, темная, но я приняла её, ибо не знала, как защититься. Она коснулась меня, моей сущности, и в тот же миг из меня хлынул такой поток священной энергии Гейнэ, которого я никогда не могла даже вообразить. Я воспарила к небесам, обрела крылья, которые унесли меня под облака.

Реальность врывалась в сознание урывками и вновь тонула в пучине эйфории и безграничного счастья. Я чувствовала сладкие, долгие, страстные поцелуи на своих губах и, кажется, отвечала на них, что-то бессвязно шепча.

Помню, как раздался треск рвущейся материи, и я вернулась на землю. Незнакомец, будто дикий зверь, разорвал на мне платье, открывая себе доступ к беззащитному телу. Его губы впились в мою шею, вырвав из горла тихий стон. Все мое тело превратилось в раскаленный вулкан, и каждое прикосновение приносило взрывное удовольствие. Я плавилась и изнывала, потеряв себя, утонув в запахе незнакомого мне мужчины и в окружающей нас, вырвавшейся на свободу энергии.

– А-а-а…! – не выдержала я и застонала, когда его губы сомкнулись на затвердевшем соске, а тело пронзила молния. Мои ногти впились в упругие плечи, между ног стало настолько жарко, что я, казалось, вот-вот сгорю от желания.

Разорвав остатки платья и нижней рубашки, мужчина окончательно освободил меня от одежды. Я лежала перед ним абсолютно нагая и беззащитная, но страха больше не было. У меня вообще не было никаких эмоций, кроме невероятной эйфории и необузданной сексуальной страсти. Это похоже на опьянение, только намного-намного сильнее. Сильные руки уверенным движением развели мои ноги в разные стороны, открывая мужскому взору самую сокровенную часть тела.

Я шумно втянула воздух и откинула голову назад, когда его пальцы коснулись меня там, дав понять, насколько я влажная. Незнакомец ласкал меня, массируя чувствительную точку и зону вокруг неё. Теперь от низа живота по всему телу расходились приятные волны, заставляя меня окончательно терять рассудок и подчиняться магу, разводя ноги ещё сильнее и подаваясь вперед. Мне хотелось…чего-то большего. Словно читая мои мысли, он прекратил ласки и лег сверху, дразня меня быстрыми поцелуями.

Солнце уже давно село, свеча на столе погасла, и в образовавшейся темноте я не могла разглядеть лицо мужчины, который сейчас безраздельно владел мной. Я чувствовала его дыхание на своей шее, ощущала быстрые прикосновения, будто ему не хватало времени и терпения, чтобы изучить мое тело. Кажется, я вновь улетела в облака, но мужчина сумел вернуть меня в реальность.

Резкий рывок, толчок, и я распахнула глаза, принимая его в себя. Меня пронзило странное чувство. От низа живота и до самой шеи возникло щекочущее ощущение. Мужчина выгнул спину и вскинул голову вверх, нависнув надо мной на вытянутых руках. Он закричал, с силой входя в меня, и в этот момент я увидела ореол тьмы, растекающийся над ним. Краем сознания я поняла, что источник этой тьмы – сам незнакомец, но у меня не было сил, чтобы додумать свою мысль и понять, что с этого момента вся моя жизнь изменится.

В движениях мага больше не было нежности и ласки. Он с силой входил в меня, стремясь проникнуть все глубже, не заботясь о моих ощущениях, но показывая всю свою силу и страсть. Кровать ходила ходуном и, казалось, вот-вот сломается, а он все не останавливался. Резко, пылко, с чувством он врывался в мое тело, и с каждым его толчком я теряла силы. Эйфория не прошла, но мышцы налились свинцовой тяжестью. Тьма за спиной мага все множилась и клубилась, а я лежала под ним, распахнув ноги, и не могла ничего сделать. Ни подать голос, ни пошевелить хотя бы пальцем.

Неожиданно маг резким движением подхватил мои раскинутые в разные стороны ноги под колени и забросил их к себе на плечи. С этого момента он входил так глубоко, как это было возможно, а я закрыла глаза, так как не было больше сил смотреть на ту тьму, что выросла за его спиной, словно крылья. Я вообще больше не могла ни о чем думать. Тело не принадлежало мне уже давно – он завладел им целиком и полностью. Я прекратилась в куклу, безвольную игрушку, которую жестко имел незнакомый мужчина. Не помню, в какой момент сознание покинуло меня. Я растворилась в темноте, чувствуя, что меня переворачивают на живот.

Глава 2

Регаллан

Он проснулся с улыбкой на лице. Правая рука обнимала хрупкие плечи красавицы, что спала на груди императора. Отчего-то на душе у него было невероятно легко и радостно, почти как в детстве.  Лан погладил пальцами нежные лопатки, ощущая под пальцами бархат кожи. Открыв глаза, он посмотрел на девушку, с которой провел ночь. Улыбка медленно сползла с его лица. Привстав на локте, император огляделся и быстро понял, что это бедное помещение не имеет ничего общего с его покоями. Постепенно к нему начали возвращаться воспоминания о последних событиях.

Император вместе со свитой отправился на охоту в отдаленное поместье на краю Тысячелетнего леса. Он и трое его приближенных отправились в чащу, надеясь найти зверя покрупнее. Лан сотни раз бывал на охоте в этих местах и точно знал, что никто крупнее волка здесь не водится. Император вооружился зачарованным арбалетом и с улыбкой на лице вошел в лес, предвкушая азарт от погони за добычей. Ирония судьбы, но в этот раз добычей стал он сам.

Лан и его друзья разделились, отправившись строго по сторонам света. Император выбрал восток. Он отошел от друзей примерно на триста шагов, когда в кустах раздался шорох. Мужчина с улыбкой занес арбалет и уже приготовился выстрелить, как вдруг из зарослей выскочил огромный зверь, напоминающий не то медведя, не то огромного волка. Император сразу выстрелил, но отравленные стрелы не причинили зверю никакого вреда. Лан с содроганием вспомнил тот момент, когда осознал, что это вовсе не дикое животное. К нему вышло порождение нижнего мира, где вечно царит мрак, ужас и Тьма. Голова огромного пса, тело медведя и кошачьи когти. Таких тварей не берет ни один вид магии. Это чудовище не могло попасть в лес само, оно могло быть лишь призвано сильным темным магом. А всех сильных темных магов Лан знал лично.

Всё произошло слишком быстро. Император прицелился и выстрелил. Стрела попала прямо в глаз зверю, но это не остановило его, а лишь разозлило. Он взревел и набросился на охотника, в считанные секунды преодолев расстояние между ними. Лан помнил, как взметнулась вверх когтистая лапа, и грудь опалила разрывающая боль. Помнил, как закричал, надеясь позвать на помощь друзей, но крик превратился в кровавый хрип. Зверь рвал его, как кусок мяса, и впервые в жизни он не мог защитить себя. Один взмах лапы за другим, пока император не ощутил на языке вкус собственной крови и ошметки кожи. Что было потом? Лан зажмурился, пытаясь воскресить в памяти смазанные воспоминания.

Яркая вспышка. Он решил, что умер и теперь отправляется в мир мертвых. Может, так и есть? Император ещё раз оглядел крохотную избушку и прекрасную спящую девушку. Нет, не похоже это на мир мертвых. Лан всмотрелся в бледное лицо красавицы, взгляд его пропутешествовал от её волос до аппетитных полушарий, увенчанных розовыми вишенками сосков. В памяти воскрес тихий женский стон, полуоткрытые влажные губы и распахнутые глаза цвета меда.

Чем дольше он смотрел на незнакомку, тем больше вспоминал. Ему казалось, что эта малышка была лишь сном, но, похоже, всё случилось по-настоящему. Её голос, который настойчиво о чем-то просил. Её губы, которые он с таким наслаждением целовал. Удар. Лан нахмурился, вспомнив, как получил удар по лицу и возмутился этому даже сквозь сон. Опустив взгляд на стройные бедра, император окончательно убедился в том, что ночь с ней ему не приснилась. Он вспомнил, как с силой сжимал её бедра, как жестко врывался в её тело, стремясь получить как можно больше удовольствия. И он его получал. Отпустив себя, брал незнакомку, с каждым движением чувствуя себя сильнее. Однозначно, этой ночью император был не в себе, но вопрос нужно ставить иначе. Почему он вообще был жив?

Лан привстал и осмотрел свою грудь, которую недавно разодрал зверь из нижнего мира. Император ни капли не сомневался: после такого нападения он должен был умереть. Однако… Он изумленно дотронулся рукой до своей идеально гладкой кожи. Нет ни царапин, ни шрамов, ни даже малейшего раздражения. Лан всерьез задумался о своем душевном здоровье. Может, он сошел с ума, и зверь нижнего мира ему привиделся? Что, если император вместо охоты напился до беспамятства и подрался, а опьяненный разум принял это за нападение неведомого зверя?

Тьма! Он помнил день охоты почти поминутно. Помнил, как сжимал в руке арбалет, как крался по лесу, вслушиваясь в тишину. Перед внутренним взором встали глаза зверя, вышедшего к нему из зарослей кустарника. Черные, дикие, смертоносные. В них пряталось нечто такое, от чего кровь стыла в жилах даже у него, темного мага. Лан должен был умереть. Но он жив. И что это за изба, тьма её побери?!

Меньше всего на свете Лан чувствовал себя мертвым. Напротив, в его теле, казалось, скопилось столько силы, что он готов голыми руками валить деревья. А сила? Император проверил свой резерв и на несколько минут потерял дар речи. Полон! Его внутренний сосуд наполнен магией под завязку, но он точно помнил, что в момент нападения зверя там не было и половины. Последняя треть резерва ушла на то, чтобы переместиться из Тысячелетнего леса.

Император осторожно встал с узкой кровати, стараясь не разбудить девушку. К ней у него много вопросов, но пока нужно собраться с мыслями и вспомнить как можно больше событий. Лан замер над незнакомкой, смотря на неё с высоты своего немаленького роста. Юная, весьма симпатичная, но худая. На коже разводы крови. Густые каштановые волосы небрежно растрепались, но даже в таком неопрятном виде она была красива. Как её имя? Почему они оказались в одной постели? Как бы Лан ни старался, но всё, что приходило ему на ум, это эротические картины прошедшей ночи. Одно можно сказать с уверенностью: эта малышка – ключ к пониманию всего, что с ним произошло.

Своей одежды Лан не обнаружил. Возле кровати валялись лишь черные клочки грязной ткани, которые когда-то были его нарядом, пошитым придворными мастерами из самых дорогих тканей. Сомнений не было – в такую негодность одежда пришла после встречи со зверем. Император смотрел на бесформенные лохмотья и понимал, что его тело после схватки со зверем было в таком же состоянии. А ведь твари нижнего мира часто бывают токсичны, и после их клыков и когтей даже лучшие лекари не всегда могут помочь. Ситуация выглядела абсурдной, Лан никак не мог найти объяснение происходящему.

Под кроватью также валялись остатки женского платья. Вид у этой кучи был такой, словно над ней тоже потрудился зверь. Лан взял несколько обрывков и рассмотрел поближе. Одежду на девушке разорвали в клочья. Странно, но император не смог вспомнить ничего о том, что это сделал именно он. Лан всегда предпочитал ласкать своих женщин медленно и долго, заставляя их изнывать от желания. Животные порывы ему были несвойственны, и от этого куча изорванной женской одежды выглядела ещё более странно.

Устав ломать голову, мужчина взял девушку под плечи и подтянул на подушку. Простыня из грубого льна была измазана кровью. Его кровью. Это нужно как-то объяснить.

– Эй, – негромко позвал он, потрепав девушку за руку. Она не отозвалась, продолжая мирно спать. – Проснись, красавица! – уже громче произнес император, но это не возымело никакого эффекта. Вот тогда Лан понял, что происходят что-то совсем уж странное. – Ты слышишь меня?! – воскликнул он низким голосом, надеясь, что командирский тон, которым он привык отдавать приказы, приведет девочку в чувство. Но Лан ошибся.

 

Император припал ухом к обнаженной груди, хотя и так было видно, что девушка жива. Мерный, ровный стук сердца убедил его в том, что после ночи любви красавица не испустила дух. Она просто очень крепко спит. Хм… Лан потер руки и встал. В помещении довольно прохладно, а он без одежды. К тому же, есть хочется, а на голодный желудок всегда думается плохо. Император подошел к печи, устройство которой представлял себе в общих чертах. Маги не пользуются этими приспособлениями, отапливая свои дома с помощью артефактов, которые сами подпитывают. Печи – удел бедняков.

Как он и думал, все дрова в печи сгорели, и сейчас лишь слабо тлели остатки того, что не пожрал огонь. Рядом с печкой стоял небольшой горшок. Заглянув внутрь, Лан обнаружил в нем зеленый суп, в котором не было ни кусочка мяса, одни лишь овощи. Он не привык к такой еде, но сейчас выбора нет. Его желудок пожирал сам себя.

Приступать к еде, будучи обнаженным, Лан посчитал совсем уж недостойным поступком. Благо, его резерв был заполнен до предела, и император без особых усилий превратил энергию темной магии в материю. Плотные брюки и рубашка довольно примитивного покроя легли на его тело, идеально повторяя все изгибы. Сразу стало теплее. Неожиданно для себя Лан подумал, что девушка, должно быть, тоже замерзла, и быстро накрыл её первым попавшимся покрывалом. Затем взял со стола деревянную ложку и выхлебал весь суп.

Когда пришло ощущение сытости, император потянулся и решил, что теперь пора искать выход из сложившейся ситуации. Для начала нужно затопить печь, а иначе дом промерзнет вместе с той, у которой находятся ответы на его вопросы. Лан открыл хлипкую деревянную дверь, что вела на улицу, и поначалу потерял дар речи. Если раньше он наивно полагал, что попал в бедную деревню, то теперь понял, что все обстоит намного хуже. Вокруг не было ни души, лишь один лес. Закрыв глаза, император просканировал пространство на несколько верст вокруг. Никого. Он оказался один посреди осеннего леса, в крошечном домике с беспробудно спящей незнакомкой.

Что ж, это лучше, чем смерть. Взяв с улицы несколько дров, император зашел в дом и закинул их в печь. Щелчок пальцев, и сухие поленья охватило зеленое пламя темной магии. Скоро дом наполнится теплом, а пока Лан решил осмотреться и решить, что делать дальше. Очевидно, что в этом доме девчонка живет одна, и ожидать прихода кого-то третьего не стоит. Этот факт выглядит крайне странно. Император подошел к кровати, на которой спала незнакомка, и присмотрелся к её внешности. Ей лет шестнадцать, может, восемнадцать. Как может столь юное создание жить посреди леса, вдали от поселений людей? Она не отшельница, ведь в доме множество предметов быта, которые можно лишь купить: посуда, кровать, сундук, в котором хранились вещи. Она явно посещает какую-то деревню или городок, но почему живет одна?

Регаллан прекрасно знал устройство государства, которым правил, поэтому был уверен: любая деревня, даже самая маленькая и нищая, представляет из себя общину. В каждой общине есть глава, который обязан брать под опеку всех сирот, вдов и одиноких стариков. Он присматривает за ними и силами общины помогает прокормиться. Таков закон, написанный ещё его дедом. Как же получилось, что юная девушка живет посреди леса в одиночестве? Как она выживает зимой, в лютые холода?

Хм… Лан потер подбородок и весело усмехнулся. Всё это слишком напоминает детскую сказку, которую читала ему няня перед сном. Молодая девушка, живущая посреди леса, вдали от людей. Исцеление воина, находящегося на грани жизни и смерти. К тому же, в доме исключительно растительная пища, что тоже упоминалось в сказке. Император присел на кровать, неотрывно всматриваясь в нежное лицо незнакомки. Это же невозможно, правда? Это сказки. Но все указывает на то, что он провел ночь…с нимфой.

Только эти сказочные существа, согласно легендам, способны исцелить умирающего и безнадежно больного человека. Они не обладают магией как таковой, но им доступна чистая энергия. В сказках говорится, что нимфы – прямые потомки богини Жизни, её любимые дочери, чистые и непорочные. Они не знают ни зла, ни ненависти, ни мести. Нимфы чувствуют Жизнь и Смерть так, как не способен ни один, даже самый сильный целитель. Если последние способны лишь подправлять течение жизненной силы, то нимфы являются её бездонным источником.

Император склонился и осторожно коснулся щеки красавицы, проведя по ней пальцем. В ней не чувствовалось ни капли магии, но девушка будоражила его и манила. Даже сейчас, когда просто спала, она притягивала взгляд и вызывала желание прикоснуться, вдохнуть сладкий женский аромат. Не выдержав, Лан склонился ещё ниже и зарылся носом в густые волосы. Интересно, почему они пахнут ромашкой?

Он уже вдыхал этот аромат сегодня ночью. Запах воскресил в памяти мягкость её тела, которое он придавливал к кровати своим весом. Нежные губы, которые он сминал. Стройные длинные ноги, которые Лан забросил к себе на плечи и получил возможность завладеть её телом без остатка. Медленно выдохнув, император открыл глаза. Он вспомнил достаточно, чтобы понять: эта ночь была прекрасна. Незнакомка не только исцелила его смертельные раны, но и наполнила магический резерв так, как могут лишь самые мощные артефакты. Лан чувствовал себя полным сил, словно ему уже не тридцать лет, а восемнадцать.

В сказках упоминалось, что нимфы – очень хрупкие существа. Стоило воину взять от неё чуть больше, чем она могла дать, и прекрасное создание рассыпалось в прах. Лан мрачно нахмурился. Если он прав, и какая-то неведомая сила перенесла его к настоящей нимфе, то нужно сделать всё, чтобы она очнулась.

Император набрал в небольшую кружку чистой воды из ведра и подошел к девушке.

– Вставай, – произнес он и, обхватив спящую незнакомку за плечи, заставил её принять сидячее положение. К его радости, она что-то невнятно промычала, приоткрыла веки и повернула голову на бок, уткнувшись носом в мужскую ключицу. – Приди в себя, малышка, – попросил он и поднес к её рту кружку с водой. – Попей, – Лан попытался влить ей в горло немного воды. Девушка закашлялась, прозрачная жидкость потекла по ее подбородку, груди и немного накапала на покрывало. – Посмотри на меня, девочка! – громко воскликнул Лан, встряхнув её еще раз.

Ресницы незнакомки дрогнули, и веки медленно приоткрылись. Рассредоточенный, затуманенный взгляд карих глаз скользнул по комнате и вновь потух.

– Послушай меня, – властно сказал император, обхватив худое лицо девушки пальцами и приблизив свое. Теперь их губы разделяло ничтожное расстояние. Едва её взор обрел ясность, красавица вскрикнула, в глазах мелькнул ужас. – Здесь есть деревня или городок? Куда идти?!

– На запад, – прошептала она едва слышно. Голос звучал очень слабо, словно у нее почти нет сил.

– Ты нимфа? – спросил Лан, чувствуя, что держит в своих руках настоящее сокровище. Девушка молчала, продолжая пялиться на него расширенными глазами, будто он чудовище какое-то. – Ты ведь нимфа, да? – настойчиво спрашивал император.

– Не убивай меня, – прошептала она сдавленно, будто ей сжали глотку.

Лан замер, не зная, как реагировать на эти странные слова. С чего она взяла, что он собрался её убивать или как-то вредить? Да если она окажется нимфой, способной исцелять смертельные раны, император возьмет её под личную защиту! Вероятно, девчонка не в себе, и ей нужно как следует выспаться.

– Спи, – устало выдохнул Лан и положил её обратно на подушку. Едва голова девушки коснулась мягкой поверхности, карие глаза вновь закрылись. Мерное дыхание свидетельствовало о глубоком сне красавицы. Несколько минут император сидел на кровати, задумчиво потирая подбородок. Он уже составил план действий, и в общих чертах представлял, что ему делать дальше. Вот только…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru