Мой Альфа

Катя Лоренц
Мой Альфа

Я синхронно провела по рельефным животам одного и другого, быстро нашла цель, и стала поглаживать выпирающую ширинку.

– Чёрт, Амелия! – сказал Вальтер.

– Блять! Она точно спит? – спросил один другого.

– Открывала глаза, но снотворное ещё должно действовать.

– И что это тогда?

– Кажется, ей это снится.

– Может, попробуем? – чувствовала их взгляды на ногах, продолжала движения рукой верх-вниз.

– Да пошло оно все к чертям! – сказал Майкл и дернул за вырез платья вниз. Сейчас я благодарна, что оказалась во сне в том красном платье без бретелек, одно движение, и моя грудь на свободе.

Сначала почувствовала на ней руки Вальтера, он проводил пальцем вокруг соска, потом на второй руки Майкла, выгнулась им навстречу, заерзала на сиденье, моё короткое платье задралось, а на коже так приятно сидеть, почти, как на Майкле или на Вальтере.

Пока две руки колдовали над грудью, две другие устремились в мои трусики. Одна кружила вокруг клитора, палец другой ворвался внутрь, и я задохнулась от стонов и наслаждения.

Мне и раньше снились эти сны в проекции 5D, а сейчас они стали еще более реалистичными.

– Горячая девочка, – шептал мне на ушко Вальтер.

– Наша девочка, – говорил Майкл в другое.

– Поцелуйте меня, – прильнула к груди Майкла, и на ощупь нашла его губы, он издал такой волнующий стон, что мурашки табуном проскакали по всему телу, поняла, что он на пределе,

Борьба наших языков, я двигаюсь быстрее на этих руках.

– Иди сюда! – мою голову перехватил Вальтер, пока Майкл впивался в левый сосок, покусывал. Поцелуй Вальтера жесткий, он словно мстил мне за то, что я первым поцеловала Майкла.

Палец внутри меня ходил всё быстрее вперед-назад, сгорала от желания, чего-то не хватает.

– Кончай, – прошептал Вальтер мне в ухо, и я распадаюсь, резко взлетаю вверх и стремительно падаю вниз. Видимо этого мне не хватало его разрешения.

Ложусь головой на колени Майкла, ноги закидываю на Вальтера.

– Кажется, получается. – слышу голосе Вальтера усмешку.

– Она просто спит. Посмотрим, что будет, когда проснётся.

– Ничего, – отвечаю я. – Буду и дальше жить с отцом. Недели через две, пойду опять на свидание, и в конце концов забуду вас. Прощайте, видимо это наш последний совместный сон, – повернулась на бок, задрала рубашку Майкла и поцеловала в рельефный живот. Услышала стон, злорадно улыбнулась. – Нет, сегодня минета не будет. Ребят, поставьте что ли розового пони, устала видеть эти эротические сны.

Послышался заразительный смех, от которого сама улыбнулась, обняв Майкла, засыпала, чувствовала, как Вольтер гладит мои ноги.

Странно засыпать во сне. Что только мне не приснится, ужас просто.

Тело жутко ломило. Такое ощущение, что у меня был секс. Грёбаные эротические ужасы! Как они меня достали! Оборотни знают, когда вторгаться в мои мысли, когда я наиболее уязвима, во сне. Не открывая глаз, потянулась, я до сих пор чувствую запах Майкла и Вальтера. Слишком реалистично. Резко распахнула глаза, один красавчик сидел с одной стороны, второй с другой. В памяти всплыли картинки-воспоминания, Кортни… Два амбала… Потом сон…

– Твою мать! Это было наяву? Вы меня похитили? – отскочила от них подальше.

– Да, – самодовольно заявил нахал номер один, Вальтер.

– Вы мозгами поехали? Мой отец альфа! Возвращайте меня, и может быть я уговорю папу не бить вас сильно.

– Смотри Майкл, наша девочка клыки отрастила.

– Угу, вижу. Амелия, мы приглашаем тебя погостить у нас.

– Странное приглашение, накачать чем-то, увести в другую страну и…

– Ну, малыш, не злись. – Вальтер прижал меня к себе. – Тебе же хорошо было. Как вспомню твои стоны, какая ты была мокрая под нашими руками, как таяла под нашими руками, становлюсь тверже камня, – в подтверждение, он потерся своим стояком о моё бедро, опаляя жарким дыханием кожу на шее, сердце забилось быстрее.

– Отойди от меня! – стукнула его в грудь с такой силой, что будь это обычный человек, проломила бы грудную клетку, но оборотню хоть бы хны, только сморщился.

– Амелия, – горячие сильные руки Майкла легли мне на спину, двигались вниз, оставляя ожоги на теле, переместились на мои ягодицы. Я на миг зависла, всё же это не сон, и в реальности ощущения в тысячу раз острее. Мужские руки в последнее время, стали моим фетишем. Закатанные рукава до локтя открывали мышцы с сеточкой вен, пальцы не сосиски и не музыкальные, по-мужски красивые. Четыре руки безошибочно находили на моём теле эрогенные зоны.

Нет! Так не пойдёт! Они расслабились, увидев мою податливость, и я выскользнула, влепила одному и другому пощёчины.

– Придурки! Маргиналы! Я на вас заявление напишу. Это похищение, – сама задом пячусь ближе к выходу. Надо же, какой персонал послушай! Ни одна сволочь не вышла на мои крики. Развернувшись, побежала по трапу, остановилась, увидев стоящих возле машины амбалов, и эту стерву, Кортни.

Побежала в другую сторону, обернулась, один из охранников хотел бежать следом за мной, но Альфа подал ему знак, тот вернулся в позу каменного изваяния. Какая честь! Главный оборотень бежит за мной!

Естественно, он быстро догнал меня, закинул, как пушинку к себе на плечо, одной рукой держал ноги, чтобы я в пах не попала, другой ударил по попе.

– Ой! – ответила ему тем же, так сильно, что чуть руку не сломала, кажется, у оборотней ещё и железобетонные ягодицы.

Вися вверх тормашками, видела довольное лицо Вальтера, который крутил на указательном пальце трусы. Мои! Ах, ты ж сволочь! Злилась еще больше.

– Я вам обоим глотки перегрызу! Вот только уснете, – кровь прилила к голове, живот давило плечо Майкла. Он посадил меня в машину, Вальтер сел с другой стороны.

– Добро пожаловать домой, малышка. – сверкая белозубой улыбкой, сказал Вальтер.

Глава девятая

– Домой? – смотрела по очереди то на одного, то на другого. – Мой дом: Россия! – а я ещё скучала по ним! Вот дура! Так и хотела треснуть себя чем-нибудь.

– Уже нет, – сказал Вальтер.

– Хорошо, – выдохнула, истерика ничего не решит, перейдём к переговорам. – Что вы хотите.

– Тебя, – не задумываясь, сказал Вальтер. Его рука поползла по моей ноге, оставляя горячий след, жёлтые глаза с карими вкраплениями потемнели. – Это же очевидно, – стукнула по наглой конечности. Похоже, милым и обходительным он только прикидывался.

– Что, два сразу?!

– Да. Ты же не можешь выбрать никого из нас, бери обоих, оптом. – Вальтер заразительно улыбнулся.

– Ну, и самомнение у вас. Я что, по-вашему, только о вас мечтаю? Я уже и думать про вас забыла. У меня парень появился.

– Что за парень?! – прошипел сквозь зубы Майкл, до боли сжал мою руку.

– Самый лучший! Максим, и у нас всё было!

– Ты врёшь! – угрожающе сказал Майкл, сжимая двумя пальцами мою челюсть, глаза горели, как огонь, а потом, его взгляд перешёл на мои губы, которые предательски пересохли, прошлась по ним языком.

– Сука! – резким движением Майкл перетянул меня к себе на колени, от чего платье задралось. Впился в губы больным поцелуем, всасывая их, требовательно, с нажимом. Держалась из последних сил. Моя волчица требовала починиться.

Колотила, царапала его по плечам, он завернул мои руки назад, держал одной рукой, другой рукой сдёрнул сверху вниз платье, нашёл сосок, крутил, сжимал, тело затопило лавой, вырвался стон, и он проник внутрь. С такой страстью вылизывал мой рот, я потеряла остатки разума. На второй груди почувствовала руку Вальтера, между ног упиралась эрекция Майкла.

– Наша девочка, такая горячая, – Вальтер ущипнул за сосок, буквально взвыла от наслаждения, затопившего меня. Майкл выпустил мои руки.

Неправильно. Так не должно быть!

– Пустите, – оттолкнула Майкла. – Так не может быть, это безумие какое-то, – а ещё сладко, порочно и запредельно.

– Амелия… – Майкл уперся лбом в мой. – Не сопротивляйся, это бесполезно. Природу не обмануть.

– Посмотрим, – села между ними, смотрела перед собой, стараясь не замечать двух горячих красавцев. – Отец знает, где вы живете, он вас быстро найдёт. Отпустите меня, я всё забуду.

– Нет. Пока ты развлекалась в своей России, мы тут с ума сходили.

– Уверена, вас было кому утешить, – съязвила я. Вспомнила ту брюнетку, сжала руки, ногти больно впились в кожу.

– Амелия, у нас не было никого, тогда мы просто сорвались, – хохотнула.

– Ага, конечно, – двое красивых мужчин сидели и хранили мне верность. При том, что девушки пачками вешаются, а они устояли.

– Не верь, это твоё дело.

– Куда мы едем?

– Это сюрприз, – ничего, если в особняк Вальтера, там у меня свои люди: кухарка Наташа. Она поможет мне сбежать. Майкл не повезёт к себе.

Подъехали к пляжу. У берега была пришвартована яхта Вальтера. В памяти всплыли воспоминания о нашем первом поцелуе, танец, то, как его тело прижималось ко мне.

– Ты помнишь? – хрипло спросил Вальтер.

– О чём? – сделала не понимающий вид.

– Об этом, – он впился в мои губы поцелуем, его мятное дыхание обжигало, наглые сильные руки крепко сжимали меня. Это было даже лучше, чем в моих воспоминаниях. Оторвался от моих губ, зарычал и выскочил из машины.

Краснея, посмотрела на Майкла. Неужели его всё устраивает, где же чувство собственничества? По плотно сжатым губам поняла, ни фига, он ревнует, посмотрел на меня колючим взглядом, ничего не сказав, вышел из машины.

Немного успокоилась и последовала за ними. Не хотелось висеть вверх тормашками ещё раз. Вышла из машины, каблуки сапог утонули в песке. Сняла их вместе с чулками, песок приятно грел ступни, солнышко ослепляло, ласкало кожу горячими лучами, морской бриз освежал лицо. Кругом, куда не погляди, голубая вода, прозрачная как стекло.

Только сейчас поняла, как же я скучала по этому месту. Я выросла в этом раю, здесь моя родина.

До яхты Вальтера шла сама. Смысл сопротивляться? Всё равно кругом охрана, да и противостоять бете и альфе бессмысленно, всё равно утащат.

 

Как только мы оказались на яхте, Вальтер с Майклом пошли вперёд и почти синхронно сняли футболки. Вид голых мускулистых торсов выбил из равновесия, пальчики так и чесались почувствовать их рельефность. Повернувшись, Вальтер довольно улыбнулся. Похоже, я слюной укапала палубу, а казалось, что у меня невозмутимый вид.

– Предлагаю договор, – мои Аполлоны повернулись, залипла на кубиках на животе и низко сидящих джинсах, где v-образные мышцы уходили вниз, как стрелочка, указывающая на карту сокровищ. Вспомнив достоинство Майкла, скажу, там реально есть на что посмотреть.

Так, мысли не туда пошли.

– Амелия… – Майкл понимающе улыбнулся. – Что за договор?

– Вы ко мне не приближаетесь и не пристаете, пока я сама не попрошу, – я выдержу. Выдержу! Отец скоро спасёт меня из этого разврата.

– Хорошо, но поверь, ты сама не устоишь.

Заворожено смотрела, как Вальтер расстёгивает на джинсах пуговицу и ширинку, Майкл улыбнулся и повторил за ним.

Грёбаные стриптизеры! Решили, я так легко сдамся? Ага! Сейчас! В эту игру могут играть трое. Посмотрим кто кого!

– Мне нужны вещи.

– В твоей каюте есть всё необходимое.

Вальтер, как хозяин яхты, провожает меня. Толкнув дверь, хочет зайти следом за мной, но я преграждаю ему дорогу.

– Там есть всё, что тебе нужно, даже купальник. Может, помогу тебе надеть его? – на губах играет хулиганская улыбка.

– Нет, спасибо, я сама справлюсь.

– Амелия… – он делает шаг вперёд, упираюсь руками в его грудь.

– Нет, не стоит, – отрицательно качаю головой. – Ты помнишь про договор? Никакого принуждения.

Отталкиваю его и захлопываю дверь перед носом. Для собственного спокойствия закрываю на замок. Вздрагиваю, когда слышу удар по двери.

– Черт! Да кто меня за язык тянул? – шипит Вальтер.

Конечно, он может сломать дверь, но я всё же надеюсь, что он не будет крушить свою собственность. Затаившись, как мышь, слышу тяжёлое дыхание за дверью, потом удаляющиеся шаги. Убедившись, что он ушёл, я поворачиваюсь. Комната небольшая, практически всю ее площадь занимает двуспальная кровать, возле которой стоят пакеты с вещами. В окно смотрю, как берег становится все дальше.

Открываю пакеты один за другим, скупили полмагазина, есть даже крем от загара. Не могу себе представить картину, где Майкл или Вальтер бегает по женским бутикам и покупают вещи. Одежда выбрана со вкусом, явно женщиной, возможно, той гадиной, Кортни. Нахожу раздельный, черный купальник, не сразу разбираюсь в этих завязках. От чёрного лифа, который выгодно приподнимает грудь идут верёвочки, оплетая тело, к ультрамаленьким бикини. Поворачиваюсь, хмурюсь, попа едва прикрыта. Надеваю джинсовые шорты, вьетнамки. Нахожу в шкафу белое махровое полотенце, беру крем от загара и солнечные очки.

Выхожу на палубу. Майкл лежит на шезлонге, в одних боксерах, увидев меня, приподнимается, спускает очки на кончик носа. Его похотливый взгляд проходится по ногам, останавливается на двух бесстыже приподнятых холмиках.

Я не остаюсь в долгу, надеваю солнцезащитные очки, чтобы рассматривать Майкла безнаказанно. Смотрю на накачанные ноги, задерживаюсь на недвусмысленно торчащем бугре боксеров, краснею, спешу занять лежак рядом с ним.

– Амелия, ты выглядишь, как смертный грех, я с ума схожу, как же хочется очутиться внутри тебя. Долго ты еще будешь нас мучить? – его рука легла на живот, бешеные бабочки тут же замахали радостно крыльями.

– Убери руку. Вы думали, что украли меня, а я на радостях раздвину перед вами ножки? – он неохотно убирает руку, поворачивается на бок, смотрит долгим, тяжелым взглядом, почти оставляя на моей коже ожоги.

– Майкл… – предупреждающе начала я.

– Что? Смотреть-то можно? – на меня никто и никогда так не смотрел, с таким желанием.

Выдавила на руку крем, размазывала по коже.

– Скажи, как тебе Россия?

– Холодно, сыро. Но когда выпал снег, преобразилась.

– Ты не видела снег раньше?

– Никогда. Мы вместе с Аней играли в снежки, – почему-то мне хотелось поделиться с ним своими впечатлениями, наверное, одичала без общения.

– Кто такая Аня?

– Приёмная дочка папы.

– Чем ты занималась?

– Зачем тебе это знать?

– Мне всё интересно, что касается тебя.

– На снегоходе каталась.

– Сама? С ума сошла? Это же опасно!

– Не сама, конечно, с Артёмом. Он хорошо водит.

– Артём? Это еще кто такой? – в голосе Майкла послышался гнев.

– Друг. Ты считаешь, что у тебя есть право меня ревновать? Мы никто, по сути, друг другу! То, что вы задумали, я не приму. Зря стараетесь. Нечего соблазнять своими идеальными телами, прикосновениями, – а ещё этим чисто мужским запахом. Моя волчица готова растечься лужицей возле ног Майкла, преданно заглядывая в глаза. Но я сумела её приструнить. Под жадным взглядом Майкла, грудь бешено вздымалась, как после пробежки. Соски встали в боевую готовность, готовы порвать ткань. Он облизнулся, я чувствовала, как моя уверенность, тает на глазах. Тут ещё Вальтер вернулся. Он зачесал назад мокрые волосы, капли воды стекали по острым скулам, по рельефному телу.

Вот же ж чёрт! С каким удовольствием я собрала бы их языком. Он нагло ухмыльнулся, сел на мой шезлонг.

– Ты ноги плохо намазала, – он выдавил жидкость на руку, у него это получилось так эротично. Горячие пальцы ползли по ногам, приближались к внутренней стороне бедра.

– Майкл, намажешь ей руки, – он кивком показал на меня. Теперь меня ласкали в четыре руки.

– Что вы делаете? – спросила хриплым от возбуждения голосом. -Вы же обещали!

– Мы просто заботимся о своей гостье. Ничего особенного.

Тело выгибало, жар изнутри сжигал напрочь. Эта их аура супер-самцов, запах, как афродизиак в сочетании с совершенным телом просто вынос мозга.

Руки Вальтера подобрались к сокровенному местечку, ещё чуть-чуть, и меня рассекретят, трусики промокли насквозь.

– А почему ты мокрый, Вальтер? – попыталась перевести разговор. Он сжал мою ногу, я не позволяла ему продвинуться дальше, рука Майкла доползла до плеча, он методично подбирался к груди.

– В бассейне плавал.

– Тут он есть? – мне бы он не повредил, чтобы охладиться, а ещё лучше принять ванну со льдом.

– Да. По лестнице вниз. Я провожу. – Вальтер хотел встать.

– Нет! – слишком громко выкрикнула. – Я сама найду.

Быстро встала, нашла нужную лестницу, спустилась вниз. Меня буквально потряхивало от возбуждения. Это ад! И сколько я смогу в нём вариться, неизвестно. Успеет ли отец? Я держусь на последнем дыхании.

Спустилась, нашла бассейн. Внутри царил полумрак, освещением служила подсветка по краям, отчего вода казалась волшебной. Скинув вьетнамки, нырнула до самого дна, оно оказалось стеклянным, можно было посмотреть на разноцветных рыбок.

Тело пришло в норму, сердечный ритм восстановился, вынырнув, жадно хватала воздух. Бассейн был небольшой, решила выкинуть всю дурь из головы, плавала от одного конца до другого, отталкиваясь от бортика ногами, легко преодолевала расстояние.

Доплыв в очередной раз до бортика, остановилась. Прямо надо мной возвышались два красавчика. Смотрела на них снизу вверх и чувствовала, как меня в очередной раз предает тело, понимала, что я доигралась, не будет спасения от них. Тело подчинил их властный взгляд, я не могла пошевелиться, как бедный бандерлог, заворожена желтыми глазами.

Придя немного в себя, в страхе отступала от них. Переглянувшись, они синхронно бросились в воду. Первым вынырнул Майкл, прижал меня к бортику, спину холодил кафель, а от подавляющей энергии сходила с ума. Он впился в мои губы голодным поцелуем, пожирал, клеймил, обвила его шею руками. Внизу живота поселилась пудовая гиря, я до физической боли хотела его. В меня упирался его восставший член, он непроизвольно потерся о меня, издав рычащий стон.

Вальтер вынырнул рядом, пока Майкл целовал меня, как голодный зверюга, развязал завязки на шее.

– С*ка! Какая же ты красивая, Амелия. – Вальтер оценивающе взвесил груди, втянул сосок, перекатывая его, как горошину. Майкл переключился на вторую грудь, и меня выгнуло дугой, мой стон эхом отскакивал от стен, мозг расплавился.

Вальтер нырнул в воду, чувствовала его руки на животе, он снял трусики, а я не особо сопротивлялась. Гладила по мускулистой груди Майкла, вела вниз и коснулась его члена. Мне хотелось, чтобы он так же мучился от вожделения, как и я.

Язык Вальтера коснулся пылающих складочек между ног, дернула его за волосы, приближая к себе, бесстыже расставила ноги, когда его язык порхал, как бабочка, точно ударяя по клитору, доводя до исступления, закричала от безумного наслаждения. Майкл заглушил мой крик поцелуем. Сжала сильнее член Майкла, двигая рукой быстрее, ощущала его мужскую мощь в руках, сходила с ума.

Вальтер вынырнул и теперь он целовал меня, другой рукой обхватила его достоинство.

– Ох, да, крошка! Давай сильнее. – Вальтер накрыл мою руку своей и показал, какой темп ему нужен. Рука Вальтера вернулась между ног, где всё горело, быстро т*ахал меня пальцами. Они целовали меня по очереди, наши крики и стоны разносились по всему помещению.

Они прикасались к моей груди, чувствовала, что конец близко, я освобожусь от этого безумия. Я подмахивала бедрами, их члены двигались в моей руке то синхронно, то по очереди.

– Я… – низ живота заполнило лавой, складочки подрагивали.

– Кончай, – прошептал Вальтер, и я послушно выполнила, сотрясаясь всем телом, взлетая, как комета и падая камнем вниз. В моих руках набухали члены, оба со стоном одновременно кончили.

– Амелия… – Майкл целовал меня, потом Вальтер, я терялась в разнообразных эмоциях.

– Нам нужно продолжение, – сказал Майкл. – Ты хочешь, чтобы мы сделали это здесь?

Меня съедало чувство раскаяния, оно бежало по венам, как сильный яд, бурлило в крови. Осознание того, что мы совершили, накрыло, как цунами.

– Нет! – я прикрыла грудь рукой, развернувшись, оперлась на бортик, приподнялась на руках, запоздало вспомнила, что купальника-то нет. Вальтер шумно выдохнул.

– Твою мать! Амелия! И после этого ты требуешь не приближаться к тебе? – завернулась в махровое полотенце. Они так и смотрели снизу вверх, готовые кинуться в погоню за жертвой. Хищники.

Как жить после этого? Где была моя совесть, гордость пятнадцать минут назад? Сейчас же я запоздало краснела, зачарованно смотрела, как Вальтер нервно зачесывает волосы назад, оглядывается по сторонам. От воспоминания, что творил этими пальцами, меня охватило возбуждение, крепче сжала бедра, естественно это не укрылось от моих ненасытных демонов-искусителей, их глаза превратились в пламя, подтянувшись на руках, они вылезли из бассейна. Их тела напряглись, мышцы заиграли, ещё и подсветка играла цветами на загорелой коже.

Хищники в прямом смысле, опасные, соблазнительные, ходячие тестостероны.

– Вальтер, отдай купальник. – протянула руку, стараясь держаться подальше, помня, что бывает, когда прижимаешься к их телам. На его лице ироничная улыбка.

Что у него в голове? То трусики забирает, то купальник. Трофеи собирает?

– Хотя знаешь, подавись! Носи на здоровье, – развернулась на пятках, вышла на палубу, столкнулась нос к носу с мужчиной в рваных джинсах, голого по пояс. Сборище эксгибиционистов!

Справедливости ради, этот дядечка сильно проигрывал поджарым телам оборотней. Пивное пузико вываливается наружу, грудь размером с мою, сальная бородка, на которой застрял кусочек чего-то.

– Вы кто? – удивленно вытаращилась на мужика.

– Капитан, – он оторвал кусок краба и смачно посасывал.

– Капитан?

– Да.

Я недоверчиво посмотрела на него, больше похож на пирата. Конечно, яхта сама по себе плыть не может, ею кто-то должен управлять. Надеюсь, он был далеко и не слышал нас.

Обошла его и направилась в каюту.

В этих многочисленных в пакетах должно быть нижнее белье. Не хотелось щеголять перед моими озабоченными «мальчиками» без всего, хотелось укутаться посильнее, так я чувствую себя более защищённой.

И ходить без белья те ещё ощущения, шалун ветер так и норовит залезть туда, где ему делать-то нечего.

Я сидела в каюте, гнобя себя последними словами. Как так можно было попасться? С тоской смотрела в окно, на чёрное небо, на котором разбросаны звёзды, как бриллианты. Когда в животе заурчало, решила совершить вылазку. Должна же быть здесь еда, хоть какая-то? В холодильнике нашла колбасу, сделала себе бутерброд, поднялась наверх, держась за поручни, слушала, как волны бьются о борт яхты, было в этом звуке что это успокаивающее.

– Не спится? – услышала хриплый голос Майкла возле своего уха, табун мурашек пробежал по телу.

– Есть захотела, – повернулась, Майкл нагнулся ближе, прикрыв глаза вдохнула дурманящий запах, так пахнет соблазн, Майклом. Лёгким, практически невесомым движением, он коснулся моей щеки, зажмурилась сильнее, так хотелось потереться об горячую руку, ощутить его объятия, подчиниться его воле, быть слабой рядом с ним.

 

Но я уверена, что из этого ничего хорошего не выйдет и останусь я, как в русской сказке у разбитого корыта.

Хотела обойти, но он поймал меня за руку.

– Потанцуй со мной, Амелия? – он просяще смотрел на меня, нет того подчиняющего взгляда альфы, под которым хочешь не хочешь прогибаешься.

– Нет музыки, – Майкл сделал знак и зазвучал джаз, медленно тягуче, протяжно. Майкл обнял меня за талию, я положила руки ему на шею, заглянула в его глаза и утонула в той ласке, что они дарили.

Майкл изменился с нашей первой встречи, не было того нахального альфы, который считал, что может взять меня, когда он того захочет, не особо интересуясь моим мнением. И это очень плохо, потому что всё меньше мне хотелось сопротивляться, хотелось раствориться в нём. Воздух между нами превратился в жар, от его нежных прикосновений тело охватило томление. Мой личный демон, поджаривал меня на медленном огне.

– Потанцуй теперь со мной? – раздался сзади голос Вальтера. Майкл поднес к губам мою руку, нежно коснулся пальцев.

Повернувшись, оказалась в объятиях Вальтера. Это сумасшествие, меня одинаково тянет, что к одному, что к другому. Я уткнулась носом в его шею, чувствовала, как под губами бешено забилась венка.

– Амелия, я больше не буду приставать к тебе, обещай, что не будешь прятаться у себя в каюте, проведи это время с нами.

– Хорошо, но я волнуюсь, меня ищет мама, переживает. Сколько ещё я буду здесь?

– Ты можешь позвонить ей завтра. Обещай, что не будешь выдавать своего местонахождения?

– Хорошо, обещаю. Но сколько мне быть у вас в плену? – Вальтер сморщился.

– Мне не нравится это слово, ты не пленница, Амелия, а гостья. Дай нам месяц, если ты не захочешь быть с нами за это время, мы отпустим тебя.

Месяц! Это тридцать дней тридцать ночей! Я всего лишь сутки рядом с ними и уже не знаю, как сдержать себя.

– Боишься? – усмехнулся Вальтер. – Но непонятно, кого больше? Нас или своих желаний? – я гордо вздернула подбородок.

– Месяц? Легко! Да хоть год! Я не поддамся на ваши уговоры. Только боюсь, если вы и дальше будете ко мне так относиться, я и неделю у вас не протяну.

– Ты о чём?

– Про еду, Вальтер. Ты не поверишь, но я живая и у меня есть определённые потребности. Даже пленниц кормят, а вы меня держите на сухом пайке, – он выглядел смущенным, конечно, как руки распускать так они горазды, а как поухаживать тут они и сдулись.

– Прости, я сейчас, – он ушёл в сторону кухню. Майкл сидел на диване, смотрел отрешенным взглядом.

– Что с тобой? – села рядом с ним.

– Ты так смотрела на Вальтера… Он тебе нравится больше, чем я?

– В том-то и проблема, что нет. Вы одинаково мне дороги.

– Докажи! – с вызовом сказал он. Села ему на колени и нежно коснулась губ, чувство похожее на приближение урагана и страшно, и завораживает, и невозможно сопротивляться силе стихии. Никуда не убежать от него.

– Я принёс еды! – Вальтер поставил тарелку на стол и отошел.

– Что с ним? – его спина напряжена, кожей чувствовала его злобу.

– Ревнует.

– Да? А разве не за этим вы меня похитили, чтобы делить на двоих?

– Не от хорошей жизни, а потому что ты не смогла выбрать ни одного из нас. А мы с ума сходили без тебя.

– Я сейчас, – подошла к Вальтеру обняла его со спины.

– Прости, что я такая ненормальная. Сразу понятно, что из этого ничего хорошего не получится, – он развернулся, пальцем приподнял мой подбородок.

– Поцелуй меня, – глаза метали молнии, потянувшист на цыпочках коснулась губ. Вальтер ответил, грубо, словно мстил мне за предательство. Руки сжимали меня в объятиях, волна страсти сметала все преграды. Я едва вырвалась из его плена.

– Ты понимаешь, что это неправильно?

– Раньше меня это не волновало, мы с Майклом часто делили женщин, – сердце неприятно кольнуло. Я не первая, и не последняя, просто очередная. Они утолят голод и бросят меня. – Но с тобой не так, я хочу обладать тобой единолично, чтобы в твоих мыслях был только я. Со мной такого не было давно, только к невесте я испытывал подобные чувства.

– Ты любил её? – сердце забилось сильнее.

– Тогда думал, что любил, пока не встретил тебя. С тобой всё по-другому чувства ярче, глубже.

Рейтинг@Mail.ru