Сирена vs сердце дракона

Катя Лоренц
Сирена vs сердце дракона

Пролог

Я стояла придирчиво рассматривала свою копию. Зеркала в раздевалках не было, приходилось выкручиваться. Провела по белым, как снег волосам, одернула черный топ с эмблемой ЭМА ( Эдвинская Магическая Академия).

– У тебя уже получается двойник, – Тасмин встала рядом со мной. – Выглядишь ты сегодня лучше. И даже нет той физиономии «жизнь-боль».

Я впервые за два месяца улыбнулась.

– Когда девушка хочет выглядеть лучше на уроках физкультуры, значит это для кого-то.

– Да. Я перестала заниматься самоедством. Устала гнобить себя последними словами. Я дрянь. И ничего изменить не могу.

– Самокритично. Значит ли это, что ты решила дать шанс красавчику Дику? – Тасмин поиграла бровями, ее черные губы растянулись в улыбке. – Парень, как щенок таскается за тобой, чуть ли не в рот заглядывает. Мне его жаль. А ты знаешь, ведьме не свойственно это чувство. И он тоже переживает. Как и ты.

– Мы оба с ним виноваты. Совершили ошибку. Но ничего изменить уже нельзя. Если бы я знала, что так получится, то… – Тасмин закатила глаза.

– Началось! Опять ты старую шарманку завела! Пошли. Профессор Кроус, в качестве наказания, нас десять километров заставит бегать, если мы опоздаем.

Мы вышли на задний двор. Весна вступила в свои права, согревая тёплыми лучами.

– Дик! – окликнула я. Парень, стоял в компании драконов громко смеялся.

Мы, как и природа оттаяли то того кошмара. Встав сегодня утром, вышла на балкон нашего общежития, где мы жили с Тасмин, слушала щебетания птиц. Я закопала чувство вины глубоко в себе и разрешила себе жить дальше.

– Привет, красотка, – к нам подбежал Дик. Зачесал назад светлые волосы, в его зеленых глазах плясали веселые искорки. Он красивый. Очень! Но он не тот, имя которого я запретила себе вспоминать. Тот, кого я люблю. Но с НИМ, мы никогда не будет вместе. И в этом только моя вина.

Опять я о нем думаю, в то самое время, когда решилась сделать первый шаг к новой жизни?

– Ты подумала? Будешь моей девушкой? – Дик сглотнул. Видно, как он боится услышать отказ в который раз. Я набрала побольше воздуха в легкие и уже хотела ответить: да, как почувствовала ЕГО.

Меня бросило в жар, сердце защемило. Неужели он вернулся? Я столько месяцев его не видела. Наша последняя встреча закончилась моим позором. Я старалась, уговаривала себя не поворачиваться, но не смогла.

За то время, что он был на практике – изменился. Стал шире в плечах, спортивная футболка с эмблемой академии, натянулась под накаченными мышцами. Я жадно смотрела на него, впитывая каждую его черточку.

Его глаза, цвета кофе с молоком, изменились, стали драконьими, зелеными со зрачком поперек. Так уже было, когда мы были в разлуке.

– Миди, – Дик коснулся моей руки. Тот, чье имя я боялась произнести, сжал кулаки, в его глазах было столько ненависти, губы, сжались в полоску. Он развернулся и размашистым шагом двинулся по направлению к пруду.

Почему он вернулся именно сейчас, когда я решила двигаться дальше? Я не могла стоять и просто смотреть, как он удаляется. Расправив крылья, взлетела над землей, опустилась напротив него.

– Алонзо, – его имя причиняло столько боли, я не могла, не имела права с ним разговаривать, но ничего с собой поделать не могла.

Потянулась, чтобы коснуться такого родного, но уже чужого мужчины. Он перехватил мою руку, когда до его лица оставались считанные миллиметры.

– Не трогай меня! Не смей! – его голос был звериным, драконьим.

– Ты меняешься. Позволь я тебя коснусь, тебе станет легче, – умоляюще просила его.

– Никогда!

– Но ты превращаешься в дракона! Ты же знаешь средство? Один поцелуй и ты вернешься в человеческий облик.

– Я лучше навсегда останусь в шкуре дракона, как мой дедушка Айдар, чем позволю тебе прикасаться ко мне! – мои руки повисли, как плети. Невыносимо смотреть на любимого, который превращается в животное.

Тысячи людей мечтают найти истинную пару, но для нас это стало проклятьем. Мы не сможем быть вместе! Он никогда меня не простит!

На его плечо легла женская рука с черными ногтями.

– Пойдем, Алонзо, – он кивнул и обнял ведьму за талию. Я стояла и корчилась от боли. Так ужасно видеть его, с другой. Проклинала тот день, разрушивший мою жизнь.

Глава первая

Алонзо катит мой чемодан. Когда я успела обзавестись таким количеством вещей? Ума не приложу. Рядом с ним степенно ступают огромные босые ноги пещерного гоблина. Он помогает нам с багажом.

Помню, как увидев его впервые стояла с открытым ртом. Ну согласитесь, зрелище завораживающее. Сутулый, из-за горба, красные глаза горят, как-то потусторонне, длинные руки, чуть ли не до пола, не естественно серого цвета и черные ногти-когти.

За год моего обучения в Эдвинской Магической Академии – привыкла к нему. Даже полюбила ворчуна. И не я одна! Профессор Кюри, наш гуру по домоводству, вышла за него замуж.

Что ж, для любви нет преград. Уж мне ли не знать! Сама то я влюбилась в дракона, несмотря на то, что его дядя Элифас Пикинджил уничтожил моих родных, маму императрицу. И в том, что мне сейчас придется опять жить в академии, а не в уютной квартирке Алонзо, доставшейся ему по наследству, виноват он. Не на прямую, но все же.

Элифас собрался приехать к нам с «дружеским» визитом. Ага! Он и дружба не сочетаются. А Алонзо, рептилия вредная, встал на его защиту.

Говорил, что он изменился и со мной он налаживает мосты, что я не должна жить прошлым. Припомнил, что он спас нас, когда моя «подруга» Лия пыталась забрать у меня магию, смертельное мероприятие для меня, и вырезать сердце моего дракона для ритуала темной магии.

Ну, да, нас тогда спас Элифас. Но в гости я его не пущу! В общем, поспорили и так меня это взбесило, что я спалила нашу милую квартирку. Магия огня недавно во мне проснулась, и я не научилась с ней справляться.

Пока в нашей квартире идёт ремонт, переезжаю в общагу.

Мадам Кюри, с непроницаемым лицом-маской ждала нас в холле. Кюри, пригладила седые волосы, скрученные в кичку, подала знак следовать за ней.

Я оглядывалась по сторонам. За лето, родные пенаты изменились. Воздух пахнет свежей краской, в холле поставили мягкие красивые кресла. В горшках – цветы. Поднималась, шагая по мраморным ступеням, держась за кованые перила, мимо окна во всю стену, наверх, где были комнаты общежития. Мы прошли стеклянные шкафы с кубками, прижалась к Алонзо. Какая разница, где мы будем жить? Главное вместе.

– Ваша комната, мистер Сеймур, – профессор Кюри показала на дверь с номером двадцать девять.

– В смысле? Я что буду жить отдельно? – справедливо возмутилась я.

– Новые правила Мидэя. Распоряжение директора Аманатидиса. А то в прошлом году слишком много студенток ушли в декрет.

– Можно подумать, если мы будем жить отдельно, то и встречаться перестанем, – фыркнула, сложив руки на груди.

– Академия и так пошла на уступки, даёт вам кров. Но вы всегда можете снять квартиру и жить вместе, – дорогое удовольствие для студентов.

– Миди, это на время, – успокаивал меня Алонзо, приобняв и поцеловал в висок.

– Ладно, – смилостивилась. – Где я буду жить? – Алонзо оставил свои вещи.

И мы поднялись на третий этаж. Открыв дверь, встретилась с вспыхнувшим взглядом Тасмин. Губы ведьмы сжались в полоску.

– Я с ней буду жить? – да ладно! Мы же поубивали друг друга.

– Прости Мидэя, но больше мест нет, – Кюри вручила мне ключ от комнаты. – И ещё, никаких мальчиков в комнате, – и вышла.

Мы, конечно, нашли общий язык с Тасмин на игре «Четырех стихий», но… Ждать от ведьмочки можно чего угодно. Везёт же мне на соседок!

Тасмин Лаво старалась делать вид, что я привидение. Даже, когда мы столкнулись, я извинилась, а она даже не посмотрела на меня.

– Тасмин, может чаю?

– Не стоит налаживать со мной отношения, Миди. Подругами нам не стать.

– Да я и не рассчитывала. Но раз нам придется жить в месте давай хотя бы общаться по-человечески?

– Нет. А вот сделать вид, что тебя здесь нет – запросто!

Ну и ладно! Я честно старалась.

Впереди учебный год. Устроившись в гостиной, разложила учебники. Кусая кончик карандаша, делала пометки в блокноте. На мои колени запрыгнул черный кот Тасмин.

– Чипка, – гладила его по мягкой шкурке, кот, жмурясь, терся об мою руку.

– Чипа! – кричала Тасмин. Войдя в комнату, замешкалась на минуту, посмотрела на кота, как на предателя. Раздраженно сморщила курносый нос и села рядом.

– Предатель, – шептала она, включая передачу.

– Я заниматься пытаюсь, если ты не заметила.

– Ты слышишь, Чип, – обратилась она к коту, кто-то пищит.

– Ау! – провела перед ее лицом рукой. – Ты мне мешаешь!

– Так и иди в свою комнату. Это общая.

Я бы ушла, если бы не наглый сэр Арчибальд, свернувшийся на моих коленях калачиком.

– Завтра пары у Дэймона Ворда. Мне бы повторить темы.

– Ты такая заучка, оказывается.

– Ну да. У меня нет мамы Верховной. Могу рассчитывать только на свои силы.

– И язычок у тебя острый, – усмехнулась Тасмин.

***

Утром, за мной зашел Алонзо. Я за целый день соскучилась по своему дракоше, повисла у него на шее.

Первая пара магистория, у Дэймона Ворда. Мы с Алонзо сели на заднем ряду. Перед началом, в аудиторию вошел директор Аманатидис. Похлопал в ладоши, привлекая к себе внимание.

– Студенты! К нам перевелась студентка из «Академии Чёрной Магии», – все затихли.

– Мэлинг, заходи.

В аудиторию вошла ведьма, вся в черном. Тренд что ли у ведьм траурный?

– Как вы помните, в прошлом году наша академия участвовала в игре «Четырех стихий», и Мэлинг Янг показала отличные результаты, – он обернулся к ней. – Проходи, выбирай себе место.

Мэлинг, окинула ряды взглядом, на ее лице ни одной эмоции. Янтарные глаза, остановилась на мне, усмехнулась.

 

Поднявшись, заняла место рядом с Алонзо.

– Привет, красавчик, – чертова ведьма опять флиртовала с ним. Мало ей досталось от меня в прошлом году.

– Привет, – сухо поздоровался он, погладил мою сжимающуюся от гнева руку.

– Все хорошо? – прошептал мне на ухо. Я только и смогла, что кивнуть.

Дэймон Ворд вошел, постукивая тростью с набалдашником в виде черепа. Поздоровавшись, озадачил нас тестом, по прошлому году.

Я быстро сделала, не зря вчера готовилась весь день. Алонзо написал мне записку с предложением о свидании. Я, с улыбкой отвечала ему.

– Мистер Ворд! – грудным голосом позвала Мэлинг. – Миди списывает.

– Что?! – задохнулась от наглости этой…черной курицы.

– Миди, тест на стол и на выход.

Не пытаясь быть тихой, собрала вещи и спустилась. На лице этой нахалки играла довольная улыбка. Она, придвинувшись к Алонзо, шептала что-то на ухо. По молниям, что метал мой дракоша в нее, было понятно, что он отчитывает ее.

Я слонялась по пустым коридорам, ждала окончание пары. Только она появилась и уже делает мелкие пакости, пристает к моему парню. Скорее бы сделали в нашей квартире ремонт.

В этой тишине раздавались чьи–то шаги. И Голос… Элифаса. От него меня всегда бросало в холод.

Не знаю, что мною двигало, но поняв, что он идет сюда, спряталась за большим горшком с цветком.

– Эдгард, на моей плантации мне очень нужны маги. Я хочу нанять ваших студентов. Видите ли, на мой скот стали нападать демоны. Людей, к счастью, не трогают, но я несу серьезные убытки.

– Нет. Простите Элифас, я не мог на это пойти.

– Я знаю, у академии серьезные материальные проблемы. На обустройство прошлогодней игры ушло много денег, ремонт стоил вам дорого.

– Вы бы, как президент страны, могли бы оказать нам посильную помощь.

– Ресурсы страны исчерпаны, и страна не может содержать академии. Как вы знаете, «Академию Черной Магии» уже закрыли. Мне бы не хотелось, чтобы и с вашей случилось нечто похожее. Вы можете провести это, как практику. Не все же студентам зубрить магические формулы. Применять их тоже нужно.

– Да. Вы убедили меня. Я предоставлю вам список учеников.

– Хорошо. Включите в него моего племянника, Алонзо. По собственной воле он не поедет ко мне. Не захочет расставаться с Бишоп.

– Но это как-то. – замялся директор.

– Предугадывая ваш вопрос, скажу. Мидэи Бишоп не при каких обстоятельствах не должна быть в списке.

– Но ваш племянник, на сколько я знаю, сделал ей предложение.

– Ничего. Я этому помешаю.

Сволочь! Мосты он со мной налаживать собрался. Ага! Держи карман шире!

Только Аманатидис с Пикинджилом ушли, кончилась пара. Я обдумывала подслушанный разговор.

Значит, академия на грани закрытия. Когда правила мама, империя процветала. Сейчас же столько беспризорников остались без дома, приюты закрываются, теперь очередь дошла до академий. Хотя Эдвин богат на ресурсы, в нашей стране много великих магов, изобретателей, импорт и экспорт процветает, много туристов. А денег на социальные программы нет. И дураку понятно, что все оседает в кармане Элифаса.

– Миди, – Алонзо обнял меня, приподнял подбородок указательным пальцем. – Ты ревнуешь? Я не давал повода. Для меня существуешь только ты.

– Я знаю. Дело в другом, – уткнулась носом ему в грудь. Мы скоро расстанемся. – Почему тогда ты такая грустная? – коридоры заполнили студенты, спешащие в столовую. Рассказать здесь не могла. Вдруг кто услышит.

– Пойдем в столовой поговорим?

Мы заняли отдаленный столик. Алонзо поставил на стол подносы с едой, но аппетит пропал. Сначала этот переезд, жизнь порознь, теперь я лишалась возможности видеть его в остальное время.

– Я подслушала разговор твоего дяди и директора, – пересказала, все что услышала.

– Я никуда без тебя не поеду! Что он опять придумал?

– Думаю он против видеть меня в членах семьи.

– Я ему уже объяснял, что женюсь на тебе, как только мы закончим академию, и мне казалось он смирился.

– Видимо нет. Не знаю, вряд ли тебе позволят отказаться. Это ж практика. Не пройдешь – выкинут отсюда.

– Тогда пойдем к директору, пусть отправляет нас вдвоем, – я не выдержала, пересела к нему ближе, обняла Алонзо.

– А про какую вы практику говорили? – услышала ненавистный голос Мэлинг. Она села с другой стороны скамьи, рядом с Алонзо.

–Тебя кто-то приглашал за наш стол? – раздраженно спросил Алонзо.

– Фу, какой ты грубый! Но это общая столовая, где хочу, там и сижу.

– Тогда мы уйдем, – он взял меня за руку. Под расстрельные взгляды Мэлинг, шла за моим дракошей. Мы пересели за стол, где была Тасмин с Талией. Талия, опять заискивающе смотрела на Тасмин. Чуть ли не хвостом крутила. Терпеть ее не могу. Мало того, что она в прошлом году подставила нас на игре, так еще к Алонзо приставала.

– Ну и чего вы ушли? – Мэлинг села рядом с нами.

– Тебе тут нет места, – сказала Тасмин. – Это НАШ личный столик!

– Да ладно тебе, Тасмин. Пусть Мэлинг пообедает с нами, – заискивающе начала Талия. Представляю, как она мечется. Образовался второй лидер, кому присягнуть на верность?

– Что ты забыла в нашей академии? – продолжала Тасмин. – Помнится ты в прошлом году считала ее худшей.

– Я и сейчас так считаю. Но нашу академию закрыли.

– ЭМА не последняя академия. Тебе здесь не рады!

– Разве? – она с иронией посмотрела на Алонзо. – Он мне рад, когда Миди рядом нет.

– Что ты несешь? – сквозь зубы прошипел Алонзо.

– Как только Миди выгнали из аудитории, ты же приставал ко мне, – сердце замерло, я вопросительно посмотрела на Алонзо.

– Она врет, Миди, – поспешила успокоить Тасмин. – Это Мэлинг полезла к нему, а Алонзо пересел ко мне.

– Ой да не надолго! Сопротивляется, и все равно будет со мной. От меня еще никто не отказывался, – какая она самонадеянная.

– Миди пойдем? Совсем не хочется слушать бред сумасшедшей.

Мы стояли возле кабинета директора.

– Ты же не веришь ей?

– Во что я должна верить? – усмехнулась. – Что ты только увидел девушку и влюбился до такой степени, что приставал во время проверочной работы?

– Ну мало ли!

– Сеймур, мы вместе, у нас отношения, а доверие – это главное. Не так ли? – он кивнул, и поцеловал меня в висок.

– Тасмин меня удивила. Она заступилась за тебя.

– Не обольщайся. Она это делала, потому что Мэлинг для нее враг номер один, а я на втором месте, или на третьем. Она просто объединила наши усилия.

– Как ты с ней уживаешься? Она больше не пытается наложить на тебя порчу?

– Мы сохраняем нейтралитет. Подписан пакт о ненападении. К тому же, она уже пробовала это сделать и не раз. Первый – понесла серьезное наказание; второй – был провальным.

– Миди? Алонзо? Что вы хотели? – директор, остановился возле нас. У него в руках были пирожки из столовой.

– Мы хотели поговорить о практике, – начал Алонзо.

– Откуда вы знаете? – мы переглянулись. – Что ж, заходите.

– Это вам, – Эдгард положил пирожки на стол секретарши, она сняла очки в черной оправе и улыбаясь поблагодарила. Ее щеки заалели, крылышки феи затрепетали. На лицо влюбленность в начальника.

Директор открыл тяжелые дубовые двери.

– Садитесь, – он указал на кресла.

– Итак, как вы узнали о практике? Приказ еще печатается.

– Неважно, директор. Правда, что вы хотите отправить меня на нее?

– Да.

– А Миди?

– Мисс Бишоп продолжит обучение. Ей, будет предложено проходить практику здесь, на острове.

– Тогда я не еду!

– Значит, вы закончите обучение в нашей академии, мистер Сеймур.

– Все равно! – директор встал с кресла, подошел к Алонзо, уперся руками в подлокотники кресла. Мне стало не по себе, впервые видела директора разгневанного.

– Вы смеете ставить условия? Мне? – его аура давила, я поежилась, но Алонзо выглядел невозмутимым.

– Я предупредил вас. Вы не можете мне указывать!

– Могу! И буду! В стенах МОЕГО заведения я здесь царь и Бог! Вы думаете добьетесь чего-то, ставя мне ультиматумы? Желающих обучаться в Эдвинской Магической Академии огромное количество!

– Вот и отлично! Давайте я подпишу заявление об отчислении.

– Что? – стряхнула с себя оцепенение. – Нет, Алонзо! Директор, извините его. Если нет другого выхода, он поедет. Я Вам обещаю.

– Миди… – зло прошипел он. Схватила его за руку.

– Пошли! – с трудом, но мне удалось уговорить Алонзо уйти.

– Зачем ты влезла, Миди?

– Тем, что ты бросишь обучение, сделаешь только хуже для нас. Неизвестно, может практика всего неделю будет. А если ты уйдешь, то тебе придется поступать в другую академию. И тогда мы вообще не увидимся. Далеко плантация твоего дяди?

– На другом острове. Лететь порядка трех часов.

– Я могу прилетать к тебе. Или ты ко мне.

– Хорошо, – обсудим потом. А сейчас у нас магчасть, – я сморщила нос.

– Ненавижу эти формулы! Зачем они нужны, если я управляю стихиями силой мысли?

– Потому что ты не сдашь этот предмет, не сможешь закончить академию.

– Ладно, – смилостивилась. – Пошли. Но если я усну беспробудным сном, в том будет и твоя вина.

– Я разбужу свою принцессу поцелуем, – Алонзо притянул меня к себе, коснулся губ. Это никогда не закончится. В его сильных руках, мои несчастные колени слабеют, и я бы упала к его ногам, если бы он не держал меня так крепко.

– Думаю, профессор будет против такого заклинания. У него нет такой формулы, – подленько хихикнула, вспоминая нового преподавателя магчасти, он ведет только у второкурсников.

Грузный дядечка, невысокого роста, не выше ста пятидесяти сантиметров ростом. С прозрачными рыбьими глазами, такой же скучный, как и его предмет. Мы, по обыкновению заняли верхние ряды. Профессор Эскалот (Кашалот, как мы называем его за глаза), вошел-вкатился в аудиторию, смотрел себе под ноги. Продолжая упорно делать вид, что в аудитории никого нет, попросил скрипучим голосом открыть учебники. На всех других уроках, профессора перешли на проекцию, но Эскалот, заставлял нас таскать тяжелые фолианты, только так мы могли осознать всю серьезность предмета.

– Простите, профессор, – в аудиторию вбежала запыхавшаяся Мэлинг Янг. Он, не обращая внимания на нее, лишь подал знак рукой продолжил рассказывать о формуле создания воды.

Как может профессор заинтересовать студентов предметом, если он ему не интересен. Даже в столовой еду он поглощает с таким же безразличным лицом. Похоже профессору наскучило все, и сама жизнь.

Мэлинг поднималась к нам, когда встала рядом с Алонзо, он положил на лавку рядом с собой учебник магчасти.

– Занято, – буркнул он, Мэлинг улыбнулась, взяла учебник и положила на парту.

– Свободно! – и бухнулась рядом, прижалась к нему и прошептала.

– Ты ненавидишь меня Алонзо.

– Какая ты догадливая, – с сарказмом сказал Алонзо.

– Но от ненависти до любви один шаг. И скоро ты его сделаешь. И у тебя будет на это время, – Мэлинг победно улыбнулась, и посмотрела на меня. – Я еду с Алонзо на практику. Сюрприз, Миди!

«Ведьминская сила, дай мне сил сдержаться и не прибить ее.» В мольбе возвела глаза к потолку.

Рейтинг@Mail.ru