Мой Альфа

Катя Лоренц
Мой Альфа

– Иди домой, – допил виски, отшвырнул в сторону пустую бутылку.

– Вальтер, может, тебе таблетку выпить? У меня есть, если что.

Дожили! Я без Амелии даже не мужик, телку трахнуть не могу.

– Не нужно никаких таблеток, просто ты не она.

– Ты до сих пор сходишь с ума по этой суке, Амелии? – мой пьяный язык слишком много болтает, за секунду рассвирепел. Никому не позволю оскорблять её! Схватил девушку за волосы.

– Ты и мизинца её не стоишь! Не смей произносить её имя! Пошла вон! – отшвырнул её, она, давясь слезами, собирала раскиданные по комнате вещи.

Откинулся головой на спинку кресла. В мозг, как змеи, заползли воспоминания о нашей первой встрече, первом поцелуе, нашей ночи. Как бы я хотел, чтобы она оказалась здесь сейчас. Я бы опрокинул её на стол, и долго бы трахал, мстил за причиненную боль. От этих мыслей член встрепенулся. Вздыхая, достал старый журнал, на нём Амелия в свадебном красном платье, её мужа я вырезал. На снимке она соблазнительно улыбается, красный шёлк облегает точеную фигурку, на холмиках груди в свете софитов поблескивает бриллиантовое ожерелье. Представил, как сдираю с неё чёртову красную тряпку, я даже помню её запах. Провел рукой по всей длине члена, мне хватало пару минут, чтобы снять напряжение.

Достал из бар очередную бутылку. Начинаю трезветь, и в груди снова тупая боль.

Что случилось? Почему она разлюбила меня? Я ведь видел в наш последний день, что она была искренней. Как она бросилась на нашу защиту? Моя грозная Пантера. Куда все это делось?

Меня не отпускает ощущение, что я в гневе чего-то не увидел, слишком легко сдался. Вернуться бы в тот день, я бы похитил её, и по херу, что ребёнок не от меня, я бы воспитал его как родного.

В прессе искал упоминания об Амелии, но ничего не нашёл. Статьи о Викторе появлялись каждый месяц, а о ней ничего, словно её никогда не существовало. Словно она плод моего больного затуманенного алкоголем воображения.

Я должен встретиться с ней ещё раз, возможно, она и разговаривать со мной не станет, но попытаться стоит.

Я принял решение, появилась цель. Я снова увижу Амелию! Сердце забилось сильнее. Выходя из кабинета, столкнулся с Майклом. Тот, как обычно, выглядел безупречно. Он стал старше, жёстче, превратился в матерого волка.

***

Майкл

– Что на сегодня запланировано? – спросил свою новую помощницу, Веронику.

– Встреча с послом Кении, обсуждение новых поправок к конституции и…

– Стоп! Все отмени.

– Но, господин…

– Вероника, я не спрашиваю твоего мнения.

Повернулся в кресле, рассматривая её оценивающим взглядом. На Веронике узкая юбка, белую блузку оттягивала упругая грудь. Она очень похожа на Амелию. Вероника для меня просто незаменима, помогает мне во всём. Взять её было чертовски легко и удобно, а я нуждался в чём-то таком.

– Ты нужна мне, – расстегнул ремень, встал, прижал ее к себе, она потянулась ко мне губами. Но я больше никого не целую, просто трахаю.

– Не так! – положил её на стол.

Лень выдался тяжёлым, насыщенным, и мне нужно снять напряжение, не то я взорвусь. А Вероника услужлива, не надо никуда ехать, никого искать, всё под боком. Остальные слились в нечто туманное.

Она застонала, когда я резкого вошёл в нее, представляя Амелию, это быстро довело меня до пика. Сейчас только так, это ведьма приворожила меня, я никак не могу выкинуть её из головы. Пару раз в порыве страсти называл Веронику Амелией, и мне было тошно от этого.

Амелия выкинула меня из своей жизни, и мне осталось только лелеять свои воспоминания о ней.

– Майкл, – прошептала Вероника хриплым голосом, потянулась ко мне за поцелуем.

– Нет, – в её глазах мелькнуло разочарование, но это всё, что я могу дать ей. Может, когда-нибудь потом я забуду Амелию, очень на это надеюсь.

– Прости, мне некогда, – вышел из кабинета.

До особняка Вальтера добрался на вертолёте. Я всё ещё рассчитывал вытащить его из этой трясины, в которой он застрял по своей глупости. В холле встретился с заплаканной девушкой. Ничего не меняется, он опять за старое.

Вальтер выходил из кабинета, небритый, помятый, с безумным взглядом, от него опять разило перегаром.

– Привет, – засунул руки в карманы брюк. Так хотелось его встряхнуть, наорать, чтобы он наконец очнулся, вернулся к нормальной жизни.

– Извини, мне некогда, – он попытался обойти меня.

– Ну-ка стой! – затолкал его обратно в кабинет.

– Майкл, выпусти! Мне нужно увидеть её! – не нужно разъяснять, с кем он собрался встречаться.

– В таком виде?

– А что не так с моим видом?

– Ты бледный, рожа пропитая, небритый. Давай так, мы поедем на остров Иос, отдохнём, подлечим тебя, и вместе полетим к ней.

– У тебя дел нет, что ли?

– Есть. Но ради друга, я взял неделю отпуска, за два года непрерывной работы могу себе это позволить. Ты её просто напугаешь.

– Хорошо, уговорил. Когда едем?

– Сейчас, вертолет ждет на взлётной площадке.

– Всё продумал, да? – ухмыляясь, спрашивает Вальтер.

Мы подлетели к острову, Вальтер по моей просьбе побрился, привел себя в порядок. Остановились в обычном отеле, нас разместили в соседних номерах. Надвинув кепку на глаза, вышел к самому большому бассейну, по крайней мере, так гласила реклама. Заказал в баре безалкогольный коктейль.

Мне повезло, у бассейна почти никого не было, только целующаяся парочка. Сел на барный стул, сделал глоток, наблюдая за влюблёнными. Лиц не рассмотреть, но что-то было знакомое в мужчине с рыжей шевелюрой.

Он повернулся и побледнел. Артём! Поставил бокал на стол, пошёл к нему, сжимая кулаки. Он изменяет Амелии! Убью гада! Она сделала выбор в его пользу, а он так распоряжается своим шансом, за который я был готов продать душу. Слизняк похотливый! Поднял его за грудки.

– Ты охренел? Что за шалава с тобой? Ты бросил Амелию?!

– Не стоит делать поспешных выводов, – он осторожно убрал мои руки. – Это моя жена, мы с Амелией развелись через месяц.

– Ты тварь, бросил своего ребёнка! Да как ты посмел?

– Тебе лучше поговорить об этом с ней. Амелия лучше всё объяснит.

– Где она? – рыча, спросил у него.

В меня с веселым хохотом врезалась белокурая девчонка, с нереально яркими голубыми глазами.

– Упс, – сказала жена Артёма.

– Лулу! Нужно расчесать волосы! Стой, маленькая проказница! – услышал голос, от которого пульс участился, сердце забилось быстрее.

– Амелия, – выдохнул её имя. На руках у неё был черноволосый мальчик, которого она крепко прижимала к груди.

– Майкл?! – в её голосе был страх, она так испугалась меня? Неужели я так ей противен?

– Артём, отведи, пожалуйста Лулу и Богдана в номер.

Мальчик посмотрел на меня такими же голубыми глазами, как и у девочки, похожими на два сапфира.

– Идите сюда, чертенята. Маме надо поговорить с дядей, – сердце сжалось в груди, ведь это могли быть мои дети. Она, нагнувшись, поцеловала детей.

– У тебя двойняшки?

– Да.

– Он изменяет тебе, а ты так спокойно разговариваешь с ним? – накинулся на неё с расспросами, после того как Артём вместе со своей спутницей увел детей.

– Нет, Кира жена Артёма. Мы просто дружим, – она свободна! В глазах потемнело от желания сжать ее в объятьях. Я не мог оторвать от нее взгляд. Амелия одета в крохотные шортики, купальник яркого-голубого цвета, тонкие верёвочки, которого едва удерживали упругую грудь. Она стала еще сексуальнее, передо мной не юная девчонка, а роскошная женщина.

Такая желанная, не мог устоять, приближался, она в страхе отступала, оглядываясь, ища защиту. Остановилась у самой кромки бассейна.

– Амелия?! – удивлённо позвал Вальтер. Она повернулась, не удержалась на краю и упала в воду. Недолго думая, мы бросились в бассейн, прямо в одежде, она вынырнула, отступала от нас, как тогда, на яхте. Мы как с цепи сорвалисьэ Вальтер накинулся на неё, впился в губы. Когда услышал ее стон, меня разорвало на куски от желания. Схватил её за шею и развернул к себе. Она ответила мне! Мы слились в поцелуе.

– Твой бывший муж может посидеть с детьми? – подхватил её на руки и выпрыгнул из воды. Хорошо хоть, никого рядом не было.

– Ты идёшь с нами в номер. Сейчас!

– Майкл, но…

– Никаких но! Я не спрашиваю разрешения! – уже однажды предоставил возможность сделать выбор самой. Больше такого не будет.

Дорога в номер казалась бесконечной, время от времени я целовал её, глаза Амелии заволокла пелена желания, сердце гулко стучало в груди.

В номере мы как оголодавшие срывали друг с друга мокрую одежду. Мы с Вальтером хотели просто поговорить, но её вкус и запах заставили забыть обо всём. Покрывали поцелуями каждый сантиметр её кожи. Я не хотел торопиться, хотел долго ею наслаждаться, боялся, что, когда это закончится, она просто исчезнет. А я не смогу её удержать.

В моих воспоминаниях секс с ней просто офигительный, а в реальности это было ещё лучше, чем я помню. Она чертовка, владеющая моим телом и душой. Свела меня с ума, только рядом с ней чувства такие яркие, запредельные.

Измождённые и довольные, уснули в обнимку, как и прежде.

Дверь хлопнула, я проснулся, сел на кровати, потёр глаза. Амелии рядом не было.

– Вставай, – толкнул Вальтера локтем, – она опять сбежала.

– Мы даже не поговорили, – говорил Вальтер, надевая мои джинсы, его-то были мокрые.

– Если она сбежит к своему драгоценному папочке, я её выкраду! – достал из шкафа футболку, надеюсь, она не успела далеко убежать.

На ресепшене, узнали, где остановилась наша беглянка.

Дверь в её номер была приоткрыта, я уже хотел войти, когда услышал голос Артёма.

– Ты опять была с ними? – Вальтер сжал кулаки, ринулся вперёд с намерением войти, но я остановил. Конечно, подслушивать нехорошо, но я хотел понять, какие отношения их связывают.

– Нет, это было минутная слабость, – в голосе Амелии слышалось сожаление.

 

– Мы долго тут будем стоять? – шепотом спросил Вальтер.

– Подожди. Куда она денется? – не выпрыгнет же в окно.

– Тебе нужно всё им объяснить! Долго ты будешь скрывать от них Лулу и Богдана? – в смысле скрывать?

– Они не должны знать, что это их дети! – угрожающе прошептала она. Что?

– И ты опять бежишь? Сколько можно-то? Я еще мог понять, когда ты была беременна, боялась, что они причинят вред детям, – она боялась, что мы навредим ребёнку? И что значит наши? Мы оба их отцы что ли?

Вспомнил черноволосого мальчугана, он и правда похож на меня. Белокурая Лулу – вылитая Вальтер в женском варианте.

– Я отец? – ошеломлённо переспросил Вальтер.

– Похоже, и я тоже.

– Артём, не сыпь мне соль на рану, – продолжила Амелия.

– Не уходи сейчас, подожди хоть бы до утра, малыши уже спят.

– Нет, надо бежать! Я рядом с ними схожу с ума, совсем себя не контролирую, – толкнул дверь.

– Богдан мой сын? – Амелия испуганно смотрела то на меня, то на разъяренного Вальтера.

– Ты соврала нам! ДНК был поддельным? – она опустилась на кровать, всхлипывая, закрыла лицо руками. Весь мой гнев испарился, не мог видеть её слёзы.

– Эй, малышка, – опустился перед ней на колени, – Расскажи нам. Мы с Вальтером имеем право знать.

– Малыш, – Вальтер сел на кровать рядом с ней, стёр мокрые дорожки с щек. – Не плачь, ты рвешь мне сердце на куски.

– Мы не ругаем тебя, просто хотим знать правду.

– Ладно, Амелия, вы тут разбирайтесь, а я пошёл, меня Кира ждёт. – Амелия проводила его взглядом, плечи ее опустились.

– Хорошо, я расскажу. Когда я вернулась домой, узнала, что беременна, уговаривала отца отпустить меня к вам. Он был против. И говорил так убедительно, приводил такие доводы, я решила, что вы угроза малышам.

– Ты спала с Артёмом? – спросил Вальтер, поджав губы

– Нет.

– А что тогда было на свадьбе?

– Часть спектакля, я боялась, что вы выйдете из себя, и я могу потерять малышей.

– С чего вдруг? Мы были с тобой грубы? Руку на тебя поднимали? Голос повышали?

– Вы же оборотни.

– И что? Ты тоже.

– Знаю, я потом пожалела. В четыре месяца беременности узнала, что у меня близняшки. А когда Лулу и Богдан родились, поняла, что Богдан твой сын, Майкл, а Лулу твоя дочь, Вальтер.

– Такое возможно? – спросил я, скрипя зубами.

– Врач сказал, что разнояйцевые близнецы, в 80% случаях от разных отцов.

– Допустим, ты боялась, что мы причиним тебе вред, пока ты вынашивала детей. Почему потом не рассказала? – я смотрел на заплаканное лицо Амелии и понимал, что всё ей прощу.

– Потом боялась, что вы заберёте их у меня. Я и сейчас боюсь, – тихо закончила она.

– Поэтому опять бежишь? – кивнул на собранные чемоданы.

– Да, Майкл, Вальтер, – она по очереди смотрела на нас, – не отнимайте у меня их, – что творится в голове у этой женщины? Видимо, папаша хорошо ей мозг промыл.

– Как я могу забрать детей у матери? – с нежностью посмотрел на нее. Она подарила мне сына, наследника, не могу на неё злиться.

– Даже не проси, – жестко ответил Вальтер, мы одновременно посмотрели на него. – Мы забираем малышей.

– Нет! – она села перед ним на колени, пожалуйста! Я не могу без них! – он нежно провел по щеке. – Заберем, – повторял он, – и ты едешь с нами. Амелия, встань с колен, – взмолился он. – В такой позе я так хочу твой ротик, – он провел пальцем по нижней губе, сминая её.

Эпилог

Вальтер впился в ее губы, она со стоном ответила ему.

– Я тоже хочу, – перехватил её за шею, проникая языком в мой личный рай.

Вальтер пробрался в бюстгальтер рукой, Амелия прогнулась навстречу его руке, пока я целовал её, Вальтер, мурча от удовольствия, по очереди втягивал соски.

– Да, – простонала она, когда я пробрался ей под юбку, обезумел от желания, когда понял, что на ней не было трусиков.

– Я хочу в тебя, – прошептал ей на ухо, размазывая влагу, проникая внутрь пальцем.

– Не надо, – стонала она, а сама подавалась навстречу моей руке, – детей разбудим.

– Мы тихо, – хрипло шептал ей на ухо, прикусывая хрящик.

Я встал сзади нее, покусывая шею, разминал грудь, иногда тёрся о неё каменным стояком. Она целовала Вальтера в шею, спускаясь ниже.

– Я так скучала по вам, – опустилась на колени.

– Возьмите меня, пожалуйста, – меня не нужно было просить дважды. Я не мог больше ждать, желание стало запредельным, дёрнул её за попку, одним толчком вошёл в горячее лоно, замер, наслаждаясь тем, как хорошо ощущать Амелию.

– Да, сладкая девочка, – простонал Вальтер, откинув голову назад.

Как обезумевший входил в нее, сжал попку, оставляя отпечатки пальцев на ней, стиснув зубы, сдерживал стон. Она, всхлипнув, задрожала, сжимая меня нежными стенками. Вальтер шумно выдохнул, намотав чёрные волосы на кулак, прижимая к себе ближе…

Амелия пошла в душ, хотел вместе с ней, но она наотрез отказалась. Вальтер развалился на кровати, улыбался, как довольный кот.

– Ты можешь поверить в это? Она всё ещё любит нас, у нас есть дети.

– С трудом.

– Я думал, мне конец, без неё жизнь такая серая, невзрачная.

Амелия вышла из душа в шёлковом халате, волосы намочили ткань, сквозь нее проступали острые вершинки груди, лицо залил румянец.

– Иди сюда, – позвал её, усадил к себе на колени, ноги она положила Вальтера, он поглаживал их.

– Расскажи мне о детях? – мне хотелось знать про них всё.

– Хорошо. Во время родов Лулу чуть не умерла. Её шею обмотала пуповина, врачи едва ее откачали. У неё были проблемы с легкими. Доктор посоветовал нам этот климат, поэтому мы здесь. Решили попробовать, как она себя будет чувствовать, она очень гиперактивный ребёнок, может смеяться и тут же зареветь.

– Она вся в тебя, – со смешком поддел Вальтера, тот светился, как лампа Ильича. Давно я его таким не видел. Амелия вернула прежнего друга, меня переполняла нежность к ней, поцеловал её в висок.

– А Богдан? – она улыбалась.

– Он очень независим. С рождения был такой, не любил, чтобы я укачивала его, почти никогда не плачет. Мне кажется, он умнее меня, у него такой осмысленный взгляд.

– Я так много пропустил, – почему я поверил какой-то бумажке? Но Амелия была так убедительна, я решил, насильно мил не будешь.

– С Артёмом у тебя ничего не было, это я понял. – Вальтер нахмурил брови. Я знаю, о чём он хочет спросить, меня тоже мучает этот вопрос. – А как с другими? У тебя были отношения с другими мужчинами? – она перебралась к нему на колени, взяла за лицо.

– Я люблю только тебя и Майкла, и никого к себе не подпущу, – она поцеловала его, а потом, не слезая с его колен, поцеловала меня.

– Простите, что лишила вас общения с детьми, у меня не было на это права.

– Мы наверстаем, – подмигнул ей.

– А что насчёт вас?

– В смысле?

– У вас был, – она сглотнула, – кто-то? – я не хотел врать, хотел, чтобы мы честно говорили всё друг другу.

– Прости, мы просто пытались жить дальше и забыть тебя.

***

Амелия

Я не боялась огня, эти два года я сама превратилась в огонь. Страдала, мучилась, чувствовала себя законченной эгоисткой, уже не надеялась, что когда-нибудь и для меня будет женское счастье.

Тут встретила их, моих мальчиков, мою запретную любовь. Моя душа, расколотая на три куска, воссоединилась, они делают меня целостной.

Меня съедала ревность, у них кто-то был! И в этом я могу винить только себя.

Я зашла в комнату, Лулу опять чудит, скинула одеяло, теперь ёжилась, белые кудри разметались по подушке, они уже длинные, по плечи, детский пушок пропал.

Поправила одеяло, поцеловала в нежную щечку, она пахнет молоком. Не просыпаясь, улыбнулась, поймала меня за шею. Я едва вырвалась из её пухленьких ручек. Недавно у неё появилась родинка над уголками губ. Ох, чувствую, когда она вырастет, ждут меня проблемы, мужчины будут за ней гоняться.

Лицо Богдана нахмуренное, даже во сне он серьезен.

В комнату зашли мои мужчины. Вальтер сел возле кровати Лулу, провел по румяной щечке, села рядом с ним.

– Она такая красивая, на луну похожа.

Майкл сел рядом с Богданом, гладил его по руке. Я устроила слёзный потоп, они так мило смотрелись рядом с нашими малышами.

– Пойдёмте, – вытерла слёзы, – они могут проснуться.

Утром, когда все встали, мы позавтракали и выехали из гостиницы. До острова, где был дом Майкла, добирались на вертолёте. Лулу попросилась на колени к Вальтеру, с восторгом смотрела в окно, даже Богдан хорошо принял Майкла, показал ему своего плюшевого волка, которого никому раньше не доверял.

Я ревновала, чувствовала себя брошенной, ведь раньше я была для них всем, теперь у них появились отцы, которых им так не хватало.

– Амелия, всё хорошо? – спросил Майкл, уткнулась носом ему в плечо.

– Я волнуюсь, как теперь мы будем жить?

– Хорошо, переедем в мой дом.

– Так, стоп! Почему именно в твой дом? – спросил Вальтер. – Что это? Юношеский максимализм? У кого больше, тот и лучше? – продолжал спорить Вальтер. Я рассмеялась, мои мальчишки опять ссорятся, но всё это мелочи, уверена, мы найдём компромисс.

Главное случилось, я так долго бегала от судьбы, боялась разрешить себе быть счастливой, довериться своим мужчинам. Но теперь всё будет хорошо.

Прошлого не вернуть и не исправить, но со мной Альфа моего сердца и Бета моей души, значит, я буду счастлива.

В оформлении обложки использована фотография. depositphotos.com по стандартной лицензии с #173701318, # 173655994 – Для подготовки обложки издания использована художественная работа автора: Юлии Фадеевой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru