Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

– Этого я не знаю, не интересовался. Думаю, без людей тысяч пять, с людьми, городками и поселениями и за пятнадцать тысяч стоить будут. Но это уже совсем огромные деньги.

– М-да, попадос, – пробормотал я.

– Что-то случилось?

– Да нет, это я так. Слушай, Егор, а вы когда работали в Пустоши, больших зеленых камней не находили?

– Почему не находили, находили. Один, но сами мы его уволочь не смогли, пришлось брать в долю две другие группы. Представители Академии нашего герцогства выкупили его за семьсот монет. Это был тогда наш самый жирный выход. Я на свою долю дом в центре купил, пару лавок и трактир. Ими жена и теща управляют, пока я тут зарабатываю.

– Значит, эти камни ищут?

– Это одна из самых ценных находок в Пустоши, естественно, ищут.

– Ясно, – со вздохом кивнул я.

Уже почти совсем стемнело, поэтому мы встали с быстро терявших тепло камней и направились к лагерю. Завтра нас ожидает еще один тяжелый день, так что нужно было отдохнуть.

В этот раз я уснул обычный сном, так что проснулся на следующее утро вполне бодрым и отдохнувшим, готовым продолжить путь.

* * *

Узловатая палка, можно сказать, посох, изредка врезалась в пыльную землю широкой тропы поисковиков, по которой они обычно возвращались с Пустошей в Чистые земли, в такт моим шагам.

Со стороны я напоминал обносившегося бродягу. Босой, в драных штанах с многочисленными заплатками, рубаха без обоих рукавов. Но зато оружие и сбруя в порядке и матово посверкивают в ослепительных лучах солнца.

Эти три месяца, что я провел на территории Пустошей, прошли для меня как один миг. Я учился, на практике применяя все то, что не успел освоить там, в башне мага, в виртуальном мире. Например, я, наконец, зачаровал свое оружие и броню, скрыв это скрытом. Девятнадцатая категория плетений, так что мечи мечника двенадцатой категории, что я все еще таскал в бауле, мне в принципе были не нужны. По местным меркам это очень мощное оружие, но для меня тяжеловатое и откровенно слабо магически защищенное.

С тренировками и увеличением источника у меня теперь все было хорошо, освоил на практике до автоматизма, единственно, что расстраивало, мои поиски не увенчались успехом. Все города, даже те, которые не были очищены, не имели накопителей, я их все в своих путешествиях по Пустоши осмотрел. Похоже, кто-то целенаправленно изымал эти кристаллы. В принципе понятно: изготавливать их тоже разучились, где набрать запас, как не в Пустошах? Вот кто-то и подсуетился. Я часто встречал мертвецов, бывших ранее поисковиками, которые были в том или ином рейде и не дожили до его окончания. Похоже, все же мне придется выращивать его самому. Это даже хорошо, выращу его, каким он мне нужен, и не надо переделывать держатель под другой носитель. Это тоже дело непростое.

В общем, все, что хотел, я сделал, была только неудача с поисками накопителя для башни, но не горит, вот и возвращался в Орх, городок, откуда началось наше путешествие к башне мага в сопровождении людей Егора.

Конечно же, я мог накинуть на себя иллюзию хорошего костюма или сделать его осязаемую иллюзию и носить, это тоже было вполне возможно. Но к чему? Меня мой внешний вид устраивал, а мнение остальных интересовало мало. Была еще одна причина использовать настоящую одежду. В магическом бою нестабильная иллюзия могла слететь, и я бы остался обнаженным, в инструкции не рекомендовалось магичить при активной иллюзии, не любят они этого. Не нужно давать противнику подобные возможности воздействовать на меня как физически, так и морально. Похожу в своей старой латаной-перелатаной одежде.

В данный момент до границы между Пустошами и Чистыми землями оставалось около двух километров, и там, у рощицы был лагерь. Мы там ночевали, перед тем как пересечь границу. Вот к нему я и спешил. На то была причина, так как я всего на час или два отставал в погоне за группой поисковиков, что возвращалась обратно. Именно с ними я и планировал вернуться в Орх. О них я узнал не только по следам, а от встреченных мной искателей, которые как раз и направлялись в глубь территорий. Причем их командир сказал, что телеги, которые их довезли до границы, возможно, все еще у рощи, и есть шанс вернуться в город не пешком, а с удобствами на мягком сене. За эти три месяца я столько находился пешком, что шанс вернуться в город не на своих двоих пропустить не хотел категорически.

Да, хотелось бы добавить, что за эти месяцы я заметно вытянулся – свежий воздух, тренировки и натуральная пища поспособствовали этому – и уже не был ростом по плечи поисковиков, чуть-чуть подрос, окреп и возмужал внешне. Хотя детская припухлость еще не пропала, и со стороны я как смотрелся подростком, которым и являлся, так им и оставался.

Появление троицы ухмыляющихся мужиков, что перегородили дорогу, меня не удивило, я их за четыре километра засек. И их, и шестерку арбалетчиков, что лежали в засаде в траве, надо сказать, очень неплохо замаскированные, тоже усмотрел. Это были стервятники, которые жируют на ограблении честных трудяг Пустошей. У двоих мужиков, что меня остановили, в руках были магические светильники, позволяющие им рассмотреть меня, а мне их.

Подняв руку, я демонстративно щелкнул пальцами, активировав довольно сложное, но уже отлично освоенное мной заклинание, и тела лежавших в траве арбалетчиков пробили колья спрессованной до состояния камня земли. Все это происходило в сгущающейся темноте, так что троица мужиков, по-другому их не назовешь, вооруженных секирой и мечами, ничего не заметила. Они так и не поняли, что остались одни.

– Ба, кто тут ходит по нашей дороге и не платит! – с презрительной усмешкой сказал один из троицы, как я понял, командир. – Сбрасывай вещички, щенок.

Тут его перекосило, и он попятился, так как я снял заклинание скрыта со своей руки, давая им увидеть кольцо мечника на одном из пальцев, а другой рукой доставая из-за спины одну из сабель. Вторая мне была не нужна.

– Езир, стреляй! – заорал главарь, на что я засмеялся.

Рванув вперед, я двумя колющими ударами в горло покончил с подручными главаря и ударил по нему. Тот пытался закрыться лезвием секиры, но мое замагиченное оружие разрезало сталь, как теплое масло, и развалило его самого на две половинки.

Сделав было пару шагов дальше, в направлении к границе, я подумал и остановился. Негоже бросать трофеи, тем более у разбойников могли быть и деньги. Обыск всех девяти трупов дал мне всего семнадцать серебрух и меди еще на пяток серебрух. Тяжеловато получилось, пятьсот монет медью, но я без раздумий сунул большой кошель, потом и все трофеи в баул и зашагал дальше. Совсем стемнело, а мне еще три километра идти до лагеря у рощи. Уверен, поисковики с возницами все еще там. Даже не уверен – знаю. То заклинание удаленного наблюдения, с помощью которого я засек засаду, сейчас висело над лагерем. Так что на месте они, явно планируют утром выдвинуться в город. Тут дневной переход до него остался.

Как и надеялся, я успел добраться до лагеря еще до того, как они начали укладываться спать. Никого из поисковиков я не знал – какая-то незнакомая группа, да и в своих путешествиях я с ними особо не общался, а вот возниц я уже видел. Это они привезли нас сюда в прошлый раз.

Часовые меня издалека заметили, поднявшаяся луна позволила это сделать, ну а когда приблизился, окликнули, поинтересовались, что мне нужно, и указали, где находится их командир.

Тот встретил меня спокойно и, наблюдая за тем, как я ем остатки их ужина, в котле еще на три порции оставалось, поинтересовался, почему я один и где моя группа. Врать ему не хотелось, это не те люди, которым врут, они постоянно по лезвию меча ходят, поэтому ответил честно, но уклончиво, что, мол, бродил по Пустоши один по своим надобностям, да вот поизносился. Заодно и я пару вопросов задал. Дошел ли до города Егор, с которым мы тогда расстались, и что вообще в мире происходит.

В мире все было как обычно, хотя какие-то церковники бунтуют, я не совсем понял да и не заинтересовался, а вот о Егоре он слышал. Вернулись они, все девятеро вернулись, все, что осталось от общей команды. Это было хорошо. Плохо другое: двое парней из выживших внезапно пропали и их до сих пор не нашли. Слухов ходит много, но этот командир говорил недавно с Егором, в трактире которого обедал, тот уверен, что в этом замешана тайная стража.

– Понятно, – протянул я, возвращая миску помощнику повара. Тот мне уже приносил добавку, но от третьей я отказался.

– Ты чего им заинтересовался? – спросил поисковик. – Егор уже отошел от дел, да и часть его людей тоже.

– В Пустошах встречались, – туманно пояснил я. – А где у Егора трактир находится?

– Около рынка, рядом с площадью, на улице Сапожников.

– Ясно, спасибо.

Показывать свои умения в формировании магических плетений мне не хотелось. Для всех я был учеником одаренного, знающим стандартные детские заклинания, поэтому пришлось спать на земле, хотя за эти месяцы я от этого уже успел отвыкнуть. Для меня не составляло трудно сделать нормальную мягкую постель и спать на ней под открытым небом, но не при чужаках же, вот и уснул я, завернувшись в свой одряхлевший плащ, чуть в сторонке, рядом с лошадьми. Кроме сторожевых плетений я еще надеялся и на них.

Утром я проснулся с немного затекшим телом, но вполне нормально и без посторонней помощи. Плетения, встроенные в плащ, не дали мне замерзнуть под утро, а также комаров отгоняли. Пока лагерь просыпался и готовился к выдвижению – я еще вчера договорился, что вернусь с ними в Орх, – вскочил, собрал вещи и побежал к ручью, старясь не вляпаться, так как поисковики искренне считали рощу своим туалетом и старательно удобряли ее. Найдя чистую полянку, я провел на ней привычный комплекс тренировок и, умывшись в ручье, побежал обратно, придерживая баул. Успел как раз вовремя, к раздаче еды. Присев чуть в стороне и поглядывая на поисковиков, я старательно набивал желудок сытной похлебкой. Пользовался я миской и ложкой поисковиков из их запасов, не доставая свое. Не стоило доставать из баула найденные в развалинах городов Пустоши серебряные глубокую тарелку и ложку, не нужно дразнить людей. Те из деревянных и жестяных ели.

 

Через полчаса лагерь был свернут, все уже было погружено на телеги, и кто пешком, а кто расположившись с удобствами на телегах, вроде меня, направились в сторону Орха. На телеге, где лежал я, также сидел единственный одаренный этой группы. Причем дипломированный специалист-бытовик в ранге подмастерья. Он после отработки ушел на вольные хлеба и сейчас зарабатывал себе на дом таким вот способом.

Мы быстро зацепились языками, я прояснил ему непонятность, что мой учитель погиб в рейде в Пустошах и я остался без наставника, решив вернуться в то государство, где мы жили. Парень же рассказывал, как прошел их рейд, и свои планы на будущее. Оказалось, он копил на дом в столице герцогства, чтобы привести туда свою будущую жену, а сейчас невесту.

Его, конечно, удивляло, что у меня аура обычного человека, не одаренного, но я еще в начале разговора, сразу после знакомства пояснил, что это работа артефакта, и показал его. Тот заинтересовался, но в руки артефакт я не давал, типа сложная вещь. Естественно, это был муляж, хоть и с накопителем, накачанным маной. Я уже подумывал сделать артефакт с ложной аурой, чтобы не было таких вопросов, да все не было времени им заняться, только до обманки руки дошли. Там всего на пару минут работы было, а настоящий артефакт с ложной аурой делать нужно неделю, не меньше. Позже займусь.

Так мы и болтали все время пути до окраин города, пока не въехали на улицы Орха. Мне тоже было интересно пообщаться, как-никак три месяца не видел никого, кроме харь архиличей да простых личей, что уж говорить о скелетах и вставших мертвяках? Нормально пообщались, в общем.

Когда появились первые дома и мы въехали на главную улицу городка, именно по ней возвращались поисковики, я попрощался с подмастерьем, спрыгнул с двигавшейся телеги и, подхватив баул, направился в сторону центра, а телеги свернули к тому трактиру, где барон договаривался с Егором и откуда мы выехали к границе Пустошей. Знакомые места, можно сказать. Но городок мне был все так же незнаком. Как я уже говорил, про этот мир я знаю очень мало.

Пока я шел, разглядывал строения и людей, улочка была подперта с обеих сторон высокими каменными домами, только в середине была проезжая часть, выложенная брусчаткой, да с одной стороны пешеходная дорожка. Вот я по ней шел и замечал на себе любопытно-брезгливые взгляды горожан. Все-таки пообносился я действительно серьезно.

Заметив, что улочка была с лавками и магазинами, я нашел обозначенную вывеской со знаком одежды и зашел в нее.

– Добрый вечер, – с интересом пройдясь по мне взглядом, сказал стоявший у стройки с готовой одеждой немолодой портной. – Вы случайно ко мне заглянули, молодой человек, или решили хорошо одеться? У меня и дворяне заказывают себе платья.

– Мне нужен дорожный костюм с множеством карманов и возможностью носить поверх броню, – похлопал я себя по грудной кирасе. – А то что-то прохожие на улицах на меня странно смотрят.

– Это не удивительно, – сообщил портной и окинул мою фигуру профессиональным взглядом, явно прикидывая размер. – Это на окраине Орха, в районе, где живут искатели, на вас бы не обратили внимания, а тут дорогие районы и, соответственно, люди живут обеспеченные, для которых вы, как муха в супе.

– Хорошее сравнение, – улыбнулся я.

– Меня больше удивляет, почему вас стража не остановила и не сопроводила из этих районов. Они вполне могут это сделать.

– Обломится им, да и не заметил я ни одного полицая. Так что там с одеждой?

– Есть у меня для вас один костюм, причем в сборе, с обувью. Просроченный заказ. Сейчас принесу.

Портной ушел в соседнее помещение, но довольно быстро вернулся со свертком в руках, перевязанным бечевкой.

– Вот, спецзаказ для одного сына графа, но он отказался от него. Уж извините, о причинах его решения я не знаю, с моей стороны все было сделано отлично.

– Главное, чтобы он мне по фигуре был.

– Не волнуйтесь, если я вам его предложил, он вам подойдет. Рубаху, панталоны брать будете?

– Нижнее белье? Да, шелковое и в двух экземплярах.

Портной принес мой дополнительный заказ. Я зашел в примерочную, и там, раздевшись, сперва натянул шелковое белье, оно было приятное на ощупь, очень мягкая и гладкая ткань, потом начал надевать костюм. Он был темно-синего цвета и действительно сел на меня как влитой, даже был немного свободен. На вырост, наверное, я же еще рос.

– Просто замечательно, – восхитился портной, когда я, пару раз притопнув ногами, чтобы сапоги нормально сели, вышел из примерочной.

За время моего отсутствия в магазине появились еще покупатели, это была супружеская пара, как я понял по обручальным браслетам. Они смотрели платье для дамы, поэтому, пока они выбирали, портной отвлекся и подошел ко мне, расхваливая обновку. Да и я видел, что тот действительно шел мне. Еще бы парикмахерскую посетить, подровнять космы, что я срезал кинжалом, и хоть на бал.

– Сейчас проверю, как сбруя сядет сверху, и можно расплачиваться, – сказал я.

Сапоги мне тоже были почти по размеру, на полразмера больше, но главное – не меньше. Вернувшись в примерочную, я накинул сверху защиту, поправив нагрудник спереди, а то он что-то перекосился, и, застегнув ремни, повесил за спину перевязь с саблями. Выйдя обратно в общий зал магазина, я покрутился у большого зеркала, разглядывая себя.

– Смотрится просто восхитительно, но я бы вам посоветовал купить шляпу. К сожалению шляпами я не занимаюсь, но в соседнем магазине вы можете подобрать себе по вкусу… Еще бы я вам рекомендовал снять оружие. Стражники не любят в этих районах вооруженных поисковиков.

– Это их проблемы. Не мои, – рассеянно ответил я, придирчиво рассматривая свое изображение в зеркале.

На меня смотрел стройный мальчик в пору перехода в юношеский возраст, с большими зелеными глазами и пышными ресницами, очень сильно загорелое лицо с правильными чертами и челка, что падала на глаза, закрывая их упрямое выражение.

– Это ваше решение, только напомню, что в тюрьме не кормят, это обязанность родственников, в ином случае можно умереть с голоду, если сокамерники не будут подкармливать.

Покосившись на портного, я иронично приподнял бровь и спросил:

– Я смотрю, вы в этом дока?

– Просто знаю, – уклончиво ответил портной.

– Сколько с меня?

– Золотой и шесть серебряных монет.

Судя по тому, как охнула дама, которая вроде как не подслушивала нас, я понял, что сумма изрядно завышена, поэтому провернулся к портному и, смерив его взглядом с ног до головы, удивленно переспросил:

– За лежалый товар золотой и шесть серебрух? Вам не кажется, что эта цена несколько завышена?

– Могу уступить только шесть серебряных монет. Слишком дорогая ткань пошла на пошив, да и работа была не проста.

– Ну, золотой так золотой, – пожал я плечами, достав из баула один из кошелей с золотом, вытащил одну монетку и бросил ее портному. Тот неверяще смотрел на хорошо сохранившуюся древнюю монету.

Посчитав, что сделка завершена, я убрал кошель обратно, не забыв педантично завязать горловину, и, подхватив баул и свои старые обноски, вышел из магазина, после чего зашел в соседний. Идея купить шляпу мне показалась неплохой, хотя я и привык обходиться без нее.

В этом магазинчике был отличный выбор разных шляп. Я выбрал себе красивую широкополую, ковбойского вида, в тон своей одежде. Шляпа стоила всего серебряную монету.

Выходя из магазинчика и поправляя шляпу, я заметил, что теперь на меня смотрели с интересом, особенно на сабли, рукоятки которых торчали за моими плечами, и старый баул. Подумав, я вернулся в магазин одежды.

– Что-то не так? – снова подошел ко мне портной.

– Плащ. Я отправляюсь в те места, где уже властвует зима, и мне нужен утепленный плащ.

– Могу предложить вам плащ совместной работы с магом-бытовиком. Там есть функция подогрева и очистки.

– Не нужно, просто теплый плащ.

– С вас одна серебряная монета и двадцать шесть медных.

– Хорошо.

Достав из баула другой кошель, только с медью, я отсчитал ему сто двадцать шесть монет, что и выходило в ту сумму, что он сообщил. Хоть по весу меньше стало. Свернув плащ, я убрал его в баул. Вещей в нем у меня хватало, но я еще два месяца назад превратил его в безразмерную сумку, так что хоть слона туда суй, главное, потом его там найти.

Покинув магазин и эту улицу, я направился на соседнюю, где, как сообщил портной, находится неплохая цирюльня. Я не передумал постричься.

Там даже ждать не пришлось, свободный мастер-мужчина указал на лавку перед собой, имевшую подушку на сидушке, и спросил, как меня стричь. Покрутив головой, я ткнул в девицу примерно моих лет, что дефилировала с дамой, явно ее матерью, по улице. Окно в цирюльне было большое и позволяло рассматривать, что творится снаружи.

– Вот как у той девки.

– Но позвольте, это женская переческа. Для девочек.

– Так и я не говорю, что мне нужны косички на виске. Представьте, что они обрезаны под корень, а остальное делайте так же.

– Хорошо.

Пока над ухом стрекотали ножницы, я, прикрыв глаза, подремывал. Стрижка не заняла много времени, мастер закончил и попросил оценить результат. Посмотрев в зеркало, я задумался и сказал:

– В принципе неплохо, но подровняйте на шее, над ушами и на висках.

Снова защелкали ножницы, и я снова прикрыл глаза, ожидая, когда тот закончит.

– Готово, молодой человек.

Снова посмотрев на себя в зеркало, я удовлетворился результатом и довольно кивнул.

– Нормально. Меня так же кузнец в замке Учителя стриг. Ладно, сколько с меня?

– Шесть медных монет.

– Нормально.

Расплатившись с мастером, я подхватил баул и, выйдя на улицу, энергично направился к центральной площади, где стояли все административные здания и даже дворцы дворян. Там нужно пройти мимо фонтана, спуститься немного по другой улице, и будет трактир «Руж», принадлежавший Егору. Пора свидеться со знакомцем.

Когда я вышел на довольно большую площадь и, лавируя между гуляющими, направился к нужной мне улице, мне вдруг преградили дорогу трое стражников.

– Молодой человек, вам известно, что в центральных районах запрещено открыто носить оружие?

– Не знал, что это касается мечников, – быстро сняв заклинание скрыта с перстня, поднял я руку.

Однако старший только усмехнулся.

– Думаешь, щенок, надел на руку подделку, так перед тобой все дороги открыты?..

Договорить стражник не успел, я взвился в прыжке и с разворота пяткой нанес ему дар в лоб точно под шлемом. Тот, взмахнув ногами в воздухе, с грохотом приземлился на спину, пребывая в полной отключке. Зрители, которых хватало на площади, пребывали в шоке от такого жесткого ответа.

– Кто-нибудь еще сомневается, что я ношу этот перстень не по праву? – угрюмо поинтересовался я у двух оставшихся стражников, положив левую руку на рукоятку кинжала, висевшего на поясе.

– Нет, господин мечник, – слегка поклонился один из стражников, и они оба отошли в сторону, давая мне дорогу.

– Если захочет бросить мне вызов, – ткнул я пальцем в их поверженного командира, – пусть ищет меня в трактире «Руж».

Те склонились над командиром, а я, поправив висевший на плече баул, в прыжке он мне нисколько не мешал, зашагал дальше.

Про эту схватку я почти сразу забыл, мечники, мастера меча и грандмастеры меча могли носить оружие где угодно, и заставлять их снять его смерти подобно. Почти во всех городах были введены правила не трогать тех, если они не нарушают закон, так что командир патруля был во всем не прав, я вообще мог его порубить при желании. В этом случае то, что он был на службе, не имеет значения, никто не просил его оскорблять меня.

Уже почти стемнело, когда я подошел к большому трехэтажному зданию, где была вывеска с надписью «Руж». Сбив шляпу на затылок, я осмотрел монументальное каменное строение и удивленно пробормотал:

– Да-а-а, неплохо платят за работу поисковика.

В это время сзади послышался грохот движущийся кареты, и я мгновенно ушел в сторону, перехватывая в воздухе кнут, когда кучер пытался им меня огреть за то, что я стою на краю проезжей части.

Сильно дернув его на себя, я с удовольствием наблюдал, как кучер с воплем свалился под колеса, благополучно пролетев мимо постромков, и карета, подскочив под хруст костей, покатилась дальше на приличной скорости, никем не управляемая.

Свернув кнут, пригодится, я безразлично посмотрел на стонущего кучера, тот, к моему удивлению, был жив, но позвоночник и ноги у него точно были переломаны, и направился к парадному входу в трактир. Там в окнах и у входа уже толпились зрители, обсуждавшие, что только что произошло.

 

Они сразу разошлись, давая мне возможность пройти внутрь, все-таки хорошо, что я не стал больше скрывать кольцо мечника, это снимало множество проблем в связи с моим возрастом и, убрав кнут в баул, я подошел к стойке бара.

– Егор тут? – спросил я у здорового служаки, по виду бывшего ранее поисковиком.

– Час назад домой ушел.

– Отправь посыльного, скажи, Юрий из Пустоши вернулся. Он поймет. А мне лучшую комнату на сутки, подготовьте ванну перед сном и ужин. Что у вас сегодня?

– Рыбный день у нас сегодня.

– Ну, пускай рыба будет. Устроюсь в комнате, спущусь. Сколько с меня?

– Двенадцать медяков за все.

– Хорошо, тут пятнадцать, мало ли что еще захочу.

– Игор, проводи нового постояльца! – крикнул служака куда-то в глубь коридора за его спиной.

Появившийся малец пытался забрать у меня баул и, не преуспев в этом, постоянно оглядываясь и с восхищением поглядывая на кольцо мечника, повел меня по коридорам в то крыло, где находились гостиничные номера.

Как оказалось, вход в гостиницу был сбоку. Я же зашел через трактирный зал, но такое уже бывало, так что местные служаки могли брать плату и оформлять нового постояльца.

Когда я заканчивал со вторым блюдом и задумчиво смотрел на блины с начинкой, входная дверь вдруг с грохотом распахнулась, напугав многих посетителей трактира, и в большой зал ворвалась знакомая фигура Егора.

Тот сразу нашел меня взглядом, быстро подойдя, обнял и тихо шепнул на ухо:

– Уходи, тебя ищет тайная стража.

Так же похлопывая его по плечу, я в ответ шепнул ему:

– Плевать я на них хотел, полезут – кровью умоются.

Мы сели за стол, и Егор взял поднесенную половым большую кружку, было видно, что местная прислуга знала все привычки хозяина. Сделав большой глоток, он спросил, вытирая пену с верхней губы:

– Не боишься, значит?

– Не-а.

– Ладно, мечников у тебя есть шанс порубить, но у них на службе и мастера меча есть, двое точно. Даже если справишься с ними, то у них и мастера магии есть, боевого направления. Раскатают они тебя, как щепку в труху. Ты, конечно, кое-что умеешь в магии, как я понял, но против них не потянешь. А они тебя искали, сильно искали. Наверняка им уже известно, что ты вошел в город, агентов у них много.

– Может быть, – пожал я плечами, посмотрев на блины, но брать их не стал. Если впереди предстоит схватка, наедаться не стоит. – Думаю, мне лучше съехать из твоего трактира. Если за мной придут, я не дамся, соответственно, твой трактир серьезно пострадает, вплоть до большой воронки на его месте.

Наткнувшись на задумчивый взгляд Егора, я усмехнулся. Шутки в моих словах не было, мы полрайона разнесем, если меня будут брать. Блин, да какое – полгорода не станет, точно скажу.

– Как бывший поисковик, я хочу сказать, что в этом здании хорошо держать оборону, а как владелец и торгаш – попрошу тебя покинуть трактир. Не хочу его терять, я и так еле-еле договорился, чтобы меня не трогали. Тогда ведь у башни действительно погибли сотрудники тайной стражи.

– Поздно, – сказал я, посмотрев за спину Егору. – Они уже тут.

Тот обернулся и угрюмо посмотрел на шестерку воинов и двух магов, что прошли в помещение трактира. Двое воинов остались у входа, остальные по коридору мимо столов, за которыми сидели посетители, надо сказать, их хватало, направились к нам.

– Одаренный Юрий, ученик мага-погодника империи Сауд Жестина де Курье? – спросил один из воинов, показав нам какую-то железку, похожую на бляху.

– Он самый, – спокойно подтвердил я, разглядывая одного воина, что имел кольцо мастера меча.

– Вы задержаны по подозрению в убийстве сотрудников тайной стражи на территории Пустошей.

– Не виновен, – также же спокойно и с ленцой ответил я. – Напали на меня, так что у меня чистая самозащита.

– Суд разберется. Встать, сдать оружие.

– Может, тебе еще масло по всей роже намазать? – улыбнулся я. – Я же сказал, я считаю себя невиновным, поэтому никуда с вами не пойду.

– Господа, господа! – засуетился Егор, на него с презрением посмотрел не только я, но и сотрудники тайной стражи. – Решайте свои дела на улице, не в моей таверне!

– В принципе мне без разницы, где вас убивать, – согласно кивнул я словам Егора. – Идем на улицу?

– А ты нахал, – покачал не представившийся старший агент головой. – Идем на улицу.

Я встал из-за стола и направился к выходу. Агенты сопровождали меня спереди и сзади. Оказавшись на улице, я посмотрел на повозку с решетками на окнах и неопределенно хмыкнул.

Как только мы отошли от трактира метров на двадцать, маги атаковали меня плетениями паралича, а воины стали окружать, двое готовили веревки. Только мастер меча стоял на ступеньках крыльца и, скрестив руки на груди, пристально наблюдал за мной.

Почти сразу меня окутал невидимый простым взглядом ледяной доспех, о который разбились заклинания магов, и я сам атаковал воздушными лезвиями. Ни у кого из агентов не было защиты против них, поэтому, не глядя, как тела еще недавно живых людей, воинов и магов, распадаются на кубики, я развеял доспех и, на ходу доставая сабли из-за спины, спросил:

– Ну что, мастер, потанцуем?

– Пожалуй, – кивнул тот, и в его руках оказались мечи.

Встретив мою атаку, он сам контратаковал, после чего прыжком мы разорвали дистанцию. Замерев друг напротив друга, мы молча поклонились друг другу:

– Мастер, – был мой вежливый поклон.

– Мечник, – ответил он. Несколько секунд мы мерились взглядами и разошлись.

Убирая сабли за спину, я прошел мимо шокированных побоищем зевак у входа и, весело посмотрев на бледного Егора, что продолжал сидеть на том же месте, спросил:

– Что же они с тобой сделали, а?

Тот продолжал сидеть за столом, тупо глядя в столешницу, его плечи подрагивали. Вздохнув, я направился к лестнице, что вела на второй этаж. Задерживаться тут не следовало, поэтому лучше покинуть герцогство как можно скорее.

По поводу не свершившегося боя с мечником: тут все было просто. Не было бы там победителей, мы оба это поняли и разошлись. Пусть лучше будут в мире один мечник и один мастер, чем мир останется без них. Вполне возможно, победителя бы не было, хоть в себе я и был уверен.

Открыв комнату, я прошел внутрь, быстро собрал вещи и, накинув ремень баула на плечо, поспешил вниз. Только не через обычный вход, а через окно. Спустился, используя щели в кладке, вниз, после чего направился на площадь. Именно там и находилось здание с телепортами, с помощью которых мы несколько месяцев назад оказались в этом городе. Там было светло от горевших магических фонарей на столбах, так что я спокойно пересек площадь и остановился около входа. Мне не понравилась троица мужчин в гражданском неподалеку от входа – как бы не агенты тайной стражи.

Проходя мимо, я только покосился на них, они же на меня совершенно не обратили внимания, скользя взглядами по толпе гуляющих спокойным теплым вечером жителей города в поисках кого-то нужного им. Думаю, меня выискивают. Заклинание отвода глаза работало хорошо.

Пройдя внутрь здания, я подошел к служащему и сказал:

– Столица королевства Диона.

– Простите, но дети без сопровождения не могут пользоваться телепортом, – я поднял руку и показал ему кольцо, между пальцами мелькнул золотой. – Но думаю, в вашем случае, господин мечник, мы обойдем эти препоны.

Монетка исчезла в складках одеяния служащего, после чего он подсчитал, сколько мне нужно пройти телепортов, чтобы добраться до королевства, и выдал результат:

– Одиннадцать единиц, оплата в размере шести золотых, сорока двух серебряных и девяноста трех медных монет.

– Вот вам семь золотых монет, – столбиком поставил я их перед служащим, и тот выдал мне билет, смахнув плату в ящик стола.

Пройдя в соседнее помещение, я подошел к арке, и как только другой служащий настроил ее, перешел на другую сторону, оказавшись в каком-то странном полутемном помещении. Резко обернувшись, я осмотрелся. Ошибки быть не могло, я находился в огромном зале, на верхних галереях стояли люди в одеяниях магов, внизу у столбов, что поддерживали свод, воины, в основном мечники, но были и мастера меча.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru