Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Первые три дня я даже встать не мог без помощи, и де Курье учил Люси на мне, как нужно заживлять тяжелые внутренние травмы. Кстати, как оказалось, де Курье не имел права давать знания своим ученикам, кроме базовых, до поступления тех в Академию, но это не касалось будущих целителей – их учили с момента поступления в ученики. Так что она только следила, но не участвовала, знаний не хватало. Вот я и лежал, питался, ходил на горшок у кровати и снова лежал. В первый раз, да и то осторожно, я встал под присмотром мага и его учеников вчера утром и с тех пор старался делать это почаще, чтобы освоить свое тело. А это было непросто, но постепенно я привыкал. Я хотел как можно быстрее это сделать и при возможности начать тренировать тело. Восемь лет – идеальное время, чтобы начинать совершенствовать его. Это не только я так считал, но и местные спецы меча и другого оружия.

На данный момент все процедуры были закончены, мое тело было полностью здоровым, поэтому лучше опишу, что я узнал о местном мире и о магах.

Сперва о магах. Их рождалось не так много, и за молодыми одаренными велась настоящая охота. Вольные маги на контракте, как де Курье, искали в деревнях и селах детей вроде тех, что он набрал себе в ученики. Занимались ими до того момента, пока будущим магам не исполнится четырнадцать лет, после чего отправляли их в Академию, с которой у них был подписан договор, и получали за это солидные премиальные. Как сказал бородач, он уже отправил в Академию шестнадцать одаренных и на деньги, что успел получить, купил себе земли и замок в империи Сауд. Так что у него еще трое перспективных одаренных, и вполне возможно, появится четвертый, если пройдет стандартную процедуру пробуждения Дара. Это я про себя, если кто не понял. Он сейчас у меня был скрыт, и сам я его без чужой помощи разбудить не мог. Сегодня днем де Курье снял дом на две недели, он решил задержаться в местном городке Лешье и сейчас готовил там пентаграмму инициации Дара со своими учениками, а Люси отправил за мной.

Забежав в комнату, девчушка успокоила дыхание и важно сказала:

– Пора, все готово.

С этого номера мы съезжали, поэтому все вещи уже были перевезены в снятый домик. Поправив курточку – новую одежду мне подарил маг, все точно по размеру – я вышел следом за девчушкой и, спустившись по лестнице, оказался в заполненном народом зале. В это время мне на глаза попался местный хозяин-трактирщик, что стоял за стойкой. Когда наши взгляды встретились, я навел на него указательный палец и медленно провел им по горлу. В моих глазах смеха или веселья не было, только ненависть, которую я легко в себе разбудил. Тот застыл соляным столбом от такой наглости, поэтому я поспешил догнать Люси, что шла по широкому коридору между столиками ко входной двери.

Причина такого поступка была банальна. Оказывается, в тот момент, когда я вселялся в это тело, девчушка училась работать артефактом, который я обозвал «видеокамерой», работал тот так же. Это был зеленый кристалл, на одной из плоских поверхностей которого можно было прокручивать запись того, как меня убивали. По тем щенкам-ублюдкам, что присутствовали при моем убийстве, ничего не скажу, а вот живодера казню, когда найду. Также в поле объектива попался и трактирщик, что пнул мое бессознательное тельце, которое в тот момент лечил маг. Я не умею прощать – трактирщику не жить. Если я не успею совершить месть и он сдохнет раньше, перенесу ее на его родственников. Я так не раз делал в прошлой жизни. Всегда делал. Как вы уже поняли, прощать я не умел и не хотел. Специально тех ублюдков искать не буду, мир большой, но если встретимся, им этот день не пережить. Уж я-то постараюсь.

Оказавшись снаружи, я прищурился от бивших прямо в лицо лучей заходящего солнца и поспешил за Люси, которая ждала меня на первых ступеньках широкого крыльца. Дальше я следовал за ней, не замечая своей усталости – ни разу еще в этом теле столько не ходил – крутя головой во все стороны, впитывая все то, что видел. Мне все было интересно.

Мне были интересны самые обычные на вид лошади, как тягловые, запряженные в повозки, так и верховые. Последних было больше. Меня даже поразил один дворянин, что проехал на мощном коне с украшенной серебром уздечкой и седлом, смотрелось все очень красиво. Народу на улице хватало, вечер все же. Были люди, и их было большинство, но сегодня впервые я увидел и другие расы. Сперва засек двух представителей расы гномов, что шли куда-то по улице, к сожалению, я их рассмотрел только со спины, отметив непомерно широкие плечи, а потом заметил зеленокожего орка. Не сказать, что он был особо высокий – два метра да сантиметров двадцать, не выше, – но все же впечатлял своим костяком и латами, а секира на его плече заставила остановиться и, открыв рот, пялиться на него.

Очнулся я от щипка в плечо, рядом стояла улыбающаяся Люси.

– Рот закрой и пошли, поторопиться надо. Ритуал начинается с заходом солнца.

Я снова двинул за девчушкой, правда, теперь она меня придерживала за плечо, меня ощутимо качало от усталости после долгой ходьбы. В этот раз я глянул вокруг уже истинным зрением, тем, что пользуются одаренные. Это зрение, оказывается, можно было включать и выключать, а я-то думал, что все маги так смотрят. Оказывается, нет, на это тоже требуются силы, в смысле мана мага, так что пользуются одаренные этим зрением не всегда. Включать и выключать зрение меня почти сразу научил де Курье, так что я легко пользовался им. Переходить на разные режимы было нетрудно.

Кстати, это очень удивляло де Курье. Еще в момент пробуждения я узнал, что истинным зрением могут пользоваться одаренные, что уже прошли инициацию Дара, у меня же все было наоборот, источник внутри точно еще не был разбужен, а зрение действовало. Что у меня есть Дар, де Курье уже не сомневался, он приносил к нам в комнату таверны какой-то жутко мощный и дорогой артефакт Древних магов, что взял на час у местного мастера магии, и проверил. Тот долго гудел, но все же подтвердил, что я одаренный. Ну а какая во мне спит Сила, можно будет узнать только при инициации.

Так вот, глянув вокруг истинным зрением, я споткнулся от удивления. Не было ни одного человека, на котором не имелось бы артефактов или амулетов. Их предназначения я еще не знал, но видел прекрасно каждый активный артефакт. Больше всех светился орк. Он вообще был как увешанная гирляндами елка, я даже прищурился, глядя на него.

Вывел меня из оцепенения еще один щипок и недовольное брюзжание Люси, так что пришлось брать себя в руки, и дальше уже идти спокойно, глядя на людей вокруг обычным зрением. Как оказалось, мы почти пришли. Свернув с центральной улицы в узкий проулок, мы остановились у низкой калитки такого же невысокого забора. Это я по старым меркам меряю, для моего нового тела забор был высок, на голову выше. За ним была тропинка, выложенная из плоских камней, которая вела к небольшому домику. Что привлекло мое внимание, пока девочка открывала калитку, так это узкие окна полуподвала. Это профессиональный взгляд, всегда замечаю подобные мелочи.

Мы по тропинке прошли в дом, где чуть не столкнулись с Езором, что поднимался по лестнице из подвала.

– Где вы ходите, у нас уже все готово? – недовольно спросил он.

– Пришли уже, – буркнул я, и мы начали спускаться в полуподвал.

Там при свете магических светильников я обнаружил де Курье и Ельга. Маг проверял начерченную на свободном пространстве пентаграмму, а ученик поправлял один из светильников.

– Уже пришли? – встал на ноги маг и, осмотрев меня, удовлетворенно кивнул: – Тогда начинаем.

Что делать дальше, мне еще вчера описали во всех подробностях, поэтому пройдя внутрь пентаграммы, я мельком осмотрел положенные на остриях специальные кристаллы драгоценных камней и лег на спину, чтобы ноги смотрели на два кристалла, зеленый и синий.

Пока де Курье заканчивал последние приготовления, беря в руки свой посох и готовясь активировать пентаграмму и провести процедуру инициации одаренного, я вспомнил наши беседы с магом и его учениками об этой самой магии.

Тогда, услышав мой первый вопрос насчет Дара – я поинтересовался, а вдруг он будет предрасположен к темной магии или некромантии, например, – де Курье несколько секунд недоуменно смотрел на меня, а потом заржал. Ему вторили ученики и ученица. Сперва маг выяснил, что я знаю о магии, не переставая смеяться от моих описаний, а потом за несколько часов ввел в курс дела. В принципе, наши фантасты не особо ошибались. Ох, чую, во сне они не раз бывали в подобных мирах, но как бы то ни было, поясню подробнее.

Не было разделения на магов разных категорий по Дару. Есть Дар и есть Сила, у всех они одинаковые, а какое из искусств ты будешь учить, зависит чисто от тебя самого. Что интересно, то и учи. Сейчас поясню подробнее. Прежде всего я с удивлением узнал, что Дар одаренного и его Сила – это одно и то же, просто де Курье привык разделять их по причине того, что у одаренных Дар одинаковый, его может быть или не быть, а вот Сила у всех разная. Сила – это от внутреннего резерва маны, тут есть такое понятие – мана, но маги используют слово «Сила». Еще от Древних магов осталась линейка определения внутреннего резерва Силы, который, кстати, можно увеличить за счет усиленных тренировок. Сейчас опишу определение Силы мага. Оно было нетрудно для запоминания – от десяти до бесконечности. То есть одаренный с десятым уровнем Силы – это самый слабый одаренный, таких принимали в Академии, но учились они все только на факультете Алхимии и Зельеварения, становясь в будущем незаменимыми помощниками для настоящих магов. Это как у нас в России: есть врачи, а есть фельдшеры, вроде и те, и те медики, а уровень знаний и умений разный.

Так вот, что касается определения уровня Силы каждого одаренного. Начинается он с десяти, с самого слабого, и постепенно снижается. Первый и второй уровни могут иметь даже архимаги, а у грандмастеров магии, которых сравнивают с богами, вообще не могут определить уровень Силы. К слову сказать, на Тории, в мире, где я оказался, было всего два грандмастера магии. Казалось бы, всего двое, но считается, что это даже много.

 

Для примера можно взять де Курье. Он пришел в Академию Магии империи Сауд одаренным с девятым уровнем силы, что позволило ему поступить на факультет Погодников, и за время учебы, которая длилась пять лет плюс еще один год аспирантуры, поднять Силу до седьмого уровня и сдать дипломную работу на звание мага.

Вроде про Силу и Дар рассказал, теперь поясню со слов де Курье, что означают звания подмастерьев, магов, мастеров магии и остальных. Это как после окончания армейского училища курсант выходит из его стен полноправным офицером, так и подмастерье по местным понятиям – самое младшее офицерское звание, соответствующее земному младшему лейтенанту. Это все для примера. А теперь про одаренных, которые учатся в Академии и выходят за ее пределы полноправными магами… ну или подмастерьями. Так вот, по иерархической линейке вверх: ученик, старший ученик, подмастерье (многие не учатся дальше, довольствуясь этим званием, и покидают Академию), маг (максимальное звание для студента по окончании Академии). Потом идут мастер магии, магистр, архимаг и грандмастер магии, но одаренный получает эти звания, когда уже сам повышает свои знания.

Опять же взять для примера де Курье. Он закончил Академию двадцать шесть лет назад, учась на основном факультете Погодников, заодно посещая лекции еще двух факультетов, и после сдачи экзаменов получил на руки три диплома по факультетам: маг-погодник, подмастерье-лекарь и подмастерье-артефактор. Причем, по его словам, если бы не его тяга к знаниям, он бы не закончил Академию с таким высоким результатом. Таких, как он, в Академии было не так уж и много. Кстати, эти годы он продолжал осваивать искусство и готовился отправиться в Академию, чтобы поднять артефактора до звания мага, готовя дипломную работу. С этим повышением квалификации были свои заморочки, потому что простые граждане платили за сделанные де Курье артефакты суммы как за работу подмастерья. Все цены были фиксированы, и он не мог поднять их, однако цены за артефакты, сделанные подмастерьем и сделанные магом, отличались чуть ли не в два раза. Именно поэтому он и хотел сдать экзамен и дипломную работу на звание мага еще по одному направлению магии.

Может, я и сумбурно все объяснил, но, честно говоря, устал немного, в голове мешанина из мыслей. Пока де Курье зажигал кристаллы, касаясь их навершием посоха, отчего они начинали светиться внутренним светом, я посмотрел на учеников мага.

С ними тоже было все интересно. Как я уже говорил, одаренных было не так много и Академии вели на них охоту, приманивая к себе, будь те гражданами империи или нет. Одним из таких способов было брать на контракты вольных магов вроде де Курье. Сейчас опишу схему его работы. Он постоянно находится в разъездах, работая по заявкам и накапливая капитал, ищет по деревням и селам таких же одаренных. Искать их нетрудно. Прибывает такой маг в деревню или село, если там нет своего одаренного, велит старосте собрать всех жителей на площади и использует одно заклинание, бросая его сетью на всех жителей, и если там есть кто-то из имеющих скрытый Дар, то над его головой загорается огонек, видимый истинным зрением. Сами деревенские охотно проходят эту проверку, так как знают: если будет найден ребенок с Даром, то его семье выдадут десять золотых монет. Еще бы узнать, много это или мало.

Со мной такое, понятное дело, не сработало, хотя де Курье раз двадцать пробовал на мне заклинания обнаружения одаренного, а вот парней и Люси он нашел именно так, после чего выдал их родителям определенную сумму и забрал, обучая держать свою Силу под контролем. Кстати, как я уже говорил, такие маги-поисковики до четырнадцатилетия учеников учили их только основам управления своей Силой, десятку самых простых заклинаний, читать-писать и этикету, так как одаренные, вышедшие из стен Академии, получали самое младшее дворянское звание – шевалье. Ну, кроме тех, кто уже имел дворянство по праву рождения. А вот с Люси тут особый случай, поэтому де Курье и занимался ею больше других. Как я понял, за нее он получит от Академии премию, равную стоимости его замка, он сам об этом как-то обмолвился. Наверное, это много, не знаю, но раз он так суетится, то реально много.

Сейчас кроме каждодневных повторяющихся уроков ученики мага думали и прикидывали, на какие факультеты они поступят. Ельг, имеющий седьмой уровень Силы, железобетонно решил поступать на боевой факультет и готовился к этому. Езор, имевший восьмой уровень, еще не определился, он никак не мог выбрать между факультетом Артефакторики и Бытовиков, а Люси, имевшая шестой уровень Силы, хотела стать целительницей, к этому и готовилась. По словам де Курье, в будущем девчушка может стать мастером магии в целительстве, а то и магистром, а это вообще мощно. Они могут оживлять даже умерших… если, конечно, прошло не более пяти минут, ну и отращивать покалеченным все конечности. Но это многие маги-целители умеют делать с помощью своих посохов.

В отличие от Езора, я уже определился со своим интересом. Меня, конечно, и другие направления в магии интересуют, но главное, без сомнения, – это артефакторика. Я пока разглядывал магические линии кристалла «видеокамеры» де Курье, чуть не влюбился в ту грациозность сделанной работы. Хочу уметь так. Теперь главное пробудить свой Дар и узнать, какой у меня уровень Силы. Правда, меня насторожили слова мага о том, что моя судьба в Академии, как и Люси, уже предрешена. Это настораживало, но объяснять свои слова де Курье отказался, сказал, что я в Академии сам все узнаю. Что он имел в виду, ученики тоже не знали. Ладно, будет время, сам узнаю.

В это время я почувствовал, как де Курье вошел в пентаграмму и, присев рядом, положил свои руки мне на голову.

– Готов?

– Да, – коротко ответил я.

Мне еще вчера парни и Люси рассказали, что они чувствовали, когда проходили инициацию. У всех прошло по-разному. Но я надеялся, что проблем не будет. К тому же де Курье неуверенным тоном сообщил, что даже если у меня отсутствует Дар, то ничего страшного со мной не случится.

Как только я подтвердил, что готов, что-то изменилось, я на миг перестал чувствовать свое тело и понял, что просыпается Сила. Нет, не так, СИЛА.

Представьте себе, что вы держите в руках стакан с водой, и вдруг стакан исчез, и вода, мгновение побыв в той же форме, начала растекаться, а вам нужно ее удержать в форме стакана. Я не смог, но отчаянно пытался.

Открыв глаза, я попытался осмотреться, но вокруг в рамках пентаграммы был густой туман и крупные снежинки, так я видел свою ману, что вышла из-под моего контроля и растеклась вокруг. Трещали доски пола, сжималась пентаграмма, ярко светились кристаллы, сдерживая большой объем сырой маны, но пока они держались.

– Юра, – расслышал я в голове спокойный голос мага, – не волнуйся и делай то, что я скажу.

Согласуясь с объяснениями де Курье, я потихоньку стал брать под контроль свою Силу. По его подсказкам я сперва научился из своей маны плести магические нити, получились они у меня сразу, причем довольно тонкие, хотя Люси говорила, что у нее при инициации получились толщиной с большой палец ноги, у меня же они были тоньше иголки. После этого я из этих нитей сплел магическую сеть и набросил ее на себя. Работал я не руками, естественно, разумом. Это сложно объяснить, но де Курье смог это сделать и научить меня мысленно управлять своим Даром.

Открыв глаза, я понял, что мана была под контролем в моем теле, никакого тумана и пурги вокруг. Но это было еще не все. Де Курье сказал, что не видит мою сеть, и показал, как сбросить эту защиту, а потом, заново сплетя сеть, только уже сделав более толстые нити, вернуть все на место. Повторив это действо несколько раз, я почувствовал, как маг убрал свои руки с моей головы и, придирчиво осмотрев меня, разрешил покинуть пентаграмму. Как это ни забавно, но эта защита из сетки была для детей, через пару месяцев я научусь контролировать и держать Силу в кулаке без помощи сетки, и она уже не понадобится, а пока без нее никак. Озадачило только то, почему маг не видел мою первую сетку. Чуть позже я узнал, что не всем магам дано видеть тонкие магические линии. Тут от Дара все зависит, а я еще уши распустил, слушая объяснения де Курье, что он у всех одинаковый. Мол, он есть или его нет. Ни фига подобного, Дар у всех разный! Именно Дар, не путайте с Силой.

Такие маги-поисковики, как де Курье, использовали учеников для пополнения магоэнергии в артефактах, так сказать, бесплатные источники, так как ученики находятся на полном попечении мага. Заодно одаренные, кроме того что пополняют карман мага, увеличивают свой резерв, опустошая себя до последней капли маны и снова медитациями заполняя источник Силы. Но мне это еще предстоит, а сейчас хотелось бы узнать уровень моей Силы. То, что меньше пятого уровня, я был уверен, но вот насколько?

Де Курье к этому времени подошел к главному кристаллу и, подняв его, посмотрел на результат. Видя, как поднимаются его брови, после того как он расшифровал результат исследования, я невольно спросил:

– Сколько?

Остальные ученики, что по лестнице спустились в подвал – они отсутствовали из соображений безопасности, – тоже превратились в одно большое ухо.

– Я дважды проверил, кристалл уверенно указывает на третий уровень Силы. Это очень и очень неплохо. Я бы сказал, просто отлично.

– Я думал, больше будет, вон, вокруг меня какая пурга была из маны, – с некоторым разочарованием пробормотал я.

– Да у тебя еще слабая, было видно, что ты контролируешь себя, – отмахнулся довольный маг. – Вот у Езора, когда он с испуга утратил контроль, полыхало так полыхало. Ты, Юра, не волнуйся, до поступления в Академию усиленными тренировками, уверен, доведешь свой уровень до второго, а то и до первого, но это если повезет и очень стараться будешь.

Я понимал, почему маг радуется. Одна из его основных подработок – это зарядка накопителей артефактов, а тут такая батарейка появилась. Поясню: чтобы зарядить полностью опустошенный накопитель того же кристалла «видеокамеры», Люси, самой сильной из учеников, требуется опустошить весь свой резерв Силы, но кристаллом потом можно будет активно пользоваться полгода, пока он не разрядится. Я же могу зарядить сразу десяток таких накопителей, причем особо не напрягаясь. Чувствуете разницу? Эту разницу во внутреннем объеме маны мне еще вчера Люси пояснила.

Кстати, про кристаллы драгоценных камней и кварца. Я вчера не понимал, почему маг так с ними носится, даже с самым мелким рубином он носился, как с великой реликвией, вот Люси мне и пояснила, в чем тут дело. А это было очень интересно. Все дело в накопителях, потому что накопителями для магоэнергии могут быть только природные драгоценные камни. Алхимики могут создавать искусственные камни, но они идут только в ювелирку. Причина такого решения проста: если в такой камень начать подавать ману, то он осыпается пылью, держат в себе ману только природные камни. Как алхимики ни бьются, они ничего не могут поделать: ну осыпаются их камни в пыль и все тут! Так что производство искусственных камней на поток не поставлено, так, по заказу ювелира. Кстати, во времена Древних магов – о них я пока мало знал – алхимики умели создавать искусственные камни-накопители, но, к сожалению, современные не могут повторить и создать такие же. Так что к выданным Академией камням де Курье действительно относился с бережностью и осторожностью. Природные камни стоили очень дорого.

Для примера возьмем заклинание малого исцеления. Как его делают маги? Берется лист или, например, дощечка с детскую ладонь, одаренный наносит на нее плетение заклинания, как мне пояснила Люси, оно простенькое, запитывает линии плетения маной, и все, готово. А чтобы запустить плетение, нужно разломить дощечку или порвать лист, и оно активируется, только нужно делать это рядом с раной, не дальше полуметра. Только мана держится всего месяц, не больше, после чего рассеивается вместе с плетением. Это самое простое использование, теперь по накопителям. Взять дощечку, ну или другой предмет, включая ювелирное украшение, нанести плетение, а накопитель, хоть тот же кристалл кварца, зарядить маной, но плетение устанавливать слегка усовершенствованное. Теперь малым исцелением можно пользоваться неоднократно, пока не разрядится накопитель, но его можно подзарядить у любого одаренного. Такое изделие уже считается артефактом и стоит довольно дорого. Те же свитки или дощечки можно купить буквально за какую-то мелочь, а на подобные артефакты уже нужно серьезно потратиться. Да, еще хотел добавить, кристаллы кварца и драгоценные камни – это совершенно разные вещи. Кварц тоже в принципе неплохой камень для содержания маны, но, в отличие от настоящих драгоценных камней вроде алмаза, терял ману – понемногу, но терял со временем. Поэтому кварц использовали в основном для обучения учеников и создания недорогих магических амулетов. Сами природные камни во многих государствах считались стратегическим сырьем, и в свободной продаже их было встретить очень трудно, поэтому состояние мага обычно оценивалось по количеству природных камней, имевшихся у него в собственности. Де Курье их имел, но немного, в большинстве у него были кристаллы кварца, вот уж они-то имелись в больших количествах и продавались везде.

 

– Пойдем поужинаем, заодно отпразднуем появление еще одного одаренного, – подхватив меня под локоть, сказал де Курье.

Несмотря на то, что время было примерно около полуночи, наверху нас ждал праздничный ужин. Так вот чем ученики занимались, а то «нельзя им внизу находиться, опасно»!

Сам дом я еще осмотреть не успел, мы по прибытии сразу прошли в подвал, да и сейчас было не до того. Нужно будет завтра утром его хорошенько изучить, как-никак маг решил тут задержаться, ему поступило от местных землевладельцев несколько заявок по очистке их земель от природных аномалий.

Из-за того, что рядом находились исковерканные Древней магией земли, которые все почему-то называли Пустошами, где когда-то бушевали магические битвы, от которых природа все еще не могла оправиться, некоторые аномалии изредка проявлялись и на землях местных владетелей. Надо будет более подробно расспросить насчет этих Пустошей, а то получил общие сведения, и все. Мол, Пустоши образовались после магических войн, бушевавших тут более шестисот лет назад во времена Древних магов, тогда же и наступил закат магического конструирования и последовала утеря многих магических знаний. Война по всему шарику шла.

Мы сели за стол и начали праздновать, отмечая мою инициацию. Я быстро сомлел, так как был сильно уставший от сегодняшнего несколько бурного дня, поэтому не заметил, как уснул прямо за столом.

– Вставай, лежебока, – потряс меня за плечо Езор.

Высунув свою мордашку из-под одеяла, я широко зевнул и спросил:

– Сколько времени?

– Утро уже, вставай, сейчас позавтракаем, и Учитель даст тебе первое задание.

– Ясно.

Чувствовал я себя хорошо, проверка истинным зрением показывала, что защитная сетка на месте, поэтому, бодро вскочив с кровати, быстро оделся и, осматриваясь и пытаясь понять, где нахожусь, направился по коридору к лестнице. Оказывается, наша комната была на втором этаже этого домика.

Быстро спустившись вниз, я вежливо поздоровался с дородной женщиной, которая мне была незнакома, и, узнав, где можно умыться и опорожниться, вышел наружу, попав в сад. Самый обычный на вид «скворечник» в саду был занят, поэтому я спокойно ополоснулся в бочке с дождевой водой и стал терпеливо ждать. Когда, наконец, Люси вышла, я промчался мимо нее, взметнув ее косу, и закрылся в туалете, судорожно развязывая завязки штанов.

Помыв руки в бочке, подпрыгнул и сорвал с ветки дерева фрукт – я такой уже ел, Люси приносила, – ополоснул его в бочке и, хрустя на ходу, отправился обратно в дом.

Пока наемная домработница мадам Деона накрывала на стол, я поздоровался с остальными сонями, включая Учителя – а де Курье стал мне теперь Учителем на ближайшее время, – и стал осматривать дом. Меня пока все устраивало, да и интересна мне была магия, поэтому я решил остаться с магом. Как-никак я ему был обязан своей жизнью, а такие долги я не забываю, пока не верну их, естественно. По ходу дела дальше посмотрим.

Сам дом был небольшой – кухня, зал, столовая и гостиная на первом этаже, вход в подвал был из кухни, а также две спальни на втором этаже, под крышей. В одной комнате спал де Курье, в другой мы вчетвером. В нашей комнате было четыре топчана, и, что странно, они были не настоящими. Де Курье именно там меня и обнаружил, в нашей комнате у топчанов, где я разглядывал линии заклинания. Смотришь истинным зрением – заклинание, простым – топчаны стоят. Мистика. Хочу уметь так.

– Ах вот ты где, – сказал маг, проходя в нашу комнату.

– Это вы сделали? – спросил я, указав на кровати.

– Только развернул, а создание подобного заклинания мне не подвластно. Это работа бытовика, причем по умениям могу сказать, он или мастер магии, или уже магистр. Я этот артефакт в лавке, торгующей артефактами, купил. Полтора золотых, между прочим.

– Вы хотите сказать, что пользуетесь чужими заклинаниями? Разве это возможно?

– А почему нет?! – настала очередь удивляться де Курье. – Конечно, не все заклинания можно поместить в подходящую заготовку, но все же некоторые можно. Например, это заклинание многоразового действия, тут только и нужно, что подзаряжать накопители, и все, с этим я легко справляюсь, хоть и плохо вижу магические линии артефакта, некоторые вообще не вижу.

Маг подошел к шкатулке, стоявшей на столе, на которую я не обратил внимания, и закрыл крышку, отчего все четыре топчана пропали. Когда он ее открыл и нажал на две магические пиктограммы, как я успел рассмотреть, топчаны снова развернулись. Как я понял, пользоваться управлением мог и простой человек, не одаренный. Удобно, черт побери! Нет, хочу так уметь, хочу-у-у!

Забравшись на свою кровать, я попрыгал, проверяя мягкость, помял между пальцами одеяло, потрогал подушку и, вздохнув, пробормотал по-русски:

– Я просто хренею от этой магии.

Спустившись вниз, мы устроились за столом и начали завтракать. Ел я спокойно, только изредка прерывался и слушал Учителя, что объяснял правила поведения за столом. Для остальных это было привычно, а вот я слушал с интересом, так как в основном мне все это и предназначалось.

После завтрака маг начал собираться, велев обоим ученикам подготовиться к дороге – скоро должна подъехать повозка, запряженная лошадьми, – а мне он дал первое поручение. Я должен был научиться переливать свою ману в накопители. Попросту говоря, я должен был заряжать пустые кристаллы-накопители сырой маной. Были и другие маны, их можно было обрабатывать. Тут аналогия с нефтью. Не все машины работали на нефти, вот и требовалось, перед тем как наполнять накопители зарядом, поменять свойства маны на другие. Но это мне все еще предстоит выучить, а пока нужно научиться заливать кристаллы сырой маной. Сложновато немного для понимания, да? Но я учился и собирался учиться дальше.

Я этому поручению не особо удивился, так как знал о нем, мне другие ученики рассказали, единственное, что не пояснили, как я должен был это делать. У каждого это получалось по-своему, так должно было быть и у меня. Еще могу добавить, что получалось это не сразу, у кого как. Вот Люси, самая способная и сильная, сумела зарядить первый накопитель через одиннадцать дней, пацанам понадобилось на это куда больше времени.

Через десять минут подкатила повозка с кучером на передке, и маг с обоими учениками укатил работать по первой заявке, а мы с Люси, которую оставили следить за мной и помогать, остались одни. Домработница, убравшись на кухне, отправилась на рынок за свежими овощами и другим продовольствием. Ее так же наняли на две недели.

Почесав макушку, я спросил у Люси:

– Что делать будешь?

– За тобой следить, чтобы ничего не натворил, – честно сказала та.

– Ясно, – вздохнул я.

Выйдя из дома и прихватив половик, я расстелил его в тени одного из фруктовых деревьев, очистив этот пятачок от лежавших плодов, и устроившись на нем, взял в руки первый кристалл кварца, как я уже говорил, они были самыми дешевыми накопителями и не служили так долго, как драгоценные камни. Да и никто мне не доверит драгоценный камень для тренировки, при умении и с ними можно сделать так, что они осыпятся пылью.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru