Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Прикрыв глаза, я перешел на истинное зрение. Веки мне не мешали оглядываться вокруг и смотреть на переплетения магических энергий. А она была везде – в деревьях, в растениях, даже в воздухе высоко над головой были видны тонкие нити магических жил. Раньше Древние маги умели присоединяться к ним и быстро пополнять опустошенные резервы или вообще подключать стационарные артефакты – на данный момент это умение было утрачено.

Это Люси мне рассказала, когда заметила, что я, задрав голову, наблюдаю за небом. Видимо, сообразила, что я там разглядываю.

После обеда мы вернулись в сад, и я продолжил пытаться зарядить кристалл кварца. Под вечер я вдруг понял, что делаю не так, и почти сразу кристалл рассыпался у меня в руках пылью.

– Слишком много энергии дал, наверняка весь резерв опустошил, – сказала Люси, когда я открыл глаза. – Вот, держи другой, попробуй еще раз, только осторожно, понемногу.

– Не весь, четверть где-то, – довольно хмыкнул я.

В этот раз я контролировал расход маны и зарядку кристалла, через минуту у меня на ладони лежал кристалл кварца размером со спичечный коробок, заполненный до предела магоэнергией, на которой работали все местные артефакты. Что странно, кристалл кварца после зарядки заметно потяжелел. Феномен. Ничего, будет время, узнаю, почему это происходит.

Когда перед самой темнотой вернулись маг и ученики, мой резерв был опустошен полностью, я сидел на покрывале и по подсказкам Люси учился в медитации пополнять его, а перед нами лежало и слегка светилось восемнадцать больших кристаллов кварца, переполненных энергией. Весь мой запас Силы.

– Не ожидал, – сказал подошедший крайне удивленный де Курье. – Быстро ты учишься.

– Мне нравится, и я хочу учиться, – сказал я, прерываясь и с трудом вставая, затекшее тело плохо слушалось меня. Нужно будет начинать тренировки, чтобы не быть таким рохлей.

– Как я вижу, заряжать кристаллы ты научился. Кварц самый дешевый минерал, но зато самый сопротивляемый по зарядке, так что с драгоценными камнями у тебя получится быстрее и лучше. Позже попробуешь. Что с медитацией?

– Пока никак.

– За ночь частично резерв пополнится, утром снова опустошишь его и занимайся пополнением. Люси тебе поможет.

– Хорошо, Учитель, – кивнул я и направился к дому.

Маг был пропыленный, как и его ученики. Пока он общался со мной, те успели прихватить по пирожку с кухни и теперь плескались в бочке, отмываясь, поэтому де Курье, с помощью магии очистив свою одежду от пыли, разделся и тоже направился в сад, ополоснуться пару раз из деревянного ведра перед сном.

За его «купанием» я наблюдал из окна нашей спальни большими глазами. Думаете, он опрокинул не себя ведра и все? Ага, как же! Вода в корыте встала водяным смерчем и буквально облепила его. Через минуту маг был посвежевший и чистый. Хочу так уметь, хочу-у, хочу-у!

Следующую неделю я только и делал, что заряжал кристаллы, которые потом пропадали, и появлялись новые, пустые, да медитировал, пополняя свой резерв. Получаться начало только на третий день, после чего я качал свою Силу, увеличивая ее. Как пообещал де Курье, за год резерв точно увеличится до второго уровня, а там, глядишь, и до первого недалеко.

К концу второй недели я уже начал уставать от одного и того же. Нет, магией, если это можно так назвать, мне заниматься было интересно, но также мне хотелось прогуляться и посмотреть на город, однако меня не пускали. Из-за чего, Люси не знала, ей хватало приказа мага, так что пришлось пояснять это ему самому. Он отправил старших учеников и ученицу в сад – они как раз должны были заниматься выполнением очередного заказа, и, убедившись, что нас никто не подслушивает, да еще поставив Полог тишины, объяснил мне ситуацию с молодыми одаренными.

Когда они были еще маленькими и ничего не умели, их воровали у учителей, зачастую убивая последних, после чего лаской и подарками постепенно подводили мага-ребенка к тому, что с ними ему будет лучше, ну а там дело техники, и в будущем такие уворованные маги уже были их с потрохами. Психология, однако. Такие сильные, как я, рождаются очень редко, и если обо мне узнают, на де Курье начнут настоящую охоту, что ему было не нужно категорически. Он был не боевым магом, поэтому, владея стандартными защитными и атакующими плетениями, долго против атак профессионалов не продержится. А тут такое везение – моя аура выдавала простого человека, не мага. Это было очень хорошо, однако было и плохое: сетка, которую я сплел при инициации и укутал ею себя, была видна в истинном зрении, и любой маг мог увидеть ее, как и определить, что одаренным я не являюсь. С учетом того, что я быстро учился, де Курье надеялся, что я так же быстро научусь контролировать свою Силу и, убрав сетку, стану обычным не одаренным ребенком. Маскировка первоклассная. А так, пока на мне сетка, покидать территорию дома он мне не разрешал. Любой маг заинтересуется, почему это у обычного, не одаренного судя по ауре ребенка «детская» магическая сетка. А где интерес, там и алчность.

Именно это и объяснил мне де Курье, изрядно озадачив. Мне показалось, тот пытался меня развести.

– Да-а, – протянул я, почесав затылок. – Однако какие у вас тут интриги бушуют.

– Ты взрослый, хоть и находишься в теле ребенка, в отличие от моих учеников, все эти несуразности тебе сразу бросились в глаза, поэтому я решил ничего не скрывать от тебя. Кстати, я не вижу твой Дар, а аура у тебя обычная, поэтому задам вопрос: ты уже можешь контролировать свою Силу? Скажи мне, тебе еще нужна «детская» сетка?

– Еще бывают срывы и спонтанные выбросы, – честно признался я. – Думаю, еще неделю, и можно будет пробовать снимать.

– Неделю? – задумчиво протянул маг. – У нас работы осталось дня на три… Ладно, что-нибудь придумаем. А ты учись и готовься, через неделю, если сетка тебе уже не будет нужна, мы телепортами переходим в город Вернец, рядом с моими землями, и едем ко мне в замок, там уж я примусь за твое обучение.

– Жду не дождусь, – улыбнулся я.

Взъерошив мне отросшие кудри, маг тоже улыбнулся и, пообещав привезти из этой поездки кое-что интересное, направился вниз. Им пора было отправляться к очередному заказчику.

Проводив отъезжающего мага, я вернулся в сад, счастливо вздохнул полной грудью и пробормотал:

– Искупаться, что ли?

* * *

Легкие работали легко, словно меха в кузне нашего замка, босые ступни мягко и бесшумно опускались на сырую от росы утрамбованную землю лесной тропинки. Теплые лучи солнца последних дней лета изредка доставали до меня сквозь густые кроны деревьев, когда я забегал в островки света. Трещали цикады, пели птицы, летали бабочки вокруг, а я бежал и радовался жизни.

Вот тропинка привычно ушла в сторону, но я бежал прямо и, оттолкнувшись от земли, заросшей густой травой, одним прыжком перемахнул через старое поваленное дерево с торчащими кольями подгнивших веток и несколькими прыжками вернулся на тропинку, что обходила стороной это старый ствол.

Бежал я не снижая скорости уже восемь километров от замка де Курье к своему любимому месту для купания, после чего я, так же не останавливаясь на отдых, бежал обратно. Это были мои привычные тренировки вот уже четыре года. М-да, а ведь уже прошло пять с половиной лет, как я попал в это тело. Больше пяти лет, как я жил в этом мире, и надо сказать… что я до сих пор пребывал в восторге. Мне все нравилось, и я жадно впитывал любые знания. Любые – если это касалось магии и боевых искусств. А ведь эти годы пролетели для меня как один день, хотя были там и веселые денечки совместной работы с де Курье, и тренировки с мастером меча, родственником мага, который пять лет назад согласился взять меня в ученики и более того – остаться жить в замке, а также грустные деньки, когда провожал в Академию парней и Люси. Эх, а ведь они стали мне семьей! Единственное, что мне не нравилось, так это то, что я был практически заперт в замке мага, он мне крайне не советовал его покидать, разрешая только тренироваться на его землях, правда, то, что я бегаю к соседям на озеро, он не знал. Вот и получалось, что я и мира не знал, только со слов других учеников и гостей замка, и никогда не путешествовал. В принципе я из-за этого не особо расстраивался, так как все основное время пропадал в лабораториях или на тренировочном полигоне в подвале замка де Курье. Надо сказать, занимался я собой не зря, ох не зря. Были подвижки, еще как были. Причем такие, что я даже не мог определить свой уровень знаний – ранг мага, не ниже.

В это время моя легконогая, сухощавая на вид фигурка в обычной крестьянской одежде выбежала на имперский тракт и почти сразу замерла, настороженно оглядываясь. Для этого были причины. И хотя в обе стороны тракт был пуст, я чувствовал разлитые в воздухе эманации смерти. Где-то рядом несколько живых разумных существ были лишены жизни. Причем в бою, еще не стих яростный порыв эмоций в местном астрале. Ха, а де Курье в астрал выходить не может, похоже, это не умеют многие маги, но я не говорю, что все. Я вот научился это делать всего полгода назад после двухлетних упорных тренировок, отчего магическое конструирование расцвело для меня новыми красками. Эх, наставника нормального нет, я бы быстрее освоил астрал. Именно астрал и помог мне обнаружить эти эманации смерти. Другие маги бы их не засекли и прошли мимо.

Мгновенно представив перед собой магическую схему поискового заклинания собственной разработки, я запитал его спецманой и бросил вперед. Оно работало в широком диапазоне и, начав разворачиваться, приступило к сканированию дороги и обочин. В истинном зрении заклинание пометило яркими пятнами на дороге замаскированные следы крови, заспанные землей, и шесть трупов в небольшом овражке в ста метрах от тракта. Там же лежали две туши убитых лошадей.

Так я и стоял в длинном и широком лесном коридоре, где под тенью высоченных деревьев по лесу пролегал тракт, мысленно наблюдая за сканированием. Убедившись, что кроме меня рядом нет живых существ – мой поисковик вскрыл бы и скрытых под заклинаниями маскировки ворогов – я сформировал мощное атакующее заклинание, защитное уже было на мне активировано, и направился к овражку. Десятиминутный осмотр трупов дал понять, что напали на какого-то дворянина, там лежали явные дружинники в одинаковой заляпанной кровью форме. Меня это мало волновало: как дворяне с презрением относились к черни, так и я презирал их, но еще один момент заинтересовал меня. Одна из убитых лошадей, судя по потертостям на шкуре, была верховая, а вторая точно ранее запряжена в постромки. Однако кареты я рядом не обнаружил. Видимо, трофеи забрали те, кто напал на дворянина.

 

– Ну и хрен с ними, – пробормотал я.

Вернувшись на тракт, я трусцой направился к тропинке, которая бежала дальше к нужному мне озеру, известному тем, что было очень холодным из-за подводных ключей. А мне нравилось, именно поэтому, разгоряченный, я с разбегу и нырял в его холодные воды. Любил я закаляться.

Однако пробежав еще три километра по лесу, я понял, что приключения на сегодня еще не закончились, на озере были люди и даже, кажется… нелюди. То есть из других рас. Кто, я еще не успел определить. Хотя нет, два орка там было. Точно орки.

Не снижая скорости, я продолжал бежать к озеру – то, что там были чужие, меня волновало мало, точнее, совсем не волновало, озеро было хоть и крохотным, но я надеялся, что чужаки были с другой стороны и не помешают мне купаться. Бежал я без страха и сомнения, потому что уже знал, магов среди них нет – серьезных амулетов и артефактов хватало, а вот настоящих магов нет, не было.

Выскочив из-за кустарника, я по тропинке поднялся на небольшую возвышенность, что дало возможность неизвестным рассмотреть меня, а мне их. Продолжая бежать не снижая скорости, я быстро осмотрелся, нисколько не удивившись увиденному. Чуть сбоку за деревьями на малоезженой лесной дороге, что вела к озеру, стояла карета с тройкой лошадей, постромки четвертой, убитой, были обрезаны. Там же были верховые, но не много, восемь всего.

Главное, по виду это были профессиональные наемники, а никак не работники ножа и топора, последних я уже видел и, надо сказать, вывел из леса навсегда. Отличные кольчуги, сбруя, мечи, щиты и дорогие амулеты. Нет, это точно профи. Их было двадцать шесть, включая двух орков. А вот их жертв осталось семеро, да и то один раненый дружинник помирал, ему никто не оказывал помощь, и он истекал кровью.

«Грубо сработали, любой маг найдет это место по следам крови. Если, конечно, специальным артефактом не затерли все следы», – подумал я.

Вожак наемников допрашивал какого-то важного дворянина, который продолжал гоношиться, хотя на костре уже начало алеть лезвие ножа. Двое дружинников, один отходил, еще двое явные слуги, сам дворянин, кажется, его дочка лет двадцати на вид и жена. Вот и все, что я увидел.

Пятеро наемников помогали главарю с допросом пленных, остальные были в охранении. Больше всего мне не понравились двое бойцов, это без сомнения были мечники. Не мечники, а мечники. Сейчас объясню, что это такое. Как и в магии, в боевом искусстве бойцы элитных школ, вышедшие на высокий ранг боевого искусства, тоже имели ранги и звания. Самый младший, а это мечник, мог спокойно выйти против тридцати латных воинов и за пару минут порубить их. Мечников было большинство, они заслуженно считались элитными бойцами, и их охотно нанимали в свои дружины разные дворяне вплоть до королей. Что-то я увлекся, так вот, ранги подразделялись на мечников, мастеров меча и грандмастеров меча. Всего три ступени, но как же трудно пройти их! Уж я-то знаю, сам учусь.

Тория была спокойной планетой, приграничные конфликты случались часто, но вот войн уже лет сорок не было, однако спецов меча хватало. В основном они концентрировались у Пустошей, в дружинах наемников, на границах в войсковых соединениях и в гвардиях правителей. Эта информация была секретной, но я смог примерно прикинуть количество специалистов меча в империи. Мечников было всего девятьсот, ну, может быть, тысяча, мастеров меча около семидесяти, грандмастер меча был один. Это я про империю Сауд, в которой было более двух десятков миллионов граждан и которая считалась самым большим государством на Тории. А так приплюсовать еще столько же спецов меча, и будет общее количество этих профессионалов в этом мире. С учетом того, что войн не было, – приличное количество.

Добавлю еще, что одаренные этих спецов боялись. Серьезно боялись. Спецам, когда они получали первую ступень звания, выдавались перстни, а перстни были поделками Древних и считались очень серьезными артефактами. В общем, этот защитный артефакт мог выдержать атаки даже магистра магии. Так-то. Так что в бою с таким мечником и уж тем более мастером меча у одаренного шансов не было – пару секунд, и он изрубленный лежит на земле. Это было одним из тех кулаков, которыми правители держали в узде магов. Мол, что не так, ух, я на вас своих мастеров меча натравлю! И натравливали, поэтому боялись их одаренные, серьезно боялись. Так что два мечника в наемной дружине – это серьезный знак, говорящий о многом.

Вот такие два мечника и стояли чуть в стороне, пристально меня разглядывая. Под удивленными взглядами наемников я пробежал мимо опешившего охранения, те на амулеты положились, а они меня в упор не видели, и, перепрыгнув через тело умирающего дружинника, чуть не поскользнувшись в луже крови, пробежал мимо командира наемного отряда. Мельком кивнув мечникам – те неуверенно ответили, – я встал на небольшом мысу, начав снимать одежду и аккуратно укладывать себе под ноги.

Не обращая внимания на то, что был обнаженным, сделал шпагат и прямо из него начал производить малый разминочный комплекс для тренировки связок, чтобы они были гибкими. Теперь мечники вообще с меня глаз не спускали, да и смотрели с пониманием, сообразив, что я ученик мастера меча. Не ошибаются, мой учитель действительно мастер меча.

– Ты еще кто такой?! – с некоторым возмущением спросил командир наемников. Видимо, ему пришлось не по нраву то, что помешали в допросе или пытках.

– А вам не все равно? Работаете – работайте, я вам не помешаю. Вот если вы будете мне мешать… – у моей руки на миг мелькнуло сияние, и рядом с головой командира в дерево вошла сосулька, пробив не самый слабый ствол насквозь.

Больше меня местные разборки не интересовали, поэтому, не обращая внимания на то, что командир продолжил допрос, изредка бросая на меня недовольные взгляды, я закончил с разминочным комплексом и с визгом, хотя сам я считал это могучим криком Тарзана, прыгнул в ледяную воду.

Графство Тешер, империя Сауд. Гемединский большой лес, безымянное озеро рядом с имперским трактом

– Отродье бездны! – выругался командир наемного отряда «Хамнуд» из вольного города Белона Эльг Хван.

Крик этого странного мальчишки ударил по и так натянутым нервам. Посмотрев на круги на воде, расходившиеся в разные стороны, Хван только сплюнул, повернувшись к бывшему нанимателю, который кинул их на немалую сумму, взял протянутый ему помощником нож с раскалившимся лезвием и спросил:

– Ну что, граф, прощаемся с глазом или вы все же расплатитесь с нами по договору, который мы, кстати, полностью выполнили?

Через двенадцать минут, когда граф почти сдался – он тянул время, надеясь, что его амулет сработал и сюда уже спешит помощь, не догадываясь, что его амулет был блокирован специальным артефактом, – водная гладь в озере вдруг вспучилась, и на берег в брызгах воды выпрыгнул малец, про которого уже все успели позабыть. Кроме мечников, вот они как раз обеспокоились долгим пребыванием подростка под водой.

Паренек отряхнулся как собака, бросив рядом с одеждой влажный плотно чем-то набитый мешок, после чего, казалось со стороны, в него начали бить струи теплого воздуха, и буквально за несколько секунд он был полностью сух, только вихры теперь торчали во все стороны, не поддаваясь попыткам недовольно бурчащего мальца пригладить их.

– Командир, – наклонился к уху Хвана его верный помощник. – А малец-то, похоже, одаренный, артефактов на нем маловато, чтобы такое устраивать. Может, попросить его посмотреть Игора?

– Попробуй, – кивнул Хван и вернулся к допросу графа.

Тот же лес, то же безымянное озеро

Подняв с травы штаны, я надел их, завязывая поясной шнурок, когда заметил, что от группы наемников отделился невысокий коренастый воин с обширной лысиной на темечке и направился ко мне. Он подошел как раз, когда я заканчивал с рубахой, закатывая на ней рукава.

– Доброе утро, ваше магичество, – поздоровался он, сразу же выдавая в себе бывшего крестьянина, только они так обращались к одаренным. – Разрешите поинтересоваться, не владеете ли вы лекарским искусством? Если владеете, то не согласитесь ли за определенную сумму посмотреть и полечить нашего соратника?

Я задумался на миг. До этого я ни разу не зарабатывал сам, будучи на полном обеспечении де Курье, а тот, надо сказать, был скрягой каких поискать. Деньги у меня были – одна серебруха и два десятка медяков, но снятых с лично мной уничтоженных лесных разбойников. Трофеи, честно говоря, не впечатляли, но сам я еще не зарабатывал, поэтому предложение наемника меня заинтересовало, хотя расценок я не знал. Де Курье о них никогда не говорил, видимо, боялся, что я узнаю, какие суммы он на мне зарабатывает, но тут ничего не попишешь, у нас с ним был договор.

– Я не только лекарь, но и целитель. Что у вас?

– Одного латника дружинники графа порубили, мы одно среднее исцеление использовали, снаружи рана затянулась, а внутри, видать, кровит. Отходит он, а больше свитков с этим заклинанием у нас нет. Закончились.

– Пойдем посмотрим, – подумав, велел я.

Подхватив мешок, я направился за лысым, снова кивнув мечникам, в этот раз те ответили более глубокими кивками.

– Что за хмырь? – спросил я у лысого, проходя мимо компании, где допрашивали дворянина и стенали его жена и дочь. Что странно, наемники их не трогали, просто не давали подойти к мужу и отцу.

– За работу не заплатил, – коротко ответил тот.

– А-а-а, крыса. Ну, я, в принципе, так и понял.

Мы прошли к карете, где на плаще лежал молодой парень с окровавленными повязками на плече и животе. Рядом с ним лежала разорванная бумага, на которой ранее были нанесены руны среднего исцеления. Одноразового действия, естественно. Сформировав перед собой заклинание диагноста, я сперва проверил, что с раненым, пометив серьезные повреждения, после чего стал копировать среднее исцеление, наполняя Силой каждую копию, и отправлял их в него. Хватило двух заклинаний, чтобы тот на глазах поправился и на его щеках заиграл румянец. Похоже, последнее заклинание можно было и не использовать, и так неплохо получилось. Я с интересом следил за восстановлением раненого с помощью еще действующего диагноста, честно говоря, это был мой первый тяжелый пациент за все это время.

– Спасибо, ваше магичество. Вот, согласно обычной таксе за лечение, – протянул мне наемник кожаный кошель, где что-то приятно звякало. Развязав горловину, я высыпал на ладонь горсть серебряных монет. Двадцать штук. Как я уже говорил, цен я не знал, но думаю, расплатились по полной, потом узнаю, обманули меня или нет, а так я кивнул, принимая плату, и, вернув монеты на место, убрал кошель в мешок за спиной.

– Господин маг! – вдруг окликнул меня граф, когда я проходил мимо, двигаясь к тропинке. – Десять золотых, если вы освободите меня и сопроводите до ближайшего города.

Усмехнувшись, командир наемников обернулся и сказал мне:

– А нам он должен пятнадцать. На всем экономит, сволочь.

– Я по мелочам не работаю, – гордо задрав нос, ответил я графу, после чего сказал командиру наемников: – Вы кроме этих пятнадцати еще пять монет выбейте за кидалово и счетчик.

– А что это? – заинтересовался тот.

За пару минут я объяснил некоторые способы разводок, кидков и выбивания денег по счетчику, после чего мы с этим командиром быстро подсчитали и выяснили, что граф им теперь был должен двадцать две монеты золотом и шестнадцать серебрух.

– Мы еще встретимся, ты понял, засранец?! – взвизгнул граф, когда раскаленное лезвие ножа снова коснулось его лица. Ему мои предложения наемникам не понравились, а те мои советы восприняли с радостью и одобрением.

– Будешь его убивать, – ткнув пальцем в графа, сказал я командиру, – убивай очень больно.

После этого, развернувшись и поправив лямки на плечах, я побежал обратно к замку де Курье. Правда, в этот раз я изрядно поплутал по лесным тропинкам, проверяя с помощью обычного зрения и магии, нет ли за мной слежки и не прицепили ли на меня магический жучок. Ничего подобного не было, наемников я особо не заинтересовал.

Пробежав около двенадцати километров, только к концу начало сбиваться дыхание, пришлось снова пересечь тракт, я остановился на небольшой полянке, где в тени березы находился невысокий поросший мхом камень, и, забравшись на него, открыл мешок. Достав из мешка все, что было внутри, стал разглядывать собственноручно созданные артефакты и амулеты, вспоминая, как я провел все эти годы в замке де Курье.

 

Что я могу сказать про эти годы? Они прошли для меня очень ярко? Да не сказал бы. Интересно? Вот это да, точное определение, потому что я занимался тем, что меня интересовало больше всего, да и сейчас интересует.

Пять с половиной лет назад, как раз в конце весны, используя два телепорта и посетив два города, в одном я так побывать и не успел, вышли из одного телепорта, оплатили и в соседней комнате перешли в другой город, Вернец. Это был городок, принадлежавший местному графу. Там мы наняли повозку, меня все интересовало, поэтому я любопытничал, и поехали в замок де Курье. Выкупленные магом земли не были обширными, более того, даже пахотных земель у него не было, так как замок находился в окружении лесов на берегу медленной и неглубокой речушки-ручейка. То есть фактически с земли маг ничего не получал и зарабатывал своими умениями.

Замок мне понравился – небольшой, гармоничный, было видно, что за ним следили, в его стены были вделаны артефакты, имеющие разное назначение. Вот что мне не понравилось, так это то, как нас встретила жена де Курье. С первого взгляда стало ясно, что мы не понравились друг другу, так это и оказалось, и наша молчаливая вражда длится до сих пор. Причина такого неприятия к одаренным была довольно проста. Обычно одаренные женились или выходили замуж за себе подобных, так как часто их дети тоже становились одаренными. Де Курье женился по любви на простой женщине, и та родила ему троих детей. Четвертого уже при мне. Так вот, ни один ребенок не был одаренным, и видя, что муж больше времени проводит с нами, из тихой неприязни к нам чувства мадам де Курье превратились в лютую ненависть. Она с нами вообще не общалась. Ладно, прошлые ученики, они уже в Академии, а я вот все еще терпел. Правда, я был не единственным учеником мага, он нашел еще одного одаренного, девятилетнего мальчишку с седьмым уровнем Силы, который оказался мелким стукачком и быстро нашел себя в работе подручного мадам де Курье. Даже пытался следить за мной во время пробежек. Но я повесил на него собственноручно сконструированное заклинание ослабления желудка, назвав его медвежьей болезнью, и как только тот покидал замок следом за мной, то быстро и непроизвольно пачкал штаны. Сам маг понимал, что тот под действием заклинания, и пытался найти его, но не смог, слишком тонкая работа для его истинного зрения, а сканирующие амулеты и артефакты ничего не выявили, так что этот поросенок так и ходил с заклинанием. Тут нужен одаренный уровня мастера магии, не меньше, чтобы только увидеть свернутое заклинание.

Что-то я отвлекся, хвастаясь своими успехами в освоении магии, что, надо сказать, было жутко трудным делом. Не хвастовство, освоение. Так вот, по прибытию в замок мне выделили отдельную комнату, познакомили с дворней и слугами, а также показали и сам замок. Было ему всего сто семьдесят лет, новодел магистра-бытовика. Тот таких замков за два сезона три штуки в этих землях построил.

Следующие четыре месяца я не вылезал с тренировочного полигона в подвале замка и из библиотеки мага. Была причина для этого. Как я уже ранее говорил, таких одаренных маги-поисковики, которые поставляют Академиям Магии будущих студентов, имели право учить только базовым знаниям и заклинаниям. Тот за два месяца всему меня обучил. Да и чему там учить? Дворянский этикет я усвоил быстро, язык и письменность знал, как и остальные науки, перевести с земного на местные было не трудно, тем более местный животный мир от Земли не сильно отличался.

Вот первичные самые простые заклинания я выучил и освоил за шесть дней. По дню на каждое заклинание. Да и что там было? Две личные защиты слабого уровня, броня и щит, атакующие стрела и шар, а также сканирующая сеть и лечебное заклинание малого лекаря.

Броня защищает тело со всех сторон вроде сферы, если подпрыгнуть, то и ноги закроет. Помнится, я тогда подпрыгнул, отчего ноги зависли в пяти сантиметрах от пола, и стал бегать внутри сферы по полигону, и та, как мяч со мной внутри, каталась, отскакивая от стен. Я себя чувствовал как белка в колесе и изрядно повеселился. Но не долго, воздух начал заканчиваться.

Сама защита, честно говоря, так себе, любая стрела пробьет, да и мечом, если поднапрячься, пробить можно. Вот щит уже посерьезнее. Формируется перед одаренным, закрывая его спереди, и выдерживает разнообразное оружие, правда, арбалетные гномьи болты их пробивают легко, причем даже не замагиченные. Я же говорю, это заклинания для детей и, похоже, от них же тоже.

Атакующие то же самое. Стрела – это тонкая сосулька, что способна с десяти метров пробить трехсантиметровую доску, а шар – классический фаербол. Правда, слабенький. Я как-то экспериментировал спустя год жизни в Замке с магическим конструированием, сделал метку, контур управления и наведения, потом навесил на филейную часть мадам де Курье метку и запустил фаербол. Она потом сорок минут бегала по замку, вскрикивая, когда тот атаковал ее в задницу, пока не догадалась прыгнуть в ров с водой со стены. Меня потом на две недели отлучили от лаборатории, библиотеки и полигона, но в тот момент я не сильно расстраивался, были причины. А вот мадам де Курье получила лишь легкие, но болезненные ожоги, которые ее муж очень быстро залечил. Так что слабенький этот шар, против детей. Попугать да прогнать.

Сеть тоже так себе. Там шесть диапазонов применения – от сканирования всех, кто рядом, на предмет Дара до автоматической сигналки. Можно ставить сеть рядом с лагерем в качестве охранной сигнализации. Правда, против простых людей. Одаренные обойдут ее с закрытыми глазами – истинное зрение позволяет видеть сквозь веки. Хотя я это вроде уже говорил.

Малый лекарь был самым простым из заклинаний, относившихся к лечебным. Порез заживить – вот максимум, что он мог сделать. Для уточнения: маленький порез, а не рану.

Так вот, за две недели освоив все это, я всласть потренировался и заскучал. Через неделю мне пришла одна коварная идея. Постепенно я изучил характер мага и понял, что тот был скрягой и падок на деньги. «Продажа» учеников Академии вполне неплохо позволяла ему держаться на плаву и не испытывать финансовых трудностей, однако де Курье, будучи сам из черни, к деньгам относился очень серьезно и никогда не упускал возможности дополнительно подзаработать. Вот я и надавил на эту его больную мозоль, но не сразу, а исподволь, как бы ненароком во время совместных уроков подводил к мысли учить меня тому, чему учили в Академии. То есть провести весь цикл обучения первых курсов и научить магическому конструированию, которым, кстати, сам де Курье не владел, но теорию знал. Сам он был копиистом, да и то не особо способным. Именно это ему и мешало сдать на мага-артефактора, нужно было сделать что-то свое, а он не умел этого.

Тот понял, что я хочу, и мы в его кабинете серьезно поговорили на эту тему. После четырехчасовых переговоров, давшихся тяжело нам обоим, мы скрепили сделку рукопожатием. Заключалась сделка вот в чем: он меня учит, после чего я начинаю делать или ремонтировать серьезные артефакты, которые де Курье сам делать был не в состоянии. И он их продает, как свои поделки, я же со своей стороны клятвенно пообещал, что никто не узнает, что он нарушил местные законы и учил меня магии. В этом мире частные учителя магии существовали, но немного, так как в Академию таких учеников, прошедших обучение на стороне, не особо принимали, даже если они были дворянами высоких рангов. Учил меня маг именно магическому конструированию, готовя к поступлению на факультет Артефакторики. Да, я сделал свой выбор, куда поступать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru