Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Вот так я и сидел в одной позе, просто рассматривая и не пытаясь дистанционно влезть в плетения защиты и сохранности, а барон с де Курье ходили вокруг башни, как охотники вокруг дичи, плавающей в озере, – видит око, да зуб неймет. Правда, к оборонному поясу они не подходили, только разглядывали его со стороны. А я, как охотничий пес, сидел на берегу и прикидывал, как залезть в воду. И этот пес должен был броситься в ледяную воду и принести в пасти утку. Правда, пес еще был щенком и плавать не умел.

Так и прошел этот день. Такими же были второй и третий. А на четвертый день, когда я уже делал первые попытки вмешаться в работу некоторых заклинаний, произошло первое происшествие. Пропал один из поисковиков.

Я к этому времени как раз проложил сорокаметровой длины тропу, сблизившись с башней, когда донеслись крики из лагеря. Прекратив все работы, балансируя на безопасной, но очень узкой тропе, я покинул оборонный пояс башни и побежал к лагерю, где собиралась небольшая толпа поисковиков, магов и их слуг.

– В чем дело? – спросил я, подойдя быстрым шагом к Арни.

– Эжен пропал, – пояснил тот. – Отошел оправиться в рощу и как сгинул. Егор там с частью людей осматривает все. Никаких следов, ни крови, ничего.

– Эже-е-ен, – задумчиво протянул я, почесав подбородок. Этот здоровяк, который не расставался со своей секирой, был мне знаком. Опасный и, главное, опытный тридцатишестилетний воин. Вот так сразу чтобы его незаметно взяли? Нет, тут что-то не то.

Заметив, как на меня покосился барон, я подошел к нему и негромко спросил:

– Наши преследователи?

– Возможно, – нехотя кивнул тот.

– Если это так, то будет плохо. Наверняка по нашим следам отправили самых опытных. Вы кому-то говорили, что ищете башню магов?

– Только жена знает, – покачал тот головой.

– Кто-то слил информацию. О слугах подумайте, для тайной стражи они самые надежные источники.

Заметив, как барон повернулся и стал пристально разглядывать слуг, что были с нами, я выслушал речь помощника Егора и направился обратно к башне. Меня во вторую поисковую группу не включили, ушли практически все, кроме барона, де Курье и Арни, также остался повар, вот и все.

Эжена мы так и не нашли, так же как и следов чужаков. Было видно, что работают профи. Чего они ожидали, было и так понятно – когда мы вскроем башню, чтобы самим не возиться с этим. Стервятники долбаные. Егор, как и ла Грант, ходил мрачнее тучи, обоим не нравилась эта неопределенность, да и многие поисковики не отходили далеко от лагеря. Теперь по надобности отходили к ручью, вниз по течению, но чтобы было видно из лагеря, и свешивались над водой, опорожняясь.

Я же весь ушел в себя, чтобы открыть башню. В принципе за эти пять дней работы и изучения структур магических линий я стал понимать, что там и как, поэтому, делая тропу, которая со стороны выглядела «как бык поссал», двигался к тому месту, где по моему предположению находился вход. Хотя с виду у башни на двадцать метров вверх не было ни одного отверстия. Лишь белые оштукатуренные стены.

Когда я, наконец, достиг стены и потрогал ее, теплую, нагретую лучами солнца, рукой, то испытал искреннюю радость. Думаете, это просто – найти нужный узор и деактивировать боевое плетение? После этого я стал рассматривать плетения у входа. Теперь я уже был убежден, что вход тут, но часть плетений действительно оказались ложными. Теперь требовалось разобраться, где тут ложные, а где нормальные, действующие.

До вечера я не успел понять, какое именно плетение из сотен своих товарок отвечает за открытие, поэтому, когда начало смеркаться, так же балансируя, осторожными шажками добрался до чистой от ловушек поверхности и побежал к лагерю, давая разбежаться крови, застоявшейся за время моей неподвижности.

Когда я забежал в лагерь и часовой закрыл за мной плетеную ограду, возведенную поисковиками, – хотя, что странно, ни мертвяков, ни изменившихся животных тут не было, в речке плавала обычная рыба, которой мы питались, да и магические линии тут были не так искривлены – я прошел к лежаку и принял из рук Арни свою миску.

– Как дела? – спросил он.

– До башни добрался, да это вы и сами видели, осталось открыть вход. Но это куда сложнее, чем деактивировать некоторые ловушки. За некоторые я даже не пытался браться, все равно не смогу воздействовать на них. Обходить стороной пришлось.

– Понятно, – кивнул тот и направился к барону докладывать о том, что я успел сделать.

Кстати, за эти дни отношения между мной и обоими магами стали какими-то натянутыми и прохладными. Мы стали меньше общаться и разговаривать, хотя разговора по душам у нас с Учителем так и не состоялось. Первое время я думал, что меня просто стараются не трогать и не отвлекать от взлома башни, но, похоже, я был не прав, тут явно что-то другое. С де Курье-то понятно, он уже окончательно понял, что я его дурил в своих умениях, изрядно и демонстративно их понижая, поэтому дулся на меня как ребенок. Но тут он сам виноват, нечего было меня обкрадывать, а вот что произошло между мной и бароном, я так и не понял. Так что эти сутки мы общались только через Арни. Меня это нисколько не напрягало, так что я с легким юмором смотрел на все это.

Когда доедал остатки каши с подливой, что сегодня приготовил повар, – причем это была добавка, многие подходили, подлива повару удалась – я на рефлексах вскочил со своего места, отчего миска, разбрызгивая остатки каши и подливы, отлетела в сторону, а стоявшая рядом кружка с настоем, ожидавшая своей очереди, опрокинулась. Почти сразу я кувырком ушел в сторону, отбивая выхваченными саблями две стрелы и один арбалетный болт.

Да, причиной такой моей реакции был звон десятка тетив луков и арбалетов, а также глухие чавкающие хлопки, когда стрелы входили в броню или живое тело сидевших и ужинающих в лагере людей. Первый залп был по одаренным и только по ним. То есть неизвестные выбивали самых опасных. Почти сразу осел на бок де Курье с болтом в глазу, сияла яркими всполохами защита барона, который с трудом держала стрелы и болты. Силен оказался барон, раз смог удержать намагиченное оружие. Оба одаренных поисковика тоже начали падать со стрелами в теле, завалился назад сидевший рядом со мной Арни, в нем было две стрелы.

Единственное, что меня удивило, в меня не стреляли, те стрелы и болты, что я отбил в сторону, летели в других людей. Ну а когда через частокол проскользнул первый воин-чужак, я встал в общую стенку поисковиков, из которой выпадал то один, то другой боец со стрелой или болтом в теле. Но все же обстрел лагеря начал прекращаться, так как у поисковиков были свои лучники, шестеро, из которых осталось трое, и они тоже очень неплохо метали стрелы. Перемещаясь по лагерю, они пускали куда-то стрелу за стрелой и, видимо, попадали, так как обстрел начал стихать.

Первых чужаков мы приняли на щиты и мечи, положив сразу троих, но все же шаг за шагом мы начали отступать под их напором. Очень профессиональным напором, надо сказать. Если бы чужаки не были в одежде обычных поисковиков, то я б подумал, что это профессиональные воины, даже не наемники, служивые. Хотя, если это бойцы тайной стражи, то в чем еще им тут ходить? Значит, я был прав в своих догадках, они за нами шли. Башня мага слишком жирный кусок, чтобы проигнорировать его поиски. Последнюю башню мага, по словам Егора, нашли тридцать семь лет назад, действующую, естественно, и искатели, что ее нашли, обогатились. Причем они ее только нашли, не вскрывали, а привели туда покупателей. Все. Им за это целый воз золота отвалили. Кстати, покупателем была Академия Магии, куда я собираюсь поступать. Интересно, что они нашли внутри? О том, что они ее вскрыли, правда, аж за два года, Егор тоже рассказал.

В принципе мы держались, нападающих было тупо больше, около сорока бойцов, поэтому мы отступали к противоположной стороне частокола, а вот когда через него, ловко прыгая, перебрались две группы, тройка и двойка воинов, я понял, что это конец. Это были мечники.

Мои сабли уже были мокрыми от крови, и рукоятки скользили в руках, за это время я взял жизни одиннадцати чужаков. Когда появились мечники, развернувшись к нашим, крикнул:

– Отходим к башне, тут у нас шансов нет!

Рванул я первым, прокладывая дорогу. Естественно, через простых бойцов-чужаков, я не сумасшедший прорываться через мечников, для этого нужно быть мастером меча. по крайней мере. Радовало одно – в меня стреляли, но специальными травматическими болтами, от которых я уворачивался, меня явно пытались взять живым.

После того, как я проложил просеку – троих зарубил, остальные отшатнулись в сторону от мельтешения лезвий, – побежал к башне, к тропе, за мной слышался топот. Кто-то меня услышал и присоединился. Обернувшись, я только заскрипел зубами от злости. За мной бежало всего семеро, включая Егора, хотя уже шестеро, последний упал, получив стрелу в спину. Некоторые из наших еще оставались в лагере, окруженные со всех сторон, они погибли, но дали нам время добраться до тропы, задержав на несколько секунд мечников.

– Шаг в шаг, – скомандовал я выжившим и первым ступил на тропу. Надвигающиеся сумерки в какой-то степени помогали нам, в какой-то мешали. Преследователи уже плохо видели нас, но и поисковики не видели, куда я ступаю, и шли фактически на ощупь. Это мне было легко идти с истинным зрением. Так что шли мы, положив друг другу одну руку на плечо, не особо длинной змеей.

Благополучно дойдя до стены, я повалился на землю и, тяжело дыша – схватка была нелегкой, да и первой у меня такой яростной, – сказал:

– Все, тут островок безопасности вокруг башни. На два метра не отходите от нее… Раненые есть?

– Я, – устало пробормотал кто-то в темноте.

– И я…

Накинув на всех выживших заклинание диагноста, я определил, что ранены все, просто пока еще не осознают этого, не отойдя от схватки. А у того, что ответил, вообще в плече засел обломок стрелы. Встав, я размял руки и приступил к врачеванию. Буквально через шесть минут все раны были вычищены от посторонних предметов и заживлены. Пока выжившие приходили в себя, я проверил себя самого, найдя две царапины и заживив их. Похоже, меня действительно пытались взять живым.

 

Подойдя к тому месту, где я оставил свои сабли, сел рядом и, достав тряпицу из кармана, стал очищать их от крови. С учетом того, что я весь был покрыт подсыхающей кровью, благо чужой, выглядело это странно, но оружие нужно держать в чистоте.

– Факелы, – пробормотал один из поисковиков. Судя по голосу, это был сухощавый воин, как будто состоявший из жил, такой же двуручник, как и я.

От лагеря действительно в нашу сторону выдвинулось факельное шествие.

– Охренеть, – пробормотал я. – Они хотят осветить нас и расстрелять из луков.

– Не достанут, – уверенно возразил Егор. – До нас метров сто.

– Ты что, о магии ничего не слышал? – хмыкнул я. – Наверняка у них есть один-двое магов.

– Должно быть больше.

– Должно, но, похоже, что мина моя тогда не зря сработала и поубавилось их количество, именно поэтому в одной тройке мечников было всего двое воинов, думаю, один погиб во время взрыва.

– Кстати, а ты почему магией не пользовался? – повернулся ко мне Егор.

– Забыл, – сознался я, вставая на ноги и убирая вычищенные сабли за спину. – Такой шел в бой, что просто все вылетело из головы. Первый он у меня такой был.

Пока в нашу сторону шли факельщики, я встал и положил ладони на еще теплую, не остывшую поверхность башни. Вдруг, ослепив меня сиянием, в истинном зрении засветились магические плетения, и без каких-либо моих усилий квадрат стены ушел вглубь и в сторону.

– Быстро внутрь! – скомандовал я и первым полез внутрь, следом за мной на ощупь в башню попали поисковики.

Замерев в двух метрах от входа, я почувствовал, как на меня в темноте кто-то наткнулся, и шикнул на него.

– Тихо, не нравится мне тут. Подозрительно все.

Позади зашуршал камень, вставая на место и закрывая проем, но почему-то никто из поисковиков мне не ответил, я даже их дыхание не слышал, хотя у двоих оно было сиплое.

Почти сразу после того, как блок двери встал на место, вспыхнул ослепительный для моих отвыкших глаз свет, и я, зажмурившись, сквозь ресницы рассмотрел, что передо мной стоял древний старичок с узкой длинной бородкой, которую он поглаживал и с некоторым интересом и благожелательностью разглядывал меня. Находились мы в типичной прихожей, судя по обстановке.

Мне показалось… да нет, точно показалось, что я видел предметы за ним, как будто он призрак или дух, ну или голограмма. То есть не материальное существо. Естественно, сразу же, как я попал внутрь, активировал две личные защиты, и, судя по тому, как старичок меня разглядывал, он их отчетливо видел.

Когда я немного привык к свету, то уже внимательнее осмотрел старичка, нет, мне не показалось, это был явно дух. Обернувшись, я удивленно поднял брови, заметив, что все шестеро моих спутников замерли в разных позах. Это было похоже на действие заклинания паралича, но явно что-то другое, иначе бы они повалились на пол.

Вдруг старик что-то сказал. У него был на удивление звонкий и бодрый голос, который никак не мог принадлежать столь древнему старику, сорокалетнему – вполне возможно. Тот видел, что я его не понимаю, и начал говорить разные фразы, пристально следя за моей мимикой. Но и тут его ждало разочарование. Ни один из языков я не знал. Один был похож на говор орков, а другой гномов, но лишь отдаленно, я все равно его не понимал. Тут старик поднял руку, и я понял, что не владею своим телом, и оно, медленно приняв горизонтальное положение, зависло в воздухе. После этого старик, не касаясь ногами пола, полетел к дверям, а я, двигаясь вперед ногами, летел следом в метре от пола как привязанный, даже не имея возможности выматериться. Да уж, из огня да в полымя. Теперь я понимаю эту поговорку как никто другой.

Была бы возможность, то во время движения по башне замка я бы с интересом крутил головой, разглядывая убранство, так как был в сознании, но видел только потолок с довольно красивой лепниной и часть стен. Судя по движению, мы спустились по лестнице в подвал и, пролетев пяток дверей, оказались в какой-то лаборатории. Я это понял по столу с колбами, мимо которого проплыло мое тело.

Дальше старик устроил меня на какой-то жесткой лежанке, после чего все на миг исчезло и я оказался в пустыне. Для меня все прошло, как миг, как будто я моргнул и оказался в другом месте.

– Сейчас ты меня понимаешь, неуч? – услышал я знакомый голос, но в этот раз язык мне был знаком. Нет, это не старик заговорил на одном из тех языков, что я знаю благодаря де Курье, а получается, это меня обучили еще одному.

Я был в каком-то непонятном одеянии вроде белоснежной тоги, даже макушку машинально потрогал, нет ли там нимба, поэтому, после того как за моей спиной прозвучал голос, наряд взметнулся, когда я резко обернулся, вставая в боевую стойку.

– Вы кто? – спросил я старика. – Что вам от меня надо?

Тот захихикал, поглядывая на меня с искренним весельем. Отсмеявшись, он снова стал совершенно серьезным и, осмотрев меня с ног до головы, сказал:

– Это уже наглость, молодой человек, ты несколько дней ломился ко мне в гости, кстати, очень непрофессионально, а тут, когда я тебя пригласил, задаешь глупые вопросы.

– У каждого поступка есть своя причина. Раз пустили, значит, что-то вам от меня нужно.

– Хорошо сказал. Или услышал от кого, или у тебя богатый жизненный опыт… Хм, я вижу, что ты одаренный. Да еще не обученный и, похоже, этикета не знаешь. Нужно первым представляться.

– Юрий Мороз, одаренный, интересуюсь Древней магией и поэтому я тут, – пожал я плечами, подумав, оттолкнулся и тоже завис в воздухе.

– Интересно-интересно, – снова захихикал старик, с интересом следя, как я с удобством вишу. – Грандмастер боевой магии Даренского королевства, советник короля Юзофа Второго Эрлин Высокопарный… Вернее, слепок личности грандмастера, но с учетом того, что он погиб в бою, я его единственная копия и считаю себя личностью. Кстати, эти территории были заражены магией именно после того, как отверженные убили мою настоящую личность. Правда, надо отдать мне должное, выжило их очень мало.

– Ясно, – задумчиво пробормотал я и задал следующий вопрос: – Для чего он вас создал, и что вам от меня нужно?

– В самую суть, молодой человек, в самую суть своим пальцем ткнули. У меня, то есть у Эрлина, был сын. У него был хороший источник, четвертый. Но отец не мог из-за недостатка времени учить его лично, и он создал меня.

– То есть, – вставая на теплый песок босыми ступнями и слегка подавшись вперед, начал уточнять я, – вы учитель магии?

– Именно, молодой человек, именно. Однако из-за начавшейся войны Игор, сын грандмастера, так в башню и не прибыл. Я не знаю, что с ним, но с тех времен прошло много времени, больше шестисот лет, а маги, как ты знаешь, живут пятьсот-шестьсот лет.

– Так-так-так, – заволновался я. – Но мне местные маги сказали, что одаренные живут максимум двести пятьдесят лет, да и то если они хорошие лекари и в состоянии поддерживать свое тело.

– Нашел у кого спрашивать, у неучей, который растеряли все знания.

– Вы не ответили на мой вопрос, для чего я вам нужен?

– Мне нужна сделка. Ты поможешь мне, я помогу тебе.

– В чем она заключается? – насторожился я.

– Я дам тебе знание в магии и обширную практику, ты дашь мне свободу.

– Давайте я уточню вслух. Вы меня учите всему, что знаете сами, то есть все, что знал тот грандмастер Эрлин, а я за это вас развею?

– Не развеешь, а поможешь уйти в мир демонов.

– Ха! – выдохнув, возмутился я. – Как я это сделаю? Да и зачем вам туда?

– Точно неуч, да еще тупой неуч. Что и как делать, я тебя научу, время у нас на это есть, немного, правда, всего четыре года, но есть. К твоему сведению грандмастер Элиот был магистром в бытовой магии, строительной, демонологии и магическом конструировании. Всему этому я тебя обучу, как-никак, я частный учитель. А на твой вопрос, почему именно к демонам, а не перевоплощение, так за это время я стал личностью и хочу обрести свободу, а такой шанс я могу получить только у демонов, может быть, даже и тело себе найду. Но это тебя уже не касается, тем более твое, к сожалению, мне не подходит, я уже проверил, с демонами я сам договорюсь, как-никак магистр демонологии.

– Клятва ученика-учителя? – все еще осмысливая, во что ввязываюсь, спросил я. – И почему четыре года, что будет с моими спутниками и теми, что остались снаружи? Они просто так нас не оставят и будут пытаться пробиться в башню.

Конечно же, о такой удаче я и мечтать не мог, однако природная осторожность брала свое, и я все же продолжал уточнять некоторые моменты.

– Ух ты какой торопливый, на все тебе ответь. По клятве – да, это стандартная процедура. А вот как я тебя учить буду, так это просто. Учить буду я не твое тело, а твой разум. Сейчас твое тело лежит в лаборатории, а общаемся мы в созданном мной пространстве, время снаружи стоит, вернее, здесь движется слишком быстро. Если ты хочешь спросить, не остановил ли я его снаружи, то нет, это невозможно. Для всех, кто находится снаружи, время течет как обычно, твои спутники под воздействием паралича, а тут, в этом вымышленном мире мы можем проводить сколь угодно времени, там пройдет всего минута, максимум две.

– В принципе понятно, но почему все-таки четыре года в местном времени?

– Накопитель башни. Хозяин наложил на него заклинание сохранения с некоторыми своими новшествами. Он еще работает, но скоро перейдет в нестабильное состояние и взорвется, уничтожив и башню, и часть местного ландшафта. Эксперимент оказался несколько неудачным, а изменить его уже невозможно.

– Скоро – это сколько?

– Примерно через двадцать семь лет в обычном времени или четыре года в этом, вымышленном. Ему придется работать с нагрузками, поэтому такое сокращение сроков.

– Ну, в принципе вы мне все объяснили. Что там по клятве?

Через шестнадцать минут я торжественно произнес слова клятвы и вздрогнул, когда мне по спине очень больно хлестнул виртуальный хлыст, что держал старик.

– С этой минуты называй меня Господин Учитель! – зло усмехнувшись, рявкнул тот.

– Да, Господин Учитель, – прошипел я, поводя плечами, чтобы унять боль. Боль была как настоящая. Мир снова мигнул, и мы оказались в холле замка грандмастера. Естественно, тоже не настоящего, а виртуального, но полной копии.

– Первый тест. Я, конечно, поглядывал, как ты защиту снимаешь, но хотелось бы убедиться, – сказал старик, и в его руках появилась магическая сетка из очень тонких нитей. – Ты ее видишь?

– Да.

– Нити для тебя слишком тонкие?

– Вообще-то я тоньше делаю.

– Покажи. Мысленно представь, что ты ее создаешь.

– Сделал, – кивнул я, держа перед собой тренировочную сетку.

– Хм, я ее плохо вижу, что-то есть, как бы колебания воздуха, но почти не вижу, не дано мне это.

– Это плохо? – удивился я. – Подождите, но разве маги, которые дорастают до грандмастера, не тренируют свои умения и не осваивают со временем такие тонкие линии?

– Кто это тебе такую чушь сказал? – искренне удивился старик. – Это от Дара зависит, врожденных умений. Да, конечно, при постоянной работе навык появляется, и можно будет видеть чуть позже более тонкие линии, но не более десяти процентов от первоначального, после усиленных тренировок и много-много-много лет спустя. Умение видеть тонкие линии и работать с ними – это врожденное. Тебе вот повезло.

– А мне сказали, что от Силы и Дар зависит.

– Чушь полная, Дар это Дар, а Сила это Сила. Тот, кто видит тонкие магические линии и может работать с ними, но имеет источник, например, пятого уровня, без проблем расправится с магом, имеющим первый уровень Силы, но работающим только с толстыми магическими линиями вроде моего пальца. Как ты понимаешь, чем тоньше линии в плетениях, тем лучше. Ты сможешь запихать плетение из толстых магических линий, например, в перстень?

– Нет, хотя, конечно, смотря какой перстень.

– Суть ты понял, так что тот, кто видит самые тонкие магические линии, в основном становится магом-конструктором. Создателем артефактов, если тебе это понятнее.

– Да это я уже знаю, Учитель использовал их, разницу чувствовать научился. Более тонкие мощнее, стабильнее, легче вязать, а также долго держат заряд без накопителя.

– Никому не показывай свои умения, одаренные с таким Даром всегда под присмотром. Рождаются они раз в сто лет.

– Мой прежний Учитель говорил так же.

– Правильно говорил… Пошли в библиотеку, ученик, там я и начну тебя учить. Эх, придется всю программу обучения переделывать под твой Дар, – проворчал старик, и мы полетели в библиотеку не касаясь пола. А духом, оказывается, прикольно быть.

 
* * *

Я лежал и тяжело дышал, чувствуя, как в груди бьется сердце. Поверьте, когда ты тридцать шесть тысяч двести три часа не дышишь, не ешь, не спишь, а только учишься, учишься и практикуешься, то волей-неволей разучишься это делать, поэтому я лежал, чувствуя, как мое тело покрывается потом от резкого выброса адреналина, и тяжело дышал, пытаясь унять громкое сердцебиение.

– Охренеть, – пробормотал я. – Какой тело сложный механизм, оказывается. Как я в нем раньше находился?

Немного придя в себя, я лежал и заново учился моргать и дышать. Подняв руку, пошевелил пальцами, бездумно глядя на то, как они выписывают разные фигуры, пока не сложились в фигу. Но понемногу я возвращал контроль над собственным телом, рефлексы восстанавливались.

– Работают, уже хорошо.

Приняв сидячую позу, я подумал и, встав, осторожно направился ко входу. Не особо оглядываясь. Я за эти четыре с лишним года весь замок осмотрел, теперь я знаю, где лежит любая мелочь, но сейчас больше всего меня интересовал мой баул, что лежал у входа рядом с застывшими фигурами моих спутников. Это для них прошло всего несколько минут, для меня куда как больше времени. Охранных заклинаний башни я тоже не боялся, да и чего мне их бояться? На хозяина они не нападут. Да, я таки уговорил старикана подарить мне этот замок-башню, и тот прописал управление на мою ауру и научил, как всем этим пользоваться. Тоже тяжелые уроки были… гад постоянно плетью пользовался. Но, надо сказать, помогало, кроме того, что я научился терпеть боль, так еще и учился очень быстро.

М-да, что мне рассказать об учебе? Да в принципе даже вспоминать не хочется. Я не знаю, что за человеком был сын грандмастера, что настроил слепок своего учителя в такой манере садиста, но хорошим его точно не назовешь. Видимо, были причины. За любое непослушание, лень или неправильно составленное заклинание – пытка болью. Одно было хорошо, старик был отличным учителем, я сам тянулся к знаниям и не ленился, так что наказания в основном были на практике, когда я где-то и в чем-то ошибался. Практика тоже была теоретическая, в виртуальном мире, как я его называл, теперь у меня был богатый опыт применения их, но не в собственном теле. Мне нужно его тренировать. И надо сказать, серьезно тренировать. Грандмастер оказался грандмастером не только в магии, но еще и в боевом искусстве, этому он меня тоже учил, чтобы я не пропал за медный грош. Так что теория у меня была полная, осталось поднять уровень физического тела до требуемых высот, а это тоже не один день. Специальные методики и около двух, максимум трех месяцев, и вполне возможно довести тело до нужных кондиций.

В общем, учеба закончилась, старик со своей стороны полностью выполнил то, что обещал, знания он мне передал. Теперь мне осталось выполнить свое обещание – отправить его куда он хотел, к демонам. Не сказать, что я сделаю это не без удовольствия, но грустинка была. Привык я к нему, очень привык, при всей своей учительской жесткости старик оставался нормальным человеком. С де Курье не сравнить, человек слова.

Парни все еще стояли в тех же позах, когда я появился в гостевом холле. Осторожно ступая, стараясь не потерять равновесие, все-таки я еще не полностью овладел своим телом, дошел до баула, плюхнувшись рядом. Достав из него флягу, я жадно прилип к ней, допивая остатки холодного настоя. Мне очень хотелось пить, а в башне были отключены все источники воды.

Напившись, я взмахнул рукой, активируя заклинание, и все мои спутники повалились на пол, двое захрапели. Этим взмахом я снял с них паралич, одновременно наложив сонник, отчего парни погрузились в глубокий сон. Им лучше не знать, что произойдет дальше. На них были амулеты защиты, но слабые, мое заклинание их даже не заметило.

Встав, я уже бодрой походкой поспешил в общий коридор и по роскошной лестнице с лепниной на колоннах направился вниз. Там, пройдя несколько комнат, я вошел в помещение, в центре которого светился изнутри большой зеленый камень. Подойдя, я посмотрел на зеленоватый песок под ним и стряхнул с его бока ладонью еще песка. Это был накопитель башни, его сердце и кровь, его энергия, но, к сожалению, он разрушался, готовый вот-вот пойти в разнос. Я не знаю, сколько ему осталось, но вряд ли больше недели, это означало, нужно поторопиться. Старик выполнил все свои обещания, выложившись до того, что ему даже не хватало энергии появиться сейчас тут, так что пора выполнять обещание со своей стороны. Я тоже не брехло и всегда старался держать данное слово.

Тело все лучше и лучше слушалось меня, я снова привыкал к нему, поэтому, бегом пройдя в соседние помещения, где на полу была выложена мозаикой из мраморной плитки пентаграмма призыва, я, удовлетворенно хмыкнув, начал творить. Первым делом я сбегал на склады, там были стазис-поля, и принес все, что нужно, включая кувшин с человеческой кровью. Там была кровь девственницы. И по фиг, что крови шестьсот лет, в стазисе для нее все прошло мгновенно.

Взяв первую заготовку – тонкую стальную цепь длиной четыре метра с лезвиями с одной стороны и ручкой с другой, – я окропил ее кровью девственницы, смешав со своей, и нараспев начал читать заклинания, одновременно мысленно формируя другие плетения и накладывая их на цепь. Под присмотром старика в виртуальном мире во время практики я, наверное, раз сто это делал, создавая разные артефакты, а тут в своем теле впервые. Но, как и там, все получалось, и мой резерв медленно опустошался, когда я запитывал цепь маной. Четверти резерва как не бывало. Все-таки старик был прав, наработанная практика там, в виртуальном мире, помогала и тут. Я все делал машинально, на рефлексах.

Создание демонической цепи, вернее оружия, которое может нанести вред и боль демону, заняло у меня порядка двух часов. Теперь осталось вложить в нее душу мага-врага, и все, она готова. Но в принципе пользоваться можно и сейчас.

После этого я проверил остальные заготовки и начал подготавливать стационарную пентаграмму призыва к этому самому призыву. Мне нужен был демон, не самый сильный, но и не слабый. Чтобы я смог с ним справиться и договориться. Дальше уже не мое дело, старик пусть сам выкручивается, мы именно так и договаривались.

К моему удивлению, все получилось. Не так легко, как хотелось бы, демон уж больно упорным в сопротивлении был, пришлось хлестнуть его цепью, отчего от него в разные стороны полетели куски плоти, пока он не сдался и не согласился с моими условиями. После этого я выпустил его из пентаграммы обратно в его мир, но уже вместе со стариком. Я заметил, как за секунду до исчезновения вместе с демоном проявилась фигура старика, и он, кивнув мне, прошептал: «Спасибо».

Все, свою часть договора я выполнил, поэтому, прибравшись в этой комнате и отключив пентаграмму, я затер все проявления магии и эманации демона, после чего направился обратно к парням. Пора было выбираться отсюда и избавиться от накопителя, терять башню я не хотел. Если кто не понял, то я решил забрать башню с собой. А что? На самом деле, как только я усвоил нужные знания, то узнал, что это сделать нетрудно. Энергоемко, конечно, для накопителей, но нетрудно. Заряда разрушающегося накопителя должно хватить для сворачивания. Я собирался, используя магию, ее сложить и забрать с собой. Тут главное, чтобы накопитель не сложился вместе с башней и не рванул в ней, была возможность сделать это отдельно, только сложно.

Остановившись на лестнице, я подумал и побежл обратно в подвал. Там в одном крыле были отличные комнаты для тренировки в боевой магии. Я сейчас уже профи, но нужно потренироваться еще в этом теле, а не как раньше – в виртуальном. Перевести-таки практико-теоретический опыт в натурально-практический. Особо я не сомневался в успехе, так как уже применял магию в этом теле, вон, даже демона вызывал, но все равно нужно потренироваться. Я не забыл, что снаружи нас ждут и что от них нужно избавляться. Причем окончательно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru