Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

В этот раз на территории усадьбы никого не было, только охрана плюс трое магически усиленных псов. С ними я нашел общий язык еще в свои прошлые появления, поэтому в их сопровождении дошел до ограды и без проблем преодолел ее, активированная защита мне нисколько не мешала, как-никак я сам ее создал полностью, направился в сторону района, где селились обеспеченные горожане и простые дворяне. Именно там и жил шевалье де Теон, маг-боевик, гвардеец императорского полка. Будем надеяться, что он не на службе, а дома.

К сожалению, мои надежды не оправдались: в небольшом двухэтажном доме находилась только его молодая жена, свадьбу они сыграли буквально полгода назад, и его престарелая мать. Сам де Теон был ранее сыном рыбака, и после того как обнаружилось, что он одаренный, прошел все ступени до окончания академии и получения дворянства, после чего, накопив денег, купил дом, куда перевез свою мать-старушку и чуть позже молодую жену. Кстати, она тоже из простых, дочка торговца.

Ждать его у дома мне было лень, кто его знает, когда он освободится, может, у него ночное дежурство, поэтому я направился в сторону императорского дворца. К сожалению, метку повесить на него я не мог, как на остальных, другие гвардейцы могут засечь, там серьезные спецы, лучшие одаренные империи, поэтому добравшись в полночь до дворца, искал его по ауре.

Я его нашел: через полчаса он был обнаружен мной на посту у какого-то входа во дворец.

Мне понадобилось почти два часа, чтобы взломать защиту на ограде, перемахнуть ее и направиться в сторону часовых, де Тиона и его напарника, стоявшего с другой стороны охраняемых ими ворот.

Удаленно блокировав их амулеты поднятия тревоги, я бросил в них специализированные плетения паралича, которые применяются против сильно защищенных солдат или магов. Оба часовых тут же осели.

Выбравшись из клумбы, где я прятался, обошел пяток следящих плетений, что находились на дорожке, помяв какие-то цветы, и подошел к обоим гвардейцам. Они оба были в сознании, но двинуться не могли. Надев на де Тиона амулеты, блокирующие связь, и окружив нас сферой молчания, чтобы он не мог поднять крик, отразил две его попытки порвать меня голыми руками, снял заклинания со своего перстня мастера и с улыбкой бросил ему кристалл:

– Смотри. Твой дружок де Крон уже посмотрел… в последний раз, перед смертью.

Тот бросил на меня злой взгляд, сломленным он не был, и внимательно посмотрел запись, морщась:

– Я тогда выпил и не понимал, что делал.

– Мне-то какое дело? – удивленно спросил я, вставая и разворачивая плеть Наргулы.

Тот пытался уйти броском влево, но плеть настигла его, срубив одну руку и часть плеча. Взмахнув еще трижды, я закончил с его четвертованием. Наклонившись над его лицом, я спокойно сказал, глядя прямо в его глаза, где отражались боль и обреченность:

– Я за месть, мне это нравится, и это в моем характере. Но добивать тебя не буду, благодари за это свою беременную жену и престарелую мать. Если лекари не оплошают, то у тебя появится право на вторую жизнь. Надеюсь, ты проживешь ее достойно, а не так, как здесь, – постучал я ногтем по кристаллу, что положил на его грудь.

Встав на ноги, я рванул к забору. Буквально в тот момент, когда я перемахнул его, чуть не сбив с ног куда-то спешащую девушку, поднялась тревога и забегала охрана на территории дворца. Там, где я оставил покалеченного мной гвардейца, светились многочисленные магические светильники. Может, и успеют его спасти, если подготовлены хорошо и имеют на руках свитки с заклинанием среднего исцеления.

Отойдя от дворцового комплекса императора на соседнюю улицу, я активировал плетения перехода и вышел в роще в двадцати километрах от столицы империи. Все, тут я свои дела закончил, осталось до остальных добраться. К сожалению, воспользоваться стационарными телепортами я не мог, теми, что принадлежали саудам, ищут меня, еще как ищут, так что пешочком, только пешочком или на каком другом попутном транспорте.

Как я уже говорил, личные перемещения – это просто отлично, но, к сожалению, и у них есть недостатки. Прыгнуть в никуда я не мог, только в те места, где был и оставил метки. Ну или еще в то место, которое видел визуально.

Выйдя из рощи на дорогу, я посмотрел на темные массы крестьянских телег, что, поскрипывая, катились в сторону столицы, влекомые понурыми лошадками, это доставляли в город свежие продукты, ну или запасы прошлогодних, весна же, и, стараясь не измазаться, было сыро, энергично зашагал по дороге прочь от столицы.

Как я уже говорил, мне нужно было найти пятерых, чтобы воздать долги, двое их уже получили, трое ждут свершения мести. Вот к следующему из оставшейся тройки я и шел. К тому, что иностранец, за остальных я потом примусь.

* * *

– Что желает молодой господин? – склонившись в угодливом полупоклоне, спросил портной.

– Дорожные костюмы. Два комплекта, – с интересом осмотрев стойку с готовыми костюмами, ответил я.

– На вырост? – поинтересовался он.

– Один по моей комплекции, другой чуть посвободнее в плечах.

Вопрос портного был в тему. Я еще являлся подростком и рос, но он не знал, что я уже давно определил, какое у меня будет строение тела. Какое сейчас, таким и останется. Как выглядел я невысоким и стройным пареньком, так им и останусь, разве что плечи немного раздадутся, но это от усиленных тренировок. Правда, не сильно и фигуру непомерным разворотом портить не будут.

Портной снял с меня мерки, с интересом поглядывая на мою одежду. Что есть, то есть, за две последние недели, что я добирался до этого герцогства, я действительно серьезно пообносился.

Иностранец, маркиз Консулак, который жил в этом герцогстве, являлся младшим сыном, седьмым, правителя этой страны, именно он мне и был нужен.

Сама дорога особо не запомнилась, передвигался на дилижансах да на попутных каретах. Разве что стоит упомянуть то, что я сделал небольшой крюк и завернул-таки в один городок. В тот самый, в котором произошло мое вселение в это тело. Да, вы угадали, попутно я навестил того трактирщика-недоноска, что раненых детей пинает.

Он был жив до моего приезда и меня узнал не сразу, вот когда я ему ноги отрубил плетью, узнал. Оставив его умирать на заднем дворе трактира, я отправился дальше с чувством выполненного долга. Приятно, что те долги, которые висят на тебе, постепенно раздаются. Даже дышать от этого легче становится.

Так что без особых приключений – я в основном на дилижансах передвигался – добравшись до границы герцогства и спокойно перейдя ее, оказался в нужном государстве, в данный момент пребывая в столице, в одном из ее богатых районов, у портного заказывая себе одежду. Мой старый дорожный костюм пообносился, да и вырос я из него, но пошит он был отлично, вон как портной на него поглядывает. Дорогой он, я уже успел убедиться, такие носили только обеспеченные люди, серьезно обеспеченные. Именно два таких же костюма я и заказывал.

– Через два дня все будет готово, – закончив со снятием мерок, сообщил портной.

– Хорошо, надеюсь, скорость не будет зависеть от качества.

– Ну что вы, у меня стоят новейшие пошивочные артефакты, качество гарантирую, у меня заказывают одежду даже дети нашего герцога.

Слушая бормотание портного, я накинул на себя поистрепавшийся плащ, в котором не раз ночевал у костра, проводя время в дороге, и, поправив шляпу, покинул портного. После этого я направился дальше по улице в поисках парикмахера. Оброс я уже до такой степени лохматости, что пора было проведать цирюльника. Через шесть домов я обнаружил что-то вроде салона красоты и зашел туда. Меня ловко и быстро постригли, помыли голову и даже впервые побрили, убрав пушок с лица. За все взяли тридцать семь медных монет, которые я ловко отсчитал, добавив три как чаевые. На выходе из салона потрогав подбородок, я подумал, что правильно убрал с него волосяной покров, отращивать усы и бородку я не собирался. Не хочу повторять дурь местных магов.

Время было полуденное, три часа дня, судя по часам, я всего два часа как въехал на очередном дилижансе в город, да и то успел только найти себе убежище для ночевки. Это была полуразрушенная хибара. Я наложил на нее плетения прочности, охранные и защитные, установил внутри мебель и провел магическую канализацию. Теперь в хибару никто, кроме меня, пройти не мог, любой бродяга, а их в герцогстве хватало, особенно на окраинах столицы, чувствовал необъяснимую тревогу на подходе к хибаре и непроизвольно обходил ее стороной. Защищен мой домик был отлично. После этого я посетил портного и цирюльника, приведя себя в относительный порядок, чтобы не бросаться в глаза.

После цирюльника я направился в ближайшую таверну, нужно было подкрепиться. Там же я заказал шесть пирогов с рыбной, грибной и мясной начинкой. А что? У меня в сумке был специальный отсек, где я остановил время, пироги там могли находиться сколь угодно долго, для них это был миг, и оставаться все такими же горячими и вкусными. Я этим отсеком постоянно пользовался. Однако за время дороги он опустел, вот и требовалось его наполнить, но не сразу, а постепенно, не привлекая внимания. Вечером еще закажу пирогов и кабана на вертеле, только в другом трактире.

Так, сидя за столом, я спокойно поглощал доставленные блюда, пироги еще готовились, как вдруг, скрипнув лавкой, напротив меня приземлилась какая-то туша. Кто это, я знал, так как полностью контролировал весь трактир, привычка такая, поэтому поднял голову и, положив обглоданную кость в пустое блюдо, где лежали ее товарки, с интересом посмотрел на бородатого мужика, севшего напротив.

– Что надо? – спросил я, успев задать вопрос до того, как он открыл рот.

Тот смешался, но быстро пришел в себя и сказал:

– Вижу, что ты не местный, похоже, бродяга. Могу помочь с работой, дело быстрое, а потом на кармане монеты звучат, бывают даже и серебряные.

Я был укутан в ветхий плащ, и тот не видел моей одежды, приняв меня за бродягу.

 

– Не интересует, – буркнул я.

То, что этот бородач толкает меня на ограбление, ну или что-то подобное, было понятно и без анализа происходящего. Им нужен был левый парень, которого на месте преступления можно было убить и свалить работу на приезжую банду. Многие из воров и налетчиков так делали, я об этом знал. Сыскари-то местные их наверняка если не по именам, то по рожам знают, а тут левый на месте убийства. Наверняка еще и улик по карманам напихают.

– Ты подумай… – начал тот уговаривать.

– Пшел прочь, – с силой в голосе сказал я, зло посмотрев на него.

Тот сразу почувствовал метаморфозу в моем поведении, да и кончик кинжала, что пощекотал его брюхо, был намеком свалить. Он кивнул и покинул мой стол, присоединившись к дружкам, их было четверо, за два стола от меня, ближе к стойке трактирщика, а я продолжил обедать.

Когда я закончил, принесли пироги, по два на трех подносах. Они были уже нарезанные и исходили ароматным паром. Расплатившись, после чего служанка отошла, я стал по очереди брать подносы, предварительно открыв баул, что лежал на лавке рядом со мной, и как бы убирать их в него. Служанка поморщилась, наверняка они там помнутся и превратятся в месиво, но в действительности пироги исчезали не в бауле, а в моем пространственном кармане.

Освободив подносы, я положил их на стол, чтобы служанка забрала, и закрыл баул. Только после этого я покинул трактир и направился в сторону хибары. В том потрепанном костюме, что был на мне, у дворцового комплекса герцога не покрутишься, засекут. Именно поэтому я и заказал костюмы. Не хочу выделяться из толпы.

– А вам что нужно? – пробормотал я, заметив, что пятерка мужиков, среди них был и тот бородач, следуют за мной в отдалении.

Особо я не противился, так как они мне были нужны. Если попытаются ограбить или убить, чтобы подбросить труп к месту преступления, которое они явно сегодня планируют совершить, это даст мне повод забрать их души. А как же. Я ведь обещал Генералу, что выкуплю души его бывших подчиненных. Правда, из всех тысяч не выпитыми, в полном разуме и при памяти осталось только восемнадцать душ. Пять я уже выкупил, осталось тринадцать. Демоны их не трогают, я сделал заявку на их выкуп и даже договорился о цене, по три обыкновенные души за друзей Генерала. Правда, тут всего пятеро, еще бы одного, чтобы сразу двоих выкупить, ну да ладно, посмотрим по ходу дела.

К вечеру у меня в избушке скопилось девятнадцать парализованных тел. Столица герцогства оправдала свою славу самого криминального города в мире. Этих пятерых я парализовал у своего дома, потом затащил внутрь и в одной пустой комнате начал чертить пентаграмму призыва. Не успел, наступил вечер, и я направился в трактир поужинать. Не забыв заказать пирогов и блеснуть серебром. Не золотом, посетителей с такими деньгами тут не бывает.

Пироги незаметно для посетителей трактира переместились в мой пространственный карман, а чуть позже часть этих завсегдатаев отправилась за мной. Сам трактир был грязным, и готовили, надо сказать, там отвратно, надеюсь, с пирогами они не напортачили. Но зато тут было полно грабителей и бандитов, так что уловка сработала, за мной отправились трое. Это они так думали, но было еще двое, что пытались обогнать их по параллельной улице и первыми ограбить меня. Так что принял я и шустриков, и троицу, поместив в ту же комнату, где лежала пятерка.

Мне идея набрать еще тел понравилась, поэтому я забрел еще в два трактира на окраине столицы, приобрел еще десяток пирогов и наловил девять бандитов. На сегодня хватит, завтра продолжу. Хотя думаю, что дружки пропавших быстро свяжут парня, что заказывает пироги, и исчезновение товарищей, что отправились за ним следом, и если не устроят на меня охоту, то сольют информацию, кому смогут. Посмотрим, но пироги больше заказывать не буду, больно след жирный… что-нибудь другое буду заказывать. Пирожки, например.

В полночь я активировал пентаграмму, вызвал демона-контактера, и тот получил девятнадцать душ бандитов и воров, передав мне шесть пузырьков с душами друзей Генерала. Размен, на мой взгляд, был более чем в мою пользу, профессиональные воины того стоили, а для демона главное не то, что внутри, а количество батареек.

Утром я избавился от тел, сжег их в одной из комнат, стараясь не повредить стены, после чего засыпал прах землей. Все, улики уничтожены, следы применения магии я также затер. После этого я позавтракал в приличном кабаке, заказав там два подноса пирожков с яйцами, капустой и мясом, после чего направился изучать город, мне нужно было в нем освоиться.

К вечеру этого же дня у меня в хибаре скопилось еще двадцать два тела. Многовато, конечно, мне бы и пятнадцати хватило, чтобы выкупить остальные души друзей и подчиненных Генерала, тех, кому он без сомнений доверял, но местный криминалитет сам виноват, вычислив и попытавшись меня загасить. Теперь их убийцы лежали в комнате парализованные, готовясь пройти процедуру извлечения душ. Я их сам предупредил, чего им ждать, так что они там оставались с мокрыми штанами. Пошевелиться не могут, а физиологию никуда не денешь.

Когда я вызвал демона, привычно отбив его атаки, и он так же привычно отступил назад, это был уже ритуал – пробовать меня на прочность, все демоны такие, – я указал на двадцать два тела, что были сложены в комнате ровными рядами, и сказал:

– Тут больше, чем мы договаривались, что ты можешь предложить мне за этих семерых?

– Я работаю только с душами, – скривил тот зубастый рот в улыбке.

Демон был высок, двухметрового роста, короткие кривые ноги, такие же руки, только длинные, мужское достоинство приличного размера, кожа, покрытая буграми и шрамами, рожки на уродливой голове и глаза, похожие на глаза рептилии. Многие думают, что демоны являются на призыв в своем теле, но это не так, это была энергетическая оболочка, то есть убить демона было невозможно. Пленить – да, сложно, но возможно, а также возможно причинить ему боль, он ее чувствует, а убить никак. Нужно переместиться в мир демонов, найти там его физическую оболочку и только тогда уничтожить. Есть еще и энергетические демоны, но это уже совсем другая линейка, можно сказать, раса, да и под другое они заточены.

– Души-и? – задумчиво протянул я и предложил демону: – Удиви меня предложением.

– Есть душа заблудшего Стражника.

– Хрень, – скривился я. – На кой он мне?

Стражники были жителями демонского мира и являлись полуразумными существами, которые в основном занимались охраной и конвоированием людей-рабов. В демонском мире их хватало, а иначе бы они с голоду умерли.

– Он может быть духом-управляющим. Преданным.

– На хрен, что еще?

– Душа мага?

– Уже интереснее, но все не то. Мне интересны души магов погибших до магических войн Древности. А у тебя такая была только одна, Арлина, остальных вы уже выпили или они в таком состоянии, что ни на что не годы.

– Тогда душа мага эльфа?

– Какое время? – заинтересовался я.

– Свежая, триста лет ей.

– Ладно, душа мага-эльфа за лишние души. Договор?

– Договор, – кивнул демон.

После этого мы приступили к работе. Я левитацией поднимал тела и отправлял их через пентаграмму демону. Те рядом с ним быстро, на глазах высыхали, превращаясь в мумии, и их души отправлялись в колбочки, что держал демон. Через десять минут все двадцать два тела были проведены через заклинания извлечения душ и демон согласно договору перед исчезновением оставил внутри пентаграммы пять бутылочек, где находились души друзей Генерала, и колбу с душой мага-эльфа.

Это была большая редкость, когда душа эльфа попадала к демонам. Обычно их души вселялись в их лес, там, где они живут, подпитывая его, а тут как-то оказалась у демонов. Естественно, я заинтересовался, да еще душа, оказалось, принадлежала магу. То, что все эльфы являются магами, чушь полная, как и у людей, одаренных у них мало.

Деактивировав пентаграмму, я избавился от тел привычным способом, засыпав новую порцию пепла землей, после чего затер следы применения магии и особенно того, что тут побывал демон, его эманации были сильны, я разобрал пентаграмму, убрав ее детали в пространственную сумку, и пошел спать. Склянки с душами воинов и мага я убрал в пространственную сумку к остальным. Вот разверну дом, запущу лабораторию, и можно будет наделать големов и попытаться пообщаться с эльфом, если тот, конечно, согласится со мной разговаривать. Хотя с созданием големов могут быть проблемы. Для этого мне нужен определенный сплав, его еще называют гномьим серебром, а у меня он как раз закончился, того огрызка, что остался, не хватит на одного полноценного голема. Придется пахать в лаборатории, создавая этот магический металл, а это очень сложно, недели две уйдет на десять слитков. В прошлый раз у меня столько и ушло.

Утром я решил пообедать в таверне, однако когда зашел в зал, то понял, что тут не все так радужно. Десяток мужчин самой бандитской наружности сразу же стали пристально следить за мной. Что они меня опознали, я уже не сомневался.

Заказ доставили быстро, но незаметный анализ еды дал понять, что есть ее не стоит. С таким количеством яда даже мой обновленный организм не справится. В смысле, я установил плетения-фильтры в желудке, и они уничтожали яд. Для стабилизация плетений я установил их в кристаллы, ведь плетения плохо ложатся на живое тело, а сами камни проглотил, три природных алмаза у меня теперь в желудке внимательно следят за тем, что я ем, так что ничего мне не грозит, даже язва, не то что гастрит.

Так что, определив, что намешано в тарелках, я выпрямился, положив ложку и посмотрев в сторону трактирщика, который искоса поглядывал на меня, подозвал его, подманив согнутым пальцем.

– Тебе что-то еще нужно? – вытирая замасленной тряпкой руки, спросил он.

– Ешь, – пододвинул я тарелку к краю стола и сунул в похлебку ложку.

– Чего? Это тебе, я уже поел, – попытался он отодвинуться, но не успел, из замаскированного на моем пальце кольца-артефакта развернулось пылающее лезвие меча и прижалось к его шее, отчетливо запахло паленым.

– Ешь, – повторил я.

Тот махнул рукой, и миска полетела на пол, разбрызгивая содержимое.

– Извините, я не хотел, – пролепетал трактирщик.

– Ничего страшного, вот стакан с соком. Или ты его выпиваешь, или я сношу твою голову с плеч. Решай, у тебя, как видишь, есть два выхода.

Все это время посетители трактира, что находились в зале, в шоке наблюдали за моими действиями. Особенно их убивал пылающий меч, ничего похожего они еще не видели.

Первыми, естественно, пришли в себя те десять мужчин, что сидели за двумя столами, они-то и встали первыми, вперед вышел здоровый и заросший до самых глаз мужчина:

– Эй, парень, если тебе не нравится обслуживание, то проваливай. Понял?

– Нет, – коротко ответил я ему и, не сводя взгляда с трактирщика, добавил: – Я жду.

Тот сделал свой выбор, и стакан с соком тоже полетел на пол, следом полетела снесенная с плеч трактирщика голова, я всегда сдерживал свои обещания. Встав на ноги под шум упавшего на пол тела, из обрубка шеи которого до сих пор толчками вытекала кровь, я активировал второй меч на другой руке и хмуро спросил:

– Меня ищете?

– Где наши товарищи? – тот был достаточно благоразумным и показал товарищам знак, отчего они, уже начавшие окружать меня, замерли.

– Мертвы. Это все?

– Ты понимаешь, что теперь заимел очень сильных врагов?

– Да, ваши души мне тоже пригодятся, демоны за них очень неплохо платят, – криво усмехнулся я и атаковал.

Срубил одним взмахом трех слева, больно уж удобно они стояли, и пока те распадались на половинки, изрубил остальных, после чего вышел из скоростного режима, которым овладел совсем недавно, и замер перед бородачом, он один остался не тронутый мной. Тот удивленно заморгал, осмотрелся, глядя на тела погибших товарищей, и дернул рукой, пытаясь ее поднять, но не успел привести в действие спрятанное в рукаве оружие. Срубленная рука упала на пол, следом упала, покатившись, и голова бандита.

Деактивировав мечи, я поднял его руку и, задрав рукав, с интересом рассмотрел приспособление, закрепленное на рукаве. Без сомнения это был пружинный арбалет скрытого ношения работы гномов. Я о таких только слышал, но вживую до сегодняшнего дня еще не видел. Расстегнув ремни, я вытряхнул руку мертвого бандита и, очистив механизм от крови, убрал его в баул, пригодится. Чуть позже более внимательно изучу его.

Повесив баул на место, я осмотрел зал – три десятка испуганных посетителей наблюдали за мной – и, покачав головой, вышел из трактира. В следующем кабаке, который находился уже в приличных районах, тоже был наблюдатель, правда, всего один. Заказ мой принесли без перчинки, то есть без ядов, отчего я спокойно поел. Сам наблюдатель покинул на время кабак, но чуть позже вернулся.

 

Когда мне принесли дополнительный заказ, шесть подносов с пирожками, тут их была почти сотня, я стал их брать и по одному убирать в баул, в действительности все так же складывая в пространственную сумку. Продовольствия у меня там уместится четыре тонны, но нужно еще сделать запасы воды. Так что две тонны воды и две тонны продовольствия. Надо было у церковников их подвалы пограбить, там много чего было, но я тогда торопился, подбрасывая улики, да и преследователи, что начали обыскивать подвал, слишком быстро появились, вот и пришлось уходить с пустым карманом, а можно было бочки в ту же пространственную комнату затащить. М-да, всегда хорошая мысль приходит опосля.

Так вот, когда я опустошил подносы и служанка их забрала, за пирожки я уже расплатился, как и за обед, в обеденный зал кабака через входную дверь вошли пятеро стражников. Что интересно, они сперва нашли взглядом того наблюдателя, которого я с ходу засек, и только потом направились ко мне. Тот подал им незаметный знак, указав на меня.

– Документ, – приказал старший патруля.

Герцогство, как и империя, было довольно продвинутым государством, и тут все имели при себе документы. У дворян это свитки, у простых граждан медные таблички размером с большой спичечный коробок с выбитыми на них символами. Их обычно выдают в администрации ближайшего города сразу после рождения ребенка, и владеет тот им до конца жизни.

– Не имеется, – спокойно ответил я, застегивая баул и кладя его на столешницу.

– Ты идешь с нами, и без шуточек.

– Вот это вряд ли, – покачал я головой и атаковал стражников. Оружия я не использовал, работал руками и ногами. Буквально через четыре секунды все пятеро лежали на полу в разных позах. Оказать сопротивление попытался только один стражник. Лет сорока на вид, имевший спортивное сложение тела и шрамы на лице от меча. Опытный воин, но и он против мастера меча ничто.

Повесив баул на плечо, я вышел из кабака, пока посетители все еще пребывали в шоке, и направился по улице в район, где располагалась мастерская портного. Два дня прошло, пора узнать, как там мой заказ. А наблюдателя я не опасался, так как набросил на него заклинание паралича, избавившись от соглядатая. Так же можно было поступить и со стражниками, их служебные слабенькие амулеты защиты для меня препятствием не являлись, но хотелось потренироваться в обстановке, приближенной к боевой.

Портной был на месте и, заметив меня, входившего в магазин, расплылся в улыбке:

– Ваш заказ готов, молодой господин, можете примерить.

– Естественно, примерю, – согласился я.

Примерка прошла просто замечательно. Оба костюма идеально мне шли и не имели никаких бытовых плетений, я это обговорил особо, лучше сам их наложу, чем доверюсь какому-нибудь магу-недотепе. Пока портной паковал покупки, я выбирал на вешалке плащи, меряя их. Купил три, один легкий, но плотный, хорошо защищающий от ветра, два других с начесом, для зимы. Плащи я убрал в баул, следом отправился и сверток с костюмами. Расплатившись, общая сумма за все было сорок семь серебрух, я покинул магазин и зашел в соседний, обувной. Тут тоже шили обувь по меркам, но были и готовые. Я купил высокие кавалерийские сапоги, две пары мягких полусапожек и полуботинки. Все на полразмера больше моей ноги, на вырост, так сказать. Носки я купил тут же, взял сразу двадцать пар.

После этого я ушел с этой улицы и, поймав наемную коляску, велел везти меня за город, к реке. Лето уже властвовало на этих территориях, поэтому, отпустив возницу, тот укатил довольный чаевыми, я разделся донага, сложив все вещи у баула в тени дерева, росшего на берегу, и одним прыжком оказался в довольно прохладной речной воде. Конец весны, самое начало лета, в принципе для этого времени года еще ничего водица.

Поплавав, я оделся в новый костюм. Их было сшито два согласно моему заказу. Один черный, другой темно-коричневый. Надел я коричневый, он не так бросался в глаза своим цветом. Накинув сверху легкий плащ, я повесил на плечо баул и энергично зашагал в сторону столицы герцогства. Сейчас я выглядел как довольно обеспеченный молодой дворянин, а не как обносившийся бродяга до этого, и можно посетить те кварталы, в которых располагался дворцовый комплекс. В таком виде я не буду царапать глаза наблюдателям из гвардии и охранки. А старый свой костюм, тот, что служил мне верой и правдой больше года, я сжег на костре у реки. Он мне был мал, и не хотелось оставлять улику, где были следы моего тела, чтобы не давать противнику свою ДНК. По ней местные одаренные легко найдут меня, есть такие заклинания. У меня, конечно, отличная защита, но и ее умеючи можно обойти и найти меня. Так что никаких улик. Я на всех стоянках всегда проверял, не оставляю ли улик, по которым могут меня найти. Всегда подчищал все следы.

Обувь я тоже сменил, надев мягкие полусапожки на небольшом каблуке, они были как раз в тему к костюму. Поэтому, шагая в сторону города по тропинке, что бежала по полю, а потом сворачивала в рощу, я только радовался жизни, хорошему настроению и отличной погоде.

Все время моего пребывания в столице герцогства Южинского Анексии, плетение глаза в автоматическом режиме висело над дворцом и наблюдало за всеми, кто к нему подходил, выходил и находился на территории дворцового комплекса. Оно было не замечено магами-гвардейцами, что осуществляли охрану дворца, и постоянно мониторило обстановку. Это плетение было переделано мной, модернизировано. Всего таких плетений было три: Глаз-1 – исходное плетение, которым я часто пользовался, Глаз-2 – было рассчитано на обнаружение и опознание наблюдателей, которых интересовала моя персона, и Глаз-3 – наблюдательное плетение с функцией розыска. Последним-то глазом я и пользовался. Внедрил в плетение изображение того, кого хочу найти, и как только оно его обнаружило, сразу сообщило мне. На данный момент самый младший сын герцога находился в одном доме в купеческом районе. Прибыл он туда инкогнито. Судя по его поведению, навещал он замужнюю женщину и на данный момент еще не покинул это строение.

Остановив свободного «таксиста», я велел везти меня в нужный район, показывая дорогу. К сожалению, Глаз-3 мог найти нужного человека и отследить всего перемещения, но вот определить улицу и дом не мог, адреса я не знал, можно было только определиться на месте.

Добравшись до места, я мгновенно раскинул другие следящие плетения и, криво усмехнувшись, направился прямо к нужному дому. Маркиз был в нем, только почему-то не с одной только скучающей неверной женушкой какого-нибудь рогатого купца, а вместе с двумя десятками мужчин. Ловушка, без сомнений. Более того, в соседних домах находилось еще около сотни человек под не особо стабильными плетениями скрыта. Я эти плетения дистанционно обошел и подивился. Столько мечников и магов я за раз еще никогда не видел в одном месте.

Меня без сомнения засекли. Было видно, как засуетились наблюдатели на крышах, поэтому отступать не стоило. Бежать, показывая спину, было не по мне, нет, отступить, если противник сильнее, можно, но тут мы были равны. Шанс есть.

Бой будет тяжелым, это без сомнения, они-то рассчитывают на простого недоучившегося студента Академии, что бросил учебу, а тут волчара в овечьей шкуре. Поиграем.

Улица была почти пуста: пяток прохожих, которые испуганно жались к заборам, пытаясь быстрее покинуть улицу, где они чувствовали опасность, вон, возница мгновенно исчез, как только получил плату, да я, идущий посередине дороги.

К моему удивлению, когда я приблизился к нужному дому, мысленно прикидывая, что и как делать, заканчивая плести два десятка плетений, чтобы активировать их, нужно было всего лишь запустить ключ-активатор, плетения уже были полны Силой, дверь открылась и на улицу вышел маркиз с посохом мага в руках. Один.

– Знаешь, а я ведь тебя помню. Арек тогда тебя хорошо ударил плетью Наргулы. Жаль, не убил и вмешался тот погодник, – сказал маркиз.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru