Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Так вот, прямо на глазах публики ле Он поднял руку, на одном из пальцев сверкал серебряный перстень, символ мастера мечей, и от этого перстня отделился другой, полная копия, только зеленая. Я знал, что это перстень ученика, закончившего обучение, а чтобы подтвердить свою квалификацию, я должен был сразиться по очереди с тремя мечниками и вывести бой хотя бы на ничью, чтобы перстень перестал быть ученическим зеленым и принял вид медного, после этого я уже официально становился подтвержденным мечником.

Подойдя ко мне, мастер надел мне на палец перстень, который тут же ужался по размеру, и под крики радующейся толпы поднял мою руку вверх. А я стоял, несколько глуповато и растерянно улыбаясь, все еще не до конца осознавая, что все, мое обучение закончилось, принимал поздравления. Только когда подошли де Курье с супругой и детьми, я понял, кто тут поспособствовал моему быстрому повышению. Де Курье благодарно кивнул родственнику, тот спокойно ответил.

Вообще-то это было странно. Мастера мечей никогда не шли на поводу у других людей, пока сами не решали, что ученик готов, ни на какие посулы не поддавались. У них были свои кодексы. Вообще-то мечник – самый низкий ранг профессионального воина, именно воина, брать учеников они не могли. Новоиспеченному спецу его учитель в звании мастера меча вручал магический артефакт Древних в виде перстня, символ мечника, обычно зеленого цвета. После этого ученик, который был уже не учеником, но еще и не мечником, что-то посередине, или с помощью своего учителя, или сам находил других мечников и вел с ними тренировочные бои. Три выигранных или, в крайнем случае, сведенных в ничью, и перстень сам принимал цвет меди, подтверждая, что владелец его носит по праву. Всего их три вида – медный у мечника, серебряный у мастера мечей и золотой у грандмастера мечей. Эти древние перстни были редкостью, так как технология их изготовления была утрачена, но у ле Она был настоящий перстень, который мог выделить копию себя для ученика мастера. Именно поэтому за активацией артефакта-кольца и копированием я смотрел с жадным интересом, изучая переплетения магического конструкта Древних. Этих перстней осталось очень мало, так же мало я о них знал, но и того, что знал, хватало, чтобы понять, какие это серьезные артефакты.

Кажется, я это уже говорил, но повторю. Фактически воины, что их носили, были убийцами магов, так как перстни защищали воинов от атак магов, а так как те магически ничего с ними сделать не могли, то быстро превращались жертву. Поговаривают, даже архимаги не могли совладать с воинами, имеющими подобные перстни. Именно поэтому в гвардиях правителей есть такие воины, да что есть, их там большинство – вдруг снова бунт магов, как это была шестьсот лет назад? А с магами могли совладать только они.

Конечно, бывали и всякие проходимцы, что носили поддельные кольца, но в случае, если настоящий мечник такого обнаружит и распознает в нем вруна, то тому не жить, вызов на бой, можно сказать, официальная дуэль, и впоследствии труп проходимца. Таких не жалели.

Это все мелькнуло у меня в голове одной продолжительной мыслью, больше всего я был ошарашен тем, что знал: перстня я не достоин, однако он сжался, зафиксировавшись на пальце, и сам подтвердил, что я ношу его по праву. Или тут какой-то фокус, или мастер мне лгал, что я неуч и ни на что не гожусь. Что-то одно.

– А теперь всем праздновать! – громко сказал маг, и все направились в обеденную залу хозяйской башни, меня же попридержал за рукав рубахи ле Он.

Когда мы остались одни, только двое стражников лениво бродили на стене, поглядывая на открытый участок между лесом и замком, да и на опушку – бдели, в общем, – мастер сказал:

– Я вижу, что ты в недоумении, но есть причина твоего раннего окончания обучения. Не смотри на зятька, мы с ним не сговаривались, тут другое. Просто мне нужно срочно уехать, и я не могу тебя взять как своего ученика, а также я искренне считаю, что ты действительно дошел до той черты, когда мне тебя учить нечему. Поэтому я и принял за эти два дня решение провести бой инициации и вручить тебе перстень. Я не буду много говорить, да и ты не тот человек, что любит политесы, поэтому хочу тебя поблагодарить, ты помог мне стать учителем и научил быть наставником. Ты мой первый ученик, и я горд, что закончил твое обучение. Также хочу тебе посоветовать пока скрывать свои способности и продолжать тренироваться, а когда тебе будет пятнадцать-шестнадцать лет, проведи учебный бой с мечниками и активируй свой перстень, любой мастер меча тебе поможет. Этот перстень ты можешь носить всего три года, и если не активируешь его, то он спадет с твоего пальца и рассыплется в пыль.

– Я понял, Учитель, – серьезно кивнул я.

– Скрывай свои возможности, – так же серьезно посоветовал ле Он и обернулся к подошедшему кузнецу, что принес какой-то сверток. – Это тебе подарок от меня. Владей.

Распахнув сумку-баул с двумя плечевыми лямками, мастер показал мне две тонкие слегка изогнутые сабли и сбрую с ножнами, которые можно носить за спиной, а также наручи и легкий нагрудный панцирь. Все это замагичено не было, их можно назвать заготовками. Ничего, сам сделаю. Мне казалось, ле Он догадывался, что я всерьез занимаюсь магией.

Искренне поблагодарив своего второго Учителя – как ни крути, а де Курье был моим первым учителем, – я воровато огляделся, кузнец уже ушел, спеша праздновать, и, незаметно сунув руку в пространственную сумку, достал кольцо с энергетическим мечом.

– Учитель, мы можем отойти за конюшню? У меня для вас тоже есть подарок, но я надеюсь, он останется для всех тайной, вообще для всех, кроме ваших врагов.

Заинтригованный ле Он, любивший подарки, а его дар по этикету требовал ответного подарка, направился за мной. Там я активировал меч, не особо удивив Учителя, то, что это поделка де Курье, он знал, как и то, что артефакт не особо стабильный. Но когда он узнал, какими тот обладал свойствами, то с охоткой принял дар. Привязав артефакт к ауре Учителя, чтобы он один мог им пользоваться, я научил включать и выключать его, после чего тот немного потренировался, отчего часть досок превратилась в дрова, и мы довольные друг другом направились в обеденный зал. Как-никак, в нашу честь праздник в замке, а мы отсутствуем.

Сидя рядом с де Курье и ле Оном, я спокойно ел, изредка поднимая бокал с вишневым соком при очередном тосте, но не переедал. Перед дорогой, тем более тряской, это делать не следует, но зато успел шепнуть нашей поварихе Эльге, у которой я был в любимчиках, чтобы она завернула мне с собой часть пирогов, мяса и хлеба.

Спустя три часа из замка выкатилась повозка, в которой кроме конюха восседали маг и я. После празднества, которое длилось не так долго, всего полтора часа, мы собрались и выехали в направлении Вернеца, ближайшего городка.

Я искренне попрощался с ле Оном, так как он вскоре тоже отбывал и это была наша последняя встреча, да и с остальными не забыл это сделать. Заодно пробежался по своей комнате, лаборатории и библиотеке, проверяя, не оставил ли чего из своего небольшого имущества. В общем, после недолгого прощания мы выехали из замка и по лесной дороге направились к имперскому тракту, а там уж по нему и до городка недалеко, тут всего два часа езды.

Покачиваясь в такт неровностям дороги на скамейке рядом с конюхом, я размышлял о превратностях судьбы. За все время маг никогда не брал меня, держа в замке и катаясь по заявкам с другими учениками, а тут, наоборот, меня взял, а Битона, своего нового ученика, который жил в замке всего год, оставил дома. Все прояснилось после праздничного обеда, де Курье попросил меня обеспечить его безопасность на все время поездки, поэтому мы договорились, что я для маскировки буду в одежде прислуги. Одежду мне выдал управляющий замком старик Юзоф. Это была черная рубаха, черные брюки, мягкие кожаные полусапожки, кожаная жилетка, пояс и белье. В принципе вполне приличная походная одежда слуги. Кроме этого я прихватил баул с подарком ле Она, сам баул был очень неплох и лежал в данный момент рядом со мной на скамейке. Также из спецхранилища мага мы набрали с ним два десятка амулетов и артефактов, причем в основном атакующих или защитных. Почти все они были работы Древних магов, восстановленные мной, и по мощности были куда как предпочтительнее местных поделок.

Сидя на скамейке, я вспоминал о том, как нас провожали, при этом поглядывая по сторонам. Мало ли засада. Рядом с магом я находиться не мог, уже если изображаю слугу, то нужно играть до конца, этому меня не только ле Он научил, тренируя также на телохранителя, это знал я сам. Странно, что маг не уговорил шурина подстраховать его, а взял только меня. Не думаю, что тот бы отказался, из замка Учитель отлучался редко, занимаясь мной, так что, думаю, он бы прокатился с нами. Да и вообще вся ситуация странная. Я в ней пока не разобрался, но по возможности и поступлению дополнительной информации сделаю это.

Сам я тоже был прикинут по полной. Это я не про одежду, хотя она меня тоже удовлетворила своей функциональностью. Те же дворянские наряды, которые меня заставляли носить в замке, чтобы я к ним привык, мне не нравились. Куда лучше в крестьянской со вторым учителем тренироваться. Вот уже где свобода в движениях.

Так вот, на мне было шесть боевых амулетов и артефактов, скрытых в одежде, а также боевое оружие, за голенищами сапог засапожники, под жилеткой четыре метальных ножа, а в бауле сабли. К сожалению, открыто я их смогу носить не скоро. Еще был перстень мечника на пальце, но я покрыл его полем невидимости, и он для всех исчез, только внимательный взгляд мог бы рассмотреть, что одна фаланга у меня была чуть толще. Это для де Курье, не нужно ему знать, что я владею заклинанием скрыта Древних, а такое простенькое поле невидимости умели использовать и местные маги, де Курье меня ему научил.

Поправив складку рубахи на груди, вздохнул. Пять лет в этом мире, но все это время я провел в замке мага, вот и получалось, что я ехал к ближайшему телепорту в полной готовности, но фактически ничего не зная о внешнем мире, от которого меня искусственно изолировали. Ту поездку до замка после моего вселения в это тело путешествием назвать сложно, да и не было там ничего такого. Раз – и из домика телепортальщиков добрались до замка, никаких впечатлений набраться не удалось.

 

Вот об этом всем размышляя, я покачивался рядом с конюхом в такт движения, с некоторым интересом крутя головой и разглядывая лес. Выбравшись на тракт, который был ровным, словно шоссе, – работа магов-бытовиков – мы под грохот деревянных колес покатили к Вернецу, прибавив ходу. Обе лошадки споро тянули повозку.

Где-то через час лес закончился и начались поля. Я тут проезжал больше пяти лет назад, но особо ничего не запомнил, поэтому поглядывал вокруг с интересом. Как на попадающиеся по пути деревушки, так и на крестьян, работающих в полях. Заканчивался сбор урожая, но работы еще шли.

Еще через час вдали показались окраины города, к которым вел тракт. Через двадцать минут въехав город и покрутившись по улочкам, я еще больше крутил головой, разглядывая людей, как они живут и ведут себя в повседневности, пока, наконец, повозка не остановилась у здания, где находились телепорты. Конюх не раз довозил хозяина и его учеников до этого здания, поэтому, как только я забрал свои вещи и сумку мага, приветливо кивнул мне, прощаясь, и стегнув лошадок, отправился обратно, решив до темноты вернуться в замок.

Повесив баул за спину, держа в руке сумку, я торопливо поспешил за магом, который уже подходил к дверям, их перед ним открыл швейцар из обслуги телепортов. Еще бы их не иметь, телепортами и дворяне пользовались, причем часто, по мордасам схлопотать можно, если дверь не успеешь открыть. Это мне ле Он рассказывал, хотя особо он о своей жизни рассказывать не любил, но как путешествовал по соседним государствам, рассказал немного.

Зайдя в большое гулкое помещение следом за де Курье, я стал с интересом наблюдать, как он подал заявку на переправку до герцогства Зеонского. Маг, что сидел рядом с кассиром, быстро подсчитал, сколько телепортов нам нужно преодолеть, и выдал вердикт: восемь монет золотом и сорок семь серебрух. Де Курье, скривившись, уплатил и получил на руки билет, после чего мы следом за магом прошли в отдельную кабинку, где была арка перехода. Пока местный сотрудник настраивал телепорт, я истинным зрением жадно смотрел на густые переплетения магических плетений арки перехода и на сам пульт управления. Это все точно не поделки местных, а осколки былого могущества и магического совершенства, которое еще поддерживали в рабочем состоянии. Хотя нет, вот те явно свежие плетения, значит, не все местные спецы утратили знания по магическому конструированию. В телепортах, понятное дело.

Как только арка засветилась, де Курье пропустил меня первым и шагнул следом. Так, предъявляя билет в каждом городе, куда мы приходили, мы за четыре часа прошли семнадцать телепортов, пока не вышли в Арнии, столице герцогства Зеонского. Выйдя следом за магом из здания, я, наконец, сообразил, почему мы отправились вечером. В герцогстве в данный момент было раннее утро, и город только-только просыпался. Я вот как-то забыл это учесть. Ничего, со временем и опыт придет.

Почти сразу к нам подкатила наемная повозка, и пока Учитель устраивался на заднем мягком сидении, я сложил наши вещи в багажное отделение и залез к кучеру, место там было. После этого тот по приказу де Курье повез нас в гостиницу, не дорогую, для людей со средним достатком. Де Курье как всегда экономил, скряга. Но у него такой характер был после тяжелого детства. Я уже разобрался. Хотя для семьи он ничего не жалел, и те жили в достатке, а вот себя и учеников ограничивал.

В гостинице маг так же снял одну комнату на двоих, и пока я поднимал вещи и устраивался в комнате, сам де Курье заказал завтрак – а для нас это ужин – на двоих в обеденном зале. Убрав вещи под топчан, в шкаф я убирать не стал, проверил комнату и саму гостиницу, амулетов в ней хватало, но в основном бытового назначения. В нашей комнате их было три. Один отвечал за кондиционер, другой за чистоту комнаты, заодно он освежал воздух, третий был сигнальный для вызова прислуги в виде пиктограммы на стене у входной двери.

Открыв небольшую дверцу, что была в комнате, я неожиданно для себя обнаружил вполне приличный санузел с унитазом и душевой. Зайдя в него, я подошел к зеркалу и глянул на себя. На меня смотрел симпатичный подросток, который еще не дорос до взрослого паренька, с большими глазами зеленого цвета и непослушными вихрами. Черты лица мне напоминали черты Миши Полякова из «Кортика», только у того прямые волосы, а у меня слегка вьющиеся. Как ни тянись и не вставай на цыпочки, но я все еще оставался тринадцатилетним мальчишкой и рос естественным способом. Так что, надеюсь, недостаток с возрастом со временем пройдет.

Отряхнув слегка пыльную одежду, я нажал на деревянную пуговицу на рукаве рубахи, активировав амулет, отвечающий за очистку одежды, и даже закашлялся от поднятой пыли. Надо было использовать его на улице, зря я это в комнате сделал, но зато сам чистый.

Выйдя из санузла, я обратился к пареньку из местной прислуги, который ожидал у входа, чтобы узнать, подходит нам эта комната или нет.

– Нормально, только та комната пыльная, помыть бы надо, – ткнул я большим пальцем себе за спину, где и находился санузел.

– Сейчас сделаем, – кивнул тот и отправился за горничной, а я, заперев номер – у местной прислуги должен быть свой ключ, – направился вниз. Что-то я действительно проголодался, хотя мы с Учителем, пока прыгали из города в город, схарчили все, что нам дала с собой повариха.

Де Курье уже приступил к ужину, однако на его столе было приборов всего на одну персону и ими уже пользовались. Не успел я спуститься со второго этажа и возмутиться, где мой ужин, как меня тронула за рукав молодая дебелая девушка с несколько несимметричным лицом и указала на другой стол. Как оказалось, слуги питались отдельно от господ, гостиница, конечно, не была элитной, но этикет тут соблюдали. Мысленно сплюнув – мне уже начала надоедать эта маскировка – я сел за длинный стол, за которым уже сидели семеро человек, и приступил к ужину. В отличие от Учителя, мне подали простой суп, хоть и с куском мяса, а также кашу с мясной подливой. Кстати, вкусную, чуть не попросил добавки, но сдержался.

Есть пришлось быстро, чтобы встать из-за стола одновременно с де Курье и сопроводить его в нашу комнату. Тот ее тоже осмотрел и остался доволен, пыль в ванной комнате уже убрали. Достав сумку по приказу мага, я лег на свой топчан и, закинув руки за голову и положив затылок на ладони, наблюдал, как тот копается в сумке, что-то ища.

– Я велел управляющему гостиницы отправить посыльного в поместье ла Гранта, моего друга, так что завтра отправимся к нему. Путь не близкий, так что время еще есть.

– Можно погулять? – насторожился я.

Де Курье на миг задумался, оторвавшись от поисков, и отрицательно покачал головой:

– Нет, вдруг он тут, в городе и потребуется переехать к нему. Он не позволит жить нам в гостинице, если имеет дом в городе.

– А что вообще за работа, я так и не понял? Очистка земель или изготовление артефактов?

– Нет, я так понял, что Курт нашел действующую башню Древнего мага и хочет взломать ее защиту. А я в свое время странствовал по Пустошам и участвовал во взломе замагиченных зданий, то есть опыт у меня, в отличие от него, имеется. Ла Грант домосед и опыта странствий особо не имеет. Нужно поторопиться, пока до башни не добрались другие маги или даже тайные службы герцогства. Поговаривают, они тоже охотятся за Древностями.

– Что-то я не припомню, чтобы тут были Пустоши? Их же вроде всего одиннадцать раскидано по этому континенту, шесть больших и пять поменьше… А-а-а, так вот почему вы решили меня взять? – протянул я, садясь на кровати.

– Ты видишь те линии, которые недоступны мне и, вполне возможно, моему другу. С тобой у нас есть шанс, – пояснил де Курье, доставая из сумки два артефакта и проверяя их.

Один был специальными очками, чтобы видеть ночью, другой отвечал за узконаправленное сканирование. Инструменты взломщика, проще говоря. Еще у мага были очки, чтобы видеть тонкие линии плетений. Многие маги истинным зрением действительно не видели тонкие линии, но это не означало, что не было амулетов, чтобы их видеть. Просто они были дороги, и не все маги их имели. У де Курье тоже раньше такого амулета не было, он купил его, когда я жил в замке второй год, чтобы наблюдать за моими работами. Вот такие дела. Естественно, что этот амулет-очки был сейчас при нем. Вот только в Пустошах такие очки были в принципе бесполезны. Ими можно видеть линии максимум на полметра, то есть они были созданы для конструкторов и магов-ювелиров, я же видел такие линии на несколько метров. Примерно на одиннадцать. Дальше подробности сливались, и для меня плетение становилось расплывшимся узором. Но если плетений много и наползают друг на друга, то я мог их без особых подробностей рассмотреть и со ста метров. То есть рассмотреть, есть они или нет, подробностей я не увижу.

– Я ведь чуял, что тут есть какой-то подвох, – пробормотал я.

– Но я надеюсь, ты сможешь вскрыть башню? – повернулся ко мне де Курье.

– Эта работа не относится к нашему соглашению, поэтому я хотел бы получить плату.

– Что ты хочешь?

– Книги по магии Древних, конечно же, – пожал я плечами.

– Значит, мне не показалось, ты действительно освоил язык Древних, – нахмурившись, констатировал маг. – А говорил, что пытался да не смог, только схемы, мол, изучаешь.

«Если бы ты не пропадал так часто в командировках, то заметил бы это куда раньше», – мысленно усмехнувшись, подумал я.

– Не совсем изучил, но немного понимаю, – слукавил я.

– Хорошо, ты получишь книгу. Одну.

– Но выбираю я сам, – поставил я условие.

– Договорились.

– Вот и ладушки, – довольно кивнул я и, посмотрев на окно, где царило солнечное теплое утро лета, сказал: – А у нас сейчас вечер, почти ночь. Спать уже охота.

– Воспользуйся заклинанием бодрствования, я тебя ему одним из первых научил, – посоветовал маг, который продолжил возиться в сумке, просматривая амулеты и артефакты. Некоторые амулеты он вешал на шею, активируя, другие надевал на пальцы.

– Нет уж, я лучше посплю. Все равно нужно вестей ждать от вашего друга, а так хоть отдохну перед дорогой.

Сходив в ванную, где я привел себя в порядок, и раздевшись, нырнул под одеяло. Подумав, де Курье последовал моему примеру. Через полчаса в нашей комнате только и слышался могучий храп мага и мое тихое посапывание. Надо же, а я и не знал, что де Курье храпит во сне.

Разбудил нас стук в дверь. Откинув одеяло и зевнув, я сел на кровати и посмотрел в окно, там, судя по сумеркам, был вечер. Встав и легко ступая босыми ногами по полу, я подошел к двери и, мельком просканировав, кто за ней, замер. Там явно находился маг, поэтому я крикнул через дверь, чтобы обождали, и поспешил разбудить де Курье, который продолжал спать. Стук ему нисколько не помешал.

Тот проснулся быстро, сообразил, в чем дело, и стал одеваться, велев впустить гостя. Я уже успел накинуть на себя рубаху и как раз натягивал брюки. Потому прыгая на одной ноге, пытаясь попасть в штанину, добрался до двери, быстро привел себя в порядок и, распахнув дверь, с легким поклоном пустил незнакомого бородатого мага в комнату. Кстати, это двадцать шестой увиденный мной маг, если считать тех, что отвечали за телепорты, и все они были бородатыми. Бородки у каждого разные и ухоженные, а мага с голым подбородком я не видел еще ни одного. Как-то не интересовался – это традиция или мне просто повезло? Лично мне борода не нравится, и отращивать ее я не собираюсь.

С интересом наблюдая за встречей старых друзей, а неизвестный маг, как я понял, был тем самым другом магом-бытовиком Куртом ла Грантом, я быстро намотал портянки и надел сапожки, после чего по знаку де Курье выскользнул за дверь и отправился в обеденный зал, имеющий претензию на ресторан, приказать прислуге, чтобы там подготовили отдельный столик. Как я понял, старые друзья собирались отметить встречу после долгого расставания.

Выяснилось, что я ошибся. Мы поужинали – маги за своим столом, я снова со слугами, – после чего собрались, сдали комнату и спустились вниз, где у парадного входа нас уже дожидалась повозка с дворянским гербом. Оказывается, ла Грант был урожденным дворянином, бароном, а не получил сан шевалье после обучения в Академии, как де Курье.

Мы с возницей хорошенько закрепили все вещи в багажном отделении, после чего сели на переднюю скамейку и, пока маги на задней общались, делясь новостями и своими успехами, покатили к выезду из города. Как я понял из беседы одаренных, дом тут у барона все-таки был, но он его заложил, вложив все деньги в поиски этой башни, и таки ее нашел. Говорил тот, конечно, иносказательно, но я все понял. Код-то простенький оказался.

 

Ехали мы практически всю ночь, всего дважды останавливаясь в каких-то деревнях, чтобы поменять лошадей. Мы-то с Учителем ладно, выспались, да и для нас сейчас день по внутренним часам, а вот возница был уже квелый, а барон, похоже, использовал заклинание бодрости и продолжал все время поездки беседовать с Учителем.

Наконец под утро мы вкатили через распахнутые ворота на территорию какой-то усадьбы. Видимо, принадлежавшей барону. Кстати, пока ехали, я узнал, как тот так быстро нас нашел. Оказывается, он в это время находился в городе, но не в своем доме, поэтому посыльный из гостиницы его нашел далеко не сразу, ну а потом тот быстро собрался, заехал за нами, и мы почти сразу, позавтракав, для него поужинав, покатили к землям ла Гранта.

Когда открытая карета остановилась у парадного входа, я первым спрыгнул со скамейки, пока возница разминал затекшую пятую точку, и с легким поклоном открыл дверцу, помогая магам выйти. Тут в предрассветных сумерках на крыльцо вышли двое слуг, забрали вещи, кроме моего баула, я его никому не отдавал, и повели гостя в гостевое крыло, меня же возница передал сонной горничной, и та сопроводила во флигель, показав на свободную койку в одной из комнат и выдав постельное белье.

Сунув баул под кровать, я разделся и залез под одеяло. Дорога меня вымотала так, что уснул я быстро.

Проснулся я от писка. Кто-то пресек одну из моих сигнальных линий, отчего сработала сигнализация, подавая мне звуковой сигнал прямо в уши. Кроме меня его никто не слышал.

Не открывая глаз, я раскинул вокруг заклинание сканирования, замаскировав его под заклинание скрыта, универсальная и классная штука, нужна, чтобы другие одаренные не засекли, что я магичу, и стал изучать силуэт вошедшего в комнату паренька. Судя по двенадцати амулетам и трем артефактам, похоже, это мой коллега, такой же ученик мага, как и я.

Открыв глаза, я привстал на локте и хмуро посмотрел на него. Тот заметил, что я проснулся, и сказал:

– Тебя хозяин зовет.

Было видно, что он недоволен тем, что его использовали как прислугу-посыльного, сбегать за каким-то там слугой, и это он демонстративно показывал мне. Правда, надо отдать должное, грань не переходил и повода совершить с ним членовредительство не давал.

Быстро одевшись, я прихватил с собой баул с вещами и направился следом за посыльным. Умыться мне не дали, поэтому, когда проходил мимо фонтана, что находился прямо напротив парадного входа, я зачерпнул ладонью воды, спокойно умылся и, шагая дальше, начал вытирать лицо полотенцем, что достал из баула. У меня в нем много чего было.

Чуть в стороне играла на ровно подстриженной траве стайка девушек и девчушек моих лет, все это произошло не только на глазах ученика, но и их. Детишки были явно шокированы моей наглостью.

Не обращая внимания на их недовольство, кстати, тоже оскорбления не выкрикивали, просто молчаливо показывали свое «фи», мы с сопровождающим прошли мимо парадного входа, завернули за правое крыло дома и по тропинке аллеи вышли на другую сторону. Там мы через широкие открытые стеклянные двери, где лениво колыхались невесомые полупрозрачные занавески, прошли внутрь большой комнаты. К моему удивлению мы оказались в обширной библиотеке, и я понял, что у де Курье не библиотека была в замке, а так, пара полок с десятком дрянных книжек. Вот уже где великолепие, собираемое не годами, столетиями.

От изучения стеллажей, которые поднимались под самый потолок, а он, надо сказать, был не низким, в два этажа точно, меня отвлек вопрос, раздавшийся сбоку, причем предназначался он не мне, а, видимо, Учителю:

– Ты так уверен в нем?

– А ты проверь, – предложил де Курье, отпивая из невесомого на вид ажурного бокала что-то темно-бордовое. Наверняка вино.

– Арни, принеси того дракона, с которым я возился в последние дни, – велел барон своему ученику, что привел меня в библиотеку.

Я продолжал молчать. Раз ко мне не обращаются и смотрят как на пустое место, чего рот открывать? Поэтому продолжил разглядывать стеллажи. К сожалению, по корешкам я определил, что в основном на полках находятся книги старых изданий. После магических войн. То есть самой старой было не более двухсот лет, тогда как эти войны происходили более шестисот лет назад. После тех битв, надо сказать, была деградация во всем, и только недавно, лет триста назад, некоторые страны решили вернуться к прежнему уровню жизни. Вернее, попытаться, до этого им было еще далеко. В общем, в библиотеке были обычные книги, надо сказать, их было много, книгопечатание было развито довольно хорошо, там целая индустрия была, но как раз меня они интересовали мало. Уверен, у барона есть еще одна библиотека, вот там может быть что-то интересное. Все маги почему-то собирали книги Древних, хотя далеко не все могли их читать.

В это время в библиотеку вернулся ученик барона и протянул мне предмет, похожий на серебряного дракона, сделанного с немалым искусством и бывшего размером с ладонь. Судя по ушкам, ранее у него имелась цепь и вполне возможно, его носили на шее.

Не обращая внимания на протянутый артефакт – а это был именно артефакт, – я продолжил рассматривать книжные полки, так же проигнорировав удивление присутствующих в помещении одаренных.

– Юра, в чем дело? – спросил де Курье.

Повернувшись к магам, я слегка поклонился, правда, не пытаясь скрыть иронии, и ответил:

– Учитель, но что я могу сделать, я всего лишь учусь для поступления в Академию. Шесть простеньких заклинаний да усиленные тренировки.

– Перестань, Курт знает. Покажи, что умеешь, ему нужно убедиться.

– Вы нарушили договор. Как там было сказано, никто кроме нас не должен знать?

– Никто и не узнает. Курт надежный парень, ни разу меня не сдал за время учебы в Академии, хотя чего только мы там не творили. А молчание своего ученика он гарантирует.

– Ну-ну. Что знают трое, то знает и свинья, – буркнул я и, не трогая артефакт в виде дракона, более внимательно его осмотрел и уверенно сказал: – Это совместная поделка ювелира и мага-конструктора до магических времен. Судя по остаточным линиям, которые, кстати, пытался отремонтировать какой-то криворукий варвар, мало что в этом понимающий, артефакт отвечал за личную защиту. Судя по всему, тут были совмещены два заклинания Древних магов – Зеркало и Сфера Ароса, и, как ни странно, это все, похоже, работало, но за это нужно было благодарить того мага-конструктора, что установил в артефакте заклинания. Скорее всего, это был заказ какого-то дворянина прошлых времен.

– Потрясающе! – честно сказал барон, с интересом меня разглядывая, я же вернулся к изучению полок.

Ученик с артефактом после незаметного знака барона, почтительно поклонившись, отправился обратно, а тот встал из кресла и направился ко мне. Настороженно наблюдая, как тот обошел меня по кругу, я вопросительно посмотрел на де Курье, что продолжал сидеть во втором кресле и потягивать вино.

– Да, Жес, твой ученик меня потряс, признаю, был не прав. Вполне возможно, у нас есть шанс.

– Нет у вас шанса, – вклинился я в разговор и насмешливо посмотрел в глаза барону. – Одно дело ремонтировать артефакты, пытаясь понять их суть, другое – защита зданий и строений. Стационарные накопители в домах Древних могли сами собирать ману или быть подключены к силовым линиям, поэтому могут работать неограниченно долго, и вполне возможно, охранные линии заклинаний еще не разрушились. В общем, я знаю многое об артефактах Древних, но ничего об их стационарных охранных и защитных заклинаниях. Это совсем другая ветка заклинаний.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru