Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

– Да, – согласился я. – Но как бы то ни было, пора платить по счетам.

– Когда по линии тайной стражи пришло сообщение, что я могу быть следующей жертвой, убитые тобой парни мне никогда не нравились, я решил сам взять тебя. Правда, пришлось задействовать людей из тайной стражи и гвардейцев, отец настоял. Но вот, как видишь, все получилось, ты попал в ловушку.

– Нет, – медленно покачав головой, сказал я. – Ты не понял, это ты попал ко мне в ловушку. О тех солдатах и магах, что скрываются в соседних домах и уже занимают позиции, чтобы перекрыть мне дорогу к отходу, я знаю.

– Но?.. – что-то хотел сказать удивленный маркиз, однако было поздно.

Резко присев, я ударил обоими кулаками по каменной брусчатке улицы. Дальше действовало развернувшееся плетение. От места моего удара пошла увеличивающаяся волна, руша заборы и здания. Буквально за три секунды весь квартал лежал в руинах, но это было еще не все. Частично засада, благодаря магам, поставившим защиту, уцелела, но вот против следующего заклинания защиты у них не было. В разрушенном квартале появился высокий и толстый столб смерча, что засасывал весь мусор, остатки домов и тела людей, вращая их. Погодная магия не такая и слабая, как многие думают. Вокруг царила разруха, свистел ветер и летали разнообразные обломки, но мы с маркизом, будучи в эпицентре смерча, были в полной тишине и безопасности.

– Как видишь, меня сложно испугать и уж тем более захватить, – насмешливо сказал я маркизу, что ошарашенно осматривался дикими глазами.

Ничего не сказав, он попытался бежать, накладывая на себя довольно серьезное плетение защиты, но было поздно, плеть Наргулы уже прошла сквозь нее и обвила ноги. Дернув, я посмотрел, как упал обрубок без ног. Взмахнув еще дважды, я посмотрел на четвертованное тело.

Умер маркиз быстро, так что, бросив на его тело кристалл с записью попытки моей казни или убийства, кому как, я деактивировал заклинание смерча и мгновенно переместился к столице империи Сауд. Естественно, туда же, в рощу, что находилась в двадцати километрах от города. Перемещаться в свое бывшее имение я посчитал нецелесообразным. Лучше так, пешочком вернусь в город и примусь за остальных. А как же? Более чем уверен, что оба оставшихся ублюдка под плотной охраной местных спецов уже находятся в столице. Именно для этого я и пугал, а также мотался в соседнее государство, чтобы их родители успели осознать уровень опасности и начали спасать утырков, доставив их в удобное для меня место. Теперь не нужно искать каждого в отдельности. На третьем подонке, маркизе, метки у меня не было и я не мог отслеживать его местоположение, а вот у оставшихся четвертом и пятом были, и находились они в городе. Пятый, тот самый, что бил меня плетью, сейчас находился в городе, Глаз-3 это отчетливо определил, пока я неторопливо шагал к столице под полуденным жарким солнышком. Правда, недолго шел, рядом остановилась карета с дворянским гербом на дверце, и паренек в дворянских одеждах предложил меня подвезти, я не стал отказываться. Пока ехали, поболтали, оказалось, тот ехал в Академию в надежде поступить, с его восьмым уровнем Дара шанс был. Через два дня начинался очередной набор.

Вышел я на главной площади столицы, барон в сопровождении слуг ехал в лучший отель города, мне же туда было не нужно. Площадь была все той же, за три недели моего отсутствия тут мало что изменилось. Поэтому, поправив плащ, я направился в сторону ближайшей гостиницы. Там я предъявил иллюзию документа простого гражданина, изменив также черты лица, и спокойно заселился. После ванной я надел другой костюм, черный – хотя и коричневый был неплох, но он требовал чистки, плетения-то я на него навесить не успел, некогда было.

Время было уже вечернее, тут немного шло с опозданием, другой часовой пояс по сравнению с герцогством, когда я, сдав в чистку гостиницы костюм, вышел наружу и направился вниз по улице.

Глаз обнаружил-таки четвертого ушлепка, тот находился в доме своего отца… замначальника тайной стражи империи, и я собирался сегодня же его линчевать, провести, так сказать, собственный суд. Если повезет, то так же отработать и последнего.

Конечно, хотелось бы дать ему время прочувствовать приближение собственной смерти, ну да ладно, просто лень тянуть время. Меня просто жгло желание исследовать другие миры, не знаю, как это назвать, чувство исследователя, путешественника? Просто хочу побродить по мирам, но вот уйти, не раздав долгов, было не по мне. Каждый должен был расплатиться по счетам.

Уже совсем стемнело, когда я достиг нужного района. К этому времени я изучил с помощью глаза все окрестности вокруг нужного особняка и понял, что меня там ждут, еще как ждут.

– Дебилы, – пробормотал я.

Напомню, что я мог свободно перемещаться не только по меткам, но и на расстояния, когда моя цель визуально видна, например, к далеким горам или на балкон нужного особняка, где дежурил одинокий наблюдатель. Переместился на балкон – портальное окно, из которого я вышел, располагалось в двух метрах от пола балкона точно над наблюдателем, так что я приземлился прямо на него, вырубая. Стреножив его и накинув заклинание паралича, осторожно открыл дверь, входя в комнату, это была библиотека, я смог разглядеть корешки книг в темном помещении, после этого прошел в освещенный коридор и направился к четвертой справа двери, именно там находилась моя цель. Причем не одна.

В спальне, а это была именно спальня с роскошным ложем, в тайных нишах скрывались трое мастеров меча, а моя цель в данный момент ритмично двигала бедрами на кровати. Его партнершей была довольно красивая девушка, в моем, кстати, вкусе. Вот только что странно, никакого удовольствия на ее лице я не заметил, только страх. А разглядев рядом с кроватью платье служанки, понял, что тот просто пользует прислугу.

Глаз висел так, что я мог наблюдать через наружное окно все, что происходит в комнате, поэтому, остановившись у двери, я перешел в боевой скоростной режим и, мгновенно проникнув в комнату, срубил головы двум мастерам, вот только третий принял мой удар на свои мечи. Как оказалось, он владел техникой усиления реакции, но не очень хорошо, тем более мои огненные мечи легко перерубили его оружие и вскрыли грудную пластину, распарывая грудь. Отшатнуться он не успел. Добив этого мастера, я повернулся к кровати, там ничего не изменилось.

Когда я вернулся в обычный мир медленного восприятия реальности, первые мастера со срубленными головами только начали падать в нишах, в которых они скрывались, и из груди третьего, что тоже начал только-только падать на спину, толчками била кровь.

Бросив в девушку паралич, я замер у кровати. Парень ничего не замечал, продолжая ритмично двигаться и похрюкивать от удовольствия.

– Ну, привет. Не ждал? – поздоровавшись, спросил я.

Тот не сразу понял, что в комнате кто-то есть, он был в уматину пьян. Схватив его за ногу, сбросил на пол – шума не было, там находился толстый ковер из Ханства. Развернув плеть Наргулы, я ударил, отрубая по очереди ему ноги, а потом и руки. Тот орал, судя по открывающемуся рту, но я заранее окружил его сферой молчания. Дождавшись, когда он помрет, минуту всего подождать пришлось, бросил ему на голую грудь кристалл с записью, после чего, мельком посмотрев на девушку, прекрасную в своей наготе, скользнул взглядом по ее грудям, на одной наливался синяк от укуса, и вышел из комнаты. Дом я покинул так же через балкон, переместившись в конец улицы, а потом спокойно удалился. Через час я был уже у себя в гостинице, принимая душ.

Проснулся я от срабатывавшего сигнального плетения. Мгновенно приняв сидячее положение, потянувшись за одеждой, я связался с глазом, что висел над моей гостиницей, и пронаблюдал, как соседние улицы этого квартала заполняются солдатами и магами. Из домов рядом с гостиницей осторожно эвакуировали хозяев.

– Обнаружили-таки… как, интересно? – пробормотал я, быстро одеваясь.

Как меня обнаружили, я пока не знаю, потом просмотрю запись с глаза, она шла в кристалл рубина, что находился у меня на поясе, а пока надо валить. Самое плохое, что шанс прорваться у меня был невелик. Я только на одной улице заметил двух архимагов боевой магии, готовившихся к бою.

Быстрый анализ происходящего с попыткой найти выход дал мне неожиданный результат. Шанс беспроблемно уйти у меня был только один – через межмировой портал. Прыжком не уйти, над кварталом, где находилась гостиница, была растянута блокирующая сеть работающего артефакта Древних. Не, точно не уйти мне таким способом, сеть – явная работа артефакта Древних магов, портал – единственный выход, этому артефакту его не заглушить.

Сканирование гостиницы показало, что все постояльцы и часть персонала еще на месте, их не трогали, чтобы не спугнуть меня, поэтому, одевшись, я поспешил вниз. Время, судя по часам на ратуше, было раннее, только-только рассветало, поэтому все спали. Спустившись вниз, я прошел в кладовую, стараясь не разбудить прислугу. В ней я обнаружил стеллажи с бочонками и висевшие окорока, посуду, муку и другое. Достав из пространственной сумки пакетик, я развернул на свободной стене дверь и стал таскать в нее все запасы продовольствия, включая бочонки с вином и пивом. Те, что с соком, я перетаскал первыми.

Торопился я не только потому, что штурмовые группы готовы были вот-вот выдвинуться к гостинице, но и потому, что должна скоро подойти повариха с помощницами и начать готовить завтрак. Вот ей сюрприз будет, пустая кладовая! Очистив кладовую и частично кухню, я свернул комнату и убрал ее в пространственную сумку, направившись обратно в свой номер.

Это, конечно, временная мера, комната не предназначена для хранения продовольствия, но месяц его там подержать можно, потом или сделать из нее специализированное хранилище, или переместить продовольствие в другое место. Посмотрим по ситуации.

Вернувшись обратно, я наполовину залез в баул и стал доставать элементы портала, после чего на полу начертил пентаграмму. Она нужна для стабилизации прохода. Собрал пентаграмму, она переместится вместе со мной, настроена так, и, наблюдая с помощью глаза за выдвинувшимися штурмовыми группами, там были архимаги, активировал портал, и как только зажегся зеленый огонек на одном из камней, усмехнувшись и показав чисто земной жест, посылая всех далеко, шагнул в пленку перехода.

 
Столица империи Сауд Алькея. Гостиница «Трилистник»

Ректор Академии Магии стоял в дверном проеме очищенной кладовой и разглядывал пустые полки. Позади него бегали сотрудники тайной стражи, текла обычная следственная работа. Эксперты уже подтвердили, что бывший ученик Академии Магии, который получил кодовое имя «Граф», переместился в другой мир. Вызванные эксперты-телепортальщики буквально облизали пол номера «Графа» и хором заявили, что они не понимают принципа действия этого портала, для них это слишком высокое магическое искусство. Единственно, что они уверенно подтвердили, что портал межмировой односторонний. Да и то неуверенно, с такой техникой им сталкиваться не приходилось, но согласно показаниям сканирующего амулета, это был именно межмировой портал.

– Надо признаться, что ты все-таки был прав. Парень работал один и он явно ранее был учеником Мага Древних, раз нахватался таких знаний. Чувствуется систематическое обучение, из книг этого не возьмешь, – послышался голос за спиной архимага.

Ректор обернулся и посмотрел на своего старого друга, что подошел к нему, архимага Грегори де Энштони. Насчет «Графа» у них неоднократно возникал спор, и как видно сейчас, в споре победил ректор. Он был уверен, что парнишка действует один.

– Полки пустые, управляющего гостиницы уже допрашивают, чтобы он описал все, что пропало, но он и так заявил, что кладовая была полная, готовились к праздникам, – отстраненно сказал ректор. – Еще бак со свежей водой с кухни пропал.

– Он не знал, что ждет его с той стороны, и сделал запасы. Кстати, раз тут так много всего пропало, это значит, что он также овладел плетениями пространственной магии. Силен. Значит, это он свернул свой дом и пристройки.

– То, что он в герцогстве учинил, это уже слишком, – тихо сказал ректор.

– Ты про какое? Между прочим, в обоих именно он погулял, как выяснилось недавно. В одном сорок тысяч жертв, в другом чуть больше десяти. М-да, не зря пятьсот лет назад ввели этот закон ограничения в магии и уничтожали всех магов Древних, что возвращались к нам из других миров или выходили из спячки. Еще один нарисовался. Молодой да ранний.

– Мне кажется, что он ушел окончательно и вспоминать о нем не стоит, – тихо сказал ректор и отошел от кладовой к лестнице.

– Это точно, тем более, как выяснилось, он все-таки отомстил своему последнему врагу. Примерно в то время, когда он переходил, последняя его дичь вдруг забилась в судорогах и умерла в жутких мучениях, лекари ничего не смогли сделать, очень серьезное заклинание. Честно говоря, сталкиваться с парнем лицом к лицу не хотелось бы. Маги между собой всегда договорятся, но он не такой, идет до конца, несмотря ни на какие жертвы. Серьезный противник.

– Это да.

– Вот интересно, где он сейчас?

– Думаю, там, где нас нет, и он этому рад. Ладно, мы свое дело сделали, пусть тут тайная стража работает, идем ко мне, я тебя ликонским ликером угощу, который ты так любишь, – осмотревшись, предложил ректор и указал рукой в сторону выхода. Делать им тут действительно было нечего.

– Вот это хорошее предложение. Идем.

Неизвестный мир, неизвестное место. Мертвый лес

Вывалившись из портала, я тут же окутался всевозможными защитными плетениями и активировал заклинание ночного видения. Моя собственная усовершенствованная разработка. Как выяснилось, в неизвестный мир я попал ночью.

Того, что я мог оказаться в мире демонов, я не опасался. Ведь мои контакты с демонами проходили не просто так, я взял пробы их эманаций и ДНК и загрузил полученные образцы в плетение, что искало новый мир, если он натыкался на мир демонов, то просто не видел его и уходил к следующему. Более того, даже если демонам удастся закрепить точку выхода у себя, стабилизировав канал, шла еще одна проверка и загорались кристаллы. Желтый – мир демонов, зеленый – норма, синий – неизвестно. В данный момент горел зеленый. Так что я был уверен, что это не мир демонов, да и видно было, описание читал, в курсе. Не сходится.

В общем, когда активировалось плетение ночного зрения, я тут же осмотрелся. Нос меня не подвел, пахло лесом, но вот странный запах меня озадачивал, зрение подтвердило: лес был мертв.

– Хм, странно, – пробормотал я и, активировав два светляка, заставив их повиснуть, чтобы осветить поляну, на которой я оказался, стал разбирать портал и укладывать его элементы в баул.

Закончив с этим делом, я еще раз осмотрелся и стал искать удобное место, чтобы переночевать. Лес, конечно, странный, но сторожевые плетения не выявили ничего живого в радиусе километра. Кстати, вообще ничего, даже мышей. Они у меня и в тепловом спектре работали. Светился только я, это было странным. В лесу по определению должны быть живые существа, а тут вообще все мертво.

Отойдя от полянки чуть в сторону, я присел на влажный ствол поваленного дерева, их, кстати, много было. Подложив под зад свернутый плащ, я стал искать в своих знаниях универсальное плетение для анализа воздуха, почвы, да всего, что меня окружает. Нужно же понять, что тут происходит.

Через минуту плетение было сформировано и пущено в работу, еще через пару минут я несколько озадаченно изучал параметры проведенного анализа. Или меня зрение обманывает, или в лесу завышен радиационный фон, сильно завышен. Так сильно, что живое существо легко получает сильное облучение. Проверив свои щиты, я убрал часть и поставил универсальный, там была функция защиты от радиации. Проверка моего организма показала, что дозу я получить не успел. Даже если бы успел, то такое облучение лечат даже дипломированные недоучки из Академии Магии Сауд, что уж про меня говорить?

Была еще ночь, да и я нормально не выспался, поэтому развернул палатку, наложил на ней плетение защиты от радиации, продублировав его, причем наложил не временно, а прописал, чтобы оно постоянно действовало. Только после этого прошел внутрь, разделся и залез в кровать продолжать прерванный сон.

Для того чтобы не случилось похожей ситуации, я раскинул сторожевые плетения в радиусе километра и запустил два глаза. Один повис над палаткой, отслеживая все в округе, другой стал летать кругами. Его задача найти живое существо, лучше всего двуногое.

Проснулся я, когда совсем уже рассвело. Выбравшись из палатки, хмуро осмотрелся и вернулся обратно. Было достаточно светло, но солнца я не рассмотрел за хмурыми и низкими тучами, которые полностью скрывали небосклон.

Вчера я особо не размышлял, почему тут такой завышенный фон, просто принял данный факт к сведению и все, лег спать. Сейчас же, одеваясь, я размышлял. Или я на территории Чернобыля, деревья были земные, обычные для средней полосы России, или в мире, где произошла ядерная война. Если в Чернобыле, то хорошо, выберусь к людям, там разберусь. Если это мертвый мир, то покручусь тут и отправлюсь в следующий. А сейчас нужно понять, где я оказался.

Одевшись, я достал из баула флягу с водой, немного отпил и, плеснув на ладонь, умылся. После этого собрался, свернул палатку, мощным потоком воздуха очистил ее от ядовитой грязи и убрал в баул. После этого я энергичным шагом направился на восток. Почему туда? Да просто. Тот глаз, что мониторил округу в поисках живых – он их, кстати, не нашел, – обнаружил дорогу, причем асфальтированную, туда-то я и направился.

Через полтора часа, жуя на ходу кусок пирога с рыбной начинкой и крупой, было вкусно, я вышел на небольшую лесную дорогу и удивленно замер. Тут в прошлом был бой, да ладно бы еще стрелковый – танковый! Буквально в сотне метров от меня замерли такие знакомые ржаво-рыжие силуэты «восьмидесяток». Четыре Т-80, два не имели башен и были полуразрушены, видимо, рванул боекомплект, чуть в стороне замер Т-72, уткнувшись носом в большой дуб, дальше на дороге были горелые и проржавевшие остовы военной колонны. Похоже, ее подстерегли и ударили из засады. Хорошо ударили: и танки передового дозора уничтожили, и остальных расстреляли, что двигались на машинах.

Направившись к машинам, я вдруг расслышал, что что-то хрустнуло у меня под левой ногой и промялось. Присев, я разгреб листву и достал куклу. Слегка покоцанную временем, но все же куклу. Встав, я хмуро осмотрелся и запустил сканирующие плетения, шесть штук, разнообразного направления. Через десять минут я примерно знал, что тут произошло. Давно, лет пять назад. Мелькнула мысль с помощью кости любого из погибших вызвать дух и расспросить его о том, что случилось, но она как появилась, так и пропала. Слишком высокую цену потребуется заплатить за те сведения, что мне в принципе были не нужны. Ну, уничтожили колонну, и ладно, так разберусь, своими силами. Да, в принципе, и так все было понятно.

– Да-а-а, – протянул я. – Это не Чернобыль.

Трагедия, судя по анализу останков погибших, произошла действительно лет пять назад, хотя, может, и чуть меньше, четыре с половиной. Военные эвакуировали женщин и детей, вполне возможно, свои семьи, когда их встретили на этой дороге и расстреляли из засады. Выживших добили. На некоторых костях, включая детские, были отметины от штыков. Чуть в стороне в лесу я нашел десять тел, анализ показал, что это были женщины и девушки, от четырнадцати до двадцати. Скорее всего, их насиловали. Дальше по дороге было обнаружено две машины разведывательного дозора, «уазик» и БРДМ-2. Тоже расстрелянные из засады, рядом костяки десанта и экипажей. Оружие отсутствовало, нападающие его забрали. Тела погибших никто не хоронил, так и гнили они под открытым небом.

– Куда же вы ехали? – пробормотал я, закончив изучение уничтоженной колонны.

Глаз позволил мне с высоты птичьего полета по этой заброшенной дороге выйти к остаткам подземного бункера. Похоже, военные эвакуировали людей в него, но судя по следам, бункер был взят штурмом, я видел обгорелые проемы небольшого здания, видимо, лифтового холла. Рядом у входа замерли обгорелые остовы боевой техники, как штурмующей, так и обороняющейся. Две БМП находились в капонирах.

Сканирование земли дало мне схему бункера, кстати, наполовину заполненного водой.

– Похоже, живых в этом мире нет. Идеальное место для временного дома и полигона для испытаний моих новых плетений, – пробормотал я и, оглядевшись, добавил: – Но все же нужно проверить, вдруг выжившие есть? По идее должны быть, вон, противоатомные бункера же есть.

Оставив уничтоженную колонну позади, я по лесной дороге направился к шоссе. До него осталось идти километров пять, к обеду буду. Жуя на ходу – все-таки хорошо, что догадался сделать запасы, – я вышел на дорогу, сильно побитую непогодой, колесами и гусеницами техники, но все же на привычную для меня земную дорогу. Кое-где даже разметка сохранилась, а чуть дальше, покосившись, торчал столбик дорожного знака. Какого, было не понятно, сам он отсутствовал.

Осмотревшись, я задумался, что делать дальше. Из леса я выбрался, шоссе пробегало по его опушке, и он темной массой остался позади, передо мной раскинулось раскисшее поле, на дороге ржавые остовы разнообразной техники, в основном легковой, даже один автобус был, он лежал в кювете вверх колесами.

К сожалению, глаз я могу отправлять, чтобы не терять с ним контакта, всего на семь километров, поэтому особо не осмотришься. Нужно придумать что-то другое, с удаленным сканированием. Ретрансляторы, например.

Посмотрев на хмурое, дождливое небо, я захотел увидеть солнце. Быстро сформировав несколько плетений погодников, запустил их и буквально через минуту любовался на такое родное голубое небо и теплое солнце, а окно в тучах все расширялось и расширялось, и теперь лучи солнца освещали не только меня, но и все, что находилось в радиусе километра вокруг.

Свет солнца помог, хорошо осветив все окрестности. Слегка склонив голову, я присмотрелся к участку дороги, что привлек мое внимание. Подойдя к нему, я ковырнул земляную лепешку на потрескавшемся асфальте.

– Есть тут выжившие, – уверенно кивнул я.

На земляной лепешке, которая явно свалилась с брызговика автомобиля, был виден отчетливый след протектора. Я сходу определил, что он свежий, недели нет. Судя по рисунку протектора, это было что-то легковое, вроде «уазика» или внедорожника, но рисунок мне был незнаком. По этому же следу я определил, куда проехала машина. Посмотрев налево, я задумался и, поправив баул, энергично зашагал в ту сторону.

Причина, почему я искал выживших, была банальна. Я хотел узнать, это мой родной мир, где я прожил первую свою жизнь и переместился в другой, или же его зеркальное отражение.

 

С одной стороны, все находки подводят к тому, что это все-таки Земля, причем Россия. Техника, вооружение, я видел гильзы и элементы амуниции, все это указывало, что мир все же мой. Но вот точно ли, очень уж похож.

Так, шагая по дороге, я рассматривал следы планетарной катастрофы, что произошла в этом мире. Я уже начал сомневаться, что только тут все погибло, вполне возможно, что и весь мир превратился в радиоактивную пустыню. Кстати, солнечное окно согласно заложенной программе сопровождало меня, так что я и пригреться успел.

Где-то часа через три, когда я основательно проголодался и решил остановиться на ужин и развернуть лагерь для ночевки, через час должно было стемнеть, вышел к полуразрушенной дорожной развязке.

– Как интересно, – пробормотал я, разглядывая покосившийся дорожный щит. – Так я в Сибири нахожусь.

На синем побитом пулями фоне белыми буквами было написано: «Новосибирск 38 км».

На самой развязке был большой автомобильный затор, похоже, в момент эвакуации при движении по мосту развязки перевернулся бензовоз, создав пробку. Вытекающий бензин вспыхнул и, растекаясь, начал поджигать автомобили. Я не знаю, сколько людей тут погибло, но мост от жара не выдержал и рухнул. Остатки бензовоза я рассмотрел среди обломков под мостом.

Еще раз покосившись на дорожный знак, я тряхнул головой и задумался. Проверить, мой это мир или нет, теперь было проще, моя зона, где я отбывал срок, находилась недалеко от Новосибирска, буквально в шестидесяти километрах. Уж я-то узнаю свою зону. Как-никак почти два года там отсидел.

Сходить с дороги я не стал, время тут, видимо, было весеннее, или из-за густых облаков земля не прогрелась, поэтому было слякотно, и так замучился сапоги оттирать от жирной грязи, что налипла, пока я шел по лесной дороге, поэтому я устроился прямо на полотне шоссе. Как местные пересекали развязку, я нашел, сбоку по обочине, иначе через затор не пробраться, поэтому отойдя к крайним машинам, там было достаточно сухо и чисто, я развернул палатку и запустил обогреватель внутри. Пока палатка обогревалась, я занялся приготовлением ужина. Развернув бытовые плетения столика и двух стульев, разложил еду из своих запасов, достал мешок с каменным углем, я и его тиснул, и разжег костер, подвесив над ним трехлитровый котелок с чистой водой. На кухне гостиницы, кроме трех мешков с углем, я еще прибрал посуду и бак с водой. Так что с этим у меня пока проблем не было.

Да, я помню, что все это находилось в свернутой комнате. Так я подошел к железному обгоревшему кунгу дальнобоя, развернул на его борту дверь и достал из комнаты все, что мне было нужно, после чего свернул ее.

Поедая удивительно вкусные пирожки с капустой, я еще брал с тарелки нашинкованные пластины буженины, у меня было шесть окороков. Ну а когда вода закипела, заварил травяной чай и, попивая, с удовольствием смакуя каждый глоток, разглядывал звездное небо и удивительно близкую луну. В том месте небосклона, где зашло солнце, я развеял плетения, поэтому облака зарастили дыру. Но зато я запустил плетения в другом месте и теперь любовался на луну и звезды. Смотрелось все красиво.

Перед самым сном я достал из баула некоторые специфичные амулеты и установил их метрах в двадцати от палатки, рядом с целой на вид легковушкой-японкой, стоявшей с распахнутыми дверцами. Нет, это не были охранные или сигнальные амулеты, те я еще когда лагерь готовил, установил, эти амулеты работали совершено по другому направлению. Их задача была определить координаты этого мира.

А как же? Каждый мир имеет свой номер, тот, из которого я перешел сюда, тоже его имеет, и я его знал, еще там вычислил, теперь нужно было знать номер этого. У меня были причины для этого. Напомню, что мой портал работал в автоматическом режиме, когда искал другой мир, что было не совсем безопасно, как-никак он был односторонний, не проверишь одним глазком, что с той стороны, для создания двухсторонних у меня еще умений не было, знания были, а умений наработанных еще нет. Опыт мне требовался для создания столь сложных плетений и артефактов. Так вот, зная координаты нужного мира, можно вводить их в управление портала и спокойно переходить, не опасаясь попасть в ловушку. Маги, которые умели пользоваться межмировыми порталами, имели такие номера миров, они не менялись с момента образования этого мира, но, к сожалению, сколько я ни читал книг и личных дневников, ни одного списка номеров мной найдено не было. Так что оставалось только изучать их и составлять собственный список миров своими силами. Именно этим и занимались амулеты. Они определят координаты, а я по ним вычислю номер. Это высшая математика, она была мало кому доступна. Через сорок минут у меня в книге мага появилась запись координат второго мира.

Ночь прошла более-менее нормально, только один раз взвыла тревога, когда в стороне пробежала стая собак. Именно собак, не волков. Меня они не обнаружили и ушли в сторону.

Утром я умылся, провел легкую тренировку, позавтракал, свернул лагерь и направился дальше. Я уже примерно определился, где находился, поэтому знал, куда иду.

Снова светило солнце надо мной и снова я шагал по потрескавшемуся асфальту, поглядывая на попадавшиеся остовы автомобилей. Были и целые машины. Один целый на вид «уазик» привлек мое внимание. Не только тем, что он стоял в кювете, но и тем, что от него явно тянуло трупным запахом.

Приблизившись, я рассмотрел расстрелянный лагерь, неизвестные на «уазике», что приехали сюда, явно встали тут на ночевку, когда кто-то сблизился с ними и расстрелял в упор. В стороне лежал часовой со снесенным черепом, у остатков костра лежали еще двое, из задней распахнутой двери машины свешивались стройные обнаженные ноги.

Похоже, неизвестных было двое, причем у одного было помповое ружье, на асфальте лежало два смятых пластиковых патрона, второй был с «калашом», я нашел гильзы. Они расстреляли неизвестных в упор, видимо, сблизившись с ними по противоположному кювету. А девку, что лежала на животе на заднем сиденье, взяли живой, хоть и раненой, и, вполне естественно для этого времени, попользовали. Кстати, я определил, что умерла она от кровопотери, ранение было серьезным.

Также нападающие забрали все оружие, большую часть одежды и амуниции. Машина их не заинтересовала, то ли специально, то ли случайно одна из очередей прошлась по мотору, да и левое переднее колесо было прострелено. Спускаться к лагерю я не спешил, глаз отчетливо показал натянутую проволоку, что вела к гранате – не «лимонке», эта была наступательная.

Стоя на краю дороги, я сформировал плетение «Исследователь» и направил его к машине. Задача плетения изучить саму гранату и ее взрывоопасную начинку. Через минуту все было готово, и я прямо на ходу ввел новые параметры в сканирующие плетения, понятно, что все вышло на коленке, но мне надо было проверить лагерь на другие растяжки. То, что она одна, я сомневался.

Мои сомнения оказались обоснованными. Несмотря на то, что плетение было сделано так-сяк, чуть позже его уже нормально доработаю, оно обнаружило еще две гранаты. Одна под телом девушки, другая вообще в стороне. Первым делом я осмотрел ту, что находилась в стороне, обнаружив «лимонку» без запала. Возможно, нападающие выронили ее, когда отходили. После этого я осторожно снял растяжку с водительской двери, опыт у меня был, граната отправилась следом за первой в баул, потом я сунул руку под тело девушки и, нащупав гранату, прижимая чеку, вытащил ее. Вместо предохранителя я использовал проволоку и убрал гранату к ее товаркам. После этого я совершенно спокойно взял девушку под мышки и вытащил ее из машины, аккуратно положив рядом с телами товарищей.

По моим прикидкам трагедия произошла дней пять-шесть назад, вряд ли больше. Анализирующее плетение подтвердило мою догадку – пять дней.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru