Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Печальное отступление от демократизма

«Известия» печатают сегодня сообщение о заседании солдатской секции Совета рабочих и солдатских депутатов. На этом заседании подвергли, между прочим:

«Обсуждению вопрос о возможности солдатам нести обязанности милиционеров. Исполнительная комиссия предлагает собранию следующую резолюцию:

Ввиду того, что солдаты должны исполнять свое прямое назначение, Исполнительная комиссия Совета солдатских депутатов высказывается против участия солдат в милиции и предлагает всех солдат, состоящих в милиции, немедленно возвратить в части.

После недолгих прений резолюция принята с поправкой, допускающей возможность замещения милиционерских должностей солдатами, эвакуированными из действующей армии, и ранеными».

Крайне жаль, что точный текст поправки и резолюции не сообщен. Еще более жаль, что Исполнительная комиссия предложила, а собрание приняло резолюцию, которая представляет из себя полное отступление от основных начал демократизма.

Едва ли найдется демократическая партия в России, не признающая программного требования замены постоянной армии всеобщим вооружением народа. Едва ли найдется социалист-революционер или с.-д. меньшевик, который решился бы встать против такого требования. Но вся беда в том, что «по нынешним временам» «принято» – под шумом фраз о «революционной демократии» – признавать демократические (о социализме нечего уже и говорить) программы «в принципе» и отрекаться от них на практике.

Высказываться против участия солдат в милиции на том основании, что «солдаты должны исполнять свое прямое назначение», значит совершенно забывать начала демократии и невольно, бессознательно, может быть, переходить на точку зрения постоянной армии. Солдат есть профессионал; его прямое назначение не есть общественная служба, – таков взгляд сторонников постоянной армии. Это не демократический взгляд. Это взгляд Наполеонов. Это взгляд сторонников старого режима и капиталистов, мечтающих о легком переходе назад, от республики к конституционной монархии.

Демократ принципиально против такого взгляда. Участие солдат в милиции есть вопрос разрушения стены между армией и народом. Это – вопрос разрыва с проклятым прошлым «казармы», в которой отдельно от народа, против народа «натаскивали», дрессировали, муштровали особый слой граждан, с «прямыми назначениями» служить только военной профессии. Участие солдат в милиции есть коренной вопрос перевоспитания «солдат» в граждан-милиционеров, перевоспитания населения из обывателей в вооруженных граждан. Демократия останется пустой и лживой фразой или полумерой, если весь народ не будет немедленно и безусловно получать возможности учиться употреблению оружия. Без систематического, постоянного, широкого участия солдат в милиции это недостижимо.

Возразят, может быть, что нельзя отзывать солдат от их непосредственных обязанностей. Но об этом нет и речи. Об этом смешно говорить особо, как не говорят особо о том, что врач, занятый у постели опасно больного, не вправе отойти для подачи избирательного бюллетеня, или что рабочий, занятый производством, непрерывность коего признана всеми за безусловно необходимую, не вправе, до смены его другим рабочим, уйти для использования своих политических прав. Подобные отговорки прямо-таки были бы несерьезны или даже недобросовестны.

Участие в милиции есть одно из важнейших и коренных требований демократии, одна из наиболее существенных гарантий свободы. (Добавим в скобках, что нет более верного пути к повышению чисто военных способностей и военной силы армии, как замена постоянной армии всеобщим вооружением народа, обучение народа солдатами; во всякой истинно революционной войне был применяем и будет применяем этот способ.) Немедленный, безусловный, повсеместный приступ к организации всенародной милиции, к всестороннему развитию участия солдат в милиции – вот насущнейший интерес и рабочих, и крестьян, и солдат, всего огромного большинства населения, большинства, не заинтересованного в охране прибылей помещиков и капиталистов.

Написано 10 (23) мая 1917 г.

Напечатано 25 (12) мая 1917 г. в газете «Правда» № 55

Печатается по тексту газеты

О созыве международной якобы социалистической конференции с участием социал-шовинистов

«Известия Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» печатают сегодня «Положение» Исполнительного комитета об организации комиссии по созыву международной конференции{37}. В эту комиссию приглашается, между прочим, представитель от нашей партии. Само собой разумеется, что никакого участия ни в комиссии, ни вообще в созываемой конференции с участием перешедших на сторону своей буржуазии якобы социалистических министров наша партия не примет. Всякий, кто интересовался нашей партией и читал ее резолюцию о положении дел в Интернационале{38}, не мог не знать этого.

ЦК нашей партии единогласно постановил, уже несколько дней тому назад, послать делегата на созываемую Циммервальдскую конференцию{39} с поручением немедленно покинуть эту конференцию и выйти из Циммервальдского союза, если конференция выскажется за какое бы то ни было сближение или совместное обсуждение дел вместе с социал-шовинистами.

 

Написано 10 (23) мая 1917 г.

Напечатано 25 (12) мая 1917 г. в газете «Правда» № 55

Печатается по тексту газеты

Речь на митинге Путиловского завода. 12 (25) мая 1917 г.
Краткий газетный отчет

Ленин излагал основы взглядов большевиков на войну, мир и на коалиционное правительство.

В первой половине речи Ленин, кратко рассказав о причинах своей поездки через Германию, перешел к войне и выяснил ее грабительскую сущность. Затем остановился на вопросе как кончить войну и развил ту мысль, что единственным средством является союз рабочих всех воюющих стран.

Далее Ленин остановился на вопросе, что же мешает этому союзу рабочих всех стран, и обрисовал те пути, по которым можно и должно идти к такому союзу.

Этот путь – не соглашение рабочих с капиталистами и крестьян-солдат с помещиками, а путь борьбы рабочих и крестьян со своими угнетателями.

Коалиционное правительство – это соглашение социалистов с капиталистами, это удушение революции.

Захват власти рабочими и крестьянами сможет дать нашей стране разрешение наших неотложных вопросов – вопроса о земле, о передаче ее в руки крестьян, и других вопросов, связанных с войной: продовольственного, улучшения положения рабочих и т. д.

«Солдатская Правда» № 26, 1 июня (19 мая) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Солдатская Правда»

Партия пролетариата на выборах в районные Думы

Наша партия идет на выборы со своими самостоятельными списками. По предварительным сведениям, поступившим в секретариат ЦК из 12 районов в 4-х (Московский, Рождественский, Колпинский и Пороховской) списки эти составлены без всяких блоков. Во всех остальных районах мы блокируемся только с интернационалистами: именно в 6 районах (2-м городском, Нарвском, Петроградской стороны, Московском, 1-м городском и Василеостровском) с межрайонцами{40} (осудившими, как известно, самым решительным образом вступление народников и меньшевиков в министерство капиталистов); затем в 4-х районах (Выборгском, Невском, 1-м городском и Василеостровском) с меньшевиками-интернационалистами{41}, противниками «социалистического» министериализма{42}, и в одном районе (Невском) также с интернационалистами из партии социалистов-революционеров, осуждающими «министериализм» их партии.

Такое объединение с интернационалистами из других партий вполне соответствует как решениям наших конференций (петроградской{43} и всероссийской), так и принципиальной линии пролетарской партии против мелкобуржуазного оборончества и министериализма меньшевиков и народников.

 

Пропаганда «левого блока», ведомая, между прочим, и «Новой Жизнью», не могла, разумеется, поколебать решения нашей партии. Неверно, в корне неверно мнение, что муниципальные выборы «не носят столь ярко выраженного политического характера» (как выборы в Учредительное собрание). Так же неверно, что «муниципальные программы отдельных социалистических (??) партий мало чем друг от друга отличаются». Повторять такие странные речи, не отвечая по существу на доводы «Правды», значит уклоняться от разбора важнейшего вопроса или прямо уже пасовать.

Сводить выборы в столице во время революции к чисто (или хотя бы преимущественно) «муниципальной» программе, это – нечто чудовищно-нелепое. Это – издевка над опытом всех революций. Это – насмешка над здравым смыслом рабочих, прекрасно знающих, что роль Питера – руководящая, а иногда и решающая.

Кадеты объединяют всех правых, всю контрреволюцию, всех помещиков и капиталистов. Они за правительство, они хотят свести революционный Петроград к роли подпевателя правительству капиталистов, имеющих 10 министров против 6 народников и меньшевиков.

Против кадетов, шовинистов, сторонников войны за проливы, идет партия пролетариата, безусловно враждебная империализму, единственно способная на разрыв с интересами капитала, на серьезные революционные меры, без коих нельзя помочь трудящимся массам в момент надвигающейся и уже очень близкой катастрофы необъятных размеров. Без революционных мер спасения нет. Без рабочей милиции, как ступени к созданию тотчас же всенародной милиции, нельзя, даже при наилучшем желании нельзя провести таких мер, нельзя избавиться, в частности, от «хвостов» и продовольственной дезорганизации.

А «средняя линия», линия мелкой буржуазии, меньшевиков и народников, провозглашающих добрые пожелания и обессиливающих себя соглашательством с капиталистами и подчинением капиталистам (6 министров против 10!!), – эта линия безжизненна. Массы скоро убедятся в этом на опыте, если даже на время и поверят в «соглашательство» с капиталистами.

Кто за действительное осуществление интересов трудящихся масс, кто за устранение полиции, за замену ее всенародной милицией, кто за серьезные, революционные меры для вывода страны из неслыханного кризиса, из неслыханной разрухи, тот должен голосовать за списки пролетарской партии, Российской с.-д. рабочей партии (большевиков).

«Правда» № 56, 26 (13) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Какие заявления делала наша партия о войне перед революцией

Особенно интересны те заявления, которые имели в виду именно победу революции шовинистской («оборонческой»). В «Социал-Демократе»{44}, выходившем в Женеве, как Центральный Орган Российской с.-д. рабочей партии, под редакцией Зиновьева и Ленина, в № 47 от 13 октября 1915 года, было напечатано от имени редакции:

«…8) Революционерами-шовинистами мы считаем тех, кто хочет победы над царизмом для победы над Германией, – для грабежа других стран, – для упрочения господства великороссов над другими народами России и т. д. Основа революционного шовинизма – классовое положение мелкой буржуазии. Она всегда колеблется между буржуазией и пролетариатом. Теперь она колеблется между шовинизмом (который мешает ей быть последовательно-революционной даже в смысле демократической революции) и пролетарским интернационализмом. Политические выразители этой мелкой буржуазии в России в данный момент – трудовики{45}, с.-р., «Наша Заря»{46}, фракция Чхеидзе{47}, OK, г. Плеханов и т. п. 9) Если бы в России победили революционеры-шовинисты, мы были бы против обороны их «отечества» в данной войне. Наш лозунг – против шовинистов, хотя бы революционеров и республиканцев, против них и за союз международного пролетариата для социалистической революции. 10) На вопрос, возможна ли руководящая роль пролетариата в буржуазной русской революции, мы отвечаем: да, возможна, если мелкая буржуазия в решающие моменты качнется влево, а ее толкает влево не только наша пропаганда, но и ряд объективных факторов, экономических, финансовых (тяжести войны), военных, политических и пр. 11) На вопрос, что бы сделала партия пролетариата, если бы революция поставила ее у власти в теперешней войне, мы отвечаем: мы предложили бы мир всем воюющим на условии освобождения колоний и всех зависимых, угнетенных и неполноправных народов. Ни Германия, ни Англия с Францией не приняли бы, при теперешних правительствах их, этого условия. Тогда мы должны были бы подготовить и повести революционную войну, т. е. не только полностью провели бы самыми решительными мерами всю нашу программу-минимум, но и систематически стали бы поднимать на восстание все ныне угнетенные великороссами народы, все колонии и зависимые страны Азии (Индию, Китай, Персию и пр.), а также – ив первую голову – поднимали бы на восстание социалистический пролетариат Европы против его правительств и вопреки его социал-шовинистам. Не подлежит никакому сомнению, что победа пролетариата в России дала бы необыкновенно благоприятные условия для развития революции и в Азии, и в Европе. Это доказал даже 1905 год{48}. А международная солидарность революционного пролетариата есть факт, вопреки грязной пене оппортунизма и социал-шовинизма»[4].

«Правда» № 56, 26 (13) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Вставка в статью Н. К. Крупской «Страничка из истории Российской социал-демократической рабочей партии»{49}

Во вторник 9 мая из Швейцарии приехало свыше 200 эмигрантов, проехавших через Германию, в том числе вождь меньшевиков Мартов, вождь социалистов-революционеров Натансон и др. Этот проезд еще и еще раз доказал, что из Швейцарии нет другого надежного пути, кроме как через Германию. В «Известиях Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» (№ 32 от 5 апреля) помещен доклад Ленина и Зиновьева об их проезде через Германию и названы имена тех социалистов двух нейтральных стран (Швейцарии и Швеции), которые удостоверили подписью своей, что поездка через Германию вызвана была необходимостью и что никаких, сколько-нибудь предосудительных, сношений с немецким правительством при этом не было.

«Солдатская Правда» № 21, 26 (13) мая 1917 г.

Печатается по рукописи

Грозит разруха

Известия, соображения, опасения, слухи насчет грозящей катастрофы все учащаются. Газеты капиталистов запугивают, кричат с пеной у рта против большевиков, щеголяют анонимными ссылками Кутлера на «один» завод, на «некоторые» заводы, на «одно» предприятие и т. п. Удивительные приемы, странные «доказательства»… почему бы не назвать определенного завода? Почему бы не дать возможности и публике и рабочим проверять эти слухи, рассчитанные на возбуждение тревоги?

Нетрудно бы понять господам капиталистам, что, не приводя точных данных о точно названных предприятиях, они делают только себя смешными. Ведь вы же правительство, господа капиталисты, вы имеете 10 министров из 16, вы ответственны и вы распоряжаетесь. Разве это не смешно, когда имеющие большинство в правительстве, распоряжающиеся люди ограничиваются анонимными ссылками Кутлера, боясь выступить открыто и прямо, пытаясь переложить ответственность на другие партии, у кормила власти не стоящие?

Газеты мелкобуржуазных партий, народников и меньшевиков, тоже жалуются, но несколько в иных тонах, не столько обвиняя ужасных большевиков (хотя без этого, конечно, не обходится), сколько громоздя одно на другое добрые пожелания. Особенно характерны в этом отношении «Известия», редакция которых находится в руках блока двух названных партий. В № 63 от 11 мая напечатаны две статьи на тему о борьбе с хозяйственной разрухой, статьи однородного содержания. Одна из них озаглавлена крайне… как бы это помягче выразиться?., крайне неосторожно (как и вообще «неосторожно» вступление народников и меньшевиков в министерство империалистов) – «Чего хочет Временное правительство». Правильнее было бы озаглавить: «Чего не хочет Временное правительство и что оно обещает?».

Другая статья представляет из себя «резолюцию экономического отдела Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов». Вот несколько цитат из нее, которые точнее всего передадут содержание:

«Для многих отраслей промышленности назрело время для торговой государственной монополии (хлеб, мясо, соль, кожа), для других условия созрели для образования регулируемых государством трестов (добыча угля и нефти, производство металла, сахара, бумаги) и, наконец, почти для всех отраслей промышленности современные условия требуют регулирующего участия государства в распределении сырья и вырабатываемых продуктов, а также фиксации цен… Одновременно с этим следует поставить под контроль государственно-общественной власти все кредитные учреждения для борьбы с спекуляцией товарами, подчиненными государственному регулированию… Вместе с тем следует… принять самые решительные меры для борьбы с тунеядством, вплоть до введения трудовой повинности… Страна уже в катастрофе, и вывести из нее может лишь творческое усилие всего народа во главе с государственной властью, сознательно возложившей на себя» (гм… гм…!?) «грандиозную задачу спасения разрушенной войною и царским режимом страны».

Кроме последней фразы со слов, подчеркнутых нами, – фразы, с чисто мещанской доверчивостью «возложившей» на капиталистов задачи, коих они решить не смогут, – кроме этого программа великолепна. И контроль, и огосударствление трестов, и борьба с спекуляцией, и трудовая повинность – помилуйте, да чем же это отличается от «ужасного» большевизма? чего же больше хотели «ужасные» большевики?

Вот в этом-то и гвоздь, вот в этом-то и суть, вот этого-то и не хотят упорно понять мещане и филистеры всех цветов: программу «ужасного» большевизма приходится признать, ибо иной программы выхода из действительно грозящего, действительно ужасного краха быть не может, но… но капиталисты «признают» эту программу (см. знаменитый § 3 декларации «нового» Временного правительства){50} для того, чтобы не исполнять ее. А народники и меньшевики «доверяют» капиталистам и учат народ этому губительному доверию. В этом вся суть всего политического положения.

Ввести контроль за трестами – с публикацией их полных отчетов, с немедленными съездами их служащих, с обязательным участием в контроле самих рабочих, с допущением представителей каждой крупной политической партии к самостоятельному контролю, – ввести это можно декретом, на составление которого достаточен один день.

За чем же дело стало, граждане Шингаревы, Терещенко, Коноваловы? за чем дело стало, граждане, почти социалистические министры, Чернов, Церетели? за чем дело стало, граждане народнические и меньшевистские вожди Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов?

Ничего иного, кроме немедленного введения такого контроля за трестами, за банками, за торговлей, за «тунеядцами» (удивительно хорошее слово попалось под перо – в виде исключения – редакторам «Известий»…), за продовольствием ни мы не предлагали, ни кто бы то ни было вообще предлагать не мог. Ничего иного и выдумать нельзя, кроме «творческого усилия всего народа»…

Только не верить надо словам капиталистов, не верить наивной (в лучшем случае наивной) надежде меньшевиков и народников, будто такой контроль могут осуществить капиталисты.

Разруха грозит. Катастрофа идет. Капиталисты привели и приводят все страны к гибели. Спасение одно: революционная дисциплина, революционные меры революционного класса, пролетариев и полупролетариев, переход всей государственной власти в руки этого класса, который сможет на деле ввести именно такой контроль, на деле провести победоносно «борьбу с тунеядством».

«Правда» № 57, 27 (14) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Война и революция.
Лекция 14 (27) мая 1917 г.{51}

Вопрос о войне и революции так часто ставится в последнее время и во всей прессе и в каждом народном собрании, что, по всей вероятности, многим из вас многие стороны этого вопроса не только хорошо известны, но и успели уже наскучить. Я не имел еще возможности выступать ни разу, ни даже присутствовать на партийных или вообще на народных собраниях здешнего района и потому рискую, может быть, впасть в повторения или не остановиться достаточно подробно на тех сторонах этого вопроса, которые вас очень интересуют.

Мне кажется, что главное, что обыкновенно забывают в вопросе о войне, на что обращают недостаточно внимания, главное, из-за чего ведется так много споров и, пожалуй, я бы сказал, пустых, безнадежных, бесцельных споров, – это забвение основного вопроса о том, какой классовый характер война носит, из-за чего эта война разразилась, какие классы ее ведут, какие исторические и историко-экономические условия ее вызвали. Насколько мне пришлось на митингах и на партийных собраниях следить за тем, как ставится у нас вопрос о войне, я пришел к убеждению, что масса недоразумений на этой почве возникает именно потому, что сплошь и рядом мы говорим, разбирая вопрос о войне, на совершенно различных языках.

С точки зрения марксизма, т. е. современного научного социализма, основной вопрос при обсуждении социалистами того, как следует оценивать войну и как следует относиться к ней, состоит в том, из-за чего эта война ведется, какими классами она подготовлялась и направлялась. Мы, марксисты, не принадлежим к числу безусловных противников всякой войны. Мы говорим: наша цель – достижение социалистического общественного устройства, которое, устранив деление человечества на классы, устранив всякую эксплуатацию человека человеком и одной нации другими нациями, неминуемо устранит всякую возможность войн вообще. Но в войне за этот социалистический общественный строй мы неминуемо встретим такие условия, когда классовая борьба внутри каждой отдельной нации может столкнуться с порождаемой ею же, этой классовой борьбой, войной между различными нациями, и мы не можем поэтому отрицать возможности революционных войн, т. е. войн, которые вытекли из классовой борьбы, ведутся революционными классами и имеют прямое, непосредственное революционное значение. Тем более мы не можем отрицать этого, что в истории европейских революций за последнее столетие, лет за 125–135, наряду с большинством войн реакционных имели место и войны революционные, например, война французских революционных народных масс против объединенной монархической, отсталой, феодальной и полуфеодальной Европы. И в настоящее время нет обмана масс, более распространенного в Западной Европе, а в последнее время и у нас, в России, как обман их посредством ссылок на пример революционных войн. Бывают войны и войны. Надо разобраться, из каких исторических условий данная война вытекла, какие классы ее ведут, во имя чего. Не разобравши этого, мы все свои рассуждения о войне осудим на полную пустоту, на споры чисто словесные и бесплодные. Вот почему я и позволю себе, раз вы поставили вашей темой вопрос о соотношении войны и революции, остановиться подробно на этой стороне дела.

Известно изречение одного из самых знаменитых писателей по философии войн и по истории войн – Клаузевица, которое гласит: «Война есть продолжение политики иными средствами»{52}. Это изречение принадлежит писателю, который обозревал историю войн и выводил философские уроки из этой истории – вскоре после эпохи наполеоновских войн. Этот писатель, основные мысли которого сделались в настоящее время безусловным приобретением всякого мыслящего человека, уже около 80 лет тому назад боролся против обывательского и невежественного предрассудка, будто бы войну можно выделить из политики соответственных правительств, соответственных классов, будто бы войну когда-нибудь можно рассматривать как простое нападение, нарушающее мир, и затем восстановление этого нарушенного мира. Подрались и помирились! Это грубый и невежественный взгляд, десятки лет тому назад опровергнутый и опровергаемый всяким, сколько-нибудь внимательным, анализом любой исторической эпохи войн.

Война есть продолжение политики иными средствами. Всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Ту самую политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вел в течение долгого времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот самый класс продолжает во время войны, переменив только форму действия.

Война есть продолжение политики иными средствами. Если французские революционные горожане и революционные крестьяне в конце XVIII века, свергнув у себя монархию революционным путем, установили демократическую республику, – расправившись со своим монархом, расправились по-революционному и со своими помещиками, – то эта политика революционного класса не могла не потрясти до основания всей остальной самодержавной, царской, королевской, полуфеодальной Европы. И неизбежным продолжением этой политики победившего во Франции революционного класса явились войны, в которых против революционной Франции стали все монархические народы Европы, составив свою знаменитую коалицию, и пошли на Францию контрреволюционной войной. Как внутри страны французский революционный народ тогда впервые проявил невиданный в течение столетий максимум революционной энергии, так и в войне конца XVIII века он проявил такое же гигантское революционное творчество, пересоздав всю систему стратегии, порвав все старые законы и обычаи войны и создав, вместо старых войск, новое, революционное, народное войско и новое ведение войны. Этот пример, мне кажется, особенно заслуживает внимания, потому что он наглядно показывает нам то, что на каждом шагу забывают сейчас публицисты буржуазных газет, играя на предрассудках и на обывательском невежестве совершенно неразвитых народных масс, не понимающих этой неразрывной экономической и исторической связи всякой войны с предшествовавшей ей политикой каждой страны, каждого класса, который господствовал перед войной и обеспечивал достижение своих целей так называемыми «мирными» средствами. Так называемыми, – ибо те расправы, которые, например, нужны бывают для «мирного» господства над колониями, едва ли могут быть названы мирными.

В Европе господствовал мир, но он держался потому, что господство европейских народов над сотнями миллионов жителей колоний осуществлялось только постоянными, непрерывными, никогда не прекращавшимися войнами, которых мы, европейцы, не считаем войнами, потому что они слишком часто похожи были не на войны, а на самое зверское избиение, истребление безоружных народов. А дело обстоит именно так, что для понимания современной войны мы должны прежде всего бросить общий взгляд на политику европейских держав в целом. Надо брать не отдельные примеры, не отдельные случаи, которые легко вырвать всегда из связи общественных явлений и которые не имеют никакой цены, потому что также легко привести противоположный пример. Нет, надо взять всю политику всей системы европейских государств в их экономическом и политическом взаимоотношении, чтобы понять, каким образом из этой системы неуклонно и неизбежно вытекла данная война.

Мы постоянно наблюдаем попытки, особенно со стороны капиталистических газет – все равно, монархических или республиканских – подставить под теперешнюю войну чуждое ей историческое содержание. Например, нет приема более обычного во французской республике, как попытки представить эту войну со стороны Франции продолжением и подобием войн великой французской революции 1792 года. Нет более распространенного приема обмана французских народных масс, французских рабочих и рабочих всех стран, как перенесение на нашу эпоху «жаргона» той эпохи, отдельных лозунгов ее, и как попытка представить дело таким образом, что вот и теперь республиканская Франция защищает свою свободу против монархии. Забывают то «маленькое» обстоятельство, что тогда, в 1792 г., войну вел во Франции революционный класс, который совершил невиданную революцию, неслыханным героизмом масс разрушил до основания французскую монархию и восстал против объединенной монархической Европы не из-за каких-либо других целей, как только из-за целей продолжения своей революционной борьбы.

Война во Франции была продолжением политики того революционного класса, который сделал революцию, завоевал республику, расправился с французскими капиталистами и помещиками с невиданной до тех пор энергией, и во имя этой политики, продолжения ее, повел революционную войну против объединенной монархической Европы.

А сейчас мы имеем перед собой прежде всего союз двух групп капиталистических держав. Мы имеем перед собой все величайшие мировые капиталистические державы – Англию, Францию, Америку, Германию, – вся политика которых в течение целого ряда десятилетий состояла в непрерывном экономическом соперничестве из-за того, как господствовать над всем миром, как душить маленькие народности, как обеспечить себе тройные и десятерные прибыли банковского капитала, захватившего весь мир в цепь своего влияния. В этом состоит действительная политика Англии и Германии. Это я подчеркиваю. Никогда нельзя устать подчеркивать это, потому что, если мы это забудем, мы ничего не сможем понять в современной войне и окажемся тогда беспомощными, во власти любого буржуазного публициста, подсовывающего нам обманные фразы.

Действительная политика обеих групп величайших капиталистических гигантов – Англии и Германии, которые со своими союзниками двинулись друг против друга, – эта политика за целый ряд десятилетий до войны должна быть изучена и понята в ее целом. Если бы мы этого не сделали, мы не только бы забыли основное требование научного социализма и всякой общественной науки вообще, – мы лишили бы себя возможности понять что бы то ни было в современной войне. Мы отдались бы во власть Милюкова, обманщика, раздувающего шовинизм и ненависть одного народа к другому приемами, которые применяются без всякого исключения везде, приемами, по поводу которых писал названный мною вначале Клаузевиц восемьдесят лет тому назад и уже тогда осмеявший тот взгляд, что вот – жили народы мирно, а потом подрались! Как будто это правда! Разве войну можно объяснять, не ставя ее в связь с предшествовавшей политикой данного государства, данной системы государств, данных классов? Повторяю еще раз: это – основной вопрос, который постоянно забывают, из-за непонимания которого 9/10 разговоров о войне превращаются в пустую перебранку и обмен словесностями. Мы говорим: если вы не изучили политики обеих групп воюющих держав в течение десятилетий, – чтобы не было случайностей, чтобы не выхватывали отдельных примеров, – если вы не показали связь этой войны с предшествовавшей политикой, вы ничего в этой войне не поняли!

А эта политика показывает нам сплошь одно: непрерывное экономическое соперничество двух величайших мировых гигантов, капиталистических хозяйств. С одной стороны – Англия, государство, которое владеет большей частью земного шара, государство, которое стоит на первом месте по богатству, которое создало это богатство не столько трудом своих рабочих, но, главным образом, эксплуатацией необъятного количества колоний, необъятной силой английских банков, сложившихся, во главе всех остальных банков, в ничтожную по числу – каких-нибудь три, четыре, пять – группу банков-гигантов, распоряжающихся сотнями миллиардов рублей и распоряжающихся ими так, что без всякого преувеличения можно сказать: нет кусочка земли на всем земном шаре, на который этот капитал не наложил бы свою тяжелую руку, нет кусочка земли, который не был бы опутан тысячами нитей английского капитала. Этот капитал вырос в конце XIX и начале XX века до таких размеров, что перенес свою деятельность далеко за границы отдельных государств, образовав группу банков-гигантов с богатством неслыханным. Выдвинув это ничтожное число банков, он посредством этой сети сотнями миллиардов рублей опутал весь мир. Вот основное в экономической политике Англии и в экономической политике Франции, про которую сами французские писатели, сотрудники, например, «L'Humanité»{53}, газеты, руководимой сейчас бывшими социалистами (например, не кто иной, как известный писатель по финансовым вопросам, Лизис), писали уже за несколько лет до войны: «Франция – это финансовая монархия, Франция – это финансовая олигархия, Франция – это ростовщик всего света».

37Речь идет о созыве международной конференции всех социалистических партий воюющих и нейтральных государств, инициативу которого взял на себя эсеро-меньшевистский Исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (см. примечание 14). 8 (21) мая 1917 года на заседании Исполкома было принято положение об организации комиссии по созыву конференции, в состав которой должны были войти президиум Петроградского Совета, 3 члена Исполкома и представители партий (в том числе и партии большевиков). 20 мая (2 июня) Исполком Петроградского Совета принял обращение к социалистическим партиям и центральным профессиональным организациям всего мира, в котором призывал принять участие в международной конференции, назначил место и время ее работы: Стокгольм, 28 июня – 8 июля (11–21 июля) 1917 года. Большевики решительно отказались от участия как в комиссии, так и в самой конференции, разоблачив линию эсеро-меньшевистских соглашателей на затягивание империалистической бойни. В резолюции VI съезда партии «Текущий момент и война» говорилось: «Кампания за мир путем «давления» на союзные правительства и соглашения с социал-империалистами, предпринятая Советами, отказавшимися на деле от разрыва с империализмом, не могла не потерпеть жестокого краха. Этот крах подтвердил правильность точки зрения революционной социал-демократии, что лишь революционная борьба масс во всех странах против империализма, интернациональная пролетарская революция, сможет привести к демократическому миру» («КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1954, стр. 373). Конференция не состоялась.
38Имеется в виду резолюция «Положение в Интернационале и задачи РСДРП(б)», принятая VII (Апрельской) Всероссийской конференцией РСДРП(б) (см. «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1954, стр. 347–349).
39Речь идет о созыве третьей Циммереальдской конференции (в Стокгольме), намечавшемся Интернациональной социалистической комиссией на 31 мая (н. ст.) 1917 года, но затем неоднократно переносившемся на другие сроки. В. И. Ленин считал, что большевики должны разорвать с Циммервальдским объединением, в котором преобладание получили центристы, и немедленно приступить к организации III Интернационала. Участие в третьей Циммервальдской конференции он допускал только с информационной целью. VII (Апрельская) Всероссийская конференция по докладу Зиновьева большинством голосов приняла решение об участии представителей большевиков в конференции. Конференция состоялась 5–12 сентября 1917 года. На ней были представлены левые элементы социалистических партий (шведские левые, американская Лига социалистической пропаганды, польские социал-демократы, объединенные «Краевым правлением», австрийские левые («оппозиция»), спартаковцы и датский союз социал-демократической молодежи); центристы (германские «независимцы», швейцарская социал-демократическая партия, финская социал-демократическая партия, румынская партия, меньшевики-интернационалисты, болгарские «независимые профсоюзы»); социал-шовинисты (русские меньшевики во главе с П. Б. Аксельродом). От большевиков на конференции присутствовали В. В. Боровский (Орловский) и Н. А. Семашко (Александров). Конференция проходила в строго конспиративных условиях, сведения о ходе ее работ в прессу почти не поступали. В порядке дня конференции стояли следующие вопросы: 1) Доклад Интернациональной социалистической комиссии, 2) Инцидент с Гриммом, 3) Отношение к Стокгольмской мирной конференции и 4) Борьба за мир и циммервальдское движение в разных странах. Конференция рассмотрела «дело Р. Гримма», разоблаченного в России в качестве эмиссара швейцарского министра Гофмана, зондировавшего почву насчет сепаратного мира в интересах германского империализма. К этому времени Гримм был освобожден от поста председателя Интернациональной социалистической комиссии; конференция одобрила исключение Гримма из ИСК, признав его поведение недопустимым. Ленин считал такое решение недостаточным. Во время дискуссии по вопросу об отношении к Стокгольмской мирной конференции социалистов II Интернационала часть делегатов высказалась за участие в ней, а русские меньшевики получили императивный мандат остаться на Циммервальдской конференции только при условии, если она в целом примет участие в Стокгольмской конференции. С резкой обличительной речью по адресу меньшевиков и их единомышленников на конференции выступил от имени ЦК и ЗБЦК РСДРП(б) и польской социал-демократии В. В. Воровский. Большевиков на конференции поддерживал ряд делегатов, но большинство, во главе с Гаазе, отказалось вынести решение по этому вопросу. Смешанный состав конференции определил каучуковый, компромиссный характер ее резолюций и манифеста. Манифест конференции призывал к всеобщей международной забастовке против войны и в защиту русской революции; к манифесту присоединились представители некоторых партий, не принимавших участия в работах конференции. III Циммервальдская конференция полностью подтвердила ленинский вывод об окончательном банкротстве Циммервальдского объединения, о необходимости немедленного разрыва с ним и о создании III, Коммунистического Интернационала. Оценку резолюций конференции В. И. Ленин дал в незаконченной статье «Задачи нашей партии в Интернационале» (см. Сочинения, 4 изд., том 26, стр. 189–191).
40Межрайонцы – члены межрайонной (междурайонной) организации объединенных социал-демократов, возникшей в Петербурге в ноябре 1913 года под флагом борьбы за единство РСДРП. Прикрываясь лозунгом единства, пытаясь объединить большевистскую и меньшевистскую организации в Петербурге, межрайонцы создали еще одну, свою фракционную организацию. В нее входили часть бывших большевиков, примиренчески настроенных по отношению к оппортунистам, и меньшевики-троцкисты. Во время первой мировой войны межрайонцы занимали центристскую позицию, признавали войну империалистической, были против социал-шовинизма, но не соглашались на полный разрыв с меньшевиками. В 1917 году межрайонная организация, куда входили В. Володарский, А. Иоффе, А. Луначарский, Д. Мануильский, Л. Троцкий, М. Урицкий, И. Юренев и др., заявила о своем согласии с линией большевистской партии. Поэтому на выборах в районные думы Петрограда в мае – июне 1917 года большевики выступали в блоке с межрайонцами. На VI съезде РСДРП(б) межрайонная организация (около 4000 членов), порвавшая с меньшевиками-оборонцами, была принята в партию большевиков. Дальнейшие события показали, что некоторые межрайонцы (Луначарский, Мануильский, Володарский, Урицкий и др.) действительно порвали со своим центристским прошлым, но Троцкий с небольшой группой своих ближайших сторонников лишь временно прекратил борьбу с большевизмом и «вошел в партию, чтобы, находясь в ней, бороться против ленинизма и навязать ей свою оппортунистическую, антисоциалистическую политику» («История КПСС», 1960, стр. 222). Межрайонцы издавали свой печатный орган – журнал «Вперед» (в 1915 году вышел один номер, изданный нелегально). Издание журнала было возобновлено в 1917 году: с июня по август он выходил легально как орган Петербургского между районного комитета объединенных с.-д. (интернационалистов); вышло 8 номеров. После VI съезда партии состав редакции был изменен, и № 9 журнала вышел как орган ЦК РСДРП(б). В сентябре по решению ЦК издание журнала было прекращено.
41Меньшевики-интернационалисты – немногочисленное крыло меньшевистской партии, занимавшее непоследовательно интернационалистскую позицию в годы первой мировой войны. Наиболее видные представители: Л. Мартов, Ю. Ларин, А. Мартынов и другие. В апреле – июне 1917 года меньшевики-интернационалисты издавали ежемесячный журнал «Интернационал». Меньшевики-интернационалисты занимали центристскую позицию. Критикуя социал-шовинистов России, они в то же время боялись идти на организационный разрыв с ними, выступали против основных положений ленинской тактики большевистской партии по вопросам войны, мира и революции. Большевики сделали несколько попыток объединить силы с интернационалистами для совместных действий против социал-шовинистов. В феврале 1915 года В. И. Ленин в ответном письме редакции газеты «Наше Слово» предложил проект декларации о собирании сил интернационалистов и о разрыве с социал-шовинистами (см. Сочинения, 4 изд., том 21, стр. 105–108). Но меньшевики-интернационалисты не пошли на решительный разрыв с социал-шовинистами. Вопрос об объединении с интернационалистами был поставлен на Петроградской общегородской и VII (Апрельской) Всероссийской конференциях РСДРП(б), а также на VI съезде партии, когда большевики готовили силы к штурму российского капитализма. В противовес оппортунистическому лозунгу единства с социал-шовинистами VI съезд выдвинул «классовый революционный лозунг – единство всех интернационалистов, порвавших на деле с меньшевиками-империалистами», призвав все революционные элементы социал-демократии «порвать организационную связь с оборонцами и объединиться вокруг РСДРП» («КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1954, стр. 388). По вине лидеров меньшевиков-интернационалистов Мартова и Астрова, выставивших ряд неприемлемых условий, объединение не состоялось, но некоторые меньшевики-интернационалисты (Ю. Ларин) вошли в партию большевиков. После победы Великой Октябрьской социалистической революции часть меньшевиков-интернационалистов эмигрировала за границу и перешла в лагерь открытых врагов Советской власти, отдельные представители этой группы вступили в партию большевиков, работали в советских учреждениях.
42«Социалистический» министериализм – мильеранизм – оппортунистическая тактика участия социалистов в буржуазных реакционных правительствах. Термин возник в связи с вступлением в 1899 году французского социалиста Мильерана в состав буржуазного правительства Вальдека-Руссо. Вопрос о мильеранизме обсуждался в 1900 году на Парижском конгрессе II Интернационала. Конгресс принял предложенную К. Каутским примиренческую резолюцию, которая осуждала участие социалистов в буржуазном правительстве, но допускала возможность этого в «чрезвычайных» случаях. Эту оговорку французские и другие социалисты использовали для оправдания своего вхождения в правительство империалистической буржуазии в период первой мировой войны. Характеризуя министериализм как ревизионизм и ренегатство, Ленин указывал, что социал-реформисты, входя в буржуазное правительство, непременно оказывались подставными фигурами, ширмой для капиталистов, орудием обмана масс этим правительством.
43Имеется в виду резолюция Петроградской общегородской конференции об отношении к партиям социалистов-революционеров, социал-демократов (меньшевиков), партии так называемых «нефракционных» социал-демократов и т. п. родственным политическим течениям и резолюция VII (Апрельской) Всероссийской конференции «Об объединении интернационалистов против мелкобуржуазного оборонческого блока». Автором обеих резолюций был В. И. Ленин (см. «Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б). Петроградская общегородская конференция РСДРП(б). Апрель 1917 года. Протоколы», 1958, стр. 50–51; «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1954, стр. 346–347 и Сочинения, 5 изд., том 31, стр. 257–258, 429). Петроградская общегородская конференция РСДРП(б) была созвана по решению Петербургского комитета от 6 (19) апреля и состоялась 14–22 апреля (27 апреля – 5 мая) 1917 года. Выборы происходили из расчета 1 делегат на 200 членов партии. На конференции присутствовало 57 делегатов, в том числе – от финской, эстонской, латышской, польской и литовской организаций, представители Военной организации, а также 2 представителя от межрайонцев. В повестке дня конференции стояли следующие вопросы: задачи дня – текущий момент; об отношении к Совету рабочих и солдатских депутатов и вопрос о его реорганизации; построение партийной организации; отношение к социал-демократии других толков; городские выборы; о травле против «Правды». В. И. Ленин был избран почетным председателем конференции, сделал основной политический доклад – «Задачи дня – текущий момент», входил в комиссию по выработке резолюций об отношении к Временному правительству и о войне, внес резолюцию о коммунальных выборах и др. В. И. Ленин разоблачил попытку Каменева в речи и поправках к ленинской резолюции об отношении к Временному правительству отстоять требование контроля над ним как соглашательскую, как политику Чхеидзе и Стеклова. Конференция подавляющим числом голосов приняла ленинскую резолюцию об отношении к Временному правительству. Решения Петроградской общегородской конференции свидетельствовали о сплочении петроградских большевиков вокруг «Апрельских тезисов» Ленина; ленинская тактика получила одобрение крупнейшей, столичной организации партии. Резолюции Петроградской конференции в значительной части легли в основу резолюций VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б).
44«Социал-Демократ» – нелегальная газета, Центральный Орган РСДРП; издавалась с февраля 1908 по январь 1917 года. После выхода № 1 газеты в России ее издание было перенесено за границу; №№ 2–32 (февраль 1909 – декабрь 1913) вышли в Париже, №№ 33–58 (ноябрь 1914 – январь 1917) – в Женеве. Всего вышло 58 номеров, из них 5 имели приложения. С декабря 1911 года «Социал-Демократ» редактировался В. И. Лениным. В газете было опубликовано более 80 статей и заметок Ленина. В годы первой мировой войны «Социал-Демократ» сыграл выдающуюся роль в борьбе против международного оппортунизма, национализма и шовинизма, в пропаганде большевистских лозунгов, в пробуждении к борьбе рабочего класса и трудящихся масс против империалистической войны и ее вдохновителей. На страницах газеты была опубликована статья В. И. Ленина «О лозунге Соединенных Штатов Европы», в которой он впервые сформулировал вывод о возможности победы социализма первоначально в одной стране. Распространение «Социал-Демократа» в России, перепечатка важнейших статей из него в местных большевистских газетах способствовали политическому просвещению, интернациональному воспитанию российского пролетариата, подготовке масс к революции. «Социал-Демократ» сыграл большую роль в деле сплочения интернационалистских элементов международной социал-демократии. Преодолевая все преграды, обусловленные военным положением, «Социал-Демократ» находил доступ во многие страны. Высоко оценивая заслуги «Социал-Демократа» в период первой мировой войны, В. И. Ленин позднее писал, что без изучения напечатанных в нем статей «не обойдется ни один сознательный рабочий, желающий понять развитие идей международной социалистической революции и ее первой победы 25 октября 1917 года» (Сочинения, 4 изд., том 27, стр. 194).
45Трудовики (Трудовая группа) – группа мелкобуржуазных демократов в Государственных думах, состоявшая из крестьян и интеллигентов народнического толка. Фракция трудовиков была образована в апреле 1906 года крестьянскими депутатами I Государственной думы. В Думе трудовики колебались между кадетами и революционными социал-демократами. В годы первой мировой войны большинство трудовиков стояло на позициях социал-шовинизма. После Февральской буржуазно-демократической революции трудовики, отражая интересы кулачества, активно поддерживали Временное правительство. Трудовик Зарудный, ставший министром юстиции после июльских событий, преследовал партию большевиков. Великую Октябрьскую социалистическую революцию трудовики встретили враждебно, участвовали в буржуазной контрреволюции.
46«Наша Заря» – ежемесячный легальный журнал меньшевиков-ликвидаторов; выходил в Петербурге с января 1910 по сентябрь 1914 года. Руководил журналом А. Н. Потресов, сотрудничали в нем Ф. И. Дан, С. О. Цедербаум и другие. Вокруг «Нашей Зари» сложился центр ликвидаторов в России. С началом первой мировой войны журнал встал на позиции социал-шовинизма.
47Фракция Чхеидзе – меньшевистская фракция IV Государственной думы во главе с Н. С. Чхеидзе. В годы первой мировой войны меньшевистская фракция в Думе, занимая центристские позиции, на деле во всем поддерживала политику русских социал-шовинистов. Оппортунистическую линию фракции Чхеидзе В. И. Ленин подверг критике в статьях «Есть ли своя линия у OK и у фракции Чхеидзе?», «Фракция Чхеидзе и ее роль» (см. Сочинения, 5 изд., том 27, стр. 240–245; том 30, стр. 234–237) и других произведениях.
48Первая русская революция 1905–1907 гг. оказала большое влияние на рабочее и революционное движение в Европе и Азии. Героическая борьба русских рабочих показала, что так называемый «мирный период» в рабочем движении (1872–1904) закончился. В 1905 году под влиянием стачечной борьбы в России прокатилась волна стачек и демонстраций по странам Европы за всеобщее избирательное право (Вена, Прага, ряд городов Германии). Революция 1905–1907 годов в России сыграла огромную роль в пробуждении революционного движения в странах Азии – Турции, Персии (Иране), Китае. В 1908 году произошла буржуазная революция в Турции. В 1905–1911 гг. происходила революция в Персии, подавленная объединенными усилиями английского империализма и русского царизма. В 1910–1911 гг. развернулось революционное движение в Китае, которое привело к буржуазной революции, закончившейся падением пинской династии и образованием буржуазной республики.
4См. Сочинения, 5 изд., том 27, стр. 50–51. Ред.
49Статья «Страничка из истории Российской социал-демократической рабочей партии» была написана Н. К. Крупской в связи с клеветнической кампанией, поднятой буржуазной и эсеро-меньшевистской печатью против В. И. Ленина и других большевиков, вернувшихся в Россию через Германию. В, И. Ленин, редактируя статью, написал эту вставку. Статья была опубликована 13 (26) мая 1917 года в газете «Солдатская Правда» № 21. В Сочинениях В. И. Ленина вставка печатается впервые. «Солдатская Правда» – ежедневная большевистская газета; начала выходить в Петрограде с 15 (28) апреля 1917 года как орган Военной организации при Петербургском комитете РСДРП(б); с № 26 от 19 мая (1 июня) стала органом Военной организации при ЦК РСДРП(б). Тираж газеты составлял 50–75 тысяч экземпляров; половина тиража направлялась на фронт. В 1917 году в редакцию «Солдатской Правды» входили А. Ф. Ильин-Женевский, В. И. Невский, Н. И. Подвойский и др. В газете было напечатано более 60 статей В. И. Ленина, в том числе написанные специально для «Солдатской Правды». В газете сотрудничали М. М. Володарский, Ф. Э. Дзержинский, М. И. Калинин, Н. К. Крупская, Н. В. Крыленко, Д. 3. Мануильский, В. Р. Менжинский и другие деятели большевистской партии. Газета пользовалась большой популярностью среди солдат. После июльских дней 1917 года газета была закрыта буржуазным Временным правительством. С июля по октябрь 1917 года выходила под названиями «Рабочий и Солдат» и «Солдат». С 27 октября (9 ноября) 1917 года начала выходить под старым названием. В марте 1918 года издание «Солдатской Правды» было прекращено постановлением ЦК РКП(б) о замене газет «Деревенская Беднота», «Деревенская Правда» и «Солдатская Правда» газетой «Беднота».
50Речь идет о декларации, с которой выступило 6 (19) мая 1917 года первое коалиционное Временное правительство (см. примечание 20). В параграфе 3 этого документа говорилось: «Временное правительство будет неуклонно и решительно бороться с хозяйственной разрухой страны дальнейшим планомерным проведением государственного и общественного контроля над производством, транспортом, обменом и распределением продуктов, а в необходимых случаях прибегнет и к организации производства».
51Лекция «Война и революция» была прочитана В. И. Лениным в актовом зале Морского кадетского корпуса на Васильевском острове в Петрограде. Лекция была платная, сбор от нее шел в «железный фонд» газеты «Правда», который был создан в 1914 году для укрепления нелегальной большевистской печати. На лекции присутствовало свыше 2000 человек. Большевик А. А. Антонов, бывший комиссар Обуховского сталелитейного завода, вспоминает об этой лекции следующее: «Публика была самая разнообразная. Несмотря на то, что билеты по районам были разосланы в очень ограниченном количестве и, насколько помню, выдавались только членам партии, количество желающих попасть на лекцию значительно превышало возможности. Среди присутствующих на лекции было немало интеллигенции, студентов, солдат, офицеров. Слушали лекцию стоя, так как сидеть было не на чем. Стояли сплошной массой, трибуна для выступления была сооружена на противоположной стороне, против входа в зал. У трибуны стояли Н. К. Крупская, М. И. Ульянова… и на ступеньках трибуны стоял Н. И. Подвойский. Лекция продолжалась свыше двух часов. Появление на трибуне В. И. Ленина было встречено бурей аплодисментов. Напряжение, с которым слушалась лекция, было совершенно исключительным» («Донесения комиссаров Петроградского Военно-революционного комитета», М., 1957, стр. 208). Текст лекции «Война и революция» длительное время считался утерянным. Лишь много лет спустя запись лекции, сделанная рукой неизвестного, была разыскана и передана М. И. Ульяновой в Институт Ленина и 23 апреля 1929 года напечатана в газете «Правда».
52См. Клаузевиц. «О войне», т. I, 5 изд., 1941, стр. 43.
53«L'Humanité» («Человечество») – ежедневная газета; основана в 1904 году Ж. Жоресом как орган Французской социалистической партии. В годы первой мировой войны (1914–1918) газета, находясь в руках крайне правого крыла Французской социалистической партии, занимала социал-шовинистическую позицию. В 1918 году во главе газеты, ее политическим директором, стал выдающийся деятель французского и международного рабочего движения Марсель Кашен. В 1918–1920 годах газета выступала против империалистической политики французского правительства, направившего свои вооруженные силы для борьбы против Советской республики. С декабря 1920 года, после раскола Французской социалистической партии и образования Коммунистической партии Франции, газета стала ее центральным органом.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru