Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Еще одна комиссия

Экономический развал уже начался. Буржуазия ведет наступление по всему фронту. Необходимы решительные меры.

Что думает предпринять Временное правительство?

Для спасения России, для борьбы с экономическим развалом, для устройства хозяйственной жизни оно выработало проект новой организации, подробный план борьбы с экономическим распадом.

Во главе всего дела «организации народного хозяйства и труда» становится Экономический совет.

Наконец-то принимаются меры и от слов переходят к делу. Прекрасно, давно пора!

Но каков состав этого Экономического совета?

Кто будет бороться с экономическим развалом, кто будет вести борьбу с преступной политикой капиталистов, предпринимателей, заводчиков и фабрикантов?

Оказывается, что подавляющее большинство будут в этом совете иметь капиталисты. Не насмешка ли это?!

Вот состав этого почтенного учреждения:


Кроме того, входят еще министры военный и труда и 3 от кооперативов.

Как видим, решать будут капиталисты.

Создано будет еще одно учреждение, от которого в лучшем случае не будет ни толку, ни проку.

Кроме того, как водится, создается еще бесчисленное множество комиссий, подкомиссий, комитетов и т. п.

Так думают вести борьбу с экономическим развалом.

Щуку бросили в реку…

«Правда» № 85, 1 июля (18 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Восемнадцатое июня

Восемнадцатое июня, так или иначе, войдет в историю русской революции как один из дней перелома.

Взаимное положение классов, их соотношение в борьбе друг с другом, их сила, в особенности по сравнению с силой партий, – все это вскрылось воскресной демонстрацией так отчетливо, так ярко, так внушительно, что при всяком ходе и всяком темпе дальнейшего развития выигрыш сознательности и ясности остается гигантским.

Демонстрация развеяла в несколько часов, как горстку пыли, пустые речи о большевиках-заговорщиках и показала с непререкаемой наглядностью, что авангард трудящихся масс России, промышленный пролетариат столицы и ее войска в подавляющем большинстве стоят за лозунги, всегда защищавшиеся нашей партией.

Мерная поступь рабочих и солдатских батальонов. Около полумиллиона демонстрантов. Единство дружного наступления. Единство вокруг лозунгов, среди которых гигантски преобладали: «вся власть Советам», «долой 10 министров-капиталистов», «ни сепаратного мира с немцами, ни тайных договоров с англо-французскими капиталистами» и т. п. Ни у кого из видевших демонстрацию не осталось сомнения в победе этих лозунгов среди организованного авангарда рабочих и солдатских масс России.

Демонстрация 18-го июня стала демонстрацией сил и политики революционного пролетариата, указывающего направление революции, указывающего выход из тупика. В этом гигантское историческое значение воскресной демонстрации, в этом ее отличие принципиальное от демонстраций в день похорон жертв революции и в день 1-го Мая. Тогда это было поголовное чествование первой победы революции и ее героев, взгляд, брошенный народом назад на пройденный им наиболее быстро и наиболее успешно первый этап к свободе. Первое мая было праздником пожеланий и надежд, связанных с историей всемирного рабочего движения, с его идеалом мира и социализма.

Ни та, ни другая демонстрация не задавались целью указать направление дальнейшего движения революции и не могли указывать его. Ни та, ни другая не ставили перед массами и от имени масс конкретных, определенных, злободневных вопросов о том, куда и как должна пойти революция.

В этом смысле 18-ое июня было первой политической демонстрацией действия, разъяснением – не в книжке или в газете, а на улице, не через вождей, а через массы – разъяснением того, как разные классы действуют, хотят и будут действовать, чтобы вести революцию дальше.

Буржуазия попряталась. В мирной демонстрации, устроенной заведомым большинством народа, при свободе партийных лозунгов, при главной цели – выступление против контрреволюции, в такой демонстрации буржуазия отказалась участвовать. Оно и понятно. Буржуазия – это и есть контрреволюция. Она прячется от народа, она устраивает настоящие контрреволюционные заговоры против народа. Партии, правящие теперь в России, партии эсеров и меньшевиков, наглядно показали себя в исторический день 18-го июня как партии колебаний. Их лозунги выражали колебание, и за их лозунгами оказалось – явно, очевидно для всех – меньшинство. Стоять на месте, оставить пока все по-прежнему – вот что они советовали народу своими лозунгами, своими колебаниями. И народ чувствовал, и они чувствовали, что это невозможно.

Довольно колебаний – говорил авангард пролетариата, авангард рабочих и солдатских масс России. Довольно колебаний. Политика доверия капиталистам, их правительству, их реформаторским потугам, их войне, их политике наступления, – эта политика безнадежна. Крах ее недалек. Крах ее неизбежен. Это будет крах и правящих партий эсеров и меньшевиков. Разруха надвигается все ближе. От нее нельзя спастись иначе, как революционными мерами стоящего у власти революционного класса.

Пусть народ порвет с политикой доверия капитал листам, пусть он окажет доверие революционному классу – пролетариату. В нем и только в нем источник силы. В нем и только в нем залог служения интересам большинства, интересам трудящихся и эксплуатируемых, задавленных войной и капиталом, способных победить войну и капитал!

Кризис неслыханных размеров надвинулся на Россию и на все человечество. Выход только в доверии самому организованному передовому отряду трудящихся и эксплуатируемых, в поддержке его политики.

Скоро ли будет понят народом этот урок и как он будет осуществлен, мы не знаем. Но мы твердо знаем, что вне этого урока выхода из тупика нет, что возможные колебания или зверства контрреволюции ничего не дадут.

Вне полного доверия народных масс своему руководителю, пролетариату, выхода нет.

«Правда» № 86, 3 июля (20 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Доклад о текущем моменте на Всероссийской конференции фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП(б) 20 июня (3 июля) 1917 г.{125}
Краткий газетный отчет

На утреннем заседании Ленин сделал доклад по вопросу о текущем моменте. Он отмечает ту разницу в положении, которая наблюдается при сравнении сегодняшнего дня с моментом Апрельской конференции партии. В то время положение отдельных социалистических партий почти еще не определилось. Только теперь в условиях текущих и только что свершившихся событий обнаружилась действительная политическая физиономия меньшевиков и эсеров. Но мелкая буржуазия, не будучи социалистичной, может оказаться действительно демократически настроенной. И если с этой точки зрения посмотреть на эсеровские и меньшевистские массы, то им нельзя отказать в последовательном демократизме. Но об их вождях этого сказать нельзя, и поэтому мы наблюдаем, что между с.-р. и меньшевистскими массами, с одной стороны, и их вождями, с другой, открывается глубокая пропасть. Вожди этих масс постепенно освобождаются не только от социализма, но и от демократизма. Это видно в отношении министров-социалистов к трем жизненным вопросам момента.

 

В вопросе о земле социалистическая часть правительства явно разошлась с воззрениями крестьянства, помогая помещикам сохранить в своем распоряжении принадлежащие им земли. Вторым пробным камнем демократизма социалистов-министров явилось их отношение к местному самоуправлению. Азбучной истиной демократизма является положение, что на местах власть должна быть избираема самим народом, между тем на этой почве между Временным правительством и местными органами самоуправления происходили многочисленные конфликты, и социалистическая часть министерства явилась активным борцом против этих действительно демократических начал. И, наконец, третий вопрос о наступлении. Социалист Керенский добился того, чего не мог добиться явный империалист Гучков.

Мы, революционные социал-демократы, должны направлять свою деятельность на прояснение классового самосознания демократических масс. Мы поэтому должны беспощадно разоблачать этих бывших вождей мелкобуржуазной демократии, указывая демократии единый путь, по которому впереди нее пойдет революционный пролетариат.

«Новая Жизнь» № 54, 21 июня (4 июля) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Новая Жизнь»

Революция, наступление и наша партия

«Настал поворотный момент в русской революции», – сказал Церетели, сообщая съезду Советов о начавшемся наступлении{126}. Да, поворотный момент настал не только для русской революции, но и для всего хода мировой войны. Русское правительство после трех месяцев колебаний пришло на деле к тому решению, которого требовали от него правительства «союзников».

Наступление объявлено во имя мира. Но «во имя мира» бросают войска в бой империалисты всех стран: при каждом наступлении в каждой из воюющих стран генералы пытаются поднять дух солдат живой надеждой на то, что данное наступление приведет к скорейшему миру.

Этот обычный прием всех империалистов русские министры из «социалистов» разукрасили самыми трескучими фразами, в которых слова о социализме, демократии, революции звучат как погремушки в руках ловкого жонглера. Никакими трескучими фразами не прикрыть того факта, что революционная армия России послана в бой во имя целей империалистов Англии, Франции, Италии, Японии, Америки. Никакие софизмы бывшего циммервальдиста и нынешнего партнера Ллойд Джорджа, Чернова, не могут скрыть того, что, если русская армия и русский пролетариат действительно не имеют захватных целей, то это ни капли не изменяет империалистского грабительского характера борьбы двух мировых трестов. До тех пор пока не пересмотрены тайные договоры, связывающие Россию с империалистами других стран, пока Рибо, Ллойд Джордж и Соннино, как союзники России, продолжают говорить о захватных целях своей внешней политики, до тех пор наступление русских войск есть и остается служением империалистам.

Но ведь мы же неоднократно заявляли, что от всяких захватов отказываемся, возражают Церетели и Черновы. Тем хуже, скажем мы: значит, слово у вас расходится с делом, ибо на деле вы служите и русскому и чужому империализму. А когда вы начинаете активно содействовать «союзному» империализму, вы оказываете великолепные услуги русской контрреволюции. Радость всех черносотенцев и всех контрреволюционеров по поводу решительного поворота вашей политики свидетельствует об этом яснее ясного. Да, русская революция переживает поворотный момент. Русское правительство в лице министров-«социалистов» сделало то, чего не могли сделать министры-империалисты, Гучков и Милюков: оно предоставило русскую армию в распоряжение штабов и дипломатов, действующих во имя и на почве неотмененных тайных договоров, во имя целей, открыто провозглашенных Рибо и Ллойд Джорджем. Но свою задачу правительство могло выполнить лишь потому, что ему поверила, за ним пошла армия. Пошла на смерть, веря, что жертвы ее приносятся во имя свободы, во имя революции, во имя скорейшего мира.

Но армия пошла на это потому, что она лишь часть народа, пошедшего на данном этапе революции за партиями эсеров и меньшевиков. Этот общий и основной факт – доверие большинства мелкобуржуазной, зависимой от капиталистов политике меньшевиков и эсеров – определяет позицию и поведение нашей партии.

С неустанной энергией будем мы продолжать разоблачать политику правительства, решительно предостерегая, по-прежнему, рабочих и солдат против нелепых надежд на разрозненные, дезорганизованные выступления.

Дело в этапе общенародной революции. Церетели и Черновы, попав в зависимость от империализма, проводят этап мелкобуржуазных иллюзий, мелкобуржуазных фраз, прикрывающих тот же самый циничный империализм.

Этот этап надо изжить. Поможем скорее и безболезненнее изжить его. Он приведет народ к избавлению от последних мелкобуржуазных иллюзий, к переходу власти в руки революционного класса.

«Правда» № 87, 4 июля (21 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Чем же вы отличаетесь от Плеханова, господа эсеры и меньшевики?

«Дело Народа» многократно объявляло «Единство» социал-империалистским. «Рабочая Газета» официально осудила выборный блок с «Единством» (после того как выборы прошли во всех почти районных думах).

Теперь начавшееся наступление расчищает туман фраз и показывает народу неприкрашенную правду. Всякий видит, что в отношении к серьезному и деловому вопросу о начавшемся наступлении Плеханов и вожди эсеров и меньшевиков едины суть.

«Социал-империалисты» (по выражению «Дела Народа»), значит, вы все, и «Единство», и Керенский с Черновым, и Церетели со Скобелевым.

«Правда» № 87, 4 июля (21 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Как Родзянко оправдывается

В № 143 «Русской Воли» помещено интервью с Родзянкой, который считает «несправедливыми» обвинения его («Правдой» и «Рабочей Газетой») в укрывательстве Малиновского. Оказывается, Джунковский еще 22 апреля 1914 г. сказал Родзянке, что Малиновский провокатор, но взял с Родзянки «честное слово» (!!!) никому об этом не говорить.

Невероятно, но так. Родзянко дает «честное слово» охраннику и не сообщает думцам о провокаторе. И наша партия и все общество, среди коих провокатор Малиновский продолжает вращаться, остаются в заблуждении… ибо Родзянко дал «честное слово» охраннику не выдавать провокатора.

И это можно терпеть?

И Родзянку можно считать не преступником?

«Правда» № 87, 4 июля (21 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Куда привели революцию эсеры и меньшевики?

Они привели ее к подчинению империалистам.

Наступление есть возобновление империалистской войны. Ничего существенного не изменилось во взаимоотношении двух гигантских союзов капиталистов, воюющих друг с другом. Россия и после революции 27 февраля осталась во всевластном обладании капиталистов, связанных союзом и прежними, царскими, тайными договорами с англофранцузским империалистским капиталом. И экономика и политика продолжаемой войны те же, что были прежде: тот же империалистский банковый капитал царит в хозяйственной жизни; те же тайные договоры, та же внешняя политика союзов одной группы империалистов против другой группы империалистов.

Фразы меньшевиков и эсеров остались и остаются фразами, которые на деле только слащаво подкрашивают возобновление империалистской войны, вполне естественно встречающее восторженный вой одобрения всех контрреволюционеров, всей буржуазии и Плеханова, «петушком поспевающего за буржуазной прессой», как выражается «Рабочая Газета» меньшевиков, сама петушком поспевающая за всей оравой социал-шовинистов.

Не надо забывать лишь своеобразных отличительных черт данного, теперешнего возобновления империалистской войны. Возобновление началось после трехмесячных колебаний, когда рабочие и крестьянские массы тысячи раз выражали осуждение захватной войне (в то же время продолжая на деле поддерживать правительство захватно-грабительской буржуазии в России). Массы колебались, как бы собираясь исполнить у себя дома тот совет, который в воззвании к народам всего мира от 14 марта давался чужим народам: «откажитесь служить орудием захвата и насилия в руках банкиров». А у нас дома, в «революционно-демократической» России, массы остались на деле именно орудием захвата и насилия «в руках банкиров».

Своеобразие такого положения состоит в том, что создано оно, при сравнительно очень большой свободе организации масс, партиями эсеров и меньшевиков. Именно эти партии завоевали себе большинство в данный момент: Всероссийский съезд Советов и Всероссийский крестьянский Совет безусловно доказали это.

Именно эти партии ответственны теперь за политику России.

Именно эти партии ответственны за возобновление империалистской войны, за новые сотни тысяч жертв, фактически приносимых «одолению» одних капиталистов другими капиталистами, за новое обострение разрухи, неизбежно вытекающее из наступления.

Мы имели перед собой в самом чистом виде самообман мелкобуржуазных масс и обман их буржуазией при помощи эсеров и меньшевиков. На словах обе эти партии – «революционная демократия». На деле они, именно они, вручили судьбу народа контрреволюционной буржуазии, кадетам, именно они отошли в сторону от революции к продолжению империалистской войны, в сторону от демократии к «уступкам» кадетам и в вопросе о власти (возьмите хоть «утверждение» сверху выборных местным населением властей) и в вопросе о земле (отказ и меньшевиков и эсеров от их собственной программы: поддержка революционных выступлений крестьян вплоть до конфискации помещичьих земель), и в вопросе национальном (защита кадетского антидемократизма в отношении к Украине и Финляндии).

Мелкобуржуазные массы не могут не колебаться между буржуазией и пролетариатом. Так было во всех странах, особенно в 1789–1871 годах. Так идет дело и в России. Меньшевики и эсеры повели массы к подчинению политике контрреволюционных буржуа.

В этом суть положения. В этом значение наступления. В этом своеобразие: не насилие, а доверие к эсерам и меньшевикам сбило народ с пути.

Надолго ли?

Не надолго. Массы научатся собственным опытом. Печальный опыт нового (теперь начатого) этапа войны, новой, обостренной наступлением разрухи неизбежно поведет к политическому краху партий эсеров и меньшевиков. Задача пролетарской партии в первую голову помочь массам осознать и правильно учесть этот опыт, правильно подготовиться к этому великому краху, который покажет массам их настоящего вождя – организованный городской пролетариат.

«Правда» № 88, 5 июля (22 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

 

Можно ли запугать рабочий класс «якобинством»?

Орган «социалистической мысли» (не шутите!) буржуазный и шовинистский «День» возвращается в № 91 к действительно интересной передовице «Речи» от 18 июня. «День» совсем не понял этой передовицы, в которой выступил как раз историк рядом с озлобленным контрреволюционным буржуа. «День» вычитывает из передовицы «твердо определившееся намерение кадетов выйти из коалиционного правительства».

Это пустяки. Кадеты грозят, чтобы запугать Церетели и Черновых. Это не серьезно.

Серьезно и интересно то, как с точки зрения историка ставил 18-го июня вопрос о власти передовик «Речи».

«Если, – писал он, – при прежнем составе правительства возможно было хотя некоторое руководство ходом русской революции, то теперь, видимо, ей суждено развиваться далее по стихийным законам всех революций… Вопрос о нецелесообразности дальнейшего существования не оправдавшей себя правительственной комбинации ставится уже не одними большевиками» (это заметьте: не одними большевиками!)… «и не одним только большинством Совета… Вопрос должен быть поставлен и самими министрами-капиталистами».

Правильное признание историка, что не одни большевики, а все взаимоотношение классов, вся жизнь общества поставила на очередь вопрос о «нецелесообразности дальнейшего существования не оправдавшей себя правительственной комбинации». Колебания – такова действительность. Наступление – возможный выход к победе империалистской буржуазии. Другой возможный выход?

Историк в «Речи» отвечает на этот последний вопрос:

«Взяв «всю власть», Советы скоро убедятся, что у них очень немного власти. И они должны будут восполнять недостаток власти испытанными в истории младотурецкими или якобинскими приемами… Захотят ли они, поставив вновь весь вопрос, скатиться вниз до якобинства и террора, или сделают попытку умыть себе руки? Вот тот очередной вопрос, который должен решиться на днях».

Историк прав. На днях или не на днях, но вскоре должен решиться именно этот вопрос. Либо наступление, поворот к контрреволюции, успех (надолго ли?) дела империалистской буржуазии, «умывание рук» Черновым и Церетели.

Либо – «якобинство». Историки буржуазии видят в якобинстве падение («скатиться вниз»). Историки пролетариата видят в якобинстве один из высших подъемов угнетенного класса в борьбе за освобождение. Якобинцы дали Франции лучшие образцы демократической революции и отпора коалиции монархов против республики. Полной победы не суждено было завоевать якобинцам, главным образом потому, что Франция XVIII века была окружена на континенте слишком отсталыми странами и что в самой Франции не было материальных основ для социализма, не было банков, синдикатов капиталистов, машинной индустрии, железных дорог.

«Якобинство» в Европе или на границе Европы и Азии в XX веке было бы господством революционного класса, пролетариата, который, поддержанный беднейшим крестьянством и опираясь на наличность материальных основ для движения к социализму, мог бы не только дать все то великое, неискоренимое, незабываемое, что дали якобинцы XVIII века, но и привести, во всемирном масштабе, к прочной победе трудящихся.

Буржуазии свойственно ненавидеть якобинство. Мелкой буржуазии свойственно бояться его. Сознательные рабочие и трудящиеся верят в переход власти к революционному, угнетенному, классу, ибо в этом суть якобинства, единственный выход из кризиса, избавление от разрухи и от войны.

«Правда» № 90, 7 июля (24 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

125Доклад В. И. Ленина занимал центральное место в работах Всероссийской конференции фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП(б). По воспоминаниям М. С. Кедрова, из представителей небольшевистской печати президиум конференции нашел возможным допустить на заседания конференции лишь корреспондента газеты «Новая Жизнь» при условии объективного освещения ее работы. Доклад В. И. Ленина сохранился в двух вариантах: в записи корреспондента «Новой Жизни», которая опубликовала его на следующий день – 21 июня (4 июля) 1917 года, и в записи М. С. Кедрова (см. его воспоминания «Всероссийская конференция военных организаций РСДРП(б)» в книге «Великая Октябрьская социалистическая революция. Сборник воспоминаний участников революции в Петрограде и Москве». М., 1957, стр. 77–79). Всероссийская конференция фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП(б) происходила 16–23 июня (29 июня – 6 июля) 1917 года в Петрограде. Присутствовало 167 делегатов от 43 фронтовых и 17 тыловых военных большевистских организаций, объединявших около 26 тысяч членов партии. Конференция была созвана Оргбюро Военной организации ЦК. В порядке дня конференции стояли вопросы: доклады с мест; отношение к резолюциям VII (Апрельской) конференции; текущий момент: организация власти и Советы рабочих и солдатских депутатов; война, мир, наступление; аграрный вопрос и другие. В. И. Ленин выступал на конференции с докладами по текущему моменту и по аграрному вопросу. В резолюции по текущему моменту, принятой конференцией, отмечалось, что задачей военной организации РСДРП(б) является большевистская пропаганда и агитация в солдатской среде, содержались призывы бороться против империалистической войны, против попыток частичных дезорганизующих выступлений; указывалось на необходимость всесторонней подготовки сил пролетариата и революционной армии к новому этапу революции. По аграрному вопросу была принята резолюция Апрельской конференции. Конференция признала необходимость замены постоянной армии вооруженными рабочими батальонами Красной гвардии, находящимися в распоряжении выборных рабочих организаций, замены полиции – народной милицией (см. «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1954, стр. 354–367). Конференция постановила считать газету «Солдатская Правда» центральным органом военных организаций РСДРП(б), утвердила проект устава Военной организации и избрала Всероссийское центральное бюро военных организаций в составе М. С. Кедрова, Н. В. Крыленко, В. И. Невского, Н. И. Подвойского и др. Конференция имела большое значение для укрепления связи пролетариата и солдатской массы, она способствовала «развертыванию работы большевиков среди солдат» («История КПСС», 1960, стр. 215).
126Имеется в виду наступление на фронте русских войск в июне 1917 года, предпринятое Временным правительством по требованию российских и англо-французских империалистов. Приказ о наступлении был издан военным министром Керенским 16 (29) июня. 18 июня (1 июля) русские войска перешли в наступление на юго-западном фронте. В первые дни боев наступление было успешным и русские войска продвинулись вперед, захватив несколько тысяч пленных. Однако удачными были лишь первые бои. Усталость солдат, непонимание ими цели наступления, слабая техническая подготовка привели к прорыву фронта германскими войсками и беспорядочному отступлению русских войск. Русская армия потерпела жестокое поражение, потеряв в результате десятидневных боев около 60 тысяч человек. Провал наступления на фронте явился одновременно провалом всей политики Временного правительства и эсеро-меньшевистского оборонческого блока, поддерживавшего его. В связи с поражением июньского наступления значительно усилилось большевистское влияние в массах рабочих и солдат, все более наглядно убеждавшихся в правоте большевиков. Вести о громадных потерях, понесенных при наступлении, вызвали мощную волну возмущения трудящихся и ускорили начало нового политического кризиса в стране (см. примечание 137).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru