Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Доклад об итогах VII (апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) на собрании петроградской организации. 8 (21) мая 1917 г.{31}

Тов. Ленин начал с того, что наша конференция съехалась в особенное, не в обычное время: теперь в России переворот, революция, а во всем мире небывалая война.

Стало быть, чтобы понять решения нашей конференции, необходимо прежде всего понять, какую войну мы ведем и кто начал эту войну, какую революцию мы совершили и какая революция нас ожидает впереди.

Войну начали не рабочие и не крестьяне: ни русские, ни немецкие, ни французские, ни итальянские, ни бельгийские, ни английские рабочие и крестьяне этой войны не начинали. Войну эту начали и продолжают капиталисты всего мира: английские и их друзья, французские, русские и итальянские капиталисты с германскими капиталистами и их друзьями – австрийскими капиталистами.

Ради чего ведется война?

Ради освобождения, ради интересов рабочих и крестьян? Нет.

Грабеж – вот цель войны, раздел чужих земель – вот что заставляет капиталистов кричать о войне до победного конца.

Царь Николай, такой же грабитель, как и Вильгельм, заключил тайные грабительские договоры с английскими и французскими капиталистами; договоров этих не опубликовывают, так как тогда весь народ поймет обман, и война скоро кончится. Вот почему мы в своем решении о войне так прямо и назвали эту войну грабительской, империалистической.

Как же кончить эту всемирную бойню? Можно ли кончить ее, выйдя кому-нибудь одному из войны?

Нет, нельзя. Нельзя потому, что здесь бьются не два государства, а много, потому, что капиталист может кончить войну только на время, чтобы готовиться к новой войне. А такого мира не хочет ни рабочий, ни крестьянин, кто бы он ни был, немец, француз или русский.

Кто же может кончить войну?

Войну могут кончить только рабочие и крестьяне, но не одной России, а всего мира. У рабочих и крестьян всего мира одни интересы: борьба с капиталистом и помещиком. Поэтому, только соединившись, рабочие и крестьяне всего мира могут прикончить войну. Вот почему мы, большевики, против сепаратного мира, т. е. против мира только России с Германией. Сепаратный мир – глупость, потому что он не разрешит коренного вопроса, вопроса о борьбе с капиталистами и помещиками.

Как же соединиться рабочим и крестьянам всего мира? Этому мешает война.

Русская революция свалила самодержавие и дала русскому народу небывалую свободу, какой теперь нет ни у одного народа в мире. Но разрешила ли она коренной вопрос русской жизни – вопрос о земле? Нет, потому что земля до сих пор в руках у помещиков. Почему же это так? Потому, что народ, свергнувший царя, передал власть не только в руки своих выборных – крестьян и рабочих, Советам рабочих и солдатских депутатов, но и в руки Временного правительства.

Временное же правительство – это капиталисты, помещики и те, кто искренне или лицемерно говорят, что только вместе с помещиками можно спасти Россию.

Но помещики не хотят отдать земли крестьянам, капиталисты не хотят расстаться со своими барышами от войны и грабежа чужих земель.

Вот почему мы, большевики, не поддерживаем Временного правительства, не советуем социалистам идти в министры.

Социалисты-министры будут только покрывать своим именем грабеж и захват. И уже покрывают его. Они вошли в состав правительства и вместе с капиталистами сказали: война не только оборонительная, но и наступление, а землю крестьянам не сейчас, а после созыва Учредительного собрания.

Вот почему мы против Временного правительства и признаем за правительство только наше правительство: Совет рабочих и солдатских депутатов. Лучшего правительства нет, его еще не создал народ, а выдумывать его нельзя.

Почему же это наше правительство решило оказать поддержку Временному правительству, состоящему из капиталистов, помещиков и социалистов, которые сейчас не хотят дать народу земли и проповедуют наступление? Потому, что сейчас в Совете рабочих и солдатских депутатов большинство солдат-крестьян, которые не понимают, чего на деле добивается каждая партия.

Отсюда наша задача терпеливо разъяснять рабочим и крестьянам, что все: и окончание войны, и земля у крестьян, и настоящая – не на словах, а на деле – борьба с капиталистами будет только тогда, когда весь народ на своей собственной практике, а не из книжек, поймет, что только полная власть рабочих и крестьян, только власть Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов поможет начать решительную борьбу и за мир, и за землю, и за социализм.

Через народ перепрыгнуть нельзя. Только мечтатели, заговорщики думали, что меньшинство может навязать свою волю большинству. Так думал французский революционер Бланки – и был неправ. Когда большинство народа не хочет, потому что еще не понимает, взять власть в свои руки, тогда меньшинство, как бы оно революционно и умно ни было, не может навязать своего желания большинству народа.

Отсюда и вытекают наши действия.

Мы, большевики, должны терпеливо, но настойчиво разъяснять рабочим и крестьянам наши взгляды. Каждый из нас должен забыть прежние взгляды на нашу работу, каждый, не ожидая того, что приедет агитатор, пропагандист, более знающий товарищ, и все разъяснит, – каждый должен сделаться всем: и агитатором, и пропагандистом, и устроителем нашей партии.

Только так мы добьемся того, что народ поймет наше учение, сумеет продумать свой опыт и действительно возьмет власть в свои руки.

Впервые напечатано в 1927 г. в «Записках Института Ленина», т.1

Печатается по тексту «Записок»

«Фактическое перемирие»

В газете «Новая Жизнь»{32} от 7 мая напечатаны беседы с министрами «нового» правительства. Министр-председатель Львов заявил: «страна должна сказать свое властное слово и послать свою армию в бой».

Вот – суть «программы» нового правительства. Наступление, наступление, наступление!

И, защищая эту империалистскую программу, за которой пошли теперь Черновы и Церетели, министр Львов в тонах величайшего нравственного возмущения громил «установившееся на фронте фактическое перемирие»!

Пусть каждый русский рабочий, пусть каждый крестьянин подумает хорошенечко над этой программой наступления, над этими громовыми речами министров против «фактического перемирия».

Миллионы людей перебиты и искалечены на войне. Бедствия, причиненные войной человечеству, и особенно трудящимся массам, неслыханны. Капиталисты наживают на войне скандально-высокие прибыли. Солдаты истерзаны и измучены до последней степени.

Что же дурного в фактическом перемирии? Что дурного в том, что бойня приостановилась? Что дурного в том, что солдаты получили хоть небольшую передышку?

Нам возражают, что перемирие установилось только на одном фронте и что поэтому оно грозит сепаратным миром. Но это возражение явно несостоятельное. Ибо если ни русское правительство, ни русские рабочие и крестьяне не хотят сепаратного мира с германскими капиталистами – (против такого мира наша партия, как известно, тоже протестовала не раз и не только в статьях «Правды», но и в резолюции нашей конференции{33}, которая говорила от имени всей партии) – если никто в России не хочет сепаратного мира с сепаратными капиталистами, то как, откуда, каким чудом может прийти такой мир?? Кто может навязать его??

Возражение до очевидности несостоятельное, явная выдумка, попытка засорить глаза.

Далее. Почему фактическое перемирие на одном фронте «грозит» сепаратным миром на этом фронте, а не грозит распространением фактического перемирия на все фронты?

 

Фактическое перемирие есть состояние неустойчивое, переходное. Это бесспорно. Переходное к чему? К сепаратному миру оно не может привести, раз нет на это обоюдного согласия двух правительств или двух народов. Но почему бы такое перемирие не могло быть переходом к фактическому перемирию на всех фронтах? Ведь на это, наверное, есть согласие всех народов против всех или большинства правительств?

Братание на одном фронте может и должно быть переходом к братанию на всех фронтах. Фактическое перемирие на одном фронте может и должно быть переходом к фактическому перемирию на всех фронтах.

Народы отдохнули бы от бойни. Революционные рабочие во всех странах подняли бы голову еще больше, их влияние усилилось бы, вера в возможность и необходимость рабочей революции в передовых капиталистических странах укрепилась бы.

Что дурного в таком переходе? Почему бы нам, по мере сил, не помочь такому переходу?

Возразят, что фактическое перемирие на всех фронтах помогло бы сейчас германским капиталистам, ибо они сейчас награбили больше добычи. Это неверно, ибо английские капиталисты больше награбили (немецкие колонии в Африке, немецкие острова в Тихом океане, Месопотамия, часть Сирии и пр.) и – в отличие от немецких капиталистов – ровно ничего не потеряли, Это во-первых. А во-вторых, если бы германские капиталисты проявили больше неуступчивости, чем английские, то рост революции в Германии еще более усилился бы. Революция в Германии явно нарастает. Наступление русских войск помешает этому росту. «Фактическое перемирие» ускоряет рост этой революции.

В-третьих, положение Германии, с точки зрения растущего голода, краха, разрухи, самое отчаянное и самое безвыходное, хуже, чем в каких бы то ни было других странах, особенно после вступления в войну Америки. «Фактическое перемирие» этого, основного, источника слабости Германии не устранит, а, напротив, скорее улучшит положение других стран (свобода подвоза) и ухудшит положение германских капиталистов (подвезти неоткуда, скрывать правду от народа будет труднее).

Две программы стоят перед русским народом. Одна – программа капиталистов, перенятая Черновыми и Церетели. Это – программа наступления, программа затягивания империалистической войны, затягивание бойни.

Другая – программа революционных рабочих всего мира, защищаемая в России нашей партией. Это программа: развить братание (не позволяя немцам обманывать русских), брататься обменом воззваний, распространить и братание и фактическое перемирие на все фронты, всячески помочь такому распространению, ускорить этим рост рабочей революции во всех странах, облегчить этим хоть временную передышку солдатам всех воюющих стран, ускорить переход власти в России в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, ускорить этим заключение действительно справедливого, действительно всеобщего мира в интересах трудящихся, а не в интересах капиталистов.

Правительство наше с Черновыми и Церетели, с народниками и меньшевиками, за первую программу.

Большинство русского народа и всех народов России (и не только России), т. е. большинство рабочих и беднейших крестьян, несомненно, встает за вторую программу.

Каждый день будет приближать ее победу.

«Правда» № 52, 22 (9) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Тайны внешней политики

Как жаль, что народные массы не могут читать ни книг по истории дипломатии, ни передовых статей капиталистических газет! И еще более жаль, – это слово, впрочем, слишком мягко в данном случае, – что министры из партий социалистов-революционеров и с.-д. меньшевиков вместе со своими министериабельными коллегами обходят молчанием хорошо известные им факты из этой истории и хорошо известные им статьи «великих людей» дипломатического мира.

«Речь» приводит достоверное, по ее мнению, сообщение «Биржевки», истинный смысл которого состоит в том, что Англия вовсе не прочь отказаться от «расчленения Турции и от раздела Австро-Венгрии»; т. е. Англия готова согласиться на то, чтобы Россия не получила обещанных ей по прежним договорам аннексий (Константинополя, Армении, Галиции). В этом смысле – и только в этом смысле – Англия готова пересмотреть договоры.

И «Речь» негодует:

«Итак, вот первый результат победы нового лозунга» (т. е. лозунга мир без аннексий и контрибуций). «Пересмотр соглашений, вероятно, состоится: «подготовительные шаги» к нему делаются теперь даже не нами, а нашими союзниками. Но результатом пересмотра явится не равномерный» (слушайте! слушайте!) «отказ от всех серьезных задач, поставленных всеми союзниками, а однобокий» (ну, разве это не перл?) «отказ от задач, поставленных на юго-востоке Европы» (читай: в Австрии и в Турции, т. е. грабеж Армении, Константинополя, Галиции), «за счет задач, поставленных уже не нами, а нашими союзниками, в других местах и в колониях.

В частности, в печати уже упоминалось о возможности отказа наших союзников от задач, поставленных в Малой Азии. Правда, заявления об этом, якобы сделанные Альбером Тома в Совете рабочих и солдатских депутатов и переданные московской печатью, до сих пор официально не подтверждены. Но что касается Англии, трудно было бы и ожидать такого отказа. Англия держится правильного взгляда, что то, что хочешь получить, нужно предварительно занять» (слушайте! слушайте!) – «и она уже сейчас занимает своими войсками местности Месопотамии и Палестины, важные для ее жизненных интересов» (читай: для ее капиталистов). «При таком условии ее отказ бороться за удовлетворение жизненных интересов других (курсив «Речи») союзников в этой области, конечно, также имел бы характер односторонний, выгодный только для нее самой».

Право, Милюкову или другому автору этих строк надо бы при жизни поставить памятник… за откровенность. Браво, браво, откровенные дипломаты из «Речи»! (А почему они откровенны? потому что злы на потерю портфеля Милюковым)…

Все, что сказано в приведенных строках, есть истина, подтверждаемая всей историей дипломатии – и историей помещения капитала за границей – последних лет. Англия во всяком случае не откажется от грабежа (аннексии) Палестины и Месопотамии, но русских она согласна наказать (за «фактическое перемирие» на немецко-русском фронте) лишением Галиции, Константинополя, Армении и т. п. – вот простой и ясный, не дипломатическим, а русским языком изложенный смысл приведенных мест «Речи».

И русские капиталисты, говорящие речами «Речи», с трудом сдерживают злобу, выбалтывают тайны внешней политики, шипят и беснуются, говоря колкости английским капиталистам: это-де «односторонне», вам-де это «выгодно», а другим нет.

Товарищи рабочие, товарищи солдаты! Вдумайтесь в эти на редкость откровенные, на редкость правдивые заявления многознающих дипломатов и бывших министров «Речи». Вдумайтесь в это превосходное разоблачение истинных целей войны со стороны не только русских, но и английских капиталистов.

Товарищи русские солдаты! Хотите ли вы воевать из-за того, чтобы английские капиталисты заграбили Месопотамию и Палестину? Хотите ли вы поддерживать русское правительство Львова, Чернова, Терещенко, Церетели, связанное интересами капиталистов и боящееся открыто сказать правду, выбалтываемую «Речью»?

«Правда» № 53, 23 (10) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Один из тайных договоров

Известно, что первым словом «революционного» Временного правительства по вопросу об иностранной политике было заявление: все тайные договоры, заключенные бывшим царем Николаем II с «союзными» капиталистами, остаются в силе, и новая Россия будет исполнять их свято и нерушимо.

Известно, далее, что наши «оборонцы» яростно защищают отказ милюковцев опубликовать тайные договоры. Эти горе-социалисты дошли до жизни такой, что защищают тайную дипломатию и притом тайную дипломатию бывшего царя.

Почему защитники империалистской войны так усердно охраняют тайну договоров?

Хотите знать почему, товарищи рабочие и солдаты?

Познакомьтесь хотя бы только с одним из этих благородных договоров: мы говорим о «нашем» договоре с Италией (т. е. с итальянскими капиталистами) в начале 1915 года.

Буржуазный демократ г. В. Водовозов в газете «День»{34} (от 6 мая 1917 г.), опираясь на материалы, опубликованные в «Новом Времени»{35}, сообщает содержание этого договора:

«Союзницы гарантировали Италии южный Тироль с Триентом, всю береговую землю, северную часть Далмации с городами Зара и Спалато, среднюю часть Албании с Валоной, острова Эгейского моря у малоазиатского берега, а кроме того, выгодную железнодорожную концессию в Малоазиатской Турции – такова цена крови, выторгованная Италией. Эти земельные приращения во много раз превосходят все национальные притязания Италии, когда-либо ею прежде выставлявшиеся. Кроме областей с итальянским населением (южный Тироль и Триест) приблизительно в 600 000 душ, Италия получает по договору земли более чем с миллионным населением, этнографически и религиозно ей совершенно чуждым. Сюда входит, например, Далмация, 97 проц. населения которой принадлежит к сербскому племени, тогда как итальянцы составляют в ней немного более 2 проц. Совершенно естественно, что договор с Италией, заключенный не только помимо согласия, но и помимо ведома Сербии, вызвал там сильнейшее огорчение и раздражение. Пашич в скупщине выражал надежду, что слух о договоре неверен, так как Италия сама объединилась во имя национального принципа и не может совершить ничего такого, что этот принцип ниспровергает в самой его основе. Но Пашич ошибся: договор был заключен.

Это единственный договор, касающийся нынешней войны, содержание которого мы знаем, и этот договор – грубо хищнический. Сказываются ли и в других договорах столь же хищнические инстинкты или нет, – мы этого не знаем Во всяком случае для демократии, пишущей на своем знамени: «мир без аннексий», было бы чрезвычайно важно это узнать».

«Мы не знаем», насколько хищническими являются другие тайные договоры? – Нет, г. Водовозов, мы это очень хорошо знаем: тайные договоры относительно дележа Персии, Турции, захвата Галиции, Армении – такие же грязные грабительские договоры, как грабительский договор с Италией.

Товарищи солдаты и рабочие! Вам говорят, что вы защищаете «свободу» и «революцию»? На деле вы защищаете темные договоры царя, которые прячут от вас, как прячут секретную болезнь.

«Правда» № 53, 23 (10) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Министерский тон

Редакторы газеты «Известия Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» усваивают себе министерский тон. «Правда» не нравится им; они осуждают ее «резкие выпады по адресу Временного правительства».

Критиковать ненравящееся – священное право каждого публициста. Но к чему делать себя смешным, раздавая министерские осуждения «выпадам» и не давая критики по существу? Не лучше ли попытаться разобрать наши доводы? хоть одну нашу резолюцию? хоть одно наше указание на классовую борьбу?

 

«Страна гибнет сегодня», – пишет передовица «Известий». Правильно. И именно потому полагаться сегодня на соглашательство мелкой буржуазии, народников и меньшевиков с капиталистами неразумно. От гибели спасти страну таким путем нельзя.

«Правда» № 53, 23 (10) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Ищут Наполеона

Газета бывшего министра Милюкова пышет злобой на меньшевиков и социалистов-революционеров, вытеснивших кое-кого из министерства, и потому дает себя увлечь на не совсем… «осторожные» заявления.

«Можно ли терпеть преступную пропаганду?.. – читаем в неподписанной статье от 9 мая по поводу братания. – Неужели этому не будет положен конец? Неужели без Наполеона нельзя обойтись? Неужели мы только будем довольствоваться разговорами о железной дисциплине?!!»

Тонкий, очень тонкий намек на печально-знаменитые слова Керенского о железной дисциплине.

«Речь» дает читателям правдивую, точную картину того, что происходит в «нашем» «новом» правительстве. Благодарим «Речь» от всей души за эту, исключительно редкую в такой газете и исключительными обстоятельствами вызванную, правдивость.

В «новом» правительстве Керенский, опираясь на Чернова и Церетели, провозглашает «железную дисциплину» в войске (для осуществления империалистской программы наступления).

А помещики и капиталисты, имеющие 10 министерских мест из 16, злобно шипят против Керенского: «Неужели мы только будем довольствоваться разговорами о железной дисциплине?».

Неужели не ясно, что эта фраза есть подбивание Керенского или «соответственных» генералов на то, чтобы они взяли на себя роль Наполеона? роль душителя свободы? роль расстреливателя рабочих?

«Правда» № 53, 23 (10) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Ничего не изменилось

Теперь, когда в правительство вошли «социалистические» министры{36}, музыка пойдет не та – так уверяли и уверяют нас оборонцы. Не прошло и нескольких дней, как фальшь этих уверений начала раскрываться.

Известно, какое возмущение вызвало у солдат и рабочих заявление бывшего министра Милюкова, что он не хочет и не будет публиковать тайные договоры, заключенные бывшим царем Николаем с английскими и французскими капиталистами. И что же? Что говорит теперь по этому вопросу новый министр иностранных дел, г. Терещенко, товарищ Скобелева и Церетели по министерству?

Терещенко признает, что «вопрос этот (т. е. о тайных договорах) будит страсти». Но что делает он для успокоения этих страстей? Он просто-напросто повторяет то, что говорил только что низвергнутый Милюков:

– «Немедленное опубликование договоров будет равносильно разрыву с союзниками», – заявил Терещенко в беседе с журналистами.

А «социалистические» министры молчат и прикрывают систему тайной дипломатии.

Коалиционное министерство ничего не изменило. Тайные договоры царя остаются святыней для него.

И вы хотите, господа, чтобы это не «будило страсти»? За кого же принимаете вы сознательных рабочих и солдат? Или вы и впрямь считаете их «взбунтовавшимися рабами»?

«Правда» № 54, 24 (11) мая 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

31Настоящий документ представляет собой краткую запись доклада В. И. Ленина об итогах VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) на общегородском собрании петроградской партийной организации, происходившем в помещении Морского кадетского корпуса; присутствовало 5–6 тысяч членов партии. Запись доклада, сделанная В. И. Невским, предназначалась для опубликования в газетах, но напечатана не была. Впервые доклад был опубликован в 1927 году в первой книге «Записок Института Ленина».
32«Новая Жизнь» – ежедневная газета; издавалась в Петрограде с 18 апреля (1 мая) 1917 по июль 1918 года. Инициатором создания газеты была группа меньшевиков-интернационалистов и писателей, группировавшихся вокруг журнала «Летопись». Характеризуя «новожизненцев», Ленин отмечал, что их «преобладающее настроение есть интеллигентский скептицизм, прикрывающий и выражающий беспринципность» (Сочинения, 4 изд., том 25, стр. 250), и иронически называл их «якобы-интернационалистами» и «тоже-марксистами». Октябрьскую социалистическую революцию и установление Советской власти газета встретила враждебно. С 1 июня 1918 года выходила в двух изданиях: петроградском и московском. Оба издания были закрыты в июле 1918 года.
33Речь идет о резолюции VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) «О войне», написанной В. И. Лениным (см. «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1954, стр. 335–338 и Сочинения, 5 изд., том 31, стр. 403–406).
34«День» – ежедневная либерально-буржуазная газета; издавалась в Петербурге с 1912 года. В газете принимали участие меньшевики-ликвидаторы, в руки которых газета перешла целиком после Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года. Закрыта Военно-революционным комитетом при Петроградском Совете 26 октября (8 ноября) 1917 года.
35«Новое Время» – ежедневная газета; выходила в Петербурге с 1868 по 1917 год; принадлежала разным издателям и неоднократно меняла свое политическое направление. С 1905 года – орган черносотенцев. После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года, занимая контрреволюционную позицию, вела бешеную травлю большевиков. Закрыта Военно-революционным комитетом при Петроградском Совете 26 октября (8 ноября) 1917 года. В. И. Ленин называл «Новое Время» образцом продажных газет. ««Нововременство», – писал он, – стало выражением, однозначащим с понятиями: отступничество, ренегатство, подхалимство» (Сочинения, 5 изд., том 22, стр. 44).
36Ленин имеет в виду вхождение в состав коалиционного Временного правительства, образованного 5 (18) мая 1917 года, представителей «социалистических» партий меньшевиков, эсеров и энесов (см. примечания 5 и 20).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru