Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Владимир Ленин
Полное собрание сочинений. Том 32. Май – июль 1917

Из какого классового источника приходят и «придут» Кавеньяки?

«Когда придет настоящий Кавеньяк, мы будем бороться вместе с вами, в одних рядах», – писала в № 80 по нашему адресу «Рабочая Газета», орган той самой меньшевистской партии, член которой, министр Церетели, договорился в своей печально-знаменитой речи до угрозы разоружения петроградских рабочих.

Приведенное изречение «Рабочей Газеты» особенно рельефно вскрывает основные ошибки обеих правящих партий в России, и меньшевистской и эсеровской, и потому заслуживает внимания. Вы не вовремя или не в надлежащем месте ищете Кавеньяка – таков смысл рассуждений министерского органа.

Вспомним классовую роль Кавеньяка. В феврале 1848 г. монархия была свергнута во Франции. Буржуазные республиканцы у власти. Они так же, как наши кадеты, хотят «порядка», называя этим восстановление и упрочение монархических орудий угнетения масс: полиции, постоянной армии, привилегированного чиновничества. Они так же, как наши кадеты, хотят положить конец революции, ненавидя революционный пролетариат, с его еще очень неясными тогда «социальными» (т. е. социалистическими) стремлениями. Они так же, как наши кадеты, относились с беспощадной враждебностью к политике перенесения французской революции на всю Европу, к политике превращения ее в мировую пролетарскую революцию. Они так же, как наши кадеты, использовали искусно мелкобуржуазный «социализм» Луи Блана, взяв его в министры, превратив его из вождя социалистических рабочих, каким он хотел быть, в придаток, в прихвостень буржуазии.

Таковы были классовые интересы, позиция и политика господствующего класса.

Другой основной общественной силой была мелкая буржуазия, колеблющаяся, запуганная красным призраком, поддававшаяся крикам против «анархистов». В своих стремлениях мечтательно и фразисто-«социалистическая», охотно называвшая себя «социалистической демократией» (даже термин именно этот принимают теперь эсеры вместе с меньшевиками!), мелкая буржуазия боялась довериться руководству революционного пролетариата, не понимая, что эта боязнь осуждает ее на доверие к буржуазии. Ибо в обществе ожесточенной классовой борьбы между буржуазией и пролетариатом, особенно при неизбежном обострении этой борьбы революцией, не может быть «средней» линии. А вся суть классовой позиции и стремлений мелкой буржуазии состоит в том, чтобы хотеть невозможного, стремиться к невозможному, т. е. как раз к такой «средней линии».

Третьей решающей классовой силой был пролетариат, который стремился не к «примирению» с буржуазией, а к победе над ней, к безбоязненному развитию революции вперед и притом в международном масштабе.

Вот какова была объективная историческая почва, породившая Кавеньяка. Колебания мелкой буржуазии «отстранили» ее от роли активного деятеля, и, воспользовавшись ее боязнью довериться пролетариям, французский кадет, генерал Кавеньяк, пошел на разоружение парижских рабочих, на массовый расстрел их.

Революция кончилась этим историческим расстрелом; мелкая буржуазия, численно преобладавшая, была и оставалась политически бессильным хвостом буржуазии, и через три года во Франции была опять восстановлена цезаристская монархия в особенно гнусной форме.

Историческая речь Церетели 11-го июня, явно внушенная кадетскими Кавеньяками (может быть, прямо внушенная буржуазными министрами, может быть, косвенно подсказанная буржуазной прессой и буржуазным общественным мнением, это различие не важно), эта историческая речь потому и замечательна, потому и является исторической, что Церетели с неподражаемой наивностью выболтал «секретную болезнь» всей мелкой буржуазии, и эсеровской и меньшевистской. Эта «секретная болезнь» состоит, во-1-х, в полной неспособности к самостоятельной политике; во-2-х, в боязни довериться революционному пролетариату и поддержать его самостоятельную политику беззаветно; в-3-х, в неизбежно вытекающем отсюда скатывании к подчинению кадетам или буржуазии вообще (т. е. к подчинению Кавенъякам).

Вот в чем суть. Не Церетели или Чернов лично и даже не Керенский призван играть роль Кавеньяка – на это найдутся иные люди, которые скажут в надлежащий момент русским Луи Бланам: «отстранитесь», – но Церетели и Черновы являются вождями такой мелкобуржуазной политики, которая делает возможным и необходимым появление Кавеньяков.

«Когда придет настоящий Кавеньяк, мы будем с вами» – прекрасное обещание, великолепное намерение! Жаль только, что оно обнаруживает типичное для сентиментальной или боязливой мелкой буржуазии непонимание классовой борьбы. Ибо Кавеньяк не случайность, «приход» его не единичный момент. Кавеньяк – представитель класса (контрреволюционной буржуазии), проводник его политики. А именно этот класс, именно эту политику вы сейчас уже поддерживаете, господа эсеры и меньшевики! Этому классу и его политике вы даете, имея заведомое большинство в данную минуту в стране, преобладание в правительстве, т. е. превосходную базу для работы.

В самом деле. На Всероссийском крестьянском съезде почти сплошь царили эсеры. На Всероссийском съезде рабочих и солдатских депутатов большинство огромное за блоком эсеров и меньшевиков. То же на выборах в районные думы Петрограда. Факт налицо: эсеры и меньшевики сейчас правящая партия. И эта правящая партия добровольно отдает власть (большинство в правительстве) партии Кавеньяков!!

Было бы болото, а черти найдутся. Была бы шаткая, колеблющаяся, боящаяся развития революции мелкая буржуазия, – появление Кавеньяков обеспечено.

В России много теперь такого, что отличает нашу революцию от французской революции 1848 года: империалистская война, соседство более передовых (а не более отсталых, как у Франции тогда) стран, аграрное и национальное движение. Но все это может изменить лишь форму выступления Кавеньяков, момент, внешние поводы и т. п. Суть дела все это изменить не может, ибо суть заключается в взаимоотношении классов.

На словах и Луи Блан был, как небо от земли, далек от Кавеньяка. Обещаний «бороться в одних рядах» вместе с революционными рабочими против буржуазных контрреволюционеров и Луи Блан давал бесчисленное множество. И в то же время ни один историк-марксист, ни один социалист не посмеет усомниться в том, что именно слабость, шаткость, доверчивость к буржуазии со стороны Луи Бланов родили Кавеньяка, дали ему успех.

Исключительно от стойкости и бдительности, от силы революционных рабочих России зависит то, победа или поражение ждет русских Кавеньяков, неизбежно порождаемых контрреволюционностью русской буржуазии, с кадетами во главе, и шаткостью, боязливостью, колебаниями мелкобуржуазных партий эсеров и меньшевиков.

«Правда» № 83, 29 (16) июня 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Позор!

Вот до чего договорился сегодня передовик «Новой Жизни» господин Стан. Вольский:

«…Отрицая права больших народов на порабощение малых народностей, социализм никогда не рекомендовал противоположного образа действий: порабощения малыми народностями больших народов. А ведь именно к такому насилию над волей всероссийской демократии, к отрицанию совместной революционно-демократической работы, к подмене классовой борьбы национальной враждой и сводится если не программа, то во всяком случае тактика Украинской рады…».

Вот до чего доходят колебания мелкобуржуазных болтунов «Новой Жизни» – до прямого черносотенства! Ведь только Меньшиковы вчера и Катковы позавчера могли называть «порабощением» русского народа украинцами желание последних иметь свой сейм, своих министров, свое войско, свои финансы и прочее!

Грязный великорусский шовинизм, подкрашенный сладенькими почти марксистскими словами, – такова проповедь министра В. Чернова, г-на Вольского и «Рабочей Газеты».

«Правда» № 83, 29 (16) июня 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Как бороться с контрреволюцией

Еще несколько дней тому назад министр Церетели в его «исторической» речи заявил, что никакой контрреволюции нет. Сегодня министерская «Рабочая Газета» в статье «Грозные симптомы» берет совсем другую ноту.

«В воздухе носятся явные признаки мобилизующейся контрреволюции».

И на том спасибо, что признали наконец хоть самый факт.

Но дальше министерский орган продолжает: «Нам неизвестен штаб ее (контрреволюции), неизвестна степень ее организованности».

Вот как! Вам неизвестен штаб контрреволюции? Позвольте вам помочь в вашем неведении. Штаб организующейся контрреволюции находится во Временном правительстве, в том самом коалиционном министерстве, в которое входит 6 ваших товарищей, господа! Штаб контрреволюции находится в стенах совещания IV Государственной думы, где верховодят Милюков, Родзянко, Шульгин, Гучков, А. Шингарев, Мануйлов и Ко, – кадеты, заседающие в коалиционном министерстве, являются правой рукой Милюкова и Ко. Штаб контрреволюции вербуется из некоторых реакционных генералов. В штабе контрреволюции находятся отдельные высшие чины, ушедшие в отставку.

Если вы хотите не только плакаться на контрреволюцию, но и бороться с ней, вы обязаны сказать вместе с нами: долой 10 министров-капиталистов…

«Рабочая Газета» указывает далее, что главным орудием контрреволюции является пресса, разжигающая антисемитизм, натравливающая массы на евреев. Это правильно. Но вывод? Ведь вы министерская партия, господа? Что предприняли вы, чтобы обуздать подлую контрреволюционную печать? Можете ли вы, называющие себя «революционной демократией», отказываться от революционных мер против разнузданной, явно контрреволюционной, печати? И далее. Почему не поставите вы государственного органа для печатания объявлений с тем, чтобы лишить подлую контрреволюционную печать ее главного источника дохода, а стало быть, и главной возможности обманывать народ? Откуда, в самом деле, видно, что для издания «Нового Времени», «Маленькой Газеты»{120}, «Русской Воли» и прочих рептилий нужно теперь отрывать тысячи и тысячи людей от действительно производительного труда?

 

Что сделали вы для борьбы против контрреволюционной печати, сосредоточившей все свои усилия на травле против нашей партии? Ничего! Вы сами давали этой травле материал. Вы заняты были борьбой с опасностью слева.

Вы пожинаете то, что посеяли, господа.

Так было, так будет – до тех пор пока вы будете продолжать колебаться между позицией буржуазии и позицией революционного пролетариата.

«Правда» № 84, 30 (17) июня 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Украина и поражение правящих партий России

В украинском вопросе правящие партии России, т. е. кадеты, имеющие большинство в правительстве и всесилие капитала в экономике, а затем эсеры и меньшевики, имеющие сейчас заведомое большинство в стране (но бессильные в правительстве и в экономике капиталистической страны), эти правящие партии все потерпели явное поражение и притом в общегосударственном масштабе и по крупнейшему вопросу.

Эсеры и меньшевики терпели то, что Временное правительство кадетов, т. е. контрреволюционных буржуа, не исполнило своего элементарного демократического долга, не объявило, что оно за автономию и за полную свободу отделения Украины. Украинцы, как сообщает сегодня в «Деле Народа» министр Чернов, требовали несравненно меньшего, именно, «чтобы Временное правительство особым актом провозгласило, что оно не против права украинского народа на автономию». Это – скромнейшее и законнейшее требование, как столь же скромны и два остальных: 1) Украина выбирает местным населением одного представителя центрального российского правительства; до чего скромно это требование, показывает тот факт, что великороссов в России считалось в 1897 г. 43 % населения, а украинцев – 17 %, т. е. украинцы могли бы просить не одного министра на 16, а шестерых!! 2) На Украине должен быть «избранный местным населением один представитель центрального российского правительства», – что может быть законнее этого? По какому праву смеет демократ отступать от теорией доказанного и опытом демократических революций подтвержденного принципа: «никаких назначаемых сверху для местного населения властей»??

Отказ в этих скромнейших и законнейших требованиях со стороны Временного правительства был неслыханным бесстыдством, дикой наглостью контрреволюционеров, истинным проявлением политики великорусского «держиморды», – и эсеры с меньшевиками, издеваясь над их собственными партийными программами, терпели это в правительстве и защищают это теперь в своих газетах!! До какого позора пали эсеры и меньшевики! Как жалки увертки их органов сегодня, «Дела Народа» и «Рабочей Газеты».

Хаос, сумятица, «ленинство в национальном вопросе», анархия – вот какие выкрики дикого помещика направляют обе газеты против украинцев.

Оставим выкрики. Доводы по существу?

До Учредительного собрания нельзя решить «правильно» ни границ Украины, ни ее воли, ни права на сбор податей и т. д. и т. п. – вот их единственный довод. Они требуют «гарантию правильности», в этом выражении редакционной статьи «Рабочей Газеты» вся суть их аргументации.

Но ведь это же явная ложь, господа, явное бесстыдство контрреволюционеров, ведь выдвигать такой довод значит на деле помогать настоящим изменникам и предателям революции!!

«Гарантии правильности»… подумайте только об этом хоть секунду. Нигде в России, ни в центральном правительстве, ни в одном учреждении местном (кроме совсем небольшого учреждения: районных дум Питера) нет гарантии правильности и даже заведомо нет правильности. Заведомо нет «правильности» в существовании Государственной думы и Государственного совета. Заведомо нет «правильности» в составе Временного правительства, ибо этот состав есть издевка над волей и сознанием большинства крестьян, рабочих и солдат России. Заведомо нет «правильности» в составе Советов (рабочих, крестьянских, солдатских депутатов), ибо гарантий строгой полноты и строгого демократизма выборов эти учреждения до сих пор не выработали, что не мешает и нашей партии, и всей массе рабочих и крестьян считать их наилучшими в данное время выразителями воли большинства народа. Нигде в России нет и не может быть – и никогда не бывало в революционные моменты подобного рода – «гарантий правильности», все это понимают, никто иного не требует, все сознают неизбежность этого.

Только для Украины «мы» требуем «гарантий правильности»!

Вы обезумели от страха, господа эсеры и меньшевики, поддавшись контрреволюционным воплям великорусских помещиков и капиталистов, возглавляемых Родзянкой и Милюковым, Львовым и Терещенкой, Некрасовым и Шингаревым с Ко. Вы целиком представляете из себя уже сейчас людей, запуганных рождающимися (и «притаившимися») Кавеньяками.

Ровно ничего страшного, ни тени анархии и хаоса ни в решениях, ни в требованиях украинцев нет. Уступите им, этим законнейшим и скромнейшим требованиям, и на Украине будет не меньше авторитета, чем везде в России, где авторитетны одни Советы (не имеющие «гарантий правильности»!!). «Гарантию правильности» вам и всем народам России дадут будущие сеймы, даст будущее Учредительное собрание не по одному украинскому, а по всем вопросам, ибо сейчас в России ни по одному вопросу заведомо нет «правильности». Уступите украинцам – это говорит разум, ибо иначе будет хуже, силой украинцев не удержишь, а только озлобишь. Уступите украинцам – вы откроете тогда дорогу к доверию между обеими нациями, к братскому союзу их, как равных!

Эсеры и меньшевики, как правящие партии, потерпели поражение в украинском вопросе, ибо поддались контрреволюционным кадетским Кавеньякам.

«Правда» № 84, 30 (17) июня 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Под суд Родзянку и Джунковского за укрывательство провокатора!

Из заключений следственной комиссии{121} по делу провокатора Малиновского видно, что, как факт, установлено следующее:

И Джунковский и Родзянко не позже 7 мая 1914 г. узнали, что Малиновский провокатор{122}.

Ни один из этих деятелей не предупредил представленные в Думе политические партии и в первую очередь большевиков о провокаторе в их среде!!

Разве это не преступление?

Разве можно после этого терпеть Джунковского и Родзянку в числе незапятнанных граждан?

Пусть подумает об этом, пусть выскажется каждая политическая партия!

«Правда» № 84, 30 (17) июня 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

Странное извращение цитат{123}

В газетах «День» и «Новая Жизнь», напечатавших вчера более подробно, чем другие, заключения следственной комиссии, есть цитата из моих показаний, отсутствующая в «Биржевке», которая дала в некоторых отношениях еще более полное изложение заключений.

 

В обеих первых газетах напечатана цитата из моих показаний, начинающаяся словами: «я не верю в провокаторство здесь». Многоточия перед цитатой нет. Получается дикость и бессмыслица, будто я в настоящее время «не верю».

Только крайне странное извращение цитаты в обеих газетах могло привести к такой бессмыслице. На самом деле я показал: «Мне лично не раз приходилось рассуждать (до открытия провокаторства Малиновского) так: после дела Азефа меня ничем не удивишь. Но я не верю-де в провокаторство здесь не только потому, что не вижу ни доказательств, ни улик, а также потому, что» (и дальше, как в «Дне»: будь Малиновский провокатор, охранка не выиграла бы так, как она рассчитывала, ибо все велось у нас через две легальные базы и т. д.){124}.

Итак, у меня в показаниях говорится о прошлом. «День» и «Новая Жизнь»[21] каким-то странным извращением цитаты приписали мне бессмыслицу, будто я говорю о настоящем.

Получается самая полная противоположность тому, что я показал на деле.

«Правда» № 84, 30 (17) июня 1917 г. Подпись: Η. Ленин

Печатается по тексту газеты «Правда»

Правящие и ответственные партии

Образование единого или федеративного Центрального Комитета съездом Советов и Исполнительным комитетом крестьянского Совета – дело ближайших дней. Вопрос поставлен на очередь и не сегодня-завтра будет разрешен. Мелкая «драчка» между эсерами и меньшевиками о способах составления ЦК не заслуживает никакого внимания: настолько мелка эта борьба двух партий, одинаково стоящих на точке зрения оборончества (т. е. поддержки грабительской войны) и министериализма, т. е. поддержки правительства контрреволюционной буржуазии.

Громадное значение имеет образование ЦК, как последняя черточка, характеризующая новейший политический момент, в отличие от предыдущих. Новейший политический момент определяется окончательным выяснением того, что большинство населения сейчас за партиями эсеров и меньшевиков, находящихся, как известно, в блоке между собою.

Всероссийский крестьянский Совет и заседающий Всероссийский съезд Советов солдатских и рабочих депутатов, в связи с выборами в Питере в районные думы, окончательно установили тот факт, что блок эсеров и меньшевиков есть правящая партия в России.

Этот блок заведомо имеет теперь большинство в народе. Не может быть сомнения, что он будет иметь большинство и в образуемом ныне, едином или федеративном, Центральном комитете Советов (или Совете Советов – название, по-видимому, еще не решено).

Эсеры и меньшевики – правящие и ответственные партии.

Таков основной факт новейшего политического момента. Если до выборов в Питере, до съезда крестьян, до съезда Советов меньшевики и эсеры могли прятаться, хотя бы с тенью правдоподобия, за тот довод, что воля большинства неизвестна, что кадеты тоже, пожалуй, близки к большинству и проч. и т. п., то теперь эти увертки невозможны. Туман, искусственно кое-кем поддерживавшийся, рассеялся.

Вы в большинстве, господа эсеры и меньшевики, вы – правящие партии или, вернее, правящий блок. Вы – ответственны.

Наша главная задача в пропаганде и агитации вообще, в кампании выборов в Учредительное собрание, в частности, состоит теперь в самом обстоятельном, деловом и наглядном выяснении широким массам рабочих и крестьян, что за политику нашей страны ответственны теперь эсеры и меньшевики, как правящие партии. До сих пор это было иначе, ибо, как партии, они своего большинства еще не определили и охотно изображали из себя «оппозицию» при правящих кадетах. Теперь это несомненно так: большинство за эсерами и меньшевиками.

Они ответственны за всю политику страны.

Они ответственны теперь за итоги полуторамесячного правления «коалиционного министерства».

Они ответственны за то, что в правительстве большинство министров из партии контрреволюционной буржуазии. Всякий знает, видит, осязает, что без согласия съезда Советов и Всероссийского крестьянского Совета такие министры не продержались бы и дня.

Эсеры и меньшевики ответственны за основные противоречия политики, все острее и больнее дающие себя чувствовать, все нагляднее навязывающие себя массам.

– На словах «осуждение» захватной войны и «требование» мира без аннексий. На деле продолжение именно захватной войны, в союзе с заведомыми захватчиками – империалистами Англии, Франции и пр. На деле подготовка к наступлению, по требованию этих союзников, в согласии с тайными грабительскими договорами, которые Николай II заключил в интересах обогащения русских помещиков и капиталистов.

На деле политика аннексий, т. е. насильственного присоединения народов (Албания, Греция) к одному государству или к одной группе империалистов, – политика аннексий и внутри «революционной» (но идущей по контрреволюционному пути) России, обращение с Финляндией и с Украиной как с аннексированными народами, а не как с действительно свободными, действительно равноправными, имеющими неоспоримое право и на автономию и на отделение.

– На словах «сопротивление капиталистов, по-видимому, сломлено», как заявил хвастливо министр блока Пешехонов. На деле даже резолюция съезда Советов вынуждена была признать, что «растет сопротивление имущих классов» (т. е. контрреволюционной буржуазии, имеющей 10 министров-капиталистов из 16 и фактическое полное всевластие в экономике страны).

– На словах обещания контроля и регулирования и отобрания 100 % прибыли (министр Скобелев). На деле за полтора месяца ровно ничего! Решительно ни единого делового и серьезного шага ни против локаутчиков-капиталистов, ни против мародеров спекуляции и рыцарей наживы на поставках, ни против банковых воротил!!

Не будем удлинять списка этих вопиющих противоречий. Достаточно и указанных.

Разруха идет. Кризис близится. Катастрофа надвигается неудержимо. Меньшевики и эсеры усовещивают капиталистов, грозят им отобрать 100 %, хвастают, что сопротивление капиталистов сломлено, пишут резолюции и прожекты, прожекты и резолюции.

Катастрофа идет. Вся ответственность за нее ляжет на правящий блок эсеров и меньшевиков.

«Правда» № 85, 1 июля (18 июня) 1917 г.

Печатается по тексту газеты «Правда»

120«Маленькая Газета» – бульварная газета черносотенного толка; издавалась в Петрограде с сентября 1914 по июль 1917 года А. А. Сувориным (сыном); с мая 1917 года, спекулируя на симпатиях масс к социализму, выходила с подзаголовком «газета внепартийных социалистов». После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года выступала против большевистской партии и вела злобную клеветническую кампанию против В. И. Ленина.
121Имеется в виду Чрезвычайная следственная комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданского, так военного и морского ведомств, созданная Временным правительством 11 (24) марта 1917 года при министре юстиции. 16 (29) июня в газетах «День», «Биржевые Ведомости», «Новая Жизнь» и других было опубликовано заключение комиссии по делу провокатора Малиновского.
122Товарищ министра внутренних дел царского правительства Джунковский в 1914 году узнал, что депутат IV Государственной думы Малиновский – провокатор. 7 (20) мая 1914 года Джунковский сообщил об этом под «честное слово» председателю Думы Родзянко. Ими было решено удалить Малиновского из Думы, но так, чтобы «не вызвать скандала ни для Думы, ни для министров». Малиновскому было предложено сложить с себя депутатские полномочия и с помощью департамента полиции уехать за границу. Малиновский был разоблачен лишь в июне 1917 года, когда Чрезвычайной следственной комиссией для расследования преступлений старой власти были опубликованы касающиеся его материалы архивов департамента полиции. Разоблачение провокатора Малиновского было использовано буржуазной и меньшевистско-эсеровской печатью для усиления грязной клеветы на большевиков. В 1918 году Малиновский был отдан под суд и по приговору Революционного трибунала расстрелян.
123Данная статья написана в связи с опубликованием следственной комиссией «Правительственного сообщения о деле Малиновского». В связи с расследованием преступлений бывшего министра и других чиновников министерства внутренних дел и обнаружением в связи с этим провокаторства Малиновского, присяжный поверенный Н. А. Колоколов 26 мая (8 июня) 1917 года пригласил для дачи свидетельских показаний В. И. Ленина. В своих показаниях В. И. Ленин писал о деле провокатора Малиновского следующее: «Я слышал, что в Москве в эпоху приблизительно 1911 года возникали подозрения насчет политической честности Малиновского, а нам эти подозрения в особенно определенной форме были сообщены после его внезапного ухода из Государственной думы весной 1914 года. Что касается до московских слухов, они относились ко времени, когда «шпиономания» доходила до кульминационного пункта, и ни одного факта, хоть сколько-нибудь допускавшего проверку, не сообщалось. После ухода Малиновского мы назначили комиссию для расследования подозрений (Зиновьев, Ганецкий и я). Мы допросили немало свидетелей, устроили очные ставки с Малиновским, исписали не одну сотню страниц протоколами этих показаний (к сожалению, из-за войны многое погибло или застряло в Кракове). Решительно никаких доказательств ни один член комиссии открыть не мог. Малиновский объяснил нам свой уход тем, что не мог дольше скрывать своей личной истории, заставившей его переменить имя, что история эта связана-де была с женской честью, что история имела место задолго до его женитьбы, он назвал нам ряд свидетелей, в Варшаве и в Казани, между прочим, одного, помнится, профессора Казанского университета. История казалась нам правдоподобной, бурный темперамент Малиновского придавал ей обличие вероятности, оглашать такого рода дела мы считали не нашим делом. Свидетелей мы постановили вызвать в Краков или послать к ним агентов комиссии в Россию. Война помешала этому. Но общее убеждение всех трех членов комиссии сводилось к тому, что Малиновский не провокатор, и мы заявили это в печати» (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС). Провокаторство Малиновского было разоблачено в 1917 году в связи с расследованием преступлений бывшего министра внутренних дел и других высших чиновников. Упоминаемое в тексте тома заключение следственной комиссии по делу провокатора Малиновского контрреволюция пыталась использовать для борьбы с растущим политическим влиянием большевиков на рабочие, крестьянские и солдатские массы. Об этом говорит тот факт, что изложение свидетельских показаний В. И. Ленина было сделано сугубо тенденциозно и во враждебных тонах; при перепечатке «Правительственного сообщения» буржуазные и эсеро-меньшевистские газеты преднамеренно допустили еще ряд грубых передержек и извращений цитат из свидетельских показаний В. И. Ленина.
124В свидетельских показаниях В. И. Ленина это место излагается таким образом: «Мне лично не раз приходилось рассуждать так: после дела Азефа меня ничем не удивишь. Но я не верю-де в провокаторство здесь не только потому, что не вижу ни доказательств ни улик, а также потому, что, будь Малиновский провокатор, от этого охранка не выиграла бы так, как выиграла наша партия от «Правды» и всего легального аппарата. Ясно, что, проводя провокатора в Думу, устраняя для этого соперников большевизма и т. п., охранка руководилась грубым представлением о большевизме, я бы сказал: лубочной карикатурой на него: большевики-де будут «устраивать вооруженное восстание». Чтобы иметь в руках все нити этого подготовляемого восстания, стоило – с точки зрения охранки – пойти на все, чтобы провести Малиновского в Государственную думу и в ЦК. А когда охранка добилась и того и другого, то оказалось, что Малиновский превратился в одно из звеньев длинной и прочной цепи, связывавшей (и притом с разных сторон) нашу нелегальную базу с двумя крупнейшими органами воздействия партии на массы, именно с «Правдой» и с думской с.-д. фракцией. Оба эти органа провокатор должен был охранять, чтобы оправдать себя перед нами» (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС).
21В обеих газетах еще есть одна опечатка: «большевики не будут устраивать вооруженное восстание». Должно быть вместо «не» – «де».
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru