полная версияНевообразимая реальность

Владимир Алексеевич Колганов
Невообразимая реальность

Глава 34. Признания Уны

Понятно, что и мне, и Анне хотелось получить ответ на такой вопрос: зачем и почему? То есть нам важно знать не только цель, но и причину. Но в допросе Анна не участвовала – сказала, что это не вполне этично. Я не возражал, надеясь, что со мной Уна будет откровеннее. Так и случилось – она сразу призналась, что хотела сорвать переговоры Дона, а затем вызвать вооружённый конфликт между тремя ведущими державами, который бы закончился уничтожением всего живого на Земле. Поводом к конфликту должна была стать информация, которую Уна собиралась через несколько дней направить в спецслужбы трёх государств – якобы противная сторона уже получила «сверхоружие» от Дона и теперь готова его применить.

– Если бы Дон улетел сейчас, не стало бы повода для вооружённого конфликта. Предупредив американцев, я рассчитывала на то, что они сумеют задержать Дона, уговорят его остаться. Тогда всё ещё возможно. Я бы добилась своего!

О многом я уже догадывался, но побудительные мотивы Уны по-прежнему были непонятны. И вот ещё что она сказала:

– Таким существам, как вы, не место в этом мире. Вы слишком слабые, поэтому на первом месте для вас инстинкт самосохранения. Вы готовы лгать, лицемерить, предавать, даже убивать друг друга, только бы продлить своё ничтожное существование.

– Допустим, это так. И что?

– Мне жаль вас! Надо прекратить этот эксперимент, он никому не нужен.

– Не мы его затеяли.

– Я тоже не имею к этому никакого отношения.

– Но как же так? Анна говорила, что вы часть единого целого, поэтому и ответственность у вас должна быть коллективная.

– Это не совсем так.

– Хотите сказать, что Анна солгала?

– Нет, это слишком сильно сказано. Всё дело в том, что есть разные мнения на этот счёт… – Уна запнулась, подбирая нужные слова. – Не все уверены в том, что человечество это венец нашего творения, как считает Анна. Скорее наоборот, возникновение на Земле разумных существ это лишь побочный эффект проводимого эксперимента. То есть процесс идёт совсем не так, как было предусмотрено. В какой-то момент мы потеряли возможность управлять им.

– Но ведь именно поэтому Анна предложила мне вмешаться…

– Не все согласны с Анной. Вот ведь и у вас есть разные научные школы, которые конкурируют между собой. Противники продолжения эксперимента достаточно сильны, чтобы уничтожить вас и даже Анну…

Тут фигура Уны стала расплываться на глазах, теряя прежние свои очертания. Примерно то же я видел, когда застрял где-то в пространстве после той серии «прыжков», но здесь на моих глазах творилось что-то ещё более невероятное. Внезапно возникло свечение, исходящее от того, что несколько секунд назад было Уной, и вот уже передо мной светящийся столб, вершина которого устремилась вверх. Прошло ещё несколько мгновений, и всё – ни столба, ни Уны больше не было, и только обрывки произнесённых ею слов остались в голове…

– Если нас могут уничтожить, тогда почему же до сих пор этого не сделали? – с этим вопросом я обратился к Анне, предварительно рассказав о том, что только что случилось.

Конечно, Анна была опечалена, однако быстро справилась с волнением:

– Бедная Уна не права, если имела в виду физическую смерть. Нас могут только отозвать, если мы не справились с поставленной задачей или наболтали лишнего.

– Ну а я? Что могут сделать со мной?

– Ничего! Если только ты сам не выберешь путь, который приведёт к самоуничтожению.

Весьма замысловатая формулировка. Неужели всё зависит только от меня?

– Но что имела в виду Уна, когда сказала, что процесс пошёл не так?

– Мы этого не знаем. Возможно, имело место какое-то внешнее воздействие. Либо возникновение мыслящего существа в вашей Вселенной происходит в соответствие с законами, которые нам неизвестны.

– А я-то думал, что вы всё знаете, и для вас нет ничего загадочного в мире.

– Похоже, это не совсем так.

К этому времени Анна успела переговорить с Доном, а тот, связавшись с президентом Трендом, предупредил, что не собирается покидать Землю до завершения переговоров, но готов разнести в клочья Тихоокеанский флот, если американские вояки не прекратят попытки проникнуть на космический корабль.

Итак, глобальную катастрофу на Земле удалось предотвратить, и теперь есть надежда на успех переговоров между великими державами. Но я не мог отделаться от ощущения, будто что-то упустил… И тут вспомнил, с чем сравнил метаморфозы, которые происходили с Уной перед её исчезновением. Когда застрял во время той серии «прыжков», предметы тоже теряли очертания, и возможно, Некто тоже предпринимал попытки «отозвать» меня, поскольку не хотел, чтобы я увидел то, что не должен видеть. Выходит, где-то там и таится разгадка того, что происходит на Земле. В прошлый раз у меня ничего не получилось, но уверен, что всё теперь смогу. Только надо действовать иначе, и тут без помощи Анны мне не обойтись. Надо убедить её, что эксперимент по-прежнему на грани срыва – наверняка скоро появится Уна № 2 и вместе с ней новые проблемы. Пусть Анна объяснит в деталях, как осуществляется перемещение в пространстве, и тогда я, может быть, пойму, что произошло со мной, когда застрял где-то за пределами гиперсферы.

Ответ Анны меня разочаровал:

– Мы пользуемся опцией перемещения и не более того. Принцип действия нам неизвестен. Просто хотим переместиться и перемещаемся.

Уже тогда у меня возникло подозрение, что струны – это что-то вроде вирусов, блуждающих по организму. Могут практически мгновенно перемещаться по нему. Могут проникнуть в оболочку человека и тогда становятся людьми. Так, может быть, поэтому и я уже не тот, что прежде? Однако, пока есть возможность, хотелось разобраться, в чём тут дело.

– И не пытайся! – ответила Анна.

– Почему?

– Потому что ты видишь перед собой только трёхмерный образ, имеющий ширину, длину и высоту, а четвёртую координату невозможно представить себе визуально. Только благодаря ей мы совершаем прыжки через пространство и другие действия, которые большинством людей воспринимаются как волшебство.

– Однако пространственно-временное клонирование, которое произошло в тоннеле между «дырами», никак не связано с четвёртым измерением.

– Час от часу не легче, – пробормотала Анна, чем-то напомнив мне владелицу шикарного автомобиля, у которого отказал мотор. – Не хватало ещё этих клонов. Есть они или нет, какая тебе разница? Получил возможность побывать в будущем, и будь доволен!

– Ты рассуждаешь, как примитивный потребитель услуг. Берёшь то, что тебе дают и даже не пытаешься вникнуть в суть…

– Макс! – снова перебила меня Анна. – Думаешь, я двужильная? Мне тоже иногда нужно отдохнуть, а от твоих фантазий голова идёт кругом.

И тут я вынул из заначки последний довод:

– А как же ваш эксперимент? Ты уверена, что вскоре сюда не зашлют ещё одну такую Уну?

Анна ненадолго замолчала, словно бы оценивая свои возможности:

– Ну ладно. Что ты предлагаешь?

Итак, можно приступить к обсуждению деталей:

– В твоей памяти наверняка сохранилась информация о той серии «прыжков», когда у меня начались галлюцинации. А что если мы то же самое сделаем вдвоём, причём одновременно? Я в одном корабле, а ты в другом.

– Очередная сумасбродная идея! Хотя бы объясни, на что же ты рассчитываешь.

Я не хотел заранее обнародовать свою догадку, но тут уж ничего не поделаешь. Если не удастся её уговорить, просто не знаю, что ещё можно предпринять. Не в моих правилах сидеть на скамейке у пруда и ждать, когда кто-то принесёт мне на блюдечке решение загадки. А тут появилась редкая возможность разобраться самому, сделать нечто такое, что не по силам никому, кроме нас с Анной. При этом следует иметь в виду, что с недавних пор я способен перемещаться во времени и пространстве без её помощи – в какой-то степени я и сам стал струной, хотя предпочитаю не использовать такое определение. Куда приятнее оставаться человеком…

В итоге Анна согласилась мне помочь. И вот уже наши корабли вышли на исходные позиции. Хронометр должен дать старт одновременно. Идёт обратный отсчёт…

Глава 35. В поисках истины

Когда сталкиваешься с чем-то неизвестным, важно не прозевать тот самый, решающий момент – кое-кто называет это моментом истины, хотя я предпочёл бы менее звучное название. Тем более, что в этом случае секунды могли превратиться с бесконечность – это если я не прав, если ошибся в расчётах и что-то не учёл.

Итак, всё повторилось. Примерно через полчаса после начала нашего эксперимента я почувствовал, что перемещения прекратились. Не знаю почему, но был в этом уверен. В иллюминатор не смотрел – сидел, зажмурившись, поскольку слишком хорошо помню, что было в прошлый раз. Теперь мне предстояло сделать главное, поскольку первая попытка связаться с Анной не удалась – как я и предполагал, радиосвязь между кораблями не работала. Однако мысль не материальна и для неё не может быть преград.

– Алло, Аня, ты здесь?

– Привет!

– Что видишь в иллюминаторе?

– Ничего. А ты?

– Я туда стараюсь не смотреть… Ты можешь выйти из корабля? Для тебя это несложно, если ты часть этого пространства.

– Да, я уже вышла, точнее, материализовалась за пределами оболочки корабля. Но по-прежнему ничего не вижу.

– Тогда и я попробую.

Как ни странно, у меня тоже получилось. Вот что значит поддержка «старшего товарища»! Окажись я здесь один, наверняка бы растерялся, психанул, как в прошлый раз. Но дело не в этом – важно то, что мы с Анной можем понимать друг друга, а это не что иное, как связь миров, вне зависимости от числа координат. Пусть их будет хоть пять, хоть семь, хоть двадцать восемь… Мысль – это универсальное понятие! Здесь важно, чтобы возникло некое взаимопонимание двух мыслящих существ – тогда реальность не ускользнёт.

– Ты где?

– Здесь.

– Нужен какой-то ориентир, а то понятия «здесь» и «там» неразличимы.

 

В этом и состоял мой замысел – будь я один, снова потерялся бы в пространстве, оказавшись в плену кошмарных видений и галлюцинаций. Скорее всего, кто-то снова попытался бы скрыть то, что предназначено не для меня. Ну а сейчас здесь Анна, которая является частью этого мира, между нами возникла некая неразрывная связь, и никому не удастся помешать…

И тут перед моими глазами возникла освещённая дорожка, ведущая куда-то вдаль. А рядом с ней стояла Анна.

– Пойдём?

– Нет, – отвечает Анна. – Ты иди, а я подожду тебя здесь.

И я пошёл. Но вот куда приду? Возможно, доберусь до развилки дорог, а там камень, и на нём надпись выбита: «Налево пойдешь – ничего не поймёшь, направо пойдешь – что-нибудь поймёшь, а если прямо пойдешь – всё поймёшь, но никогда не сможешь возвратиться назад». Если бы кто-то позаботился о Насте, я бы выбрал третий путь. А так даже и не знаю… Впрочем, на Анну можно положиться, она не подведёт.

Но нет ни камня, ни развилки, только дорога, которой нет конца. Ну сколько это может продолжаться? И тут я понял, что выбор уже сделан, поэтому и нет никаких развилок. Верно и то, что я не тот, что прежде, каким был ещё год назад, поэтому и возвращение невозможно. Тогда в чём же смысл этого нескончаемого променада?

Похоже, идти придётся ещё долго. Самое время попытаться подвести промежуточный итог. Что же мы имеем? Некие разумные существа, обитающие в четырёхмерном пространстве, задумали создать трёхмерную Вселенную на поверхности гиперсферы. Похоже, они так и не поняли, что получилось в результате этого эксперимента, и, по большому счёту, уже не способны управлять тем, что происходит. Поскольку создатель с этим делом не справляется, каким-то образом возник механизм самоочищения Вселенной – тот самый тоннель между «чёрной» и «белой дырой». В этом тоннеле уничтожаются и метеорные потоки, и блуждающие астероиды, и даже вредоносные микроорганизмы и прочие паразиты на тех планетах, где возникла жизнь. Надо признать, что всё устроено вполне логично.

Я шёл и шёл… Хватит ли сил дойти до самого конца? И вот уже когда чуть не падал от усталости, в голове возникла мысль… А что если наша Вселенная – это живой организм? Время от времени она устраивает себе что-то вроде дезинфекции, уничтожая всё, что препятствует нормальному развитию. Просто до Земли с её нынешними обитателями ещё дело не дошло.

Часть 3. Другой мир

Глава 36. Содружество единых

Я шёл и шёл… Ещё несколько шагов и упаду. Вдруг вижу Анну. Как такое может быть? Словно бы совершил кругосветное путешествие и пришёл туда, откуда начинал свой путь.

– Макс! Что случилось? Почему ты повернул назад?

Да я и сам ничего не понимаю.

– Ты сделал несколько шагов и остановился. Тебя что-то напугало?

Как меня может что-то напугать, если там ничего такого не было? Только освещённая дорожка, как выяснилось, ведущая в никуда. Хотелось бы понять, в чём смысл этого спектакля для одного единственного зрителя. Анна не в счёт – вот если бы пошла со мной…

– Аня! Я устал. Давай отложим разговор.

– Ладно, возвращаемся.

Мы снова на планете Z. Анна и Настя хлопочут по хозяйству, а я всё никак не могу прийти в себя. Конечно, осознание своей ничтожности в сравнении с могуществом Вселенной никого не удивит. Рано или поздно ты это понимаешь, и ничего другого не остаётся – только принять подобную ситуацию как данность. Такие мысли не могут стать причиной для того, чтобы опустить руки и смиренно ждать неизбежного конца. Скорее уж постараешься использовать то, что тебе дано, чтобы вдоволь насладиться предоставленной возможностью. Тут как кому повезёт… Однако ощутить себя частицей живого организма, чем-то вроде микроба, осуществляющего функцию по переработке продуктов чьей-то жизнедеятельности – это кого угодно может ввести в ступор.

Но только не меня! Хотя, признаюсь, некоторые отклонения в своём восприятии окружающего мира я стал постепенно замечать. Анна уже не казалась добрым другом и помощницей в делах, словно бы в её характере появились какие-то новые черты, которые я не в состоянии распознать. Только то самое седьмое чувство подсказывало мне – что-то здесь не так. Даже Настя вроде бы совсем не та, что прежде, но в чём тут дело, тоже не могу понять. Впрочем, причина может быть проста – Настя тосковала по дому, по Москве. В последнее время мы с Анной редко бывали на планете Z, всё больше трудились на Земле, где занимались реализацией моего проекта, а Настя оставалась не у дел. Да и работа на СВР ей изрядно надоела – не этому занятию хотела бы посвятить жизнь. Что ж, я не против возвращения в Москву, но прежде придётся снова побывать в будущем, чтобы посмотреть – там хотя бы что-то изменилось или все мои старания напрасны?

На этот раз решил обойтись без Анны – еле её отговорил, упирал на жалость, мол, Настя без тебя совсем зачахнет. Напротив, Анна пыталась доказать, что она сама справится с такой задачей, ну а я обязан остаться здесь. Её настойчивость только укрепила меня в намерении самому совершить это путешествие. К тому же находиться в обществе девиц, которые стали чем-то неприятны, – это занятие мне явно не по силам.

И вот я снова в будущем. Слава богу, мой клон в полном здравии – если судить по отражению в зеркале, я ничуть не постарел. Понятно, что не могу самого себя заставить подробно рассказать о том, что пережил за последние три года – боюсь, это займёт слишком много времени. Поэтому буду анализировать информацию, что называется, по мере поступления. А для начала включил телевизор…

Первое впечатление было такое, словно бы возвратился лет на пятьдесят назад, а то и больше. Диктор зачитывал текст какого-то постановления:

– Приближается третья годовщина со дня основания Содружества единых государств. Главный источник всех наших побед – в нерушимом единстве Высшего Совета и народа, в умении членов Совета сблизиться, до известной степени слиться с самой широкой массой жителей планеты, поднять их энергию и энтузиазм, сосредоточив их усилия на решении поставленных задач. Так действовал Высший Совет при создании Содружества единых государств. Так он будет действовать и впредь.

Неужели я что-то перепутал и вместо будущего оказался в прошлом? Да нет, такая оплошность полностью исключена. А между тем, диктор продолжал:

– Ход истории, глубочайшие преобразования, в корне изменившие облик современного мира, приносят все новые доказательства правоты и несокрушимой силы наших идей. Содружество является оплотом мира и безопасности народов. Расцвет каждой из стран Содружества неразрывно связан с упрочением идейно-политического единства с Высшим Советом, растущей общностью в политике, экономике и социальной жизни. Всемирно-историческим итогом деятельности Высшего Совета по воплощению в жизнь идей единства явилось построение развитого общества, в котором всё более полно раскрываются созидательные силы нового строя, его подлинно гуманная сущность.

Казалось бы, можно радоваться – наконец-то на Земле воцарится мир, не будет ни экономических войн, ни вооружённых конфликтов. Но следующие слова диктора заставили меня усомниться в подобной перспективе:

– Нет ничего более нелепого, чем попытки наших противников представить единизм как идеологию, якобы подавляющую инициативу, права и свободы людей. Постоянно растущая политическая и трудовая активность самых широких масс, их участие в реализации всех общественных и государственных дел подтверждают верность вывода о том, что единизм есть создание самих народных масс.

Господи! Сколько уже было всяких измов! И вот теперь ещё один… Но тут возникла мысль: а что если это чей-то розыгрыш или очередной выпуск «Юморины»? Разобраться в этом поможет только интернет – уж там-то наверняка найдётся объяснение. Слава богу, компьютер под рукой, а Гугл не станет навешивать лапшу на уши. И что же вижу? Только официальные сайты госучреждений и ещё кое-какая развлекаловка в стиле «Поля чудес». И больше ничего! Как же так? Словно бы оказался не в Москве, а где-нибудь в Ухани.

Соседа не спросишь – как-то неудобно, не пойдёшь же к нему с вопросом: что случилось и где я нахожусь? Чего доброго подумает, что я сошёл с ума. И тут вспомнил о Настином отце – вот кто мне поможет! Перевоплотиться в образ генерала ФСО для меня совсем не сложно, а в данном случае цель полностью оправдывает средства. Сказано – сделано! Но вместо того, чтобы переместиться в здание Сената… Похоже, я и впрямь что-то перепутал, поскольку оказался не в Кремле, а в одиночной камере, судя по всему, в Лефортово. Вот это поворот!

Пришлось покопаться в генеральских мозгах, но там кроме площадной брани ничего не обнаружил. Надо бы с ним переговорить, но как? Помнится, когда мы с Настей навещали генерала, он смотрел на меня, как на привидение. Ну что ж, не стану разочаровывать беднягу.

И вот в углу камеры возникла словно бы сотканная из воздуха фигура:

– Ну что, генерал, допрыгался?

– Да уж! – пробормотал он, не глядя на меня, и смачно выругался.

– А ведь я вас предупреждал, что с четвёртым измерением шутки плохи.

Тут только генерал поднял глаза:

– Чур меня, чур! – и уже немного позже, когда пришёл в себя: – Ты откуда взялся?

– Не в моих правилах бросать людей в беде, тем более, если речь идёт о близком родственнике.

Всё оказалось гораздо хуже, чем я мог предположить. По словам генерала, вскоре после прибытия делегации пришельцев что-то непонятное стало происходить и в стране, и в мире. Вдруг ни с того и ни с чего члены Европарламента стали требовать заключения договора с пришельцами на их условиях, а через несколько дней эту идею поддержали и Палата общин Великобритании, и Конгресс США. В совместном проекте, опубликованном в интернете, было всего два пункта: разрешить строительство острова в Тихом океане и принять пришельцев в ООН в качестве самостоятельного государства. А через несколько дней, вопреки протестам России и Китая, Генеральная ассамблея ООН большинством голосов приняла государство Од в свои ряды и дала разрешение на строительство острова. В документах ООН название нового государства было расшифровано как Объединённое движение, причём ни у кого из политиков, за редким исключением, не возникало вопросов по поводу смысла этого названия, словно бы всё и без того было предельно ясно. Самое удивительное, по мнению генерала, заключалось в том, что остров размером чуть меньше Франции появился на картах планеты уже через неделю. Тут всё и началось!

Государство Од предлагало другим государствам новейшие технологии, которые позволяли путешествовать по Вселенной, не покидая своего дома или офиса, технические новинки, способные обеспечить комфортное существование жителям планеты… В общем, всего не перечислить! Вполне логично, что в разных странах одна за другой стали появляться «партии единства», которые призывали к объединению народов под эгидой государства Од, а цель была сформулирована просто – движение к всеобщему процветанию. Затем возник Союз единства, который выдвинул ультиматум – в кратчайшие сроки провести во всех странах внеочередные выборы, иначе Союз выведет на улицы миллионы людей. После победы на выборах Союз принял решение расформировать ООН, а вместо него образовать Высший Совет, который будет управлять Содружеством единых государств. Чуть позже Союз принял решение о самоликвидации, а его руководители вошли в состав Высшего Совета. Штаб-квартира разместилась на том самом острове, в столице государства Од.

Вот такую историю рассказал мне генерал, а закончил её словами:

– И вот я здесь. Всё потому, что отказался подчиняться новой власти.

Признаюсь, этого я никак не ожидал. То есть заключение под стражу Настиного отца, конечно, огорчало, но то, что он мне сообщил, если только не наврал… Я-то рассчитывал на объединение стран перед угрозой экспансии пришельцев, а выходит, что земляне сдались на милость победителя. Даже в кошмарном сне такое не могу себе представить.

Рейтинг@Mail.ru