Столкновение образов

Олег Борисович Антонов
Столкновение образов

Часть 1. Компаньоны

1. Исчезновение

Ежедневная планерка руководства компании «Леса Сибири», завершилась, так и не начавшись, шокирующим сообщением начальника службы безопасности, стремительно вошедшего в конференц-зал: генеральный директор, выехавший из дома полчаса назад, по дороге на работу исчез.

Привычный ритм работы разлетелся вдребезги, как хрустальный бокал, выпавший из рук секретарши, разлетелся на множество сверкающих осколков после падения на полированную керамогранитную плитку пола. Настя с ужасом в глазах прижала руки к груди, губы у нее сложились бантиком и начали подрагивать. Сергей недовольно поморщился: поди теперь собери эти осколки, хорошо, хоть минералки в нем не было. И удивился: глупо, конечно, думать о таком, когда исчезает руководитель компании, его компаньон и старый друг. Не об этом надо думать. С бокалом всё ясно, а вот что компании делать дальше? Он посмотрел вокруг и удивился, как странно растягивается время в кризисные моменты. Сидевшие за столом замерли в разных позах, словно застигнутые новостью врасплох. Это напомнило Сергею финальную сцену из «Ревизора» в постановке школьного драмкружка. По застывшим лицам коллег трудно было понять, что они чувствовали и о чем думали, словно на каждом была маска. Хрустальный звон затих, на лицах недоумение сменилось деловитой озабоченностью, и только. Может, так и должно быть, но Сергею это не понравилось. Всё-таки исчез не кто-нибудь, а генеральный директор, первое лицо компании. А среди руководства лишь одна секретарша оказалась искренней в проявлении своих чувств. А он сам? Как выглядит его лицо, что отражает?

– Машина найдена на обочине дороги в пригороде выехавшими на проверку маршрута обеспокоенными охранниками, никаких следов нападения на машину нет, – продолжил хрипло Геннадий, покосившись на Настю и задержавшись на мгновение взглядом на осколках. Стоя за пустующим креслом генерального, он вглядывался в лица, словно что-то пытался обнаружить, проверяя какие-то предположения или догадки. – Двери не заперты, сигнализация отключена. На полкилометра вокруг все кусты обшарили – никаких следов. Телефон отключен, это сразу проверили. Начато следствие, хотя поначалу сильно упирались, мол, только через сутки можно дело заводить… Но старые связи Лемниковского не подвели, будут держать меня в курсе.

Высказав все это, Геннадий свалился в кресло генерального, схватил бокал с минералкой и принялся жадно глотать, ерзая кадыком. Его уже не интересовали лица присутствующих, словно он увидел то, что искал. Это было в его стиле, он не любил утруждать себя лишним. Присутствующие ожили, начали переглядываться, теперь следовало ожидать вполне закономерной реакции на такое известие, но едва зародившийся гул голосов был в корне пресечен.

– Так, ребята! Генеральный отсутствует, мм-м, временно. Но это не повод для паники и безделья. Все по рабочим местам и никому ни слова. К обеду обстановка прояснится и мы снова соберемся. Ничего страшного не произошло, будем работать, – первым, как обычно, оценил ситуацию и проявил инициативу директор по развитию. На планерке собирались руководители всех служб и отделов для обсуждения повседневных забот, обсуждать возникшую проблему – о дальнейшем руководстве всей компании – они не должны, это прерогатива директората. Так, видимо думал Игорь, когда отправил среднее звено управления по рабочим местам. Сергей, вынырнув из задумчивости, полностью с этим решением согласился, и только пожалел, что сам так быстро реагировать не умеет.

За столом сразу задвигались – начальники отделов, сидевшие напротив директората, молчаливо переглядываясь, покидали свои места. Сергей признательно кивнул Игорю, хотя сильно сомневался в том, что все прояснится так скоро. С Федором произошло что-то серьезное, не мог он бросить работу, ни под каким предлогом. Разве что под дулом пистолета… Сергею очень хотелось самому отправиться выяснять, что же там произошло. Но как это будет воспринято остальными? К тому же, Геннадий наверняка уже отправил своих людей на поиски, они прочешут весь городок, проверят все варианты. А что может сделать он, Сергей? Вряд ли его присутствие возле пустой машины принесёт какую-то пользу, только создаст видимость активности. Нет, суетиться сейчас бесполезно, Игорь прав. Где можно и нужно искать, Геннадий тоже лучше всех из присутствующих знает, три года отвечал за безопасность компании и Фёдора. К тому же, пять лет отбарабанил в органах, прежде чем пришел к ним, чтобы возглавить службу безопасности. Вернее, его Фёдор же и привёл за руку. И поначалу он не всем понравился, да и теперь не всем нравится…

Опять не о том думаешь, прервал себя Сергей. О деле надо думать, о работе. А что произошло с Федором, сейчас можно только гадать. Нужны какие-то зацепки, пока их нет – надо заниматься делом. Игорь прав. Будем считать, что генеральный директор временно отсутствует, по неизвестным причинам.

Сергей легонько постучал снизу по крышке стола костяшками пальцев, и решил больше не отвлекаться. Надо принимать решение, все оставшиеся здесь знали – какое. Но ему-то совсем не хотелось принимать на себя бремя ответственности, он был к этому совершенно не готов. Никогда не мечтал стать генеральным, вздохнул он про себя. Не его это призвание – быть администратором. Вот Федору это нравилось, это было его стихией – руководить, командовать, требовать с низов и отчитываться перед верхами. Федор многое держал в себе, не любил делиться текущими проблемами с остальными директорами, полагая, что сообщать нужно только об успехах или неудачах. А они, директора, всецело полагались на него, занимаясь своими делами. Хорошо, что есть Настя – она была в курсе всех дел своего шефа. Ей он доверял всё, кроме своего сердца.

Тут Сергей снова спохватился: вот кого надо бы отвлечь от ненужных сейчас переживаний, но как? Настя уже сидела в кресле генерального, судорожно сжимая новый бокал с минералкой побелевшими пальцами. Заботливо склонившийся над ней Николай что-то бормотал, но она его не слышала, уставившись неподвижным взглядом перед собой. Вот опять кто-то другой успел среагировать раньше, пока он раздумывал, укорил себя Сергей.

– Настя, приготовь всем кофе, пожалуйста, – Сергей тронул секретаршу за локоть. Она резко дернулась, как от удара током, резко встала. Бросив на него тяжелый взгляд, Настя закусила нижнюю губу, но всё-таки послушно процокала каблучками к стойке небольшого бара, где располагалась кофеварка. Сергей вынул из кармана телефон, набрал номер отдела сервиса.

– Зинаида, будьте добры, через пятнадцать минут пришлите в конференц-зал уборщицу. Нет, стекло… Спасибо. Что ж, приступим к обсуждению ситуации? – убрав телефон в карман, обратился он к остальным и наткнулся на возмущенный взгляд Николая, но сразу перевел взгляд дальше. Игорь кивнул, выражая свое согласие, Геннадий только плечами пожал, мол, это не мое дело. Действительно, он ведь не входит в директорат, отметил Сергей. Его сейчас должно волновать только то, что касалось Фёдора, но как руководитель службы безопасности он должен быть в курсе всех изменений в компании. А вот Настя должна участвовать в обсуждении, без нее ничего не получится. Придется подождать, посетовал про себя Сергей, пока она выполняет его же неуместное распоряжение. Обошлись бы и без кофе, утешитель неуклюжий. Он вернулся взглядом к Николаю, решив начать обсуждение с главного. А Настя все, что говорится за столом, слышит прекрасно, да и запись она, как обычно, ведет.

– Так что, действуем по плану или придумаем что-то новенькое?

– Ты полагаешь, что нам хватит пятнадцати минут? – Коммерческий директор привычно кинулся в атаку. Не любил он, когда предлагались готовые решения, и не мог не высказать своего мнения, даже по пустяковому вопросу. – Генеральный исчез, а ты хочешь сказать, что мы будем делать вид, что ничего не произошло?

– Да. Только не делать вид, а продолжать работать, – резко ответил Сергей и обвел взглядом остальных. – Полагаю, что ничего такого, что может помешать нам продолжать работу, не произошло. Пока есть одни предположения и никаких фактов. Да, Фёдор исчез… Каждый сейчас гадает, где он и что с ним произошло. Пусть поисками занимаются те, кому это положено, а мы продолжим свою работу. Как и раньше. Думаю, что в ближайшие часы всё выяснится, и тогда мы сможем собраться еще раз и принять решение на основании фактов, а не предположений. Сейчас оснований для паники у нас нет.

– Ну, это как сказать, – протянул задумчиво Игорь, вытягивая губы трубочкой и выбивая пальцами дробь по кожаной обложке своего ежедневника. Директор по развитию был по натуре скептиком, но старался сомнения свои побеждать действием. В поисках решения поставленной перед ним задачи он мог выстроить и реализовать настолько замысловатые комбинации, что оставалось только в затылке чесать. Сергей со слабой надеждой посмотрел на него.

– Ты что предлагаешь? Давай, выкладывай.

Игорь спохватился и виновато замотал головой.

– Нет. Это я так, про себя. Давайте лучше о деле. Ты теперь командуешь, тебе и говорить.

– Может, подождем немного? – нерешительно заметил Сергей и сначала обрадовался, когда к столу подошла Настя с подносом. Но лицо у нее было такое отчужденное, что о помощи с ее стороны нечего и мечтать.

– И вправду, чего горячку пороть, – неожиданно согласился Николай. – Федор может в любую минуту объявиться. Могли ведь у него какие-нибудь дела срочные появиться. А телефон мог сломаться, всякое бывает.

Настя только поморщилась: никаких срочных дел у Федора быть не могло, иначе она знала бы.

– Чего ждать, – мрачно пробурчал Геннадий, не поднимая глаз. – На такой случай у вас вроде была договоренность.

Николай нахмурившись, уставился на него, но Геннадий поднял голову и первым отвел глаза Николай.

– Ну да, была, – признал он нехотя. – Так ведь ничего еще не известно…

– Значит, надо действовать, как и договаривались. Федор пропал, но компания-то осталась, – Геннадий, словно почувствовав, что сказал лишнее, откинулся на спинку кресла, давая понять, что теперь будет молчать.

 

– Тогда и обсуждать нечего, – криво усмехнулся Николай. – Действуем по протоколу, статья третья, кажется. Голосовать будем, или примем единогласно?

А чего голосовать, если все подписывали протокол? – снова влез Геннадий с простодушным видом.

Сергей заметил, как удивленно поднял брови Игорь, но промолчал. И Настя ничего не сказала, делая какие-то пометки на планшете.

– М-м. Значит, теперь я исполняю обязанности генерального. Ладно, тогда поработаем, – резюмировал Сергей со смутной тревогой и недовольством собой. Ему не нравилось, что решение было принято словно бы с подачи Геннадия. И все промолчали, будто осуждали его, Сергея, своим молчанием. Словно он рвался в кресло генерального и вот дорвался. Только это ведь совсем не так было, неужели они забыли? Но он-то помнит!

Чуть меньше года назад они, директора и Генка, собрались у Федора, на его фазенде, как он сам называл свой загородный особняк. Помылись-попарились в баньке, и как-то неожиданно вялый разговор с текучки перешел к серьезному обсуждению вопроса о том, как надо будет действовать компании в необычной ситуации, не относящейся к текучке производства, а завязанной на человеческий фактор. Например, несчастный или, не дай бог, трагический случай с кем-нибудь из руководства. Кто тогда об этом заговорил первым, Сергей сейчас вспомнить не мог, кажется, Геннадий.

За всё время существования компании, а это без малого семь лет, подобные вопросы поднимались раза два, не больше. И каждый раз довольно быстро приходили к банальному выводу: всего не предусмотришь, а потому надо что-то делать. После каждого обсуждения в устав компании вносились небольшие дополнения, учитывающие политические и экономические изменения в обществе, которое никак не хотело окончательно стабилизироваться и дать своим гражданам жить спокойно. Список проблем и болячек общества постоянно обновлялся и дополнялся.

Компания «Леса Сибири» сумела выдержать натиск финансовых и политических «девятых валов», осталась на плаву, благодаря удачно выбранной нише на рынке и даже немного расширилась за счёт постоянного внедрения новых биотехнологий в лесоводстве. Всё это было результатом совместных усилий всего коллектива, который собирался тщательно и кропотливо. Работа была интересной и перспективной, новые заказы позволяли надеяться, что будущее у компании есть. С этим никто не спорил, но жизнь преподносит свою ложку дёгтя всегда неожиданно.

Каждый из директоров задумывался о том, что с любым из них может произойти неприятность. Будь то болезнь или авария на дороге, да мало ли других напастей. И дураков ещё много, заметил на последней встрече Фёдор, и все тогда весело рассмеялись. Он любил первым высказываться, без комплексов, что называется «в лоб», на что другие не всегда решались. Потому, наверное, и стал в компании генеральным директором, с самого основания.

Что будет с компанией, если что-нибудь (не будем говорить о крайностях, но подумаем!) случится с руководством, задал тогда вопрос Федор и только далеко за полночь, после бурного обсуждения, они смогли прийти к общему мнению. Компания должна продолжать деятельность независимо оттого, что случится с кем-то из директоров, или даже со всеми директорами сразу. Компания должна быть организмом, способным регенерировать утраченную часть, пусть это будет незначительная часть хвоста или сама голова, сказал тогда Игорь. Николай сразу вставил: как у червяка. Все расхохотались, а Федор предложил вставить в фирменный знак дождевого червяка, но с ним никто не согласился. Слишком уж непрезентабельный у него вид, у червяка. Пусть уж лучше герб остается как раньше, с золотым сохатым, задравшим голову на синем фоне в обрамлении зелёных кедровых и березовых веток.

За полгода они смогли наметить возможные перестановки в кадрах, даже на стороне присмотрели кандидатов, составили схемы… Но это было неинтересно и сразу после того, как разработка легла в сейф генерального, легко забылось. Даже месяц назад, когда грянуло, как гром среди ясного неба, известие о покушении на руководителя местного комбината питания, которого они все знали, встречались иногда в мэрии, да и общие интересы имелись, никто об этой разработке и не вспомнил. А ведь теперь вполне можно считать это первым звонком. Или лучше не считать, неслышно постучал костяшками пальцев по столу Сергей.

С тем покушением быстро всё выяснилось – недовольные низкими закупочными ценами поставщики сырья решили запугать директора комбината, подорвали его машину на служебной стоянке, когда он вышел на крыльцо вместе с водителем, собираясь куда-то ехать. Машина только и пострадала, но, говорят, зрелище было внушительное. И что там подумал и решил директор комбината, Сергей не интересовался особенно, потому что дело местных террористов быстро закончилось. Двоих недовольных умудрившихся средь бела дня примотать к днищу машины две толовые шашки с радиодетонатором и побоявшихся взрывать живого человека поймали в тот же день.

А вот что могло угрожать их компании, Сергей никак не мог придумать. Вроде бы новых конкурентов нет, с теми, кто работает в области по тому же направлению, они стараются находить общий язык, да и редко их дороги пересекаются. Всё-таки они далеко вырвались вперед за счет технологий, со старыми дедовскими методами их догнать трудно. В области они известны в узком кругу, никого не давят, занимаются своим делом, госзаказы выполняют в срок, налоги платят исправно, с банком тоже всё сбалансировано, никаких конфликтов с частными заказчиками. Нет, здесь у них всё чисто и, в сравнении со многими другими фирмами, репутация у них самая благонадёжная. Но ведь случилось же это ЧП!..

Если с Фёдором действительно что-то серьезное случилось, то получается, что кому-то деятельность компании начала мешать. О случаях похищения с целью вымогательства у них давно не было слышно, да и кто на такое решится? Тут ведь все на виду, это в миллионных городах такое можно устраивать, а здесь? Похоже, крайний случай, о котором они говорили теоретически и затем благополучно забыли, всё-таки наступил.

На утверждение текущих вопросов хватило и пяти минут, ведь руководителей отделов за столом уже не было. И разговор снова вернулся к главному событию дня, хотя Сергею и хотелось обойтись без этого.

– Нам самим надо все выяснить, нечего надеяться на ментов или федералов, знаем мы, как они работают, – возбужденно стукнул кулаком по столу Николай. – Пусть Генка поднимает своих орлов, нечего на чужих надеяться. Твои ведь могут проводить свое расследование, лицензия ведь имеется?

Он вопросительно посмотрел он на начальника службы безопасности. Тот кивнул головой, но с усмешкой, будто Николай сказал наивную чепуху. Тот сгоряча не обратил на это внимания.

– Вот и пусть землю роют, нечего сидеть, сложа руки…

– Ладно, Николай, не кипятись. – Геннадий поднял руку, останавливая его. – Нас туда не подпустят, пока они сами всё не обнюхают. Да и нет у нас таких возможностей, как у них. И техники такой нет. Пусть профессионалы поработают, мы подождем… Сейчас каждому надо действительно думать о работе, своей, разумеется.

Николай недовольно посмотрел на него, но спорить не стал. Потому что с Генкой спорить было бесполезно, если он что-то решил, то дальше пёр как танк, не взирая на препятствия.

Сергей Ручьев, технический директор, бросил, было, на начальника службы безопасности удивленный взгляд: когда это они о таком договаривались, но тут же кивнул, и едва удержался, чтобы не стукнуть себя по лбу с досады. Ведь действительно договаривались, только забылось в суете.

Сергей внутренне усмехнулся, глядя на хмурые лица коллег, наверняка занятых сейчас подобными рассуждениями. И у каждого в голове, помимо догадок о том, что случилось на самом деле, кто это устроил и чего стоит ожидать, наверняка крутилось ещё одно: кто будет следующим? Ведь сомневаться в том, что генеральный директор исчез, не приходилось. Не такой он человек, чтобы бросить дело, да и непьющий – некурящий, весь из себя деловой…

Федор наотрез отказался от машины сопровождения охраны компании, лишь согласился на дежурного охранника в своем загородном доме, да и то лишь на время своего отсутствия. Лемниковский продолжал настаивать на повышении мер безопасности, требовал взять водителем одного из охранников, но Федор быстро доказал, что реальную защиту можно обеспечить только посадив его в броневик, на который денег никто не даст и с усмешкой закончил спор поговоркой: «Береженого бог бережет», и продолжил сам водить машину.

Геннадий всё-таки настоял, чтобы машины директоров теперь осматривали и проверяли дважды в день, и поставил в каждую модель охранной системы «Гюрза», с электрошоком. Но этого, как видно, оказалось недостаточно. На всякий прием есть свой лом, невесело усмехнулся Сергей и поднял глаза от красивой поверхности стола, выложенного кусочками разных пород дерева и покрытых прозрачным слоем лака или пластика.

Настя с сосредоточенным выражением лица расположилась рядом со своим электронным блокнотом и стилом наготове, ожидая от него распоряжений. Сергей знал, что она боготворила Федора, но кроме служебных отношений между ними ничего не было: Федор с первого дня работы Насти бесцеремонно заявил, что ему нужен только помощник в офисе, любовницу и жену он будет искать на стороне. Настя приняла это заявление с невозмутимым видом и ни разу, насколько знал Сергей, не пыталась соблазнить своего шефа. А она была по-своему красивая: маленькая и стройная, с полной грудью бурятка, чьи слегка раскосые глаза сводили с ума некоторых клиентов компании, пытавшихся всеми способами добиться ее благосклонности, но неизменно терпевших поражение. Она хранила верность своему кумиру, который один не замечал, или делал вид, что не замечает, как она к нему относится. И пресекал всякие разговоры друзей на эту тему, отшучиваясь, что ещё не пришло время кольцеваться.

Сейчас только плотно сжатые губы показывали, что ей показное спокойствие дается нелегко. Когда она невозмутимо встретила его взгляд, он про себя тяжко вздохнул, вспомнив слова из песенки: «ну почему ко мне ты равнодушна?..» Кто бы знал, как ему не хотелось взваливать на себя ответственность за всю компанию, становясь, согласно утвержденному плану, ИО генерального директора. У него своих забот хватало, и теперь придется перекладывать их на чужие плечи, а самому взваливать на себя тяжкое и неинтересное бремя власти.

– Ладно, – сказал он и откашлялся, в горле стало вдруг сухо. – Давайте решим, что надо сделать в первую очередь… Рабочие вопросы обсуждать времени нет, да и я ещё не готов выступать в роли руководителя. Поэтому предлагаю следующее. – Сергей посмотрел, не проявит ли кто несогласие с тем, что он принял на себя общее руководство, но все восприняли это как само собой разумеющееся. Настя строчила стилом по экрану, так, как делала при Фёдоре…Что ж, назвался груздем, полезай в кузов, вспомнилась ему поговорка. Усмехнувшись про себя, он продолжил, надеясь, что голос его будет твердым, как и полагается руководителю.

– Геннадий выясняет всё, что касается поисков Фёдора по своим каналам. Если необходимо, финансовые вопросы решает с Николаем. Игорь, тебе по этому же поводу предстоит выяснить все возможные варианты касательно нашей компании: кому мы мешаем, кто из новеньких появился в области по нашей части… И вспомни, какие контакты были у компании за последние три месяца. Кто обращался к нам с предложениями, кому мы отказали, с кем не договорились… В общем, всё, что может иметь отношение к исчезновению Фёдора.

А я займусь подготовкой своего зама, и с помощью Насти начну входить в подробности дел, которые вел Федор. К пяти…, нет, ровно в пять собираемся у меня, в шесть – собираем среднее звено руководителей и информируем сотрудников о ситуации… Есть предложения? Нет, тогда давайте займемся делами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru