Темная адептка. Учеба по привычке

Лина Алфеева
Темная адептка. Учеба по привычке

Вместо ответа парень повалился на кровать, ещё и подушкой накрылся. Неблагодарный. Мог хотя бы спасибо сказать.

* * *

Офицер Ройс пригласил меня в кабинет начальника гарнизона. Тот находился в соседнем здании. Услышав, что придётся выйти на ночной холод, едва зубами не заскрипела от злости. Вот и что такого мне собирались сообщить, что не могло потерпеть до утра? Иллюзии Икара развеялись, едва адепт проснулся, так что Натан Ройс позвал меня явно не из-за них, а вот колючки по-прежнему радовали глаз и ноги отважившихся пересечь двор гарнизона. Хорошо, что я чувствовала магию на расстоянии и не вляпалась бы даже с закрытыми глазами. Просёкший это дело инкуб приказал топать первой «вон до того крыльца».

– Знаете, это как-то не по-джентльменски, – кокетливо сообщила ему я.

Мужчина наигранно осмотрелся:

– Вы здесь где-то видите джентльмена?

Я же назло ему поплелась вдоль казармы. Хоть и дольше, зато не придётся служить проводником для гхарового инкуба. Пока я прикидывала, насколько бесчестно будет по-быстрому наколдовать пару колючек позади себя, мне на плечо легла мужская ладонь.

– Стой.

– Ну что ещё?!

– Под ноги смотри.

Тут только я заметила, что едва не налетела на ползущих в темноте субъектов. Они медленно передвигались вдоль стены и шёпотом звали какого-то горшу. Для таинственного существа уже было приготовлено подношение: кусок сырого мяса и блюдце молока.

– Дозорные Торн и Лекас, потрудитесь объяснить, что здесь происходит! – гаркнул Натан Ройс.

Мне стало жалко рядовых. Нашёл из-за чего орать, причём рядом с окнами казармы. Ещё девочек разбудит. Несмотря на суровый окрик инкуба, рядовые ужасаться не спешили и с земли не поднялись. Может, этот Натан Ройс и не начальник вовсе?

– Духи земли разбушевались. Надо бы задобрить, – пояснил держащий в руках блюдце с молоком.

– Офицер, Лекас истинную правду говорит. Мы как раз территорию обходили, так один из-под казармы как выползет и меня за ногу хвать, потом дёрг и чуть не повалил!

Оу! Значит, кошмары Икара всё-таки успели просочиться наружу.

– Поднялся. Дыхнул, – с раздражением приказал инкуб.

– Так уйдёт же не откушавши. Злой будет.

– А я, по-вашему, добрый?

– Да вы, эссир Ройс, злой, как гхар, с тех пор как вас в дозор не взяли, а вместо этого оставили за новобранцами присматривать, – проворчал мужчина, а потом с заметным сожалением отставил блюдце и поднялся на ноги.

Быстро наклонившись, рядовой Торн шумно и резко выдохнул в лицо инкуба. Луковое амбре долетело даже до меня.

– Теперь Лекас.

– Вы ещё не нанюхались? – простонала я, зажимая нос. – Они же в одной столовой ели.

– Но не пили… – задумчиво, словно самому себе, объявил офицер Ройс, как только и второй рядовой на него дыхнул.

– Либо налейте уже, либо отпустите. А я пошла. Холодно тут. – И я устремилась к крыльцу. Хорошо, что рядовой не рассмотрел хваталки твари, сцапавшей его за лодыжку.

Кабинет начальника гарнизона оказался заперт, так что мне пришлось дожидаться Натана Ройса в тамбуре. Заодно и иллюзию подходящую на лицо набросила. Что бы мне ни поведали, я собиралась демонстрировать полнейшее безразличие.

* * *

Если вам дали хорошее образование, это ещё не значит, что вы его получили. Я вот за пять лет взяла от преподавателей по-максимуму, поэтому одного пристального взгляда на обложку личного дела хватило, чтобы понять: оно ненастоящее. Вот и почему я в коридоре ШИПа не была такой глазастой? Да потому, что не догадывалась, что меня подставят!

Госпожа Ортон полностью сфабриковала моё личное дело. Скопировала магией почерк штатного секретаря и выдала не соответствующую действительности характеристику. Да у меня в лучшие годы таких отметок не было! Нет, училась я неплохо, но круглой отличницы из меня не вышло, а после смерти отца я оказалась в числе отстающих. На какое-то время учёба перестала меня интересовать. Школа стала местом, где я спала, ела и присутствовала на занятиях, вернее, лекции посещал мой фантом. Я же билась над загадкой смерти отца, так что большую часть неудов получила совершенно справедливо, а когда спохватилась, учебный год подходил к концу.

Зато девочки мне завидовали. Они сочли, что я влюбилась и всё свободное время провожу с ни-и-им! В школе я носила иллюзию вечно сияющей физиономии, так что о моём горе не узнала ни одна живая душа.

Сначала было тяжело всё держать в себе, а потом ничего, привыкла. Смирилась же я с тем, что меня не узнала ни кормилица, ни замковый конюх, ни деревенский целитель. Самые близкие люди не признали во мне леди Элену Сатор. Это и стало последней каплей, больше в родовом имении Саторов я не появлялась. Теперь у меня другая цель – вскрыть тайник отца в столичном особняке. И я бы справилась, если бы не эта гхарова поездка в Карагат! Пусть я и носила личину никогда не существовавшей Динары Лэсарт, в душе я оставалась Сатор, а для представителей этого рода никогда не существовало непреодолимых преград!

Это я и повторяла себе, листая фальшивое личное дело.

Удивительно пунктуальная? Потрясающе исполнительная? Невероятно аккуратная? Светлая голова в сочетании с завидным магическим потенциалом? Самая лучшая выпускница за все годы существования Школы Иллюзий и Преображения?

– Удивлена, да? – ехидно поинтересовался эссир Ройс.

– Не характеристика, а некролог какой-то! – Я в сердцах хлопнула папкой по столу.

А если и мне немного поколдовать над личным делом? Не всё же госпоже Ортон развлекаться! Я сейчас себе такую характеристику напишу, что со мной ни один боевой маг дел иметь не захочет!

Я предвкушающе повела пальцами, и заметивший мои манипуляции инкуб накрыл папку ладонью и потянул на себя.

– Ничего не выйдет. Эти документы я должен лично передать в секретариат военной академии, а там уже можешь вытворять со своим личным делом всё, что пожелаешь. Если доберёшься.

– И что же мне теперь делать?! – в сердцах воскликнула я.

– Без понятия. Не моя проблема.

– Тогда зачем вы меня предупредили?

Не знаю, что меня больше злило – сама характеристика, выписанная госпожой Ортон, или то, что профессор умудрилась окончательно испортить мне планы на лето.

– Да вот заметил нестыковку и решил убедиться в справедливости подозрений. Видишь ли, Лэсарт, у меня чутьё на злостных разгильдяев и нарушителей дисциплины. Сам такой же.

– И вы тут не начальство, – обронила я, решив окончательно выяснить положение Натана Ройса в гарнизоне Карагата.

– Верно. Всего лишь младший эссир.

– Которому поручили доставку адептов Школы Иллюзий и Преображения.

– Скорее, навязали.

– И за что? – я испытующе посмотрела в глаза инкуба.

Ответит или нет?

– Неудачно прокатил одну даму на служебном грифоне, – улыбнулся он.

И я хорошо знала эту улыбку. Подобными обменивались члены замковой стражи во время вечерних посиделок. Не просто движение губ, а своеобразный знак, указывающий на шутку для своих. Эссир Натан Ройс счёл меня если не равной, то по крайней мере достойной своего внимания.

– Девушка пострадала?

– Девушка оказалась дочерью городского казначея. – Инкуб не смог сдержать ухмылку. Видимо, воспоминания о полёте были самые что ни на есть приятные.

Пока эссир Ройс витал в облаках, я снова нырнула в глубины своего личного дела и, чем больше я его читала, тем отчётливее видела выход из сложившейся ситуации.

Господа боевые маги желают видеть аккуратную, педантичную зубрилку? Они её получат!

Прикрыв глаза, мысленно сплела свой новый образ. Прежде чем накладывать иллюзию, надо чётко представлять, что хочешь получить в результате. Я вот представляла на все сто процентов, поэтому, когда убрала папку от лица, эссир Ройс заметно вздрогнул, а потом вынес вердикт:

– Перебор. Да тебя, как только увидят, добьют из жалости, чтобы не мучилась.

Я улыбнулась.

– Нет, Лэсарт, я серьёзно, местные умертвия краше, чем ты сейчас.

– Просто я много… очень много занималась!

Глава 4

Выспаться нам не дали. Ещё затемно всех адептов поднял зычный голос эссира Ройса, возвестивший, что здесь не бесплатная ночлежка и нам пора валить шустро, молча и без завтрака. Бедный инкуб! Он не подозревал, на что способны адепты ШИПа, если их сначала напугать, а потом ещё и разозлить.

Мимо, рядом и даже сквозь эссира Ройса просвистело с десяток стрел, несколько железных болтов, трёхногая табуретка и парочка кактусов. Вот последние оказались материальными, но кто ж разбирался. Отважно приняв на грудь иллюзорную табуретку, Натан Ройс совсем расслабился.

– Девочки, у меня снова получилось! – Ария подхватила с кровати покрывало, подбежала к инкубу и аккуратно завернула своё колючее создание. – Спасибо, что поймали!

– Да без проблем, обращайтесь, – несколько заторможенно произнёс он, не сводя взгляда со сплошь утыканных колючками перчаток.

– Офицер Ройс, как это понимать?! – Восседающая на кровати госпожа Ортон одной рукой прижимала к груди одеяло, а другой вытаскивала из ушей беруши. Профессор проснулась последней и пропустила тёплый приём, оказанный инкубу. – Извольте подождать снаружи, пока мои учащиеся приведут себя в порядок!

– Я могу и подождать, но вот они ждать не станут, – заявил с ехидной ухмылкой эссир Ройс.

По его взгляду я поняла, что нас ожидает прямо-таки сногсшибательное зрелище, потом вспомнила расовую принадлежность Натана Ройса, и всё встало на свои места.

Неужели лично пожаловали? И так рано! Очень рано. Прямо-таки не к добру до чего поспешно. И гхаров инкуб продолжает скалиться. Знает, гадёныш, что девчонки не устоят. А ну и фиг с ним. Пустите и меня посмотреть! Интересно же!

Мы дружно рванули к окну, и вскоре в казарме раздалось томное девичье «ах!». Нет, мы слышали, что выпускники Карагата – цвет имперской армии, но неокрепшая психика адепток Школы Иллюзий и Преображения оказалась не готова узреть подобное!

 

Во дворе гарнизона топтались два десятка высоких плечистых адептов боевой магии. Вместо стандартных балахонов, полагающихся магам-стихийникам, на них были узкие чёрные штаны и кожаные куртки, во всей красе демонстрирующие комплекцию и отличную физическую форму будущих боевых магов Тёмного Альянса.

– Какие красавцы. И чем их только кормят? – еле слышно прошептала Миранда. Я украдкой ткнула её локтем, чем заслужила обиженный взгляд. – Ты чего дерёшься?

– Ты же вроде как замуж собиралась! – Я попыталась призвать её к порядку. На госпожу Ортон надежды не было, раскрасневшаяся профессор прилипла к соседнему окну.

– И собираюсь! Так смотреть же не запрещается!

– И ни следа магии. – Это уже вздыхала Касмина.

– Кто вам сказал? Их, наверное, магическими эликсирами с утра до ночи накачивают, – проворчал Войский.

Девочки повернулись к первому красавцу ШИПа, сравнили высокого, худощавого блондина с адептами Военной академии Карагата, насмешливо хмыкнули и снова уставились в окно.

– Не обижайся. Посмотришь, что они через неделю запоют, – приободрила я Георга и дружески похлопала его по плечу.

– В каком смысле? – Услышавшая мои слова Тиана озадаченно обернулась.

– А вы думаете, эти качки сюда прибыли, чтобы пригласить вас на свидание?

Адептки ШИПа замерли, а потом охнули, ойкнули, ахнули и… рванули распаковывать наряды. Госпоже Ортон распаковывать было нечего, поэтому она величаво направилась к свеженаколдованной ширме и уже из-за неё противным тоненьким голоском что-то стала напевать про весну без листвы, листву без грозы и грозу без молнии.

– Всё намного серьёзнее, чем я мог себе представить, – вынес вердикт эссир Ройс.

– Нет, это уже верх неприличия! – воскликнула госпожа Ортон, и бархатная занавеска, разделяющая казарму на две части, переместилась, отделив прихорашивающихся адепток от остальных.

Я ещё раз посмотрела в окно, оценила хмурый вид короткостриженых магов, их сурово поджатые губы и мрачные взгляды, направленные на двери казармы.

– Нам здесь явно не рады, – пробормотала я.

Парни были более категоричны.

– Будут бить.

– И покалечат.

– Мы все здесь умрём. Хорошо Лэсарт – она девушка. И такая…

– Лэсарт, какое умертвие тебя ночью покусало?! – Создав яркий светлячок, Войский сцапал меня за руку и вывел на свет.

В следующие пару минут мне поставили столько диагнозов, что я уже начала подозревать, что действительно перестаралась. Украдкой посмотрела на Натана Ройса, продолжающего торчать у входной двери, тот вскинул бровь и улыбнулся, дескать, а я предупреждал.

Вот и что они так все переполошились? Подумаешь, скулы слегка заострила, губы подсинила, а под глазами нарисовала чёрные круги. Над волосами тоже поработала, они и до этого были тускло-русые, а теперь стали ещё и жиденькие, словно у меня за ночь половина шевелюры на подушке осталась.

– Динара, это же не из-за меня? Это же не я? Умоляю, ответь хоть что-нибудь!

Икар рассматривал меня с таким ужасом, что мне стало стыдно, а смешки остальных так вообще выбесили! Вот знают же, что Икару нельзя волноваться, а ехидничают. Так бы и дала в лоб!

Рукоприкладством я заниматься не стала, а вот с десяток иллюзий отсыпала. Колдовала вдохновенно, стараясь не повторяться, так что спустя пять минут вокруг меня стояли «красавцы» разной степени побитости и немощности.

– Динара, ты гений!

Заметно приободрившийся Войский попытался расцеловать меня в обе щеки, но звонко чмокнул фантом, сама же я быстро отскочила в сторону.

– Совсем не нравлюсь, да?

– Такой, как сейчас? В пятнах моровой язвы? – ласково уточнила я.

– Да что там пятна. Мне бы ещё ногу сломать. – Парень шлёпнулся на пол и принялся прикидывать, как бы получше наколдовать себе гипс.

– Адепты ШИПа, вы уверены, что нормальные? – осторожно уточнил Натан Ройс.

– А вы не подглядывайте, раз такой нежный! – отмахнулась я. – Будете доставать – скажем, что это вы нас побили!

Я быстренько сотворила иллюзорное зеркало, а потом изобразила на скуле синяк, тот классно сочетался с кругами под глазами.

– Да я ни на одну женщину в жизни руку не поднял! Но ради вас, адептка Лэсарт, могу сделать исключение!

– Не поможет. От неё весь год преподаватели стонали, – хохотнул Войский.

– Не стонали, а пытались воспитать, – раздалось возмущённое шипение из-за ширмы. Госпожа Ортон нагло подслушивала.

– Зря вы всё это затеяли. – Инкуб хмуро осмотрел нашу компанию.

Адепты Школы Иллюзий и Преображения выглядели настолько жалко, что впору всех скопом отправлять в лазарет. Строго говоря, я сомневалась, что боевики нас пожалеют, зато мы сразу нащупаем границы дозволенного, да и чувство юмора учащихся военной академии проверим.

Я зыркнула в окно и оценила застывшие недовольные физиономии адептов. Подняли бедняжек ни свет ни заря и отправили нас встречать. И встреча эта должна была пройти при полном параде, в смысле оружия на магах было столько, словно они отправились не за учащимися дружественной академии, а на боевое испытание. А ведь они ещё и магичат прилично, от их снарядов иллюзорной ширмочкой не прикроешься, фальшивой табуреткой не отмашешься.

Нет, такие точно шуток не понимают. Наверное, только и умеют, что тупо подчиняться приказам. Выяснить бы ещё, какие инструкции они получили на наш счёт. И как долго продлятся совместные учения. В приказе главнокомандующего об этом не было ни слова.

– А вот и мы! – Откинувшая штору Ария выплыла к нам голубым облачком.

Плотно облегающий лиф платья подчёркивал тонкий стан девушки и переходил в пышную юбку. Кокетливое белоснежное кружево едва прикрывало глубокое декольте, а рукава-фонарики придавали наряду легкомысленный вид.

– Ари, тебя не смущает, что снаружи та ещё холодрыга? – осторожно уточнила я.

– Красота требует жертв! – Адептка ШИПа приосанилась, всем своим видом показывая, что готова на эти самые жертвы. Потом она перевела взгляд на парней и тихо ойкнула: – Мальчики, что это с вами?

– Принесли себя в жертву, – незамедлительно пояснил эссир Ройс.

– Я могу вам чем-то помочь? – Ария догадывалась, что метаморфоза, приключившаяся с одногруппниками, не настоящая, но распознавать чужие иллюзии она не умела.

– Вы им кактусов наколдуйте, так сказать, для полноты образа, – не унимался инкуб.

– Не вздумай, – тихо обронила я, а то с Арии сталось бы, и всё из лучших побуждений.

Тиана к сборам подошла менее безголово, так что платье на ней красовалось плотное шерстяное и такое же фальшивое, как моя жизнь, – грудь у Тианы теперь была на два размера больше.

Миранда блистала, и я сомневалась, что драгоценности на шее, запястьях и в ушах девушки были иллюзорные. Уж больно напоминали сапфировый гарнитур, подаренный женихом. Догадалась же притащить на военные учения!

Касмина желанием помереть от пронизывающих карагатских ветров недалеко ушла от Арии, только платье на адептке было нежно-зелёное, как первая весенняя травка, а голову украшал венок из живых лютиков. От неё и пахло по-цветочному, и вряд ли это была иллюзия. Создавать иллюзорные запахи в нашей группе умели единицы.

Госпожа Ортон удивила всех. Самая опытная дама не стала заморачиваться с платьем и наколдовала штаны и курточку, удивительно похожие на те, что носили боевые маги. Судя по завистливым взглядам девчонок, они манёвр оценили и теперь мрачно оглаживали пышные юбки платьев.

– Даю последний шанс. Все уверены в своём выборе? – Эссир Натан Ройс выжидательно осмотрел нашу группу. – Да? Тогда прошу! Встречайте выпускной курс Военной академии Карагата!

Инкуб распахнул двери и первый вышел во двор гарнизона. Следом стайкой разноцветных бабочек выпорхнули девчонки. Парни шагали не торопясь, бережно бряцая наколдованным гипсом и костылями, ходячие старательно покачивались и всячески изображали измождённый вид.

Наружу я вышла в числе последних. Улучив момент, ко мне снова прицепился Икар и начал выпытывать, не из-за него ли меня так разукрасило. Пришлось рявкнуть, что его поцелуй был настолько плох, что высосал из меня все краски. Кажется, Икар обиделся. Ничего, зато не станет фантазировать на тему ночных объятий. Я всего лишь помогла ему справиться с кошмаром – и точка!

* * *

Утро в Карагате наступило промозглое, туманное и прохладное. Лёгкая дымка стелилась по двору, словно прилипая к брусчатке. Колючие иллюзии Арии уже развеялись, даже жалко, что боевики с ними не встретились. Возможно, им удалось бы сбить с магов спесь – наступи они на пару-тройку колючек, не посматривали бы сейчас настолько высокомерно, точно перед ними были не такие же адепты-выпускники, а калечные побродяжки. Тут я вспомнила о внешнем виде парней и признала, что как бы да, заслужили.

И всё-таки презрительные взгляды были единственной реакцией. Никто не позволил себе ни единого оскорбительного словечка, а сказать боевикам хотелось многое – по глазам видела, по поджатым губам, по рукам, сжимающим рукояти мечей, по кулакам, затянутым в чёрные перчатки. Сейчас, вблизи, я начала подмечать и иные детали: подчёркнуто военную выправку боевиков, до блеска начищенные кожаные сапоги, идеально выбритые щёки. Вряд ли они так ради нас расстарались, а значит…

Резкое хлопанье крыльев возвестило о приближении летуна, я задрала голову и вздрогнула, заметив в воздухе чёрную громадину, она промелькнула в тумане смазанным пятном и ушла резко вправо, точно сомневаясь, снижаться ей дальше или нет.

Боевой чёрный грифон! Я впервые видела это существо вживую. Крупнее обычных ездовых грифонов раза в два с половиной, эта птица обладала чёрным оперением, большим размахом крыльев и смертоносными когтями, способными пробить даже чешую дракона. Ходили слухи, что эту породу вывели специально с применением магии. Именно поэтому чёрные грифоны были столь быстры, сильны, выносливы и смертельно опасны.

Первыми отреагировали боевые маги и слаженно сделали несколько шагов назад. Мы посторонились не так чётко, всё-таки костыли даже здоровым мешали. Боевой грифон приземлился, обдав нас порывом ветра, мерзкий скрежет когтей по брусчатке пробирал до дрожи, впрочем, интерес к ним был тут же утрачен, едва мы рассмотрели всадника. На спине боевого грифона восседал не кто иной, как главнокомандующий Тёмного Альянса.

Во дворе гарнизона стало тихо, можно было расслышать говор, доносившийся из соседней казармы. Боевые маги молчали, что касалось выпускников Школы Иллюзий и Преображения, то мы и дышать старались через раз, втайне мечтая, чтобы туман уплотнился и сделал наш позор не таким заметным.

– А я предупреждал, что это плохая идея, – прошептал мне на ухо эссир Ройс и как ни в чём не бывало направился к Первому паладину Мрака.

Не дойдя до цели нескольких шагов, Натан Ройс остановился, в приветственном жесте ударил себя кулаком в грудь и отчеканил:

– Главнокомандующий Льен, выпускной курс Школы Иллюзий и Преображения в количестве двадцати адептов по вашему приказанию в Карагат прибыл. Их личные дела переданы в секретариат Военной академии Карагата для дальнейшего изучения.

Чтобы посмотреть в лицо главнокомандующему, эссиру Ройсу пришлось задрать голову. Инкуб не был коротышкой – не ниже меня так точно, – но сейчас он казался совсем крошечным. Наверняка причина крылась в паладинском доспехе, металлические пластины и панцирь превращали лорда Адаманта Льена в бронированного исполина. Рядом с прямым потомком первых демонов даже адепты боевой магии казались неоперившимися петушками на прогулке. Без доспеха лорд Льен был всего лишь высоким, хорошо сложённым воином. Намекнуть нашим, чтобы и себе такие же железяки при случае наколдовали? Хотя нет, кого я обманываю, броня была ни при чём.

Ни один доспех не в силах зажечь в чужих глазах чистый восторг. Я видела, с каким обожанием взирали на своего кумира боевые маги Карагата. Ведь это был сам лорд Адамант Льен – живая легенда Тёмного Альянса. Даже меня, далёкую от военных дел, при виде его начало потряхивать. Подумать только, этот демон стоял у истоков становления Тёмного Альянса и сделал всё, чтобы империя Нордшар стала его сердцем.

С прибытием лорда Льена на меня накатило ощущение чего-то неотвратимого и судьбоносного, словно вот-вот случится нечто очень важное. Те же самые эмоции сейчас испытывали все присутствующие во дворе, невзирая на пол и принадлежность к учебному заведению. На нас влияла аура главнокомандующего. Я знала, что по одному слову Первого паладина Мрака наши воины, даже находясь в меньшинстве, бросались в атаку и побеждали. Лорд Адамант Льен умел внушать другим безоговорочную любовь и преклонение. Отец как-то обмолвился, что не понимает, отчего демон таких способностей продолжает довольствоваться ролью главнокомандующего Тёмного Альянса.

 

– Благодарю. – Лорд Льен еле заметно кивнул инкубу и почему-то посмотрел в пустоту слева от себя. – Младший паладин Латар, рад видеть вас в добром здравии.

Пустота задрожала, точно марево над костром, и из неё появилась высокая брюнетка в униформе. Из паладинского доспеха на ней был только нагрудник и наплечники, и всё-таки перед нами стояла паладин, а это звание добывалось на поле боя.

– Первый паладин Мрака, разрешите доложить? – Женщина смерила Натана Ройса презрительным взглядом, вероятно, тот обратился не по форме.

– Разрешаю.

– По вашему приказанию маги Карагата изучили характеристики выпускников Школы Иллюзий и Преображения. Ситуация плачевнее, чем ожидалось. Времена, когда из стен этого учебного заведения выходили лучшие маги-защитники империи Нордшар, миновали.

– Печально это слышать, – ровным спокойным тоном произнёс лорд Льен и повернулся к нам.

Если до этого меня и ребят всего лишь потряхивало, то теперь на нас накатил жгучий стыд. Все мы прекрасно понимали, что именно лорд Льен лицезрел в настоящий момент: жалких неудачников, прячущихся за иллюзиями.

Вот и прощупали границы дозволенного! Если бы сейчас земля внезапно разверзлась и поглотила всех нас, то мы были бы ей только благодарны. Ужас от осознания собственного позора и невозможности что-то исправить сковал меня окончательно. Я смотрела в строгое, властное лицо нашего главнокомандующего и понимала, как сильно подставила ребят.

– Мне бесконечно жаль видеть, во что превратились те, кто прежде считался элитным защитником империи Нордшар. Ваши предшественники храбро сражались, прикрывая боевых магов, способность иллюзионистов к созданию многоуровневых щитов делала их незаменимыми на поле боя, а талант к маскировке породил целую плеяду разведчиков. Хотя тут, как я вижу, кой-какие способности всё же сохранились.

Среди боевых магов прокатилась волна скептических смешков и хмыков. В ряду шиповцев наметилось оживление: с тихим стуком падали иллюзорные костыли, отваливался гипс, исчезали повязки и наколдованная сыпь, да и сами адепты словно стали выше, теперь они стояли, расправив плечи, а в их глазах горела мрачная решимость доказать всему миру, что они ничуть не хуже боевых магов. И только девичьи сердца не тронула речь главнокомандующего, адептки ШИПа растерянно переглядывались, дрожа от холода. Желание очаровать боевиков растаяло без следа, сметённое осознанием суровой действительности, и в ней не было места длинным платьям, модным сумочкам и изящным туфелькам.

Миранда не выдержала первая и тихонько всхлипнула:

– Девочки, нам хана, мы все умрём.

После чего рухнула в обморок. Остальные адептки завистливо вздохнули, подумали и с протяжным стоном начали оседать на землю. И тут единство выпускников ШИПа дало трещину! Вместо того чтобы подхватить симулирующих обморок девушек, парни шагнули вперёд, всем своим видом демонстрируя, что они не с нами.

Ладно! Запомним!

Я-то в отличие от девочек стояла с открытыми глазами и видела, кто шарахнулся первый. Почувствовав неладное, Войский обернулся и шепнул:

– Динара, без обид, но мне жезл мага позарез нужен.

А Тиана, Касмина, Ария и Миранда, значит, четыре года чисто из спортивного интереса в ШИПе тусовались?! И пусть они не такие смелые, а местами откровенно неумелые, но эти девочки были талантливее многих. Просто у них не было правильной мотивации!

– Младший паладин Латар, что скажете? – По двору раздался глубокий голос главнокомандующего.

А я неожиданно почувствовала, что меня больше не тянет преклонить колени перед живой легендой Тёмного Альянса, то есть умом я понимала, что мы все лорду Льену по гроб жизни обязаны и в посмертии с нас причитается, но это же не повод игнорировать то, что вот прямо сейчас четырём адепткам ШИПа грозило воспаление лёгких.

– Девочки, поднимайтесь. Не поможет! – Я принялась тормошить подруг. – У этих солдафонов полное отсутствие приличных манер.

– А у наших? – Тиана села на брусчатке и потёрла правую лопатку. Вероятно, ею и стукнулась при симулировании обморока.

– А у наших нет совести, – мрачно констатировала я, помогая подняться Миранде. – Чтоб больше ни одна зараза ко мне за помощью даже не подходила!

Войский отчётливо засопел и только пошире расправил плечи. Он ещё не понял, что я страсть до чего злопамятная, а возможностей на всех хватит: и на боевиков, и на иллюзионистов. У меня, между прочим, практически на каждого адепта ШИПа слепки ауры имелись, а ещё я чётко знала слабые места тех, за кого сдавала экзамены и писала контрольные.

Девочки поднялись на ноги, отряхнули платья и поплелись в хвост шеренги. Лица у всех были злые, в глазах разочарование и обида.

Как только мы заняли места, младший паладин окинула медленным взглядом представителей Школы Иллюзий и Преображения и криво усмехнулась.

– Мой лорд, это ваша самая животворящая речь из услышанных мною за последние пятнадцать лет. Что касается остального – будем работать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru