Litres Baner
Золушка его желаний

Лина Алфеева
Золушка его желаний

Глава 1

– Итак, сегодня нас продадут в рабство Чудовищу. Предлагаю за это выпить! – Сводная сестрица сунула нос в бар и недоуменно нахмурилась.

Да, алкоголь в нем давно закончился, а растворимым кофе и зеленым чаем завершение сделки не отмечают. Учитывая характер сделки, выпить за нее всё же стоило. Не чокаясь.

Я с тревогой обернулась на закрытые двери конференц-зала, в котором отец как раз сейчас подписывал документы и передавал контрольный пакет акций Чудовищу, тьфу ты… Александру Игоревичу Демидову, который нас покупал.

У Демидова была репутация безжалостного дельца, способного вытащить из выгребной ямы даже самое пропащее предприятие. Вот только методы его вызывали оторопь, поговаривали, в одной фирме он за один вечер уволил больше половины сотрудников.

Да почему же так долго-то?!

Я с трудом сдерживала желание ворваться в зал, чтобы проверить, как там отец. У него с утра скакало давление, да и общее состояние было подавленным. Только бы сердце не прихватило. И почему я не настояла на своем? Почему не напросилась на подписание сделки? Притворилась бы секретарем…

– В прошлый раз в баре был мартини. – Диана капризно надула губы и посмотрела на часы.

– У корпорации финансовый кризис, – хмуро напомнила я.

На самом деле алкоголь исчез из бара по моему распоряжению. Когда дела стали совсем плохи, отец начал злоупотреблять спиртным. Задерживался на работе допоздна и пил.

– Как ты думаешь, Чудовище нас закроет? – робко поинтересовалась Илона.

Её беспокоило возможное увольнение с непыльной должности кризис-менеджера и лишение зарплаты, но младшая сводная сестра, в отличие от Дианы, хотя бы переживала.

– Закроет. – Диана с раздражением захлопнула дверцу барного шкафчика. – Я давно говорила, что с такой концепцией вы пойдете ко дну.

– С нашей концепцией все было в порядке, просто не стоило так быстро расширяться, – тут я не удержалась и бросила злой взгляд на мачеху.

Именно она настояла, чтобы офис компании перенесли в столицу, а филиалы открылись в том числе и за границей. Директору по рекламе хотелось путешествовать с шиком и жить на широкую ногу, естественно, за счет корпорации.

– Девочки, не ссорьтесь. Отец обязательно со всем разберется. – Мачеха одарила нас всех сердечной улыбкой, которая была такой же фальшивой, как и блеск поддельных бриллиантов в ее ушах.

Конечно, мужчина должен. Мужчина обязан! Сколько раз я слышала от нее эту фразу? Не счесть! Амбиции этой стервы погубили корпорацию.

Диана заглянула в шкаф и тихо фыркнула:

– Кажется, секретарь отца так быстро линяла отсюда, что забыла свои шмотки.

Личного помощника отец рассчитал на прошлой неделе. Юлия хотела остаться с ним до конца, но подвернулась горящая вакансия и да… хорошие специалисты всегда в цене, так что я на Юлию была не в обиде. Она собиралась впопыхах и оставила запасной деловой костюм в шкафу. Хотела заехать за ним на днях.

Я еще раз посмотрела на дверь и поняла, что больше не выдержу ни минуты.

– Давай сюда! – Я решительно оттеснила Диану и сняла с вешалки комплект одежды бывшего секретаря корпорации «Исполнения желаний».

* * *

– Чай? Кофе? Прохладительные напитки? – Я вошла в конференц-зал, толкая впереди себя тележку, а потом застыла в ступоре. От фальшивой улыбки свело скулы, а сердце подскочило к горлу да там и замерло.

Александр Демидов сидел в кресле отца, склонившись над бумагами, а потом поднял голову и посмотрел на меня. От взгляда его серебристо-серых глаз, резко выделяющихся на смуглом лице, у меня по спине пробежал холодок.

Вот что я творю? Только все испорчу!

Я уже заметила папу, тот сидел по левую сторону от Александра и тоже изучал какие-то документы. При виде меня папа удивленно выпрямился на стуле и заморгал часто-часто, видимо, счел, что я ему померещилась.

– Чай? Кофе? Прохладительные напитки? – пролепетала я уже не так уверенно.

Я уже отметила, что цвет лица у отца в норме, а взгляд скорее обескураженный, чем затравленный. Значит, скорая отменяется. Значит, все не так уж и плохо…

Проклятье! Почему Алиса не предупредила, что в зале столько народа?! Мачеха вызвала меня уже после начала собрания, так что я понятия не имела, с кем столкнусь. И сейчас в панике насчитала десять персон в деловых костюмах. И из них лишь двое были мне знакомы: мой отец и штатный юрист.

Демидов притащил с собой семь человек на сделку! Как там Алиса сказала? Обычный рутинный процесс купли-продажи акций? Больше похоже на захват чужого бизнеса!

А народ в зале оживился, мое появление пришлось кстати. Я медленно двинулась вдоль стола с тележкой, раздавая сок и воду. В спину прилетело несколько едких замечаний и предположение, что раньше я работала стюардессой.

На негнущихся ногах я доковыляла до отца.

– Аркадий Владимирович, вам воды или сока?

– Воды.

Я протянула отцу стакан и заметила, как сильно дрожат его пальцы, а глаза, которые он старательно прятал, отворачиваясь, моргают часто-часто, как при нервном тике. Внешне папа казался невозмутимым, но теперь я не сомневалась, что это заслуга таблеток, а не личного самообладания. И почему я не догадалась спросить у Алисы, принимал ли он сегодня какие-то препараты? Но если да, разве она призналась бы? Единственное, что сейчас волновало мачеху – удачная продажа семейного бизнеса.

– Направление реабилитации – в утиль. Личные дела руководителей переслать мне. Сотрудников младшего звена убедить написать по собственному желанию. Согласятся – выплатить трехмесячную премию.

Сначала я сочла, что мне послышалась. Вот так за одну минуту Александр Демидов решил судьбу целого подразделения. Моего подразделения! Слухи не преувеличивали, Александр Демидов был настоящим Чудовищем, и он превратит нашу жизнь в ад.

– Аркадий Владимирович, вам нужно что-нибудь еще? – еле слышно прошептала я.

Не знаю, на что я надеялась. Неверное, на чудо. Что папа вдруг скажет, что реабилитация – старейшее направление корпорации. Именно с него мы и начинали, это уже потом папа догадался приспособить виртуальные миры для развлечений. Но сначала мы сражались с людскими фобиями, помогали жертвам автокатастрофы снова сесть за руль, а пережившим пожар – бояться огня. Для некоторых мы стали единственной надеждой на выздоровление.

– Нет, Анжелика Аркадьевна, вы можете быть свободны, – сдавленно прохрипел отец, и тогда я поверила, что он сдался.

Папа действительно нас продал, и сейчас в его кабинете Чудовище решал судьбу корпорации.

Сок закончился, вода иссякла, как и моя надежда. Я шла к двери, бросив тележку рядом с отцом, точно ненужный реквизит, и уже дотронулась до дверной ручки, как вдруг услышала:

– Госпожа Вельская, мне кажется, или вы не согласны с моим решением? – сухо поинтересовался Чудовище.

Он знал! Всё это время знал, кто я такая, но позволил мне переговорить с отцом. Зачем? Неужели ему нравится мучить людей?

Я медленно повернулась и тихо, но спокойно произнесла:

– Вы правы. Я не согласна с вашим решением.

– Тогда переубедите меня. – Чудовище привстал с кресла и подался вперед, опершись о стол.

Только сейчас я заметила, до чего же он высокий, немного выше других мужчин в конференц-зале. Впрочем, эта мысль благополучно ускользнула, вытесненная другими.

Нужно собрать отчеты за последний год, отзывы клиентов, возможно, подготовить презентацию…

– Мне нужна от вас одна ночь. Волшебная ночь.

Кровь прилила к моему лицу и зашумела в ушах, но я все равно расслышала смешки мужчин, сидевших за столом. Возмущенный отец вскочил со стула, и Чудовище с кривой усмешкой протянул ему лист бумаги:

– В корпорации «Исполнения желаний» занятный перечень услуг. Анжелика Аркадьевна, надеюсь, вы запомнили. Я выбрал «Волшебную ночь». Хотите, чтобы корпорация продолжила существование в прежнем виде? Удивите меня.

* * *

Удивить Чудовище! Что может быть проще?! Демидов же не пожелал, чтобы волшебное приключение ему понравилось!

На корпоративную почту упало письмо с незнакомого адреса.

Анжелика Аркадьевна, надеюсь, двух дней на подготовку будет достаточно.

А. Д.

Два дня?! Да он издевается?

Обычно с клиентами работают неделю! Нужно выяснить все предпочтения, составить техзадание для разработчиков, чтобы они внесли необходимые изменения в сюжет. Да, схемы у нас стандартные, но подход-то индивидуальный!

Просить об отсрочке бессмысленно, наверняка нарвусь в ответ на замечание в стиле «Вы прогорели, потому что ленивые задницы и медленно работаете…»

Я потянулась за мышкой и заметила, что у меня дрожали пальцы. Совсем расклеилась, и это когда должна была наоборот как-то собрать силы для финального рывка. Но как, мать его, поразить того, о ком ни черта не знаешь?!

Значит, надо выяснить!

Внизу письма стоял корпоративный номер отца. Еще одна пощечина. На договоре купли-продажи еще и чернила не успели высохнуть, а Демидов уже оккупировал его кабинет.

Ждать долго не пришлось, трубку сняли после первого гудка и из динамика раздалось вкрадчивое:

– Одумались и готовы сдаться?

Чудовище не сомневался, что я ему позвоню! Нет, конечно, он не телепат, просто телефон в кабинете отца с определителем номера.

– Если освободите кабинет сегодня, так и быть, выпишу вам персональную премию… За храбрость. Полагаю, годового оклада вам будет достаточно.

Молчу. Перевариваю. Офигеваю.

Я думала, меня хотят проверить, а оказалось, что тупо жаждут выставить за дверь.

– Ваша сестра уже согласилась освободить кабинет.

Илона? Если и ей предложили такие отступные, то неудивительно.

– А Алиса Валентиновна?

 

– Наши переговоры находятся в завершающей стадии. – Самодовольный смешок, и почта подает сигнал о получении нового письма. Открываю и чувствую, как кровь приливает к щекам. – Подпишите, Анжелика, и сегодня же станете свободной как птица. Никаких проблем, никаких обязательств, вам даже с командой объясняться не придется…

Да пошел ты!..

Я в сердцах хлопнула ладонью по столу, и из телефона послышался тихий смех:

– Смею надеяться, что это от радости.

– То есть от своего первоначального предложения вы отказываетесь? Подумали и сочли, что большие мальчики в игры не играют?

– Кхм… Это вызов?

– Что вы, разве я смею. Всего лишь напоминание. Вы пообещали, что сохраните мое подразделение, если я устрою вам волшебную ночь!

Прозвучало нервно, да что там, откровенно зло прозвучало. Таким тоном не волшебную ночь обещают, а показать кузькину мать, но начальство это не смутило.

– Шоу должно быть стоящим.

Сексуальный подтекст фразы был очевиден, но в этот раз я смогла взять себя в руки и отчеканить:

– Для этого я вам и позвонила. Вам будет направлен на почту стандартный опросник…

– Вижу, вы настроены серьезно.

– Вам придется выделить время для общения с нашим психологом. Обычно сеансы в сумме занимают шесть часов.

– Тридцать минут суммарно, и чтобы через десять ваш психолог был у меня. Если испугается, то я не против, если вы его замените.

Размечтался! Каждый должен заниматься своим делом. Мало пробубнить положенные вопросы, надо быть настроенным на работу, а я в нынешнем состоянии могу лишь убить новоявленное начальство, причем с особой жестокостью.

Я открыла график персонала, прикидывая, кого можно бросить на амбразуру. Лидия Михайловна как раз была свободна. Отличный выбор! Приятная женщина с внешностью крестной феи из Золушки и хваткой бульдога.

– Тридцать минут суммарно и тридцать на подготовку. Мне еще нужно пообщаться с командой и объявить, что новый владелец жаждет опробовать приобретение на собственной шкуре.

– Не отступитесь? – Его тон сугубо деловой, но мне почему-то кажется, что Чудовище улыбается.

Для него все это всего лишь игра, детская забава.

– Корпорация – моя жизнь.

Да плевать! Пусть смеется, за свое подразделение я буду бороться до конца!

– Через двадцать минут. Если ваш психолог опоздает хотя бы на минуту – сделка отменяется.

В телефоне наступила тишина, я же откинулась на спинку стула и прикрыла глаза. Ощущения, словно катком переехали.

* * *

Я дала себе ровно минуту на то, чтобы собрать мозги в кучу, после чего направилась в третье координационное крыло. Здесь располагалось подразделение реабилитации. Нам передавали самых проблемных клиентов, тех, кто собирался открыть для себя миры корпорации не для того, чтобы разогнать скуку или удовлетворить любопытство. К нам приходили за помощью и получали ее.

В третьей координационной не было стен или перегородок между столами, их заменяли парящие в воздухе экраны. У меня было пять полностью укомплектованных групп, состоящих из психолога-аналитика, пяти разработчиков виртуального пространства, специалиста по сюжетному прогнозированию и медика, ответственного за процесс погружения. Всего сорок человек, и сейчас они с надеждой смотрели на меня.

– Что, Анжелика Аркадьевна, совсем паршиво? Пора загружать в базы свои резюме? – вопрос исходил от моего зама Артема.

Голова у этого блондина была светлая в прямом и переносном смысле. Не представляю, что я без него делала бы.

– Нет, Артем, еще не все потеряно. – Я предупреждающе вскинула руку, отсекая возможные вопросы. – У меня мало времени, поэтому сначала выслушайте.

Суть пари, заключенного с Чудовищем, удалось пересказать за три минуты. Ещё через две мы с Лидией Михайловной бежали к лифту.

– Он самоуверен, агрессивен, такта ни на грош, и мне жаль, что я взвалила на вас это, – выпалила я, пока лифт стремительно несся вверх.

– Все будет хорошо. У меня бывали клиенты и похуже. – Лидия Михайловна добродушно улыбнулась, из-за толстых линз очков на меня смотрели проницательные серые глаза.

– Если выкарабкаемся, я выбью для вас повышение зарплаты.

– Я работаю не ради денег, Анжелика, и вы это знаете.

Знаю, и от этого еще паршивее.

– Не каждый может позволить себе роскошь работать в удовольствие.

– Но любить свою работу надо при любой зарплате, иначе в профессии психолога делать нечего. Анжелика, посмотрите на меня. У меня хорошее предчувствие насчет нового владельца.

– Слухи утверждают обратное. Александр Демидов – настоящее чудовище.

– Не стоит доверять сплетням. И помните, наша корпорация – место исполнения самых тайных желаний.

Двери лифта распахнулись, пятисекундный бросок до приемной. В дверях мы едва не сшибли остолбеневшую Алису. Мачеха как раз выходила из кабинета Демидова, вид у нее был очень довольный.

– Анжелика, вижу, ты одумалась. Не стоит плевать против ветра. Это место уже не принадлежит семье. Оставь отрезанный ломоть в покое.

Я совсем не вежливо отпихнула мачеху в сторону и распахнула дверь перед Лидией, в ту же секунду пропищал таймер на моих часах. Мы успели!

Глава 2

Идея корпорации «Исполнения желаний» родилась у моего отца, когда в моду вошли программы виртуальной релаксации. С помощью них можно было сделать заветные мечты явью. Отдохнуть на тропическом острове в разгар зимы? Легко! Покататься на лыжах летом? Достаточно устроиться поудобнее в кресле и надеть очки. Следом новомодную игрушку подхватили стилисты и пластические хирурги, так появились программы, позволяющие в буквальном смысле примерить новый имидж и тело и опробовать их в условно реальных условиях. Отцу пришла в голову идея соединить эти два компонента. Так родилась корпорация «Исполнения желаний».

И все-таки направление реабилитации смогло раздвинуть привычные рамки виртуальной реальности. Красочные миры стали мощнейшим инструментом, способным помочь там, где медицина оказывалась бессильна.

Я вошла в одну из комнат центра погружения и замерла. Все экраны транслировали подростка, сидящего на колесе обозрения. Со стороны гигантский аттракцион казался сломанным механизмом, неповоротливым и едва трогающимся с места. Кабина, в которой сидел мальчик, достигла высоты второго этажа и угрожающе замигала. Члены реабилитационной команды вслух фиксировали изменения:

– Пульс учащается. Давление растет. Он дышит чаще.

– Но внешне не проявляет беспокойство.

– Пусть поднимается выше.

– В прошлый раз именно эта отметка оказалась критической.

Да, в прошлый раз на этой высоте Олега пришлось срочно выводить из сна и возвращать в реальность. В пять лет Олег выпал из окна трехэтажки, врачи смогли поставить его на ноги, но панический страх высоты остался. Теперь он не мог подниматься выше первого этажа. Родителям пришлось сменить квартиру и перевести сына на домашнее обучение. Психологи посоветовали приучать его к высоте постепенно, но первая же попытка закончилась припадком и вызовом скорой.

– Сердцебиение не выравнивается. Давление растет. Я меняю картинку.

Лидер группы принял решение, и мальчик в ту же секунду очутился на лугу. Теперь он стоял на твердой земле, в окружении полевых цветов. Ярко светило солнце, ветер колыхал высокую траву, и ничто не напоминало о пережитом ужасе.

Я бросила взгляд на монитор. Пароксизмальная активность мозга снижалась, мальчик успокаивался. В виртуальной реальности мы могли выдать любую картинку и дать мозгу так необходимую перезагрузку, в реальной жизни все было бы намного сложнее.

– Он продержался семь минут против первоначальных трех, – пробормотала я, стараясь заглушить жгучее разочарование.

– Скажите, а за мной вы тоже будете подсматривать? – вкрадчиво замечание, долетевшее от двери, заставило меня вздрогнуть и стремительно обернуться.

Чудовище стоял в дверях с порочной улыбкой на губах. Идеальный мужчина в идеально сидящем костюме. Хоть сейчас отправляй на съемки рекламы для «Хьюго Босс». Впрочем, внешние достоинства Демидова меня сейчас волновали не так сильно, как его появление в комнате.

– Что вы здесь делаете? Это служебное помещение… – прошипела я, и, заметив, что коллеги уделяют нам чересчур много внимания, протиснулась мимо и вышла в коридор.

К моему облегчению он последовал за мной. Впрочем, моя радость длилась недолго. Ровно до того момента, как мне в спину прилетело:

– С сегодняшнего дня я имею права появляться в любой части этого здания. И требовать объяснений. Я купил каждый из треклятых мониторов, что установлен в той комнате…

– С чем вас и поздравляю! – Я повернулась с такой поспешностью, что едва не потеряла равновесие.

Ситуацию спас Демидов, галантно удержавший меня за предплечье. Мне бы поблагодарить, но я лишь с раздражением выдернула руку из его ладони. Кожу покалывало иголочками, или же мне это только казалось? Аллергическая реакция на начальство! Что может быть прозаичнее?

– Вы можете лично облобызать каждый экран в той комнате, но только когда закончится сеанс. Вы же мешаете. Неужели не понятно?

На мгновение мне удалось смутить Чудовище.

– Я только хотел понять, чем вы тут занимаетесь. И да, я все понял. – На его губах возникла жесткая усмешка. – Боящегося огня вы сунете в горящий дом, а страдающего арахнофобией заставите гладить пауков. Скажите, а сексуальные расстройства вы тоже лечите? М-м-м… Какое пространство для маневра.

– Нет, это не мое направление.

– К сожалению?.. – Чудовище с иронией дернул темной бровью.

– К глубочайшему облегчению. Каждый должен заниматься своим делом, тем, к чему у него лежит сердце…

– То есть к сексу оно у вас не лежит?

– Я… Я не попадусь на эту дешевую провокацию! – прошипела я, чувствуя, как кровь прилила к щекам.

Чудовищный провокатор интимно подался вперед и еле слышно выдохнул:

– Уже попались. Вы покраснели.

– Спасибо. Я в курсе. Как прошла беседа с Лидией Михайловной?

– Вы найдете своего психолога на рабочем месте. Целого и невредимого. Анжелика Аркадьевна, я не воюю с женщинами. – Губы Чудовища изогнулись в усмешке. – Разве что они сами бросают мне вызов.

Два дня. Надо продержаться всего два дня, и будет легче. Обязательно! Вот только чем можно поразить Чудовище?

* * *

Лидия Михайловна оказалась бесценным источником информации. За полчаса она успела составить психологический портрет нового владельца корпорации, а не прошло и часа, как мне в почту прилетела заполненная им анкета.

И тут меня ожидал сюрприз. Демидов честно ответил на все вопросы, я специально прогнала анкету через анализатор, чтобы уличить его во лжи, но программа утверждала, что респондент был предельно откровенен.

Я пробежала взглядам по ответам.

Любимый цвет – красный.

Вкус – острый.

Вид спорта – биатлон.

Признаюсь, тут я выпала в осадок. Представить Демидова на лыжах и с винтовкой в руках, хоть убей, не получалось. Мне казалось, что он в прошлом занимался боксом или жал железо в тренажерном зале.

А ещё Чудовище верил в институт брака и любил котиков.

На этих пунктах моя рука потянулась к телефону, чтобы высказать всё, что я думала о таком наглом вранье. Любой опросник можно обмануть, если быть в курсе ловушек. Наверняка Демидов просто знал, чего от него ждали.

Я открыла подборку файлов светской хроники. Свою единственную Демидов искал активно, гиперактивно я бы сказала. Ребята собрали фото всех девушек, с которым он засветился за последний год: модели, актрисы, даже бьюти-блогер одна затесалась. У визуальщиков теперь была масса материала для создания той единственной, которая поразит воображение Демидова через два дня.

Александр Демидов.

Я вернулась к началу слайд-шоу. С первой фотографии на меня смотрел начальник собственной персоной. У него было слегка продолговатое лицо с правильными чертами, высокими скулами и чувственными губами. Я читала анкету Демидова, имела несчастье общаться лично, но даже по этому фото можно было понять, что этот человек умел добиваться своего, всегда действовал по своему усмотрению, не считаясь с чувствами окружающих.

Одним словом, Чудовище.

И с этим человеком я заключила пари, которое намеревалась выиграть. У меня замечательная команда, ребята воплотят любую задумку, оставалось определиться с концепцией волшебной ночи. Мне нужна была идея! Идея, как можно поразить, это озабоченное чудовище!

Я сбросила туфли и с наслаждением прошлась босыми ногами по прохладному полу. На мониторе прокручивались демо версии всех виртуальных площадок. Красивые картинки, увлекательные декорации, но этого мало, чтобы удивить. Этого мало…

Проклятье! Совсем башка не варит.

Я упала в кресло и потянулась за очками виртуальной реальности. Надо самой прочувствовать площадки. Команда Артема отобрала самые подходящие варианты. Окончательный выбор был за мной.

 

Поудобнее устроившись в кресле, я запустила программу и очутилась в белой комнате, большую часть которой занимала кровать. Звучала приятная расслабляющая музыка, под потолком таинственно мерцали свечи, но удивили меня не декорации, а то, что в этой реальности я очутилась совершенно обнаженной. Легкий шорох за спиной – и мне на плечи опустились мужские руки с длинными изящными пальцами.

С моих губ сорвался скептический смешок. Кажется, визуальщики слегка накосячили с выбором сопровождения. То-то Чудовище удивится!

Я захотела повернуть голову, но ладонь сместилась на затылок, не давая обернуться. Когда же на обнаженную спину полилось холодное масло, с моих губ сорвался протестующий вскрик.

Так! Нужно переключиться! Я здесь не за этим. Мне нужно всего лишь понять, подойдет ли этот вариант волшебной ночи Чудовищу.

Мыслительному процессу мешали самым свинским образом: умелые руки массировали плечи, растирали шею, не позволяя себе большего, но по телу все равно начала растекаться непрошеная дрожь удовольствия.

– Глупости. Женская забава. Чудовищу нужно что-то более динамичное.

– Полностью с вами согласен, Никки.

Знакомый голос заставил меня подскочить на постели, я в ужасе обернулась и… Позади никого не было. Лишь складки на сбившей простыне, да сладко ноющее тело намекали, что совсем недавно рядом со мной был мужчина.

* * *

Возвращение в реальность напоминало скоростной подъем на поверхность. Я сорвала с глаз очки и вскочила с кресла. Голова сразу же предательски закружилась, а перед глазами замелькали черные точки.

Ёкарный бабай! Что это было?

Я смотрела на лежавшие на полу очки, как на ядовитую змею. Возникало ощущение, что в любой момент из них раздастся тягучий голос Чудовища. Да как такое вообще возможно?! Визуальщики всего лишь загрузили в мои очки несколько вариантов интерьера. Мне нужно было выбрать один и уже тогда дать отмашку специалистам 3D-моделирования. Тогда почему я услышала голос Александра Демидова? Неужели программа решила подшутить над моим измученным сознанием?

Можно было и дальше гадать, пока мозг не потечет из ушей, но я сделала проще: вызвала к себе Артема. Тот явился ко мне светочем оптимизма.

– Ну как? Выбрали уже что-то? У ребят чешутся лапки. Всем хочется поразить большого босса!

– Артем, сегодня Демидов спускался в центр погружения. Заходит в третий бокс во время сеанса. Я сделала ему замечание и выставила вон.

– Да, Анжелика Аркадьевна, ребята уже рассказали мне, как вы приструнили Чудовище. Это было круто! – торжествующе добавил он.

– Как ты его назвал? Чудовищем?

– А что, разве не похож? Ходит мрачный, небритый и всех своей смуглой рожей пугает. Зашел по ошибке на второй этаж, всех клиенток на уши поставил.

– Напугал? – хмуро уточнила я.

– Хуже! Бабы с ума посходили и начали требовать, чтобы им такого же самца в программу релаксации добавили.

– И как… Добавили? – убито вопросила я.

Ситуация начала проясняться, но отчего-то радостнее мне от этого не становилось.

– Шутите? Да когда бы мы успели?! Наши 3D-шники чертовы гении, но и они не смогли бы отрисовать мужика так быстро.

– А что вообще Александр Демидов забыл на втором этаже?

– Искал комнату безопасников. Представляете, потребовал передать ему все пароли и админки.

– За каким чертом они ему?!

От моего вопля Артем вздрогнул, потом почесал переносицу и мягко проворковал:

– Не нужно так нервничать, Анжелика Аркадьевна, ситуация под полным контролем. Мы добавили новые уровни защиты от дураков. Даже если начальник сунет нос в наши разработки, он не сможет нам навредить.

Конечно, не сможет. Он всего лишь попробует свести всех с ума. На мне уже начал практиковаться. Или это был не он? Я против воли скосила взгляд на плечо, и точно наяву увидела смуглую руку с длинными пальцами, вдоль позвоночника пробежал холодок, а шея предательски заныла, возмущаясь, что массаж был ненастоящий.

– Анжелика Аркадьевна, идите домой. Сегодня был сложный день, вам нужно отдохнуть. А мы тут с ребятами помозгуем. Впереди уйма времени, уверен, мы придумаем, как поразить нашего большого босса.

Да, волшебную ночь пообещала я, а отдуваться придется мужикам. Или… Стоп!

Я стремительно повернулась к экранам, пальцы заскользили по виртуальной панели, выводя вереницу сногсшибательных красоток и бывших любовниц Александра Демидова.

– Хотите, чтобы мы добавили их копии? – Артем с сомнением потер нос. – Не уверен, что стоит. Придется получать разрешение оригинала, объяснять, зачем нам это нужно. Тот ещё головняк.

– Не усложняй. Мы не станем делать копии. Мы пригласим оригиналы. Какая девушка не мечтает насолить бывшему и устроить ему волшебную ночь? Такую, чтобы потом всю жизнь вспоминал и вздрагивал!

* * *

Последние десять лет я ощущала себя гостем в собственном доме, а с недавних пор ещё и гостем нежеланным. Мачеха без устали твердила, что мне пора встать на ноги и избавиться от опеки семьи, и сделать это следовало исключительно на съемной квартире. Причины такой забыты были банальны: Диана собиралась замуж, и Алиса лелеяла надежду, что молодая семья после свадьбы поселится у нас, а дом отца хоть и двухэтажный, но не резиновый. И вообще, я в отличие от Дианы, работала и могла себе позволить отдельное жилье.

О том, что и Илона могла шикануть точно так же, мачеха предпочитала не вспоминать. Ведь Илона для нее была маленькой девочкой, которую следовало направлять, наставлять и всячески оберегать, а то ещё обидит кто. Собственно поэтому Илона до сих пор и не могла завести серьезные отношения. Каждого кандидата Алиса придирчиво изучала, а потом виртуозно изобретала способы, поссорить дочь и её молодого человека. Мне по-человечески было жаль сводную сестру, но я разумно держалась в стороне. Свою-то голову не прикрутишь, а нервных клеток у меня лишних отродясь не водилось. Да и те после повторной женитьбы отца начали подыхать…

Когда к подростку тринадцати лет приводят двух девушек, одна из которых младше на год, а другая старше на целых четыре, и объявляют, что теперь они твои сестры и будут жить в соседних комнатах, это не просто засада, а личный армагедец.

И я его пережила. Вынесла стереосистему из танцевальной комнаты, свыклась с мыслью, что у меня больше нет фотостудии. Обе комнаты превратились в спальни сестер, а хобби это всего лишь хобби, сегодня одно, завтра другое…

Дом встретил меня тишиной. Диана наверняка еще не вернулась из бара, а Илона до десяти вечера торчала в женском клубе. Говорила, что там особая атмосфера, позволяющая расслабиться перед сном. И я ее понимала, с такой-то мамой даже в гараж релаксировать забьешься, только бы не слышать и не видеть Алисы.

Я разулась в темном холле, на цыпочках прокралась к лестнице, но не успела поставить ногу на первую ступеньку, как яркий электрический свет ударил по глазам.

– Анжелика, будь добра, зайди ко мне.

В тишине пустого холла раздался гулкий стук удаляющихся шагов, и это когда в темноте Алиса подкралась бесшумно.

Я с тоской покосилась на лестницу. Если проигнорирую просьбу, то не пройдет и десяти минут, как под моей дверью будет стоять отец. Мне двадцать пять, а Алиса все равно использует папу как инструмент давления, но самое противное, что это работает. Мне не хочется расстраивать папу, вот и приходится поддерживать видимость хороших отношений с мачехой. И из дома не сбежишь. Алиса же только на публику нежная и заботливая жена, а на самом деле выжимает из отца все соки, навязывает свои привычки, а ещё обожает нетрадиционную медицину и экзотические диеты.

Что для здорового организма легкий стресс, то для надорванного здоровья прямой путь в больницу. Когда я училась на третьем курсе, Алиса на полгода посадила папу на гречку без соли. Ей безумно хотелось, чтобы её муж сбросил пару десятков килограмм. А на деловой встрече папа выпил немного вина и попал в больницу с приступом панкреатита. Еле откачали.

Потом была овощная диета, подозрительные БАДы и чудодейственные чаи неизвестного происхождения. Когда же Алиса увлеклась японской кухней и попыталась накормить папу сырой рыбой, я не выдержала и заявила мачехе, что та мечтает стать вдовой, поэтому и измывается над отцом. Как она обиделась. Устроила настоящий концерт, плакала и называла меня неблагодарной дочерью, не ценящей её доброты. Пришлось извиниться, не хотелось расстраивать отца.

Вот и сейчас меня ждало очередное представление…

Алиса ожидала меня в кабинете, похожем на будуар великосветской дамы. Антикварная мебель из светлых пород дерева, шелковые обои с мелким цветочным рисунком и тщательно подобранная обивка кресел и дивана превращали комнату в королевские покои несравненной Алисы Валентиновны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru