Litres Baner
Тесса Громова. Охотники и жертвы

Лина Алфеева
Тесса Громова. Охотники и жертвы

В оформлении обложки использованы фотографии авторов: Honored, mppriv, kiuikson по стандартной (коммерческой Royalty-free) лицензии сайта https://ru.depositphotos.com

https://ru.depositphotos.com/77315208/stock-photo-wind-in-hair-portrait.html

https://ru.depositphotos.com/218193528/stock-photo-night-scenery-old-house-stone.html

https://ru.depositphotos.com/39192445/stock-photo-handsome-couple-hugging-each-other.html

Глава 1

Мир не делится на чёрное и белое. Я никогда не заблуждалась на этот счёт. Маги не спасают людей от обитателей ночи, только защищают. Тонкая грань. Если точно не знать, о чём идет речь, можно и не уловить разницы. Охотники и жертвы делают вид, что всё в порядке. Хищник имеет право питаться, а его добыча – оформить добровольное согласие и выбрать, кому подставить шею. Пока это правило работает, стражи не вмешиваются. Неважно, нравится ли им существующий порядок, на компромисс они пошли потому, что не готовы выбрать альтернативу, имя которой – война на истребление.

Философские мысли в конце рабочей недели – та ещё беда, но когда тянет на рассуждения в понедельник во время предрассветной пробежки – это уже диагноз. Прав Гришка, драгоценный наш судмедэксперт, надо бы мне в тренажёрку записаться. Незачем в одиночку круги по скверу наматывать.

Рёв “металла” в наушниках сменился не менее громкими звуками рок-оперы, я перешла на быстрый шаг и приняла вызов:

– Доброе утро, капитан.

– Утро, Тессия. Спишь?

– Бегаю.

– Тогда беги в сторону “Полуночника”.

Юдину не пришлось уточнять, что речь шла о вампирском ночном клубе. Этим летом упировцы раз десять выезжали на вызовы. Помимо подозрительных посылок, доставленных курьером к дверям клуба, доблестные вампироборцы расписывали баллончиками асфальт перед воротами. Несмотря на то что с момента появления в городе багрянца – наркотика, распространенного вампирами и приведшего к смерти нескольких человек, – прошло три месяца, самые упорные продолжали «крестовый поход» против нежити. На территорию клуба не совались, зато за периметром находили распятия и связки чеснока. Один раз кто-то особо глумливый разбросал у ворот рекламные буклеты наркологических центров.

– Что на этот раз подбросили?

– Канистру с горючим и зажигалку, – мрачно отозвался Юдин.

Желание ерничать резко улетучилось. Поджог – это уже серьезно. За подобное кровососы станут мстить.

– Буду через двадцать минут.

– Отлично. Как раз пожарные закончат.

Филипп сбросил вызов. По его голосу я поняла: дело дрянь. Только бы обошлось без жертв.

Ещё недавно Управление по иным расам занималось исключительно бумажной работой и вело учёт нелюдей, проживающих в городе. Понемногу маги из Серой стражи стали привлекать УПИР к участию в расследованиях. Наш штат состоял из тех, кто прежде служил в полиции, где, как водится, бывших не бывает. В мэрии всячески поддерживали инициативу Юдина и его команды. Официально управление сохраняло нейтралитет по отношению к людям и представителям иных рас. Тем не менее чиновники считали, что упировцы, помня об источнике финансирования, присмотрят не только за нелюдями, но и за магами.

В политические игры я не лезла. Этот груз целиком лежал на плечах руководителя Управления и моего начальника – Филиппа Юрьевича Юдина. Будучи экспертом-консультантом по сверхъестественному, я занималась обучением личного состава. Периодически меня брали на вызовы. Я осматривала места преступлений на предмет использования чар, искала улики магического характера, при необходимости присутствовала на допросах.

***

На то, чтобы вернуться домой, сменить футболку и добраться до машины, ушло минут десять. До клуба я доехала быстро, даже на работу пожарных успела полюбоваться. Верхнее пламя уже сбили, и теперь спасатели щедро поливали пеной стены.

Юдин заметил меня, кивнул, но к себе подзывать не спешил. Капитан общался с двумя вампирами, время от времени делая заметки в КПК. Я прошла вдоль оцепления, установленного персоналом. Выстроившиеся в линию кровососы молчали, впрочем одного взгляда на их застывшие лица было достаточно, чтобы у зевак не возникало желания подойти поближе. Большая часть посетителей уже разошлись, но были и такие, кто остался досмотреть фаер-шоу до конца.

Вспышку камеры я засекла быстрее вампиров, а вот до места засады добралась, когда ночного охотника за сенсацией под руки выставляли с территории клуба. На плече одного из вампиров болталась конфискованная камера.

– Вы не имеете права! Это вам не “Подземье”!

Вампиры сопроводили фотографа до шлагбаума и слегка подтолкнули в спину. Слегка… По вампирским меркам. Клыкастые и люди находятся в разных силовых категориях. От лёгкого толчка мужчину швырнуло вперёд. Чудом не влетев в столб, он растянулся на асфальте.

– Это нападение! Я буду жаловаться в УПИР!

– Можете начинать. – Я сделала шаг вперёд: – Тессия Громова, Управление по иным расам.

Мужчина поднялся на четвереньки и обернулся. Рассмотрев, кого именно выперли вампиры с территории клуба, я пожалела, что вмешалась.

На конкурсе субъектов повышенной наглости, обладающих минимальным чувством самосохранения, Виктор Лем мог взять приз зрительских симпатий, даже не подавая заявку на участие. Этот рыцарь скрытой камеры изрядно достал как людей, так и нелюдей. Высокий и нескладный, он умудрялся просачиваться в любое место, которое только могли облюбовать представители иных рас. Его блог “Прогулки с нечистью” пестрел многочисленными фотографиями с закрытых мероприятий. Удивительно, как фотографа-экстремала до сих пор не прибили. Я не верю в ерунду вроде страхования жизни от несчастного случая – чистая выкачка денег, – но на месте родственников Лема всё же раскошелилась бы на такой полис.

Увидев меня, Виктор довольно улыбнулся:

– Наконец-то! Я уже решил, что “упыри” пренебрегают прямыми обязанностями. – Причем сказано это было таким тоном, точно сотрудники УПИРа числились в персональных телохранителях представителей прессы. – Вампиры отобрали у меня камеру.

– Вижу. Радуйтесь, что не разбили. – Я повернулась к вампиру, на плече которого болтался аппарат: – Накопитель Виктора Лема изымается для изучения специалистами Управления по иным расам.

Вампир недовольно поморщился и кивнул. Подчинился по первому требованию. Странно, на моей памяти подобное произошло впервые.

Я протянула руку, последовало мимолётное прикосновение прохладных пальцев, и на ладони у меня оказалась крошечная карта памяти.

– Постойте! А как же фотик? – разочарованно протянул репортер.

Вампир слегка приподнял бровь и выжидательно посмотрел на меня. Что ж, я всегда ценила добровольное сотрудничество.

– Не видела никакого фотика, – произнесла я и зашагала в обратном направлении.

На площадке перед клубом царило оживление. Вампиры больше не изображали из себя живой щит, а толпились вокруг кого-то. Зеваки из числа людей практически разошлись. Оставались самые стойкие вампироманы, надеющиеся, что им перепадет порция кусачего счастья на сон грядущий.

Звук знакомого бархатного голоса заставил сбиться с шага. Само по себе появление Норда было ожидаемо. В последнее время он зачастил на вызовы УПИРа. Особой радости мне это не доставляло, однако выражать недовольство в открытую я не рисковала, хотя бы потому, что от Норда была реальная польза. Стоило ему объявиться, как нелюди проявляли подозрительную сговорчивость и желание сотрудничать. В настоящий момент деймонар успокаивал встревоженных вампиров:

– Повторяю, кланы оборотней не имеют отношения к поджогу. Надеюсь, моего слова для вас достаточно?

Вампиры нестройным гулом выразили согласие.

– Уверен, Управление по иным расам проведет непредвзятое расследование. С вашей стороны было бы разумно оказать посильную помощь следствию.

Норд замолчал. Я протиснулась между вампирами и увидела рядом с ним своего начальника.

– Мы успеем опросить всех до рассвета. Приглашаю работников клуба “Полуночник” воспользоваться нашим транспортом.

Я удивленно хмыкнула. Единственной вместительной колымагой, находящейся в распоряжении управления, был медицинский фургон, или попросту труповозка.

Вампиры дружно потекли в сторону парковки. Никто из кровососов не использовал суперскорость, однако в их движениях не было ничего человеческого. Они точно плыли над землей. Завораживающее зрелище.

– От лица управления благодарю вас за предоставленный транспорт. – Голос Юдина заставил меня повернуться обратно.

– Не стоит. Рассчитываю на вашу помощь, – отозвался Норд, но смотрел он при этом исключительно на меня.

– Сделаем все возможное, – ответила я, радуясь, что мой голос прозвучал по-деловому. – Когда нам позволят войти внутрь?

– Один момент, уточню у командира подразделения. – Юдин размашистым шагом направился к пожарным.

Норд приблизился ко мне и встал рядом. Занятно, но у меня больше не возникало желания увеличить дистанцию. Поначалу я неизменно шарахалась в сторону, мне казалось неправильным смешивать работу и личные отношения.

Мы встречались уже три месяца. Совместные обеды и ужины дополняли посещения частных вечеринок. Складывалось впечатление, что Норд задался целью познакомить меня с каждым нелюдем этого города. После встреч деймонар неизменно подвозил меня домой, желал приятных снов и… все. За три месяца он даже не попытался меня поцеловать! Похоже, его полностью устраивала видимость близких отношений. Что до меня, то я не была уверена, что жажду продолжения вечерних встреч.

– Выглядишь усталой… – мягко заметил Норд, он словно извинялся за затянувшийся приём. Домой я добралась только в первом часу.

 

– Отосплюсь на следующих выходных, – отмахнулась я. – Так вы… – Норд недовольно прищурился, и я тут же исправилась: – Так ты уверен, что оборотни ни при чем?

Одним из условий, выдвинутых Нордом, был переход на неформальное обращение. По имени я его называла через раз, зато выкать практически перестала.

– Главы кланов не отдавали соответствующих распоряжений.

– Как насчет личной инициативы?

Он снисходительно улыбнулся и покачал головой.

Для меня внутриклановая иерархия оборотней до сих пор оставалась непостижимой для понимания. Вампиры и те обладали большей свободой внутри общины. Пару раз я сопровождала Норда на светские мероприятия хвостатых, увиденное пришлось переваривать долго. Если власть главы общины вампиров строилась на беспрерывной демонстрации силы и подавлении, то у оборотней авторитет альфы оставался абсолютным до Дней стаи, когда любой мог бросить ему вызов. Проиграл – терпи и подчиняйся, или уходи. Насильно никто в клане никого не держал, но изгнание являлось наихудшим наказанием.

– Тесса, всё в порядке! – прокричал Филипп и взмахом руки поманил к себе.

Я поспешила к входу. Норд шагал рядом. Его присутствие слегка раздражало. С одной стороны, я понимала, что у деймонара в этом деле свой интерес, с другой – не могла избавиться от ощущения, что меня опекают.

– Из наших кто-нибудь ещё присоединится? – спросила я, приблизившись к начальнику.

– Я отправил Влада с вампирами. Займется показаниями. Мы пообещали, что управимся до рассвета.

Я вытащила из кармана карту памяти.

– Конфисковала у любителя ночных засад.

– Репортер?

– Хуже. Виктор Лем.

Юдин хмыкнул и взглянул вопросительно. Шеф слишком хорошо меня знал.

– Я не вернула ему камеру, оставила у вампиров.

– В этом случае Лему придется подать официальный протест в Башню, – заметил Норд.

– Да получит он обратно свою камеру, – проворчал Юдин. Особого сочувствия к блогеру он не испытывал.

– И как быстро?

– Дней через пять-шесть.

Я и Филипп переглянулись. Уверена, мы подумали об одном и том же: как же здорово, что имущественные споры нелюдей курирует Серая стража!

***

Пожарным удалось сбить пламя до того, как оно успело распространиться. Перед входом Юдин выдал мне и Норду каски, защитные маски и фонарики. Внутрь с нами вошел клыкастый администратор клуба и командир пожарной команды.

– Вот над той комнатой все и произошло, – мужчина указал на дверь. – Если хотите, можем сразу отправиться наверх. На мой взгляд, все и так понятно: кто-то поднялся по лестнице, полил крышу и внешнюю стену зажигательной смесью и чиркнул зажигалкой.

– Аварийная система сработала мгновенно, пожарные прибыли минут через пять, – сообщил вампир.

– Быстро отреагировали. Молодцы, – одобрительно кивнул Юдин. Луч фонарика пробежался по стенам, выхватив ряд одинаковых, покрытых тёмным лаком дверей. – Что там у вас?

– Кабинеты для желающих поужинать в приватной обстановке. А вот тут, – вампир подсветил еще одну дверь, – лестница на крышу. Как видите, закрывается на кодовой замок. Посетителей туда не пускают.

– Камеры на втором этаже отсутствуют, – отметила я.

– Посетители VIP-залов ценят уединение. И потом, у нас отличная охрана.

Администратор набрал код и сделал приглашающий жест рукой. Я уже хотела последовать за капитаном, когда заметила, что двери всех кабинетов были приоткрыты, кроме комнаты, над которой начался пожар. Вероятно, в ней сегодня не ужинали, но я должна была проверить.

Тонкий луч фонарика выхватил из темноты накрытый стол и два стула. Тут-то и выяснилось, что на крышу мы в ближайшее время не сунемся.

– Капитан… – тихо позвала Юдина я. Тот понял все без лишних пояснений и подошел ко мне.

Я ошиблась. Одна посетительница VIP-кабинета задержалась у гостеприимных вампиров.

***

Мне все-таки удалось подняться на крышу. Приехавший на подмогу Геннадий самым свинским образом спровадил меня, заявив, что время консультанта по сверхъестественному ещё не настало. Пришлось подчиниться и дать следователю изучить место преступления. Командир пожарной команды отбыл восвояси, клятвенно пообещав, что никому ничего не расскажет. В комнату мужчина не заглядывал, но, увидев перекошенное лицо вампира, был готов пообещать что угодно, лишь бы его отпустили. Норд взял ситуацию в свои руки и увел бедолагу к выходу. Администратор отправился следом. Оставшись не у дел, я не придумала ничего лучше, как взобраться по лестнице. Мне хотелось стащить с лица эту мыхреву маску!

Покрытая листовым железом крыша оказалась чертовски скользкой. Пожарная пена превратила её в настоящий каток. Жаль, я не догадалась надеть комбинезон. Устроившись на корточках, осмотрелась. В лаборатории определят, какой смесью воспользовался поджигатель, но я бы сделала ставку на обычный бензин. Только эта зараза так воняет. Я ошиблась, решив, что на крыше удастся подышать свежим воздухом. И всё-таки пожар теперь волновал меня не так сильно, как тело, обнаруженное в кабинете для частных вечеринок.

Администратор сказал, что вампиры вывели посетителей. Чтобы кровососы и пропустили в суматохе живого человека? Верилось с трудом. Значит, женщина была мертва ещё до того, как пламя разгорелось. Оставалось выяснить, имел ли поджигатель отношение к убийству. Огонь перекинулся с крыши на стену. Я точно помнила, как пожарные тушили окно комнаты, в котором обнаружилась жертва. Если бы они не успели, у нас бы на руках оказался обгоревший труп.

Я передвинулась чуть ближе к краю, чтобы взглянуть на окно кабинета, и только сейчас заметила пожарную лестницу. Та находилась как раз за углом, внутрь комнаты с неё не пробраться, зато можно от души плеснуть на стену зажигательной смесью. Хотела подползти ещё немного, когда почувствовала, что начинаю скользить вниз. Шлепнувшись на попу, перекатилась на четвереньки и живо поползла обратно.

– Не знаю, что ты хотела рассмотреть, но надеюсь, оно того стоило.

Замечание Норда источало сарказм. Деймонар стоял на последней ступеньке, не делая попыток приблизиться. Ну конечно, кругом хлопья пены и гарь! Ещё замарается, аккуратист мыхрев!

Я поднялась на ноги и вытерла руки о джинсы.

– Стой на месте, а то туфли испачкаешь.

– У тебя серьезные предубеждения против чистоты?

– Нет, это карма. Временами подумываю носить защитный комбинезон круглосуточно. Спасибо… – тихо добавила я.

– За что? – удивился Норд.

– За то, что не расспрашиваешь о находке.

Он пожал плечами:

– Ознакомлюсь с видео и опрошу персонал клуба чуть позже.

Заявление Норда заставило меня заскрежетать зубами.

– Видеофайлы будут изъяты управлением. Это улики! Так! Черт! Прекрати это делать!

Норд иронично приподнял бровь.

– Ты меня дразнишь. Прекрасно мог просмотреть записи с камер втихую. Нет же, обязательно надо об этом сообщить.

– Вы очаровательно психуете, госпожа консультант. – На его лице появилась ленивая улыбка. Он немного передвинулся, открывая проход на лестницу. – Юдин просил тебя подойти.

Отлично! Именно то, что мне нужно. Работа поможет отвлечься. Норд не предпринимал попыток вывести наши отношения на новый уровень, но осознание, что он может попытаться, заставляло постоянно дергаться.

Я шагнула на лестницу и чуть ли не вжалась спиной в стену. Проход был слишком узким для двоих. Внезапно руки Норда оказались на моей талии. Прижав меня к себе, он быстро наклонился к моему лицу и выдохнул в губы:

– Видишь, я совсем не боюсь испачкаться.

***

Вампиры не рискнули включить освещение. С потолка слегка капало, одна из стен пострадала от огня. Вместо этого в комнату принесли два софита, подключенных к генератору. Картина преступления окрасилась в красный и пурпурный.

Я замерла на пороге, всматриваясь в застывшее навеки лицо с широко распахнутыми глазами. Как ни старалась не смотреть выше бровей, но все же выстрел в голову не оставлял простора для воображения. Жертва обладала роскошной блондинистой шевелюрой, отчасти та смягчала картину, но темные капли на белоснежной скатерти и некогда чистой тарелке заставили вздрогнуть. Под столом послышалась возня, и наружу выбрался наш главный судмед Григорий Соколов. Он снял очки и дружелюбно ухмыльнулся:

– Хорошего дня, Громова. Видишь, мне сегодня повезло! Обычно запакованное привозят, а тут самый настоящий свежак. – Григорий взял со стола тарелку и слегка повернул, демонстрируя осевшие на её поверхности частички.

– Соколов, кончай выделываться! – прикрикнул на рыжика Юдин.

– Да разве я выделываюсь? Просто вы, Филипп Юрьевич, меня на выезды редко берете. Поэтому я как тот щенок, которому разрешили погрызть любимые тапки хозяина. Тесс, тут такое… Тебе точно понравится.

– Запру в лаборатории до конца года, – пригрозил капитан.

Григорий вытаращил глаза и сделал вид, будто закрыл рот на замок, а ключ выбросил через плечо.

– Тесс, подойди. – Фил поманил меня к телу.

Я опустила взгляд в пол и приблизилась. За время сотрудничества с управлением, я приобрела некоторую толстокожесть, но ранения и увечья никогда не станут пробуждать во мне нездоровый энтузиазм.

Зря боялась. Со спины рана выглядела не так плохо. Маленькая аккуратная дырочка, зато вид спереди – та ещё страшилка.

– Руки обработала? – поинтересовался Соколов.

– Конечно. Мог и не напоминать.

– Тогда взгляни на уши.

Я приподняла золотистый локон и обомлела. Заостренная форма ушной раковины указывала, что убитая являлась носительницей крови фейри.

– Это еще не всё. – Юдин указал на спину жертвы. Закрытое светлое платье имело два вертикальных разреза. Филипп раздвинул ткань, продемонстрировав мне блестящую пластину.

– Мыхрь летучий, ей же крылья обрезали!

– Во! Говорил же, что тебе понравится, – ухмыльнулся Соколов.

– Стреляли практически в упор? – спросила я, рассматривая рану на голове.

– Угу, – кивнул рыжик. – Обездвижили, чикнули крылья, а потом пристрелили.

– Каким образом обездвижили?

– А вот это ты сама нам скажи. Тело механически не фиксировали, – вклинился Геннадий.

Так вот что делал Соколов под столом. Осматривал ноги жертвы.

– Нам выйти? – Задавший вопрос Юдин уже сделал шаг в сторону двери, когда я его остановила:

– Не обязательно.

Я приступила к сканированию и практически сразу же ощутила остаточное заклинание. Кем бы ни был убийца, для обездвиживания жертвы он прибегнул к элементарной магии, а ею владели как люди, так и фейри. Выходит, что на фею мог напасть и человеческий маг.

– К жертве применили обездвиживающие чары, – вынесла вердикт я. – Вы из-за крыльев Соколова вызвали?

– Из-за них самых, – подтвердил Геннадий. – Не поверили, что настоящие.

– Нет, перед нами точно фея.

Юдин вздохнул и вытащил КПК:

– Звоню в Башню.

– В этом нет необходимости, – произнёс Норд, объявившись на пороге комнаты. – Я только что переговорил со стражами. Дело остается у вас.

Мой начальник кивнул:

– Принято. Вызову фургон.

Заметив откровенно предвкушающий взгляд Соколова, я поморщилась. Временами нездоровый интерес Гришки к трупам нелюдей бесил меня до чертиков. Я точно знала, что наш судмед сопереживал жертвам, именно поэтому он не вылезал из лаборатории сутками. Старался отыскать зацепки, которые помогли бы раскрыть преступление. Ещё бы он поменьше от этого кайфовал!

Я обошла комнату, для очистки совести просканировала помещение повторно. Единственной энергетической аномалией было остаточное заклинание парализации. Вздохнув, вышла в коридор. На этом моя работа в клубе завершилась.

Норд ожидал меня в нескольких шагах от двери. Несмотря на то что деймонар следил за переговорами упировцев, он так и не попросил разрешения войти в комнату.

– Подбросить тебя до управления?

– Не беспокойся. Вызову такси. По возможности стараюсь избегать поездок в труповозке. Глупо, но эта колымага пугает меня больше, чем её содержимое.

– Когда ты уяснишь, что я хочу о тебе беспокоиться? – В голосе Норда отразилась легкая обида.

Что ж, упрек был вполне обоснованным.

– Понимаю. И всё же мне до сих пор неловко принимать твою помощь.

– Переживаешь, что я выставлю счет? – Норд распахнул дверь клуба, выпуская меня наружу.

– Не в этом дело. Ты открываешь передо мной двери, помогаешь выйти из автомобиля. Проклятье! Я прекрасно въезжаю, что это твое обычное поведение, что ты не ради меня так расстарался, но все равно для меня это непривычно.

– А для меня непривычно встречаться с девушкой в течение трех месяцев и ни разу её не поцеловать.

Норд не думал со мной заигрывать. Это была ответная откровенность, но меня обдало жаром. По спине пробежала предательская дрожь.

 

До машины мы дошли молча. Собиралась мысленно прогнать увиденное на месте преступления, составить план дальнейших действий – и не смогла. Три месяца. Я встречалась с Нордом больше девяноста дней и, мыхрь летучий, это были самые спокойные месяцы со времен академии! Казалось, жизнь замедлила бег. Я больше никуда не неслась, не опаздывала. У меня даже продукты в холодильнике появились. Раз в неделю приезжал курьер и привозил все необходимое. Нет, счета оплачивала я сама, но организовать доставку помог Демиан. Он отлично вписался в мою жизнь, сделал её комфортнее. А к хорошему слишком быстро привыкаешь. Норд не оговаривал сроки нашей с ним “сделки”, но я не тешила себя иллюзиями. Сейчас я была нужна Норду для поиска артефактов, но однажды он встретит более интересный объект для изучения, и все закончится.

– Очнись, Спящая красавица, прибыли. – Норд дотронулся до моего плеча.

Посмотрев в окно, я обнаружила мерцающую вывеску какой-то закусочной. Вздохнула, но решила не устраивать сцену. Норд, как и я, наверняка ещё не завтракал. Если ему захотелось перекусить по пути, то почему я должна лишать его этой возможности? Тем более что я пока что не опаздывала.

Внутри придорожное кафе оказалось вполне приятным заведением, уютным и в какой-то степени домашним. Никакого налета фаст-фуда. Достойный повод, чтобы насторожиться. С недавних пор я обнаружила, что простота может быть обманчива. К примеру, за неприметным темно-синим платьем мог скрываться коварный ценник с множеством нулей. Это был первый и единственный раз, когда я и Норд серьезно повздорили. На удивление, он быстро смирился с моим отказом надевать дорогущие шмотки и предложил альтернативный вариант – услуги обаятельной суккубы. Пошив одежды для нее был чем-то вроде хобби, и за свою работу демонесса брала недорого. Выбор фасона, ткани и её оплата оставались за Нордом. Он мотивировал это тем, что наряды предназначались в первую очередь для приемов и встреч, на которые он брал меня с собой. Звучало разумно, учитывая, что большую часть вещей я больше ни разу и не надевала.

Демиан провел меня к столику у окна. Не успела я устроиться, как сразу же схватила со стола меню и с облегчением удостоверилась, что цены вполне приемлемые.

– Не подозревал, что ты настолько проголодалась.

Я беспомощно посмотрела на Норда и поняла, что вляпалась. Теперь придется сделать заказ и позволить за себя заплатить. Не признаваться же, что я только цифрами интересовалась?

– Умереть как кофе хочется.

– Здесь варят отличный кофе по-восточному.

– В джезве? Тот, который можно сначала пить, а потом еще и жевать?

– Никто не допивает кофе, сваренный в джезве, до конца.

– Ещё бы. Он такой противный. И две ложки сахара не спасут.

Норд мои вкусовые предпочтения комментировать отказался и сосредоточился на меню. Я повторно просмотрела свое и ограничилась кофе для себя и блинным ассорти для упировцев. Саша научила меня, что продуктовые взятки – самый быстрый способ добиться желаемого.

– Пять блинов с курицей, пять с курицей и сыром, пяток с грибами и колбасками гриль. – Норд уставился на меня, старательно пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица. – Три с творогом, два с яблоками и один кофе, пожалуйста, – скромно озвучила заказ я и прояснила ситуацию: – Блины с собой, если можно.

Официант кивнул и повернулся к Норду. Тот решил позавтракать основательно, остановившись на омлете с беконом и помидорами, двумя блинами с мясом и кофе.

Дождавшись ухода официанта, я отложила меню и подняла взгляд на Норда:

– Поговорим?

Тот не стал изображать непонимание и усмехнулся:

– Думал, у тебя хватит терпения до конца завтрака.

Проигнорировав подначку, вытянула руки перед собой на столе.

– Норд, что происходит? Почему ты настоял, чтобы дело отдали УПИРу? Почему Серая стража тебя послушала?

– Головин не желает впускать на свою территорию посторонних.

Я подозревала, что ответ мне не понравится, но он превзошел все мои ожидания. Норд собирался принять участие в расследовании и решил, что с управлением будет проще договориться!

– Ты забываешься, – отчеканила я. – УПИР пока что не твоя личная лавочка. Только попробуй…

Норд подался вперед, накрыл мои ладони своими и процедил сквозь зубы:

– Не смей угрожать кому-то, не взвесив последствия. Подобное может проститься адептке-недоучке, но не консультанту Управления по иным расам. Всё понятно?

– Сама прекрасно знаю, – примирительно буркнула я.

– Но временами сложно сдержаться?

– Бывает и такое.

Я поморщилась, стараясь выбросить из головы Аркадия Миронова и его мыхреву подлянку. Слишком много чести.

– Существуют другие способы сбросить стресс, – вкрадчиво заметил Демиан.

Покраснев, потянула руки на себя. Разговор принимал оборот, к которому я не была готова. Теоретически я понимала, что Норд может затронуть нереализованные пункты нашего соглашения, но не во время же завтрака в закусочной!

– Буду иметь в виду, – поспешно произнесла я и с надеждой взглянула в сторону стойки заказов. Официант, как назло, не спешил на выручку, да и кассира на месте не наблюдалось.

– Хороший секс помогает прочистить мозги не хуже утренней пробежки. – Добив меня окончательно, Норд разжал пальцы.

Откинувшись на спинку стула, я в панике подыскивала ответ. К мыхрям остроумие, я всего лишь хотела перебраться на безопасную территорию. Словесные провокации, подкрепленные цепким, пробирающим до дрожи взглядом выбивали меня из колеи. Норд держал меня в подвешенном состоянии. Не покидало ощущение, что он всего лишь выжидал. Проклятье, да чего он добивается? Чтобы я сама на него набросилась?

Приход официанта предоставил так необходимую передышку. Когда передо мной появилась кружка кофе, а Норд приступил к омлету, я смогла снова мыслить здраво, то есть исключительно о работе.

– Какого содействия ты ожидаешь от УПИРа?

Пауза перед ответом была небольшой, но достаточной, чтобы выдать колебания деймонара.

– Я собираюсь попросить у капитана допуск гражданского лица в лабораторию.

– Специалиста по фейри?

– Морган Вейн.

Я пригубила чашку. Озвученный выбор меня не удивил. Вейн не только руководила медицинским центром “БИО-ФЕЙ”, но и сама была представительницей Волшебной страны.

– Думаю, Юдин согласится. Однако готовься к сделке. Наверняка Соколов попытается выбить для себя стажировку в центре.

– Если он и Морган поладят, она сама предложит ему сотрудничество.

Звучало неплохо, вот только интуиция подсказывала, что Норд не был откровенен до конца.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru