Академия фамильяров. Секрет темного прошлого

Лина Алфеева
Академия фамильяров. Секрет темного прошлого

© Алфеева Л., текст, 2022

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

Глава 1

Говорят, ученье – свет. Для боевых магов уж точно: нехилая прибавка к резерву и новые заклинания позволяют выдавать снаряды невиданной яркости и мощи. Для фамильяров же ученье – это не только знания, но и плюс-минус сотня килограммов чистого веса. Тут уж как с ипостасью повезет. Моя первая, боброкошка, прекрасно помещается на руках боевого мага и моей подопечной Эллы Ласточкиной. Зато от второй, мантикоры, Элла шарахается и по сей день. Утверждает, что в этом облике у меня вид слишком грозный. А что она хочет? На то я и боевой фамильяр!

Я мягко переступила лапами по полу и горделиво тряхнула головой, еще бы при этом хвост и крылья остались неподвижными! Минутная слабость, вылившаяся в секундный выпендреж. В результате – упавшие со стола книги, опрокинутая чернильница и разбитая ваза. По сравнению с этим пара перевернутых стульев была уже мелочью. Практически сразу же раздался стук в дверь, а в голове прозвучало встревоженное:

«Дэни, у тебя все в порядке?!»

Грохот Элла услышать не могла – каждая комната в Башне фамильяров окутана звукоизолирующими чарами, значит, уловила перепад настроения. Временами эмоциональная связь, возникшая между мной и Эллой, напрягала.

Отношения мага и его фамильяра основаны на доверии, на понимании чувств и эмоций друг друга. Во время обучения в Академии Кар-Града Элла ко мне привязалась, и это слегка пугало. Что она будет делать, когда наша совместная учеба завершится? А я? Что буду делать я сама?

– Бодрого утречка! – Элла стремительно ворвалась в комнату и замерла на полушаге. Голубоглазая блондинка с открытым лицом и ямочками на щеках, и не поверишь сразу, что боевой маг. – Если ты решила размяться, то выбрала не то помещение.

Я фыркнула и мысленно отдала приказ о превращении. Смена облика произошла мгновенно, вместе с ним изменилось и восприятие. Угол обзора сместился, да и сама комната увеличилась в размерах, заодно пришло осознание размаха погрома, который я только что устроила.

И это я! Даниэлла из рода фамильяров Сан-Дрима, особа аккуратная и бережливая. И вот вся моя аккуратность и бережливость бились в припадке при виде гадких чернильных пятен, покрывавших кожаные переплеты новеньких книг.

– Ты ходила в библиотеку? А почему меня не позвала? – Элла подняла одну из книг и с удивлением прочитала ее название: – История Кар-Шана? Новый предмет?

Кар-Шаном назывался мир, приютивший нашу академию. Фамильяры получили в распоряжение целый полуостров, за пределы которого выходить нам не дозволялось, да мы и не стремились. Зачем рваться туда, где не рады, если перед тобой открыты сотни порталов в более дружелюбные миры, входящие в Содружество?

Вот и я ни за что бы не стала интересоваться закрытым миром, в котором была всего лишь гостьей, если бы не выяснилось, что это историческая родина лорда Рендела Аратейра, ректора Академии Фамильяров, архимага боевой магии и артефакторского искусства и… моего жениха.

Я подхватила с пола остальные книги и очистила их магией.

– Подарок леди Тиранды и намек, что я должна получше узнать Кар-Шан.

– Лорд Рендел в курсе? – На лице Эллы появилось озадаченное выражение.

Леди Тиранду она не любила заочно. Я и сама с огромнейшим удовольствием держалась бы подальше от этой особы, не будь она матерью лорда Рендела.

– Дэни, я задала вопрос и все еще жду ответ. – Девушка нетерпеливо пристукнула носком ботинка по полу.

– Нет. Я не стала говорить. – Я аккуратно разложила книги на столе. – Это же всего лишь история.

– В которую ты обязательно влипнешь!

Уже влипла! Элла не знала, кем на самом деле был лорд Рендел Аратейр – прямым потомком опального императора Кар-Шана. Изгнанный из родного мира вместе с семьей, император осел в столице Содружества, где и родился Рендел. Его мать не оставляла надежд вернуть роду Аратейр былое величие и трон. Что же до архимага, то его вполне устраивал текущий порядок вещей и пост ректора Академии Фамильяров.

Устраивал ли?

Если раньше я была уверена, что судьба академии – единственное, что занимало ректора, то теперь, чем больше я узнавала о темном прошлом этого мира, тем сильнее становились сомнения.

* * *

Предрассветные физические упражнения бодрят, помогают держать мышцы в тонусе и прогоняют сонливость. Фамильяры и их подопечные успешно опровергали каждый пункт этого утверждения, превращая утреннюю пробежку в картину «Зомби на прогулке». Благо было с кем сравнивать: настоящие зомби и создавшие их некроманты как раз в это время возвращались с ночных практик.

Но все-таки не зря куратор гонял нас и в хвост и в гриву весь первый семестр. Адептам других факультетов было еще тяжелее, они присоединились к утренним разминкам только со второго и теперь медленно втягивались.

– Ты только посмотри, какие доходяги! – Марк обратил внимание на Башню целителей, вокруг которой, едва переставляя ноги, трусили фигуры в зеленых мантиях.

– Не злорадствуй, лучше вспомни, с чего мы начинали.

– Если ты о перекурах на траве, пока наши адепты приносили себя в жертву богу физкультуры, то я не прочь вернуться к пройденному этапу. – В голосе Марка прозвучала вселенская тоска.

– Ты же бросаешь.

– Мы – бросаем!

Марк ужасно гордился тем, что убедил своего подопечного Люка отказаться от вредной привычки. Я тактично не стала напоминать, кто научил Люка курить.

Когда куратор боевых магов Эльтерус добровольно-принудительно привлек и нас, боевых фамильяров, к утренним пробежкам, Марк обнаружил, что курение губительно сказалось на его дыхалке, вот и принял единственно верное решение. Об этом он напоминал всем чуть ли не ежедневно, а еще стал дерганым и раздражительным. Для Люка подобное состояние и раньше было нормой, но со второго семестра он словно с цепи сорвался: язвил и выпендривался больше обычного. Впрочем, наша компания относилась к его поведению с пониманием. Незакрытая магическая сделка может испортить даже самый замечательный характер.

«После занятий встречаемся в оранжерее…» – мысленно напомнила я мимо пробегавшей Элле.

Девушка молча кивнула и ускорилась.

Второй семестр преподнес огромный сюрприз: расписание фамильяров и наших подопечных не совпадало. Если раньше мы присутствовали на всех лекциях и практиках адептов, то теперь допускались исключительно к профильным предметам. У Эллы таковым являлась боевая магия.

* * *

Курс по защите подопечных для фамильяров основной и объединяет все виды магии и возможности вторых ипостасей. Чтобы преодолеть хитрые испытания Альфреда Снежного, нам приходилось выпрыгивать из собственной шкуры. Причем буквально! На смену формы отводились секунды. Не успеешь – ты «убит» и любуешься тем, что осталось от копии твоего подопечного.

– Что, голубушка, не нравится? – участливо поинтересовался Альфред у голубки Мирабель, не уберегшей фантом целителя от попадания в яму с ядовитым плющом.

В настоящий момент фантом Хиллера добросовестно пытался исцелить свои раны магией, разумеется, безуспешно.

– Да пусть он прекратит! – в сердцах бросила Соня, рискнувшая заглянуть в яму.

– Не прекратит. Упорный, как и оригинал, – буркнула вконец расстроенная Мирабель.

К слову, со второго семестра фантомы обладали не только идентичной внешностью, но и копировали характеры наших магов.

– Даниэлла, ваш выход. – Альфред Снежный сделал приглашающий жест в сторону трассы, на которой поджидали не только препятствия, но и меткие снаряды куратора Йерихона.

Выбор ипостаси для прохождения испытания оставался на усмотрение фамильяра. Я решила не превращаться, чем заметно удивила ребят. Когда я подошла к черте, вслед полетел недоуменный шепоток, призывы не глупить и ехидные пожелания поскорее провалиться. Это уже ласка Висэль отличилась. Меня она не переваривала, впрочем, как и большую часть учащихся нашей академии.

Ладно, раз выпендрилась, надо показывать класс!

Первое препятствие, огненную тропинку, и впрямь проще было бы миновать кошкой, но я понаблюдала за ребятами и поняла, что смогу проскочить между огненными гейзерами даже на двух ногах. Главное было не спешить и рассчитать такт между всплесками. Ну и ногами перебирать четче, один раз занесло в сторону, в результате на мантии появилась подпалина, а у меня – первое предупреждение.

На скользком бревне, щедро политом маслом, помогла удержаться левитация. Нет, я не жульничала, а просто в критический момент поддержала себя магией. Вот Висэль считала иначе и, пока я сражалась с последним участком, требовала, чтобы меня сняли с испытания. Да вконец достала!

В условный лес, в котором поджидал вражеский маг, я спрыгнула мантикорой. Вот прямо с бревна и сиганула, причем на притаившегося в кустах Йерихона. Все-таки не зря изучила новенькое заклинание, помогающее обнаруживать скрытую ауру. Уже в воздухе я знала, что выиграла, сюрпризом стало другое – горестный стон нашего куратора.

– Я сделала вам больно?!

Дурацкий вопрос! Бледное, стремительно покрывающееся испариной лицо мага уже само по себе было ответом.

– Даниэлла, не могли бы вы с меня слезть? – процедил он сквозь зубы.

– Да! Конечно! Простите! – Я расправила крылья и взмыла в воздух. – Как вы себя чувствуете?

– Кажется, вы сломали мне ногу.

Следующие несколько минут на полигоне заправляли целители. Они осмотрели куратора, вердикт был неутешительным – к сломанной ноге добавились помятые ребра.

Сказать, что мне было стыдно, – ничего не сказать вовсе! Да я сквозь землю была готова провалиться! Пока целители занимались Йерихоном, я топталась в сторонке, не решаясь приблизиться ни к ребятам, ни к Альфреду Снежному.

– Что ж, Даниэлла, продолжим, – прямо-таки с эльфийской невозмутимостью произнес преподаватель, когда посторонние покинули полигон. – Будем считать, что вы успешно отразили магические атаки.

 

Я мельком глянула на таймер, отсчитывающий время, затраченное на прохождение испытаний. Благодаря скоростному прохождению третьего этапа у меня теперь была нехилая фора.

– Но это же нечестно! – Висэль все никак не могла угомониться.

– Поясните. – Взгляд Альфреда Снежного мог заморозить и воду в стакане. До этого момента он игнорировал все замечания ласки.

– Даниэлла использовала запрещенный прием!

– И какой же?

– Массу собственного тела… – произнесла Висэль уже не так уверенно.

– Официально разрешаю вам использовать каждый килограмм второй ипостаси… Как только вы ею обзаведетесь.

Висэль зло зыркнула на меня и поспешно спряталась за остальными фамильярами. Я же вернулась на участок полигона, имитирующий лес, и беспрепятственно пересекла его, на финише мне повстречался фантом Эллы.

– Почему так долго? Еще немного, и я бы отправилась на подвиги в одиночку!

Копия так хорошо воспроизвела голос и мимику Эллы, что на мгновение мне показалось, что я вижу ее настоящую.

– Даниэлла, время… – внезапно напомнила Элла голосом Альфреда Снежного.

Я же едва удержалась, чтобы не обернуться на преподавателя, и всмотрелась в новую трассу. Чтобы ее преодолеть, одногруппники действовали по схеме «атакующий маг плюс защита фамильяра», к концу выдыхались оба. Конечно, отчасти так происходило из-за потраченных на Йерихона сил. Тут я была в выигрышном положении и намеревалась закрепить результат.

Обернувшись боброкошкой, осторожно ступила на новую трассу, Элла расслабленно держалась позади. Я до сих пор не отдала ей приказ, не обозначила ее роль в этой битве, действовать наугад не хотелось. Я не знала, что за гадость появится из тумана, плотной дымкой зависшего над тропой. Выбор противника был стандартным, я представляла возможные варианты, но они варьировались по мере прохождения испытания.

Мне достались камнекрылы. Как только первая тварь высунула морду из тумана, я запустила в нее пульсаром и скомандовала:

– Ты атакуешь, я направляю!

Решение беречь магическую энергию возникло мгновенно, так что пульсары создавались Эллой, я же расстреливала камнекрылов мощными ударами бобрового хвоста. Мы продвигались медленно, краем глаза я постоянно держала в поле зрения не только небо, но и землю, ведь именно на ней вскоре начнется самое интересное.

Ай! Уже началось!

Я едва успела перепрыгнуть через невесть откуда взявшуюся яму и удержать Эллу на краю.

– Ступай осторожнее!

Фантомная Элла одарила меня улыбкой. Мы расправились еще с парочкой камнекрылов, когда земля под нами задрожала особенно сильно. По опыту других я знала, что яму с ядовитым плющом Элле не перепрыгнуть, и в этот момент началась массированная атака с воздуха.

– Элла, щит! – закричала я, уверенная, что фантом сможет повторить то, что уже умеет оригинал.

Заклинание, изученное во время каникул на Сан-Дриме, окутало Эллу красноватым свечением, я же поднатужилась и выпустила в нее струю чистой силы. Защита не подкачала, зато Эллу по инерции подбросило в воздух и протащило далеко вперед, мне оставалось только воспользоваться левитацией и долететь до финиша, щедро пуляя пульсарами по наглым камнекрылым мордам.

– Круто мы их, правда! – Элла восхищенно смотрела на меня.

– Да, было здорово. В следующий раз…

Хотела наметить тактику на следующую тренировку, но внезапно вспомнила, что передо мной вовсе не Элла, а ее копия, и настроение сразу же испортилось. Такая зачетная вышла боевка, а с собственным боевым магом не поделишься…

– Даниэлла, поздравляю, вам удалось сохранить лидерство. – Альфред Снежный подкрепил похвалу легкими аплодисментами.

Я сменила ипостась в третий раз и уже в своем привычном облике повернулась к преподавателю.

– Спасибо. Это было… – Я запнулась, не зная, как точнее выразить свои ощущения.

Сладость победы омрачилась горечью осознания, что я не могла разделить ее с подопечной.

– Всему свое время. Адептка Ласточкина пока не готова к подобным испытаниям.

Я кивнула, признавая правоту Альфреда Снежного, и присоединилась к однокурсникам.

– Дэни, класс! – Марк продемонстрировал мне кулак с оттопыренным вверх большим пальцем. Этот жест он подцепил как раз у Эллы.

– Молодчина! – поддержала его Соня. Удивительно, но у скромной хрупкой девушки с очками в пол-лица оказался второй после меня результат.

Мимоходом отметила, что в последнее время Соня нигде не появляется в девичьем облике. Даже на занятия фамильяров заявляется совой. Мысль была настолько мимолетной, что я тут же о ней забыла и переключилась на поздравления от других ребят. Даже Вульф расщедрился на одобрительный кивок, а вот Висэль фыркнула, что я не заслуживаю победы хотя бы потому, что чуть не угробила нашего куратора.

Альфред Снежный дождался, пока мы построимся в шеренгу, и взмахом руки создал в воздухе рейтинговую таблицу. И да, мое имя стояло в первой строчке.

Мелочь, а приятно!

– Думаю, вы уже догадались, кто в лидерах, и все-таки кое о чем пока не подозреваете. Например о том, что в следующем году вам предстоит защищать честь академии в турнирах фамильяров.

Новость взбудоражила всех! Альфреда тут же засыпали вопросами. Фамильяров интересовало все: от места проведения турниров до правил отбора на них. Дав нам выговориться, он продолжил:

– Как вы знаете, турниры – командное состязание. Предстоит жесткий отбор. Впереди еще целый семестр, но на вашем месте я бы уже сейчас подумал и решил, нужно ли вам это.

На этот раз мы промолчали. Считывание эмоций на фамильярских физиономиях – та еще задачка, зато восторженный блеск предвкушения в глазах не в силах скрыть ни одна ипостась. Альфред Снежный окинул нас понимающим взглядом и объявил, что тренировка закончена. Мы разошлись в ожидании следующего занятия и новых испытаний. Все понимали, что по их результатам и будет сформирована команда для участия в турнире.

Глава 2

В прошлом семестре мы были тенями наших адептов и откровенно дремали на лекциях. Новое расписание взбодрило всех. У нас добавились предметы. Одним из них была «Забытая магия». Не сговариваясь, мы заранее притопали в аудиторию и теперь гадали, с чем же нам предстояло столкнуться.

– Однозначно заставят изучать древние обряды и ритуалы, – недовольно фыркнул Вульф.

– Это же такой примитив. Правда, Дэни? – подхватила Висэль.

Камень был брошен в сторону моей родины Сан-Дрима. У нас существовал культ поклонения Богу-Солнцу, а таланты его жрецов сравнивались с возможностями магов, но спорить с Висэль я не собиралась, поэтому внесла свое предположение:

– Или нам расскажут о первых артефактах.

– Тю! Для этого достаточно прошвырнуться по музеям столицы. – Рыжеволосый Сэм состроил страшную рожу, вытаращив неумело подведенные глаза. Кое-кто явно переигрывал с вхождением в образ некроманта. – Я считаю, мы познакомимся с магией крови и зловещими тайнами магических родов. Нас заставят принести клятву о неразглашении, и если мы ее нарушим, то сдохнем в стра-а-ашных муках.

По аудитории пронесся возмущенный ропот.

– Сэм, прекращай нагнетать обстановку, – чопорно проухала Соня, заявившаяся на лекцию совой.

Остальные ребята щеголяли новыми мантиями, полученными в отделе снабжения. Их цвета совпадали с цветами формы наших подопечных.

– А я бы с удовольствием послушал про магические сделки, – с тоскою в голосе выдохнул Марк.

Наша компания солидарно покивала в ответ. За Люка переживали все.

– Обещаю уделить им достаточное внимание.

Мужской голос, раздавшийся у входа, заставил меня подпрыгнуть на месте.

Не может быть!

Обернулась и выяснила, что еще как может. По центральному проходу к кафедре легким шагом направлялся Орланд Даркинфольд – маг-менталист, сотрудник департамента магической безопасности и хороший приятель нашего ректора.

– Вы?.. – неожиданно для себя выдохнула я, когда маг проходил мимо.

«Да. Я. Что-то имеете против?» – прозвучал в голове ехидный голос.

Да я могла составить целый список!

Начиная с того, что Даркинфольд привык идти к цели напролом, не считаясь с мнением окружающих. Одна только попытка избавить меня от чувств к лорду Ренделу чего стоила! А неизменное желание залезть ко мне в голову? Язвительный, циничный! И этого пренеприятнейшего типа придется терпеть целый семестр, а потом сдавать экзамен? Как только лорд Рендел мог назначить его нашим преподавателем?!

Орланд Даркинфольд не удосужился надеть мантию. Заявился в серой униформе, подчеркивающей нездоровую белизну кожи и тощее телосложение. Узкое болезненно-худое лицо казалось бы изможденным, если бы не энергичный взгляд серых глаз, с веселой иронией осматривающих фамильяров. Показная доброжелательность меня ничуть не тронула, я прекрасно знала, что Даркинфольд мастерски умел излучать нужные эмоции буквально по щелчку пальцев.

«Дэни, ты чего так психуешь?» – Элла неизменно была настороже.

«Орланд Даркинфольд – наш новый преподаватель».

«Ой!»

«Еще какой! По сравнению с ним даже Эльтерус лапочка. Не отвлекайся!»

Элла как раз находилась на лекции по боевой магии, которую читал Эльтерус. Фамильяры теперь допускались исключительно на практики.

– Итак, я ваш преподаватель по забытой магии. Под ней подразумеваются все разделы магии, выходящие за рамки стандартной классификации. Это обряды, заговоры, родовая магия и магия крови.

– Мы будем учиться использовать магию крови? – Глаза Сэма предвкушающе полыхнули огнем. И не скажешь, что недавно феникс нос воротил от своего подопечного некроманта.

– Желающим попрактиковать магию крови могу подсказать заклинание высшего уровня, – почти ласково улыбнулся Даркинфольд.

– Но мы же еще не доросли до подобных заклинаний! – возмутилась Соня. – Их использование чревато немедленным выгоранием дара.

– Зато сэкономите мне массу времени. Не придется вызывать дознавателей, проводить допросы, собирать доказательства. Итог у всей этой канители будет один – блокировка дара. Так что энтузиастам проще собственноручно лишить себя магии.

В аудитории стало тихо.

– Тогда для чего изучать магию, большая часть которой под запретом? – недоуменно проворчал Марк.

– Охотно поясню. Слышали, что произошло на Гаэре?

Фамильяры мрачно закивали. О погибших адептах до сих пор вспоминать было жутко. Сразу представлялось, что на их месте могли оказаться наши подопечные.

– Нет, ребятки, я сейчас не финальную часть этой печальной истории имею в виду. Речь пойдет о магии элементов этого мира. Местные шаманы умеют создавать занятные сплавы и соединения. Именно с их помощью и был выстроен новый замок губернатора.

– Поэтому на Гаэру и направили магов-строителей… – подхватила я, чем заслужила одобрительный кивок.

– Но адепты самонадеянно проигнорировали инструкции. Заметив странность замка, они все равно решили туда проникнуть. Верх беспечности и закономерный итог. А поэтому открываем тетради и записываем: «Родовая память».

Смена темы произошла до того внезапно, что мы еще несколько минут пытались уловить связь между рассказом о единой памяти семьи, передающейся через кровь, с магией элементов и минералов на Гаэре. Только исписав целый лист, я убедилась, что ее не существовало, но повышенное внимание к своим словам Даркинфольд обеспечил.

* * *

– Представляешь, так и заявил: «Практически ничего из моего курса не сможете воплотить на практике. Но знать и разбираться обязаны». А у вас как прошло?

– Разбирали создание однослойных щитов. – Элла пренебрежительно хмыкнула, задрав нос кверху. Сама-то она еще на Сан-Дриме освоила двухслойные и теперь предвкушала момент, когда сможет похвастаться умениями.

Я заглянула в УУМ, до общего сбора в оранжерее осталось полчаса.

– У меня перекусим или потащимся в столовую?

– Давай тут. Ты закажешь или мне? – Подопечная с лукавой улыбкой покосилась на раздаточный пень.

Отношения с Зиновием, так назывался артефакт, у меня были сложные. Злопамятная деревяшка не мог простить, что одно время я использовала его вместо тумбочки.

– Добрый день, уважаемый. Поделитесь тем, чем сегодня в столовой кормят?

– Кхм! Рисовая каша подгорела. Угостить?

– А оладушек разве нет? – вмешалась Элла. – С медом и кленовым сиропом.

– Так кто ж начинает с десерта?! Готовы есть сладкое до, после и вместо обеда, а потом удивляются, что мантии не сходятся.

– Зиновий, миленький, что бы мы без тебя делали, – ласково пропела Элла. – Мы же тут совсем одни, некому проследить за правильным питанием.

Я уже разгадала, к чему она клонит, и на всякий случай отошла подальше от пня, чтобы не испортить все ехидным хмыком. Материализовавшийся перед носом красный тубус заставил удивленно вытаращиться на послание. От лорда Рендела они доставлялись в черных, от родных почта приходила в конвертах, а больше мне писать было некому. Я развернула свиток и застонала.

 

– Что там? – Элла попыталась заглянуть в послание. – Ух ты! Золотые чернила, а какой почерк! Хм… Писала женщина?

– Леди Тиранда желает встретиться со мной в городе. Сегодня вечером, – потрясенно добавила я, памятуя, чем закончилась наша прошлая встреча.

Леди Тиранда обозвала меня звероподобной тварью, недостойной лорда Рендела. На ее беду, это услышал сам архимаг. Его мать заявилась в город нелегально. Вероятно, перемещение отследили, и лорд Рендел поспешил на помощь. Он собирался открыть проход между мирами, чтобы леди Тиранда покинула Кар-Шан до того, как ей предъявят обвинение в незаконном пересечении границы, и стал невольным свидетелем нашего разговора.

– Надо рассказать лорду Ренделу о приглашении, – уверенно произнесла Элла.

– Блестящий совет! Вернее способа испортить отношения с будущей свекровью не придумать, – проскрипел Зиновий.

Элла вытаращила глаза на артефакт.

– Он в теме!

– Я, милочка моя, не только булочки с пылу с жару по академии доставляю, ни одна горячая сплетня мимо меня не пролетает, – гордо объявил раздаточный пень.

– И что говорят? – робко поинтересовалась я.

– Бродят слухи, что кой-кого уже считают членом рода Аратейр, а кой-кому пришлось проглотить это без соли и без перца. Поперек горлышка новость встала, но потом особа закусила печаль сдобным крендельком и теперь попивает травяной чаек, размышляя, как кое-кого использовать для достижения великой цели.

– Обалдеть! Это же он тебя и леди Тиранду имеет в виду! – воскликнула Элла.

– Обалдевай, догадливая ты наша, – милостиво разрешил Зиновий. – Жуй и обалдевай. Ваши-то давно уже откушали. И, между прочим, говорить о присутствующих в третьем лице невежливо.

На раздаточном пне появились две тарелки с супом и большая миска оладий. Рядом в вазочках золотыми лужицами поблескивали мед и кленовый сироп.

– Чего рот раззявили? Будто меня впервой в работе видите. Бегом суп есть, иначе я чай поверх него плесну.

И плеснет ведь! У него не затрухлеет!

Не мешкая, сцапали суп и заработали ложками; не успели мы вернуть пустые тарелки на пень, как вместо них появились полные до краев кружки ароматного чая.

На встречу с однокурсниками покатились двумя сытыми колобками. О круглом, вечно влипающем в неприятности хлебобулочном во время обеда рассказала Элла. Намек был предельно ясен: меня адептка считала колобком, а леди Тиранду лисой.

Еще посмотрим! Не дам я себя сожрать! Подавится!

* * *

К ребятам мы присоединились последними и не успели поучаствовать в перебранке. Сцепились Люк, Кеннет, Марк и Сэм. Я озадаченно осмотрела остальных, вроде больше ни с кого не капало. Злющая Соня нарезала круги под крышей оранжереи. Сразу видно, кто устроил парням холодный душ.

– Водные процедуры посреди академии? – хмуро поинтересовалась Элла. – Горлышко не болит? Нет? Это хорошо! Потому что я сейчас сама кой-кого придушу!

Девушка резко выставила руки, отчего Кеннет и Люк отпрыгнули назад, прямиком к бортику крошечного фонтанчика, бьющего посреди оранжереи. Взмах жезла, немного девичьей силы, и у парней случились повторные водные процедуры.

– Элла, ты чего-о-о?! – завопил Люк.

Кеннет растерянно приподнялся на локтях и теперь отплевывался от воды.

– Пока разминаюсь. Дэни, как думаешь, может, еще и молнией приложить? Для закрепления результата.

– Полагаю, им хватит, – тихо хихикнула я.

Да и как было не рассмеяться, если Марк отчаянно пытался вскарабкаться на дерево. Стоит намекнуть, что зайцы на это физически не способны? Вот Сэму было проще: перекинулся из феникса в паука и затаился под ближайшим кустом.

Да! Моя подопечная грозная! На то и боевой маг!

Хм… А почему в оранжерее нет Хиллера и Мирабель?

Ответ я получила через пару минут. Запыхавшийся целитель присоединился к нам и гордо продемонстрировал колбу с темно-коричневой жидкостью.

– Еле успели! Люк, это тебе!

– Решил добить, чтобы не мучился? – уныло вопросил Марк.

– Это зелье памяти, – важно объявила Мирабель.

Я соотнесла сказанное с недавно полученной на лекции информацией и в ужасе уставилась на голубку.

– Ты позволила Хиллеру варить зелье по твоему конспекту?

Орланд Даркинфольд хотя и напустил на всех страху и заявил, что его предмет мы будем знать лишь в теории, расщедрился на простенькие практические примеры. Сегодня нам перепал рецепт зелья «родовой памяти».

– Полагаешь, великие предки помогут решить проблему Люка? – Марк задумчиво пожевал палочку лакричной конфеты. Вместо сигарет он теперь налегал на сладкое.

– Так далеко путешествовать не придется. Достаточно перенестись в тот день, когда он заключил сделку.

– А смысл? Ее текст у нас имеется.

– Смысл есть! – Я взволнованно подбежала к Люку, все еще сидящему в воде, и запрыгнула на бортик. – Во время заключения сделки большую роль играет не только то, что ты произносишь, но и как это делаешь. Отчасти поэтому такие сделки не пользуются спросом в магическом сообществе. Чихнешь еще или кашлянешь, а если фразы перепутаешь – вообще тихий ужас.

– Ужас у нас уже и так тихий, – буркнул Люк и выбрался из фонтана. – Хуже не будет, давай сюда свое зелье.

– Мирабель… – Я многозначительно посмотрела на голубку.

– Да нормальное зелье. Все по рецепту. Я контролировала.

Дегустировать зелье решили тут же, в оранжерее. Днем сюда редко кто заходил, это по вечерам по тропинкам бродили влюбленные парочки, а сейчас кто на дополнительных занятиях, кто в библиотеке, кто на учебном полигоне – не до романтики.

– Давай сюда свою склянку. Я готов, – с видом мученика проронил Люк, успев бросить на Эллу красноречивый взгляд.

Девушка ссутулилась и принялась нервно грызть ногти. Одергивать я ее не стала, сама была в похожем состоянии.

– Для активации зелья потребуется капля твоей крови, – с ласковой кровожадностью проворковала голубка.

Люк пожал плечами: надо так надо. Потом вытащил из петлицы световую указку Кеннета, зажег и размашисто полоснул по предплечью.

– Одну же каплю просил, бестолочь! – зло прошипел Хиллер, едва сумевший уберечь снадобье от кровавого ручья.

– Спокойно! Я поймала!

И верно, каким-то чудом голубка сумела перехватить каплю крови в полете и запечатать ее в энергетическом шаре.

– Эм… А мне кто-нибудь поможет? – Люк растерянно зажимал ладонью поврежденную руку.

Рядом с ним скакал взбешенный Марк.

– Что ж руку-то резал, надо было шею, чтобы наверняка! Погаси своего светляка и спрячь! А то прирежешь кого-нибудь!

– Подумаешь, мощность чуток не рассчитал. – Люк благодарно улыбнулся голубке, исцелившей его порез.

Тем временем Хиллер добавил кровь в пробирку, отчего снадобье вспенилось и приобрело насыщенный красный цвет.

– Люк, может, не надо? – испуганно пискнула Элла.

– Я должен! – С видом великомученика парень взял зелье и сделал глоток. – А дальше-то что?

– Глаза закрой и думай о сделке, идиот! – фыркнул его фамильяр.

Люк кивнул и крепко зажмурился, а потом его лицо расслабилось, и парень, покачнувшись, начал оседать прямиком в объятия расторопного Кеннета. В другой момент я бы не удержалась от смеха, но сейчас могла лишь подобно остальным напряженно ждать, что же произойдет дальше, сумеет ли Люк отыскать нужное воспоминание, заговорит ли, воспроизводя текст магической сделки, который ему услужливо прислали вместе с требованием раздобыть кровь виверны.

Несколько томительных секунд ничего не происходило, а потом Люк дернулся и четко повторил слова, что произнес в Ярмарка-Граде. Он говорил медленно, не иначе как повторял за кем-то; когда закончил, мы мрачно переглянулись – ни один из нас не заметил лазейки, дающей возможность признать сделку недействительной.

Марк зло смял письмо и бросил на пол.

– Ты что! – Элла быстренько подняла с пола свиток. – Это же улика.

Я поспешно прошептала слова заклинания, разгладившего пергамент. Итак, текст сделки безупречен, а вот о характере услуги Люк узнал из свитка. Там недвусмысленно значилось: три унции свежей крови виверны не позже чем через неделю после прочтения данного уведомления.

Срок истекал через два дня. О том, чтобы спуститься в пещеру и сцедить кровь у одной из ящериц, и речи не могло быть. Я еще раз перечитала свиток, прогоняя в голове информацию о магических сделках. Даркинфольд вспомнил о своем обещании и уделил им немного времени в конце лекции. Особенностью таких сделок была невозможность обмана. Люк должен передать магу кровь виверны… или верить в то, что передает именно кровь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru