Темная адептка. Учеба по привычке

Лина Алфеева
Темная адептка. Учеба по привычке

Глава 2

В школу мы возвращались под конвоем. Офицер Ройс разбил нас на пары и лично шагал рядом, не иначе как переживал, что мы попытаемся сбежать. Правильно переживал! Будь я одна, эта инкубская рожа меня бы через минуту потерял, но сейчас я не могла бросить леди Миранду Мирт, льющую слёзы из-за срывающейся свадьбы.

– Мы же день и время в главном храме столицы за год бронировали-и-и. Императорский оракул высчитал благоприятную дату для проведения церемонии-и-и-и, другой такой не бу-у-у-дет!

Над завывающей в голос Мирандой появилось облачко, пока незаметное и лёгкое, как пёрышко, но я знала, во что оно трансформируется, если адептка не успокоится.

– Глупости! Уверена, твой отец договорится с оракулом, а щедрое пожертвование поможет отыскать не менее благоприятную дату.

– А с гостями как бы-ы-ыть? Матушка приглашения за полгода разослала. – Миранда затравленно осмотрелась и прошептала: – Точно знаю, теперь все начнут шушукаться, что меня бросили.

– Не начнут! Все знают, что твой Роланд от тебя без ума. Ты только вспомни, какой изумительной красоты гарнитур он тебе прислал в прошлом месяце, – быстро проговорила я и, видя, что мои попытки успокоить Миранду не приносят успеха, украдкой ткнула идущего впереди Войского в поясницу.

Парень обернулся, узрел облачко, расползающееся над адепткой, понятливо кивнул и создал точно такое же над своей головой. Хотя нет, облачко Георга было квадратным и с глазками, а из приоткрытой пасти вываливался длинный язык. Сотворив иллюзию, Войский споткнулся на ровном месте, изобразил падение и буквально рухнул на ничего не подозревающего одногруппника. Крепкие мужские объятия помогли сотворению ещё одного облачка уже над головой Икара, а дальше информацию начали передавать по цепочке. Спустя минуту лёгкие белоснежные «барашки» парили над многими выпускниками ШИПа. Стражи хмуро косились, но происходящее никак не комментировали. И тут облачко Георга снова высунуло язык.

– А-а-а! Он надо мной издевается! – взвыла мнительная Миранда, отчего её собственное облако расползлось и начало стремительно превращаться в грозную тучу.

Войский обернулся, покаянно вздохнул и быстро затемнил свою иллюзию. Никто из стражей не должен был догадаться, что леди Миранда Мирт не управляет своим даром. Её иллюзии часто возникали внезапно и не вовремя.

В нашу школу Миранду сослали родители, чтобы девушка научилась контролировать спонтанные выбросы силы, однако достичь желаемого результата она не смогла. Впрочем, преподаватели об этом так и не узнали благодаря своевременной помощи однокурсников. Я сама несколько раз ходила вместо Миранды на экзамен и сдавала практикумы – не ограниченная в средствах дочь графа была моим лучшим клиентом.

– Мира, солнышко, вспомни о главном – о красивеньком блестящем жезле, который ты обязательно получишь, – прошептала я. – Тебе просто необходимо успоко…

Миранда застыла на полушаге, прижав руку к животу.

– Через девять месяцев я могла бы качать на руках малыша, а из-за этого гхарового инкуба…

Грянул гром, и туча Миранды пролилась на землю иллюзорным дождём, я была начеку и ловко раскрыла над нами такой же иллюзорный зонт. Не оплошали и ребята, и теперь над нашей процессией то и дело слышались раскаты грома.

– Солнце, офицер Ройс ни при чём, он всего лишь вестник. Хотя гхар, каких ещё поискать надо, – зло процедила я сквозь зубы.

– Нет, девочки, я ещё и за доставку отвечаю! И если вы не прекратите дождливую истерику, то упакую в портал без личных вещей!

Злющий офицер Ройс старательно игнорировал тёмное, как чернильная клякса, нечто, мельтешащее чуть поодаль, но чётко на уровне его физиономии. Нечто плевалось крошечными шаровыми молниями, которые так и норовили угодить ему по носу. Навредить иллюзии не могли, зато глаза слепили качественно.

Без личных вещей он меня в Карагат грозится отправить. Напугал ежа голой задницей! Да я вообще в этот Карагат не собираюсь. Нечего в элитной военной академии делать той, чей средний балл намного ниже среднего!

* * *

Сборы проходили нервно: я носилась из комнаты в комнату и подгоняла девчонок. Если у Тианы личные вещи поместились в небольшой саквояж, то Ария, Касмина и Миранда не могли выбрать наряды. И это только платья! Ещё были баночки с косметикой, драгоценности, туфельки, шляпки, школьные принадлежности.

Ария наотрез отказывалась расставаться с коллекцией перьев, позолоченными закладками, держателями для мела и разноцветными чернилами. Вот их она упаковывала особенно тщательно, заворачивая каждую баночку в тряпицу, – ещё разобьётся во время прохода через портал.

– Ари, ты не с того начала.

– Думаешь, перья тоже завернуть?

Я тяжело вздохнула и полезла в её шкаф. Ботинки! Арии нужна была тёплая обувь и одежда. Это здесь, на юге империи, климат круглый год был мягкий, зимы малоснежные, а лето – прохладным, а в Карагате даже сейчас в горах лежал снег.

Ботинки обнаружились под стенкой, туда же был засунут мешок с шерстяными штанами и тёплая кофта. В начале года нас возили на экскурсию в предгорье – полюбоваться на настоящую метель, чтобы мы потом могли создать собственную, уже иллюзорную.

– Надевай! – Я бросила Арии вещи.

– Разве в Карагате холодно? – До Арии всё доходило с огромным опозданием.

Я подозревала, что отчасти проблема крылась в успокаивающих каплях, которые она принимала на ночь, чтобы не видеть вещие сны.

– Холодно! Всё, что напялишь, то и твоё, – буркнула я и поспешила в комнату Миранды.

Эх! Намекнуть бы девочкам, что в Карагате у них вряд ли будут отдельные покои.

Миранда ещё и не начала собираться, она составляла список. Это была длинная инструкция для приходящей служанки. Три раза в неделю в академию заглядывали девушки из города, чтобы помочь нашим неумёхам с бытовыми мелочами вроде оторванной пуговицы или дырки на чулке. Бытовую магию в школе не преподавали, обслуживающего персонала не было, вот и приходилось выкручиваться.

– Ты чего расселась?! Вам же полчаса на сборы отвели!

– Я на прошлой неделе два платья в прачечную сдала, ещё надо не забыть забрать пару туфель у обувщика с Цветочной улицы и отдать в ремонт серёжки с янтарём. На одной застёжка сломалась. – Миранда переставила коробочку с серьгами на видное место.

– Какие туфельки? Какие серёжки?! Ты вещи собирать думаешь?

– Так я уже. У двери посмотри, – она вяло махнула в сторону модного саквояжа, больше напоминающего дамскую сумочку.

В такую не сунешь ничего существеннее сменного комплекта белья и скромного набора косметики.

– Если планируешь всё купить на месте, то не рассчитывай на привычный ассортимент в лавках Карагата.

– Я не задержусь в этой дыре надолго, – с улыбкой парировала Миранда, не прерывая составление списка.

– Уже переговорила с папой?

– Угу. Он уверен, что это ошибка. Все в курсе, что из нашей школы уже давно никого серьёзнее придворных иллюзионистов и столичных декораторов не выпускают. Динара, будь реалисткой: где мы, а где боевые маги Карагата. Это же будущая военная элита. О какой совместной отработке навыков может идти речь?

Ни о какой. Боевики размажут иллюзионистов по стенке в первую же секунду тренировочного боя, исключительно для того, чтобы под ногами не путались. С какой стороны ни глянь, распоряжение о совместных учениях выглядело очень странно.

– Твой отец уверен, что наш главнокомандующий слегка так перепутал? Возраст уже не тот. Склероз крепчает, маразм где-то рядом.

Миранда с удивлением посмотрела на меня, а потом захохотала в голос.

– Какая милая характеристика для Первого паладина Мрака.

– Тоже мне Первый паладин, из него песок давно сыплется, – фыркнула я.

– Лорд Адамант Вэриан Льен был наставником нашего императора, – с заметным восхищением произнесла Миранда.

– Я и говорю, давно живёт.

О лорде Льене я была наслышана от отца, и высказывания эти были не самые лестные. Папа называл Адаманта Льена упёртым, злопамятным сукиным сыном, не способным идти на малейшие уступки. В армии его обожали, зато министрам и дипломатам хотелось удавиться, когда долговязая фигура чёрного паладина возникала на пороге зала заседаний. Он являлся всегда внезапно и был способен за считаные минуты разрушить то, что создавалось не один месяц. Самое скверное – император прислушивался к своему бывшему наставнику и позволял тому совать свой породистый нос во внешнюю политику.

Доставалось от нашего главнокомандующего и соседям. Ледяные ифриты, посмевшие подослать убийц к малолетнему будущему императору, расплачивались до сих пор, светлые эльфы, замахнувшиеся на кусок территории союзного королевства Азрот в разгар чёрного мора, дрожали от ужаса при одном упоминании имени лорда Адаманта Льена. Но самая непримиримая позиция у него оставалась в отношении тёмных. Это из-за лорда Льена я была вынуждена прятать свой тёмный дар за безобидными иллюзиями.

Пока мне удавалось маскировать неконтролируемые выбросы силы, но я понимала, что бесконечно так продолжаться не может. Чтобы научиться управлять даром, мне нужны были записи отца и книги из его библиотеки. Каждую неделю этого года я отправлялась в местную портальную и переносилась в столицу. Я проникла в родовой особняк, взломала защиту на дверях лаборатории и практически смогла вскрыть тайник. Собственно вскрытию тайника я собиралась посвятить летние каникулы. В столице у меня уже была арендована комната, а кой-какие сбережения должны были помочь продержаться до начала учебного года. Вот провожу девчонок и сама пройду через портал.

– Вэриа-а-ан, – томный вздох Миранды прозвучал до того тихо, что я сперва не обратила на него внимания, пока мне под нос не сунули номер столичной газеты.

Какой кошмар! Вид заключённого в броню мужчины, вальсирующего по залу, заставил меня содрогнуться. Интересно, ему никто не говорил, что соваться в бальную комнату в железяках, сплошь утыканных шипами, это, по меньшей мере, невежливо? Его партнёрша, хрупкая леди в светло-зелёном платье, изо всех сил старалась сохранять дистанцию.

 

– Повезло ей. Здесь написано, что Первый паладин задержался только на один танец.

– Повезло. Что цела осталась. Как его только служба безопасности пропустила? Одно неосторожное движение, и – увы, ваш сын сам поскользнулся, налетел на мою перчатку и перерезал себе горло.

– Ты не понимаешь. Это же лорд Льен!

– Я сдала третий модуль по истории у профессора Блекса и знаю, чем Тёмный Альянс обязан лорду Льену, но не обязана одобрять его методы, – отчеканила я.

В газетной заметке лорда Адаманта Льена называли Покорителем чёрных драконов. Так, значит, конфликт с крылатыми ящерами был разрешён при участии армии. И это когда мой отец столько сил положил, чтобы не допустить военного столкновения!

– Динара, ты чего? – Миранда отняла у меня газету. – Это всего лишь снимок, причём не самый удачный. Незачем смотреть так, словно из него сейчас выпрыгнет лорд Льен собственной персоной и откусит тебе голову.

Не откусит, в его власти сделать кой-чего похуже. Разумеется, вслух я этого не произнесла, а поспешила проверить, как собирается Касмина.

* * *

Я была уверена, что после Арии и Миранды меня уже ничем не прошибёшь, и всё-таки Касе удалось меня удивить – её вообще в комнате не оказалось. У двери сиротливо стоял полупустой саквояж. Выругавшись, отправилась на поиски однокурсницы. Сбежать она не могла, но у Касмины всегда было обострённое чувство справедливости, помноженное на стремление во что бы то ни стало докопаться до истины, так что я не ошиблась, решив подняться на третий этаж административного крыла. Здесь находился кабинет Альсара Риольского, нашего ректора. В коридоре было пусто, только деловито шуровала шваброй старая Аглая.

Помню, как удивлялась в первые дни отсутствию в школе волшебных помощников, облегчающих жизнь и учащимся, и преподавателям. В ШИПе, купающейся в иллюзиях различной направленности и продолжительности, не было и следа бытовой магии. Позже я узнала, что эти виды магии конфликтуют и проще оградить юных дарований от бытовой, чем потом расхлёбывать последствия.

– Теть Гляня, а вы Касю, случайно, не видели?

– Видела. В приёмной начальства она. Только зря она там сидит.

– Почему зря?

– Дык ректора нашего сразу, как только ваш экзамен закончился, в столицу вызвали.

– И он, бросив всё, отправился в городскую портальную? – удивилась я.

Альсар Риольский по натуре был человеком неторопливым и мнительным, получи он приказ хоть от самого императора, сперва бы постарался выяснить, а действительно ли свиток доставили из дворцовой канцелярии, какова обстановка в столице, и он точно не позволил бы, чтобы его учащихся вытащили из таверны с наказом собраться за полчаса в какой-то там Карагат!

– Нет, наш ректор не пошёл в портальную. Зачем она ему, коли император штатного телепортиста прислал. Вот прямо со двора и отправились.

У меня внутри всё оборвалось. Значит, отец Миранды ошибся, и девчонок в самом деле загребут в военную академию.

Я уже хотела войти в приёмную ректора, когда из неё вышли Касмина и госпожа Ортон. Точнее, наш профессор по бытовым иллюзиям явно пыталась сбежать от излишне прилипчивой адептки, прижимая к груди высокую стопку папок.

– Нет, госпожа Ортон, я всё равно не понимаю, отчего такая спешка… – монотонно вопрошала Кася.

– И не поймёшь! Я уже раз пять тебе всё объяснила. И без толку! – Госпожа Ортон зло притопнула ногой, отчего стопка в её руках сначала покосилась, а потом папки сорванными с дерева листьями посыпались на пол.

Наши характеристики! Я точно это знала, потому что уже несколько раз совала нос в личное дело. Должна же я была убедиться, что Альсар Риольский не подозревает, что в его школе иллюзий учится адептка с фальшивой личиной.

Мы с Касминой наклонились, чтобы собрать папки, когда вдруг Кася тихо охнула:

– Госпожа Ортон, здесь какая-то ошибка. Вы взяли личное дело Динары.

– Никакой ошибки. Наш главнокомандующий приказал явиться в Карагат всем выпускникам ШИПа.

– Так Динара не сдала профильный экзамен!

– Приказа о том, что адептка остаётся на третий год, не было. – Госпожа Ортон торжествующе улыбнулась. – Думала, я позволю тебе насмехаться надо мной и дальше? – Улыбка сползла с лица профессора, на щеках теперь алели два некрасивых пятна. – Пятьдесят шесть нивелированных иллюзий! Пятьдесят шесть раз ты выставляла меня посмешищем! Гробила репутацию среди адептов! Думаешь, я не понимаю, что ты метишь на моё место?!

– Так это бизнес был… ничего личного, – опрометчиво ляпнула я.

Госпожу Ортон затрясло от ярости, она вырвала у Касмины папку с моим личным делом и прошипела мне в лицо:

– Я сделаю всё, чтобы ноги твоей в ШИПе больше не было.

Громкий удар колокола, обычно объявляющий о начале и окончании занятий, оповестил, что время, отведённое на сборы, подошло к концу, и с улицы до нас донёсся усиленный магией голос:

– Отбывающим в Карагат спуститься к арке портала через минуту, иначе задействую привязку по ауре.

Гхаров инкуб! Он поставил нам метки, как каким-нибудь преступникам! Видимо, и впрямь опасался, что сбежим.

– Динара, вещи! – Касмина в ужасе вытаращилась на меня.

Вот засада! Я же и не собиралась!

Я повернулась к госпоже Ортон, преспокойненько поднимающей рассыпавшиеся папки, и в следующее мгновение их число увеличилось раз в пять, а настоящие перемешались с иллюзорными.

– Адептка Лэсарт, что вы себе позволяете!

– Выигрываю время. Тоже ничего личного, – сладко пропела я.

И солгала. Эту гадость я сделала с огромнейшим удовольствием.

* * *

Офицер Натан Ройс оказался гхаром, каких и в природе не существовало! Он в самом деле задействовал притягивающие метки. Да я только в комнату успела заскочить и сцапать со стола сумку с прощальными подарками одногруппников, как окно распахнулось, а меня потянуло наружу. И это когда я до тайника даже не добралась.

Перекинув сумку через плечо, я всеми силами вцепилась в столешницу, а стол у меня в комнате был крепкий, дубовый. Вот над ним я и воспарила, точно воздушный шарик. Резкий рывок связующей нити – и я от души приложилась плечом о закрытое окно, створку которого едва успела захлопнуть. Отсрочка была временной, мне удалось выиграть секунд десять-пятнадцать от силы, и их нельзя было терять! Оттолкнувшись от стены, я подлетела к шкафу. На самом верху, в щели между потолком и крышей, была припрятана скрытая магией коробочка.

Есть! Успела!

Я как раз засовывала коробочку в сумку, когда окно распахнулось настолько резко, что треснули стёкла, а меня не просто потянуло, а вытолкнуло наружу с такой скоростью, что я забыла, как дышать!

Земля приближалась быстро и неумолимо, я понимала, что связующая нить оборвётся, как только мои ноги коснутся земли, а потом меня по инерции протащит по брусчатке, и хорошо, если я отделаюсь изодранными в кровь коленями. Я раскинула руки и приготовилась к жёсткой посадке, как вдруг из-под земли выросли металлические штыри. Длинные, острые, такие любят размещать в убойной зоне между стенами замка. Только в прошлом месяце проходили. Вот на них я и должна была напороться при приземлении!

Орала я громко, прочувственно и на одной ноте. Грохну Войского, не мог что-то менее жуткое наколдовать! Впрочем, иллюзия сработала. Мой полёт резко замедлился, а потом меня бережно опустили на ноги чуть в сторонке от металлических штырей.

– Спасибо, офицер Ройс. Я не опоздала? – произнесла я с особо противным оттенком вежливости.

Заметно посеревший инкуб подскочил к штырям и пнул один из них – разумеется, его сапог прошёл сквозь нематериальную иллюзию. Смачно плюнув себе под ноги, Ройс зло зыркнул на меня и направился к уже практически сформированной арке портала.

Возле пространственного перехода стояла госпожа Ортон и прижимала к груди папочки с личными делами выпускников ШИПа.

– Офицер Ройс, здесь всё, как вы заказывали! Психологические характеристики, табели успеваемости и…

– Плевать! Это не для меня. – Он забрал папки у профессора и вручил одному из стражей. – Так, детки, разбились на пары и по очереди шагаем в портал. И если кто-то посмеет создать хоть одну долбаную иллюзию, сильно об этом пожалеет.

Инкуб многозначительно посмотрел в мою сторону. А я… я послала воздушный поцелуй Войскому. Всё-таки он меня спас.

К переходу адептки Школы Иллюзий и Преображения подходили последние. На Миранду опять напал мандраж, грозящий перерасти в полноценную истерику. Госпожа Ортон улыбалась столь злорадно, что меня тоже начало ощутимо потряхивать. Из-за мелочной мести профессора по бытовым иллюзиям я была вынуждена отправиться туда, где меня уже не будут прикрывать окутанные иллюзорной магией стены школы.

Мысленно приказала себе расслабиться. Все проблемы надо решать по мере поступления, следующий всплеск тёмного дара может произойти не скоро. Главное – поменьше нервничать. Я демонстративно отвернулась от госпожи Ортон. Стоит тут, злорадствует, когда мы, девчонки благородного происхождения, вынуждены отправиться в холодный и заранее опостылевший Карагат.

– Минуточку! Офицер Ройс! – окликнула я инкуба. – Так нельзя!

Офицер Ройс повернулся ко мне с совершенно зверским выражением лица.

– Желаете оспорить приказ нашего главнокомандующего?

– Желаю выяснить, каким образом в Карагате будут соблюдены приличия! Это учреждение для адептов боевой магии, а всем известна репутация этих субъектов. Да их к приличным девушкам нельзя подпускать! Думаете, главы родов будут рады, что нас переправили без надлежащего сопровождения? Что будет с нашей репутацией?

– Адептка Лэсарт, если вы ещё не заметили, то в вашей группе на одну девицу приходится по три парня!

– Но это не боевые маги! – весомо изрекла я, ещё и ногой притопнула. Это был условный сигнал для девчонок.

– Офицер Ройс, мой жених будет в ужасе, – пролепетала Миранда. – Он сочтёт меня распущенной девицей.

– Мой отец подаст протест императору! – подхватила Ария. – Если в столице узнают, что мы жили рядом с боевыми магами, – нам конец!

– И как порядочный мужчина вы будете обязаны жениться на одной из нас! – немного не в тему ляпнула Тиана.

Последний аргумент, впрочем, оказался самым впечатляющим для офицера Натана Ройса. Заметно побледнев, он ткнул пальцем в госпожу Ортон:

– Вы едете с нами!

В арку портала мы шагнули под вопли профессора бытовой магии, которая в отличие от нас даже вещи собрать не успела.

Глава 3

Иллюзорная шубка не греет, зато ты выглядишь в ней не такой жалкой, а если ещё и красный нос магией прикрыть, то совсем приличный вид получается.

Именно так я и рассудила, когда при выходе из портала поймала на ладонь пару снежинок. Теперь я щеголяла чёрно-белым мехом неизвестного природе животного. Девчонки последовали моему примеру и наколдовали себе роскошные полушубки. Не мёрзла только Ария. Она восприняла мой совет: «Что напялишь – то и твоё» буквально и сейчас напоминала шерстяной шарик на ножках.

– Да что за дела?! Сейчас же почти лето! – громко возмущался Войский.

В попытке согреться он прыгал высоко, как кенгуру, подтягивая колени к груди. Остальные парни завистливо посматривали на прыгучего Георга, но могли изобразить только вялые подрыгивания на одной ноге.

– Вот такое вот паршивое тут лето, – буркнула я, растирая озябшие ладони.

– Нет, ребят, я так не могу! – Сердобольная Ария всплеснула руками, и у нас под ногами зазеленела трава и начали распускаться подснежники.

– Жги жарче!

Призыв Войского подействовал на адептку воодушевляюще, и теперь из-под снега робко выглядывали кактусы и неведомые колючки. Георг наклонился, потыкал в одну из них пальцем и оскалился в улыбке:

– Бодрит!

– Ария, ты создала материальную иллюзию? – ужаснулась госпожа Ортон.

– Да вот какая получилась. – Девушка виновато захлопала ресницами. – Не переживайте, она долго не продержится.

«А долго и не нужно…» – мрачно подумала я.

Отправившийся доложить о нашем прибытии офицер Ройс как раз выходил из здания. Заметив, во что мы превратили внутренний двор гарнизона, он замер на полушаге, а потом зло пнул ближайший кактус и… взвыл! Вот зря Арию преподаватели считали совершенно неперспективным магом. Может же, когда захочет!

– Адептка Лэсарт!!! – проревел инкуб.

– И чего он к тебе всё время цепляется? – возмутилась Тиана.

– Он просто другие имена не запомнил… Бедняжка, – почти искренне посочувствовала я Натану Ройсу, наступившему на верблюжью колючку.

Дальнейшее продвижение офицера через двор напоминало манёвры по минному полю, когда же он добрался до нас, у Арии сдали нервы:

 

– Простите, офицер, это случайность. Обычно материальные иллюзии у меня не выходят. Я и зачёт по ним получила только с помощью… – Тут Ария прикусила язык и с опаской покосилась на профессора по бытовым иллюзиям.

Вот госпожа Ортон не мёрзла. Её шуба была настоящей. В общем, нет в этом мире справедливости!

– Развоплотить сможете? – мрачно поинтересовался инкуб.

– Не-е-ет, – пролепетала совершенно несчастная Ария и громко шмыгнула носом.

– Да вы не переживайте, к утру сама развеется, – обнадёжила я. – Подскажите, нам долго ещё на холоде торчать? Мы так и замёрзнуть можем.

– И это тоже не понравится вашим родителям? – едко уточнил офицер Ройс и, не дожидаясь ответа, направился в сторону длинного одноэтажного строения: – Чего замерли? Уже примёрзли? Учтите, сопливые, синенькие адептки не в моде. Таких замуж не берут.

Совсем бедного из-за намёка на возможную женитьбу приплющило!

– Так мы не горим желанием вот прямо сейчас отправиться под венец. Нам бы сначала до местной академии добраться. Там выбор больше!

Офицер споткнулся на ровном месте. Ан нет. Снова верблюжью колючку не заметил.

Несмотря на то что во дворе гарнизона не было ни души, я не сомневалась, что за нами наблюдали. Слух об озабоченных матримониальными планами адептках обязательно разлетится по Карагату. Мужская солидарность по сравнению с женской – так, художественная самодеятельность. Жуть до чего предсказуема!

– Офицер Ройс, потрудитесь объяснить, что происходит! – Это госпожа Ортон вспомнила, что она тут за старшую. – За нами должны были прислать повозки и грифонов из академии.

– Не приедет никто. Заночуете в казарме. А завтра уже доставим вас на место назначения. – Офицер Ройс повернулся к нам и с заметным удовольствием добавил: – Предлагалось отвести вас в город и разместить в гостинице, но я не могу позволить, чтобы столь чистые, кроткие и благородные создания оказались без присмотра. Пошевеливайтесь или останетесь без ужина!

Парни подхватили вещи и поплелись за гхаровым инкубом.

– Динара, вот и зачем он так? В гостинице нам всем было бы удобнее, – тихонечко сокрушалась Тиана.

Я не стала говорить, что мужская логика временами бывает похлеще женской. Не хотелось обижать одногруппников.

* * *

Ночью меня разбудили. Я только начала проваливаться в сон, как почувствовала, что левую лодыжку оплело нечто прохладное, скользкое и настойчиво потянуло на себя. Сердце пропустило несколько ударов, а горло сжала ледяная лапа ужаса, пока до меня дошло, что это всего лишь материальная иллюзия.

– За плетение высший балл, за внезапность дам в глаз. Войский, ты вконец охамел… – зло прошипела я, пытаясь восстановить дыхание.

Сердце бешено колотилось в груди, а по спине стекали ручейки холодного пота. В нормальных магических школах мальчики подкладывают девочкам на стулья кнопки-верещалки и мажут по ночам красящей пастой, а эти заикой сделают ещё до получения диплома!

– Икару плохо.

Всего два слова заставили меня подпрыгнуть на постели.

– Почему сразу не сказал?

– Так тебя фиг добудишься. Лежала как неживая, только на магию и среагировала, – Георг виновато улыбнулся. – Сильно напугал?

– Завтра ночью узнаешь, – мстительно пообещала я.

Девчонки и госпожа Ортон крепко спали, поэтому я завернулась в покрывало, сунула ноги в туфли и поспешила к бархатной ширме, разделяющей спальное помещение казармы на две части. Иллюзорный занавес перед сном наколдовала госпожа Ортон. Хоть какая-то от неё была польза.

– Кто на этот раз? – шёпотом спросила я.

– Кошмары.

– Это я уже поняла, создал он кого?

– Я уже ответил. Ты только не ори. – Георг протянул мне платок.

Я понятливо кивнула и закусила уголок. Лучше перестраховаться, чем разбудить своим воплем всю округу.

Зря иллюзионистов считают неженками. Наша магия способна оживлять самые безумные и жуткие порождения разума. Икар создал кошмары – чёрные шарообразные сгустки дыма, из которых торчали извивающиеся щупальца. Я насчитала семерых, но знала, что это только начало. Чем глубже сознание мага проваливалось в сон, тем страшнее и многочисленнее становились его создания.

– Разбудить пробовали? – спросила я у адептов.

Те кучковались в дальнем уголке, отгородившись огненной чертой. Эта граница была соткана из чистой силы. Обычная иллюзия не смогла бы остановить монстров. Кошмары бродили вдоль неё, но не пытались пересечь. Они словно знали, что их жертвы не смогут удерживать барьер бесконечно.

Икар сидел на постели с широко открытыми глазами и невидяще смотрел перед собой. Когда я увидела его в таком состоянии впервые, ребята едва смогли убедить меня не мчаться в школьный лазарет. Теперь, спустя год, я знала, что лекари тут бессильны. Ни один эликсир, пусть даже и магический, не в силах исцелить душу.

– На счёт три, – предупредила я Войского. – Раз, два… погнали!

Я отважно бросилась к Икару, молясь, чтобы его создания оказались нематериальными. На кончиках пальцев вспыхнули яркие искры. Твари, клубящиеся у моих ног, заволновались и отступили, яркий свет они не любили, но и отогнать надолго он их не мог. Обернувшись через плечо, увидела, что Георг успел перебраться через светящуюся черту и теперь вместе со всеми подпитывал её своей магией. Я же приблизилась к Икару. Отчего-то его кошмарики, пусть даже и самые жуткие, никогда не пытались причинить мне вред.

Сев на постель, легонько встряхнула адепта. Он был совершенно ледяным на ощупь. С каждой минутой, погружаясь глубже в сон, Икар всё больше терял связь с реальностью. Ему вообще нельзя было перемещаться в Карагат!

Мы знали, что Икар дезертир, но не представляли, ни почему он сбежал из армии, ни его настоящее имя. Ребята говорили, что кошмары мучили Икара с первого дня в ШИПе, но прежде они были безобидными тенями, скользящими в темноте. За годы обучения сила адепта возросла, улучшились и создаваемые иллюзии. Икар был на редкость талантливым магом.

– Икар, ты меня слышишь?

Мне уже не раз доводилось видеть его погружённым в кошмар, так что я точно знала, что ни физическая сила, ни холодная вода сейчас не помогут. Я должна была разговаривать и уговаривать Икара очнуться.

Прикоснувшись к лицу парня, я снова поразилась тому, насколько его кожа была холодной. Плюнув на приличия, размотала покрывало и укрыла нас обоих. Теперь мы находились в плотном коконе, а вокруг нас хищными спрутами извивались кошмары. Одно из щупалец мазнуло меня по лицу. Иллюзии становились материальными!

Позади раздалась приглушённая брань, и комнату озарили яркие вспышки – ребята пытались остановить материальные кошмары иллюзорными светляками.

– Икар, пожалуйста, не подставляйся. Если военные гарнизона увидят твоих питомцев – потащат к магу. Это я знаю тараканов в твоей голове чуть ли не поимённо, а другие просто не поймут.

– Динара… – С его губ сорвался тихий стон.

Следом я уловила шум за спиной – кошмары покинули пределы комнаты.

– Да чтоб тебя! – Я крепко обняла Икара и поцеловала.

Способ был спорный, но в прошлый раз сработал на ура. Правда, Икар от меня потом две недели шарахался как от скаженной. Спасибо папе за то, что породил такую страшненькую иллюзорную меня.

– Динара? – Глухой голос Икара возвестил, что он снова с нами. – Что ты делаешь в моей постели?

– Фуф! Получилось… – пробормотала я в шею адепту.

С удовольствием отползла бы подальше, если бы он наконец-то перестал меня обнимать. Огромный плюс, что на нас покрывало, минус – у всех иллюзионистов отличное воображение.

– Адептка Лэсарт, когда вы пеклись о сохранности репутации, я и представить не мог, что спасать придётся в первую очередь адептов ШИПа.

Икар наконец-то перестал изображать из себя рыбу-прилипалу. Я неуклюже скатилась с постели, снова завернулась в покрывало и буркнула:

– Ничего не было. Вы же инкуб и можете точно определить…

– Что ничего не было только у вас, – едко произнёс офицер Ройс.

Я в замешательстве посмотрела на Икара, но тот лишь отвёл взгляд. Ладно, завтра всё выясню, и не отвертится!

– Адептка Лэсарт, одевайтесь и следуйте за мной, – тоном, не подразумевающим возражения, приказал офицер Ройс.

– Зачем это? – грозно вопросил Войский.

– Будем разбираться с отсутствием реакции на мужские объятия.

– Ха-ха! Очень смешно. Войский, не дёргайся. Он издевается. Икар, как ты? Всё нормально?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru