Темная адептка. Учеба по привычке

Лина Алфеева
Темная адептка. Учеба по привычке

Предчувствие глобальнейшей засады заставило меня потерять бдительность, поэтому я не заметила приближение опасности, пока огненный хлыст не рассёк воздух рядом со мной. Пылающая лента обвилась вокруг меня и крепко примотала руки к туловищу, а последовавший рывок впечатал лицом в каменную грудь боевого мага. Чуть нос не расквасила!

Больно было так, что из глаз потекли слёзы, а урод преспокойненько отодвинул меня назад и начал рассматривать, удерживая за плечи. Это был боевой маг-старшекурсник, я уже видела этого блондина во дворе гарнизона, среди таких же высоких, плечистых бугаёв, но теперь сквозь пелену слёз начала подмечать детали: квадратную челюсть, просто созданную для встреч с чем-нибудь тяжёлым, колючий взгляд голубых глаз, откровенно наслаждающийся ситуацией. Боевик знал, что сделал мне больно, и его это забавляло!

– И это главный приз ШИПа? Элмар идиот, раз выбрал в напарники девчонку.

Не Элмар! Хвала всем богам, этот урод не был моим напарником! Облегчение, которое я испытала, заставило слёзы политься градом.

– Джереми, отпусти её. Или Элмар тебе все зубы пересчитает.

– А где он сам? Почему не встречает свой приз?

– Я её как раз к нему и веду.

Вот так новости! Я так удивилась, что даже не стала психовать из-за того, что меня обозвали призом. Посмотрела на своего сопровождающего, и тот кивнул:

– Реально отведу. Так будет… безопаснее.

То есть он не гарантирует мне эту самую безопасность в стенах академии? Да что тут у них творится?! Слёзы высохли вмиг, и я зло уставилась на Джереми.

– Быстро убрал свою хлесталку!

– Иначе что? В цветочек её превратишь?

Нет, а это мысль! Спасибо за подсказку, урод рыбоглазый!

Я медленно осмотрела боевика в поисках цели, но вот засада – на его поясе не было оружия.

– И куда же ты смотришь, детка?

– Меч ищу, – буркнула я. – Или ты, кроме своей хлесталки, больше ни с чем управляться не умеешь?

– Малышка жаждет увидеть мой меч? – Джереми дёрнул хлыст, и меня снова бросило вперёд.

Теперь мы стояли нос к носу, я даже рассмотрела ярко-синий ободок бледно-голубой радужки, и если я с трудом сдерживала себя, чтобы не боднуть боевика в нос – мой-то уже пострадал! – то Джереми теперь улыбался, причём как-то плотоядно. Он что – придурочный?!

– Так что, малышка, хочешь, я проткну тебя своим мечом?

– А у тебя он точно есть? И ты даже умеешь им управляться? Или по старинке на руки надеешься?

Позади раздалось сдавленное хрюканье. Это старательно маскировал смех первогодка.

Реакция Джереми превзошла все ожидания: его лицо вдруг пошло красными пятнами, захват ослаб, хлыст соскользнул вдоль туловища и упал к моим ногам, а потом меня неожиданно отшвырнуло назад. Не удержав равновесия, я шлёпнулась на попу. Благо мы стояли рядом с зелёным газоном, так что приземлилась я на траву, а не на брусчатку.

– Заткнись! – Джереми наставил палец на Ланса, а потом вдруг вспомнил, кто из них тут самый крутой боевик, и на ладони старшекурсника вспыхнул огонь.

Ланс судорожно сглотнул и попятился.

– Нет, не хочешь, не показывай – психовать-то зачем? – быстро проговорила я. – Но всё равно вынуждена отметить – такая реакция ненормальна. Нет, я слышала, что некоторые вояки испытывают прямо-таки интимные чувства к своему мечу, но чтобы настолько завестись, когда его просят всего лишь показать… Или у тебя нет меча?

– Есть! – рявкнул рыбоглазый и в самом деле достал меч. Причём прямо из воздуха!

– Ой, какой хорошенький! Вот так и подержи его, пожалуйста!

Я с воодушевлением уставилась на меч. Когда по кромке лезвия пробежало голубое свечение, из груди первогодки вырвался судорожный вздох. Я предупреждающе зыркнула на него, и адепт вдруг подскочил ко мне и подал руку.

– Чего расселась? Сюда уже Элмар идёт.

– И тоже с мечом? – уточнила я.

– Естественно, – важно кивнул адепт Ланс. – И его меч повнушительнее будет. И, судя по отзывам, управляется он им куда лучше.

– Ну, повезло парню. – Я равнодушно пожала плечами и ухватилась за ладонь Ланса.

Встав на ноги, я обернулась на Джереми, мрачно рассматривающего свой клинок. Зря старается! Мой сюрприз проявит себя, лишь когда сталь соприкоснётся со сталью. Эх, надеюсь, зрителей будет много!

– Не расстраивайся, ты ещё молодой – научишься, – ласково улыбнулась я.

Ланс закашлялся и шустро поволок меня в направлении башни старшекурсников.

* * *

Стычка с Джереми потрепала мне нервы, воинственный настрой угас, вместо него появилось желание побыстрее отыскать девчонок и… Нет, не пожаловаться. Сетовать на судьбу я не любила, а вот обменяться впечатлениями страсть как хотелось, заодно и понять, как нам себя вести дальше. Но впереди уже маячила дверь, за которой находилась комната моего напарника.

– Да ты не дрейфь, ступай смело. Элмар не такой засранец, как Джереми, – верно распознал мои сомнения первогодка. – А на Джереми забей. У них с Элмаром с первого курса война за первое место в рейтинге. Причём Элмар сейчас ведёт и в учебном, и в неофициальном. Но Джереми тот ещё проныра, он тебя присмотрел раньше Элмара. Каким-то образом получил доступ к вашим личным делам и наметил себе лучшего иллюзиониста, а Элмар перехватил тебя уже из принципа. Как у стоящего во главе рейтинга у него было право первого выбора.

То есть я ещё и встряла в местные разборки боевых магов? Миленько! А я, наивная, считала, что хуже, чем сейчас, уже быть не может!

– Заходишь или отвести в твою комнату? Я уже и так из-за тебя полдня потерял. Элмар меня от занятий на сегодня отмазал, но домашку никто не отменял.

– Какая ещё домашка? Сейчас же пора экзаменов.

– Ни фига. В военных академиях каникулы два месяца вместо трёх, да и те… не для всех. – Лицо боевика сделалось таким печальным, что стало ясно – на каникулы он может не рассчитывать. – А я ещё и с охотой налажал. Всего один трофей за год. Думал, на каникулах вместе с ребятами остальные добуду, и такой облом… Ну да ладно. Не твоя печаль.

Ланс выжидательно посмотрел на меня, мне не оставалось ничего, как постучать в дверь.

– Да кто так стучит-то! Словно мышь поскреблась! – Адепт от души бухнул по двери кулаком, а потом вообще взял и толкнул её. – Заходи давай. Тебя пропустит, а мне спокойнее.

– Как это пропустит? Разве тут охранок нет? – Я с сомнением уставилась в полумрак комнаты.

– Так ведь слепки ваших аур были переданы напарникам вместе с личными делами.

– Что?! Хочешь сказать, что теперь каждый в академии сможет нас отследить?

– Уберечь. И не все. Конкретно тебя – только Элмар. Защита иллюзионистов теперь целиком на плечах боевых магов. Так себе задачка, но иначе вы бы за неделю сдулись и все койки в лазарете были бы ваши. Так что радуйся, что наш главнокомандующий такой добрый и выставил боевикам жёсткие условия.

Добрый?! Да если бы не он, нас бы в этой академии вообще не было. Нехорошее предчувствие, сопровождавшее меня с того самого момента, как нам зачитали приказ лорда Льена, оформилось в конкретный вопрос:

– Так это испытание не для нас, а для будущих паладинов и защитников Тёмного Альянса?

– Ну да… А вы… – Ланс растерянно заморгал, подыскивая верную характеристику. – Вы их помощники.

– Ну спасибо хоть учебным инвентарём на ножках не обозвал, – буркнула я.

– Заметь, это сказал не я! – Первогодка усмехнулся настолько явно, что стало ясно – я попала в точку.

Глава 7

В комнате первого адепта академии беспорядок был тоже первостатейнейший. Я осторожно переступила через сброшенную у входа обувь, обогнула заваленный одеждой стул и с недоумением покосилась на стол, на котором угадывались очертания книг, свитков и бутылочек разного размера. Характерный запашок намекал, что Элмар не брезговал магическими эликсирами. А может, он того? Тайный элькоман – маг, который ни дня не может без порции жидкой силы. Но в нашем мире халявы не бывает, а злоупотребление магическими эликсирами вызывает привыкание. И всё-таки, где же он сам?

Еле слышный стон обозначил местонахождение напарника. Я в ужасе покосилась на опущенную ткань балдахина. Стон повторился, глубокий, мужской, заставивший меня отчаянно покраснеть. А ведь Ланс намекал, что Элмар не явился за мной, потому что у него появилось срочное личное дело. Хотя бы намекнул, паразит! Тогда бы я не попала в настолько дурацкое положение!

На дворе был уже день. И Элмар там… с самого утра? Нет, Ланс упоминал, что будущие паладины Мрака должны быть выносливы, но не до такой же степени!

И снова стон! Тихий, протяжный, точно скулёж раненого животного.

Я уже хотела потянуть дверь на себя и выскочить в коридор, но этот стон… В нём не было ни тени удовольствия. Нет, я, конечно, не специалист, а прямо-таки глубокий теоретик, но всё-таки… Что, если Элмар ранен? Или связан. Парализован. Нет, я не создаю себе проблемы, они сами меня находят.

С этой мыслью я крадучись приблизилась к кровати и осторожно отодвинула тяжёлую ткань балдахина.

Парень лежал в постели один. Осознание этого разлилось во мне тёплой волной облегчения, я создала крошечный светлячок и уже спокойнее осмотрела напарника, намеренно игнорируя его неестественно напряжённую позу и чуть приоткрытый рот, из которого вырывалось тяжёлое глубокое дыхание. Разум иллюзиониста привычно фиксировал самое важное, стремясь сохранить в голове зрительный образ.

Тёмные волосы, выразительные скулы и квадратная линия подбородка выдавали в Элмаре южанина, в его комплекции не было ничего примечательного, уже успела насмотреться на таких же бравых здоровяков, способных кулаками заколачивать гвозди. Хорошо, что я не парень, давно бы начала чувствовать себя ущербной. Мрачно отметила, что Войскому и остальным придётся несладко. Не стоило им меня злить, так бы кубики на прессе наколдовала или ещё чего для поднятия самооценки.

Чётко очерченные губы Элмара изогнулись, и из его горла вырвался новый стон. В этот раз у меня от него по спине пробежал холодок.

 

– Так, это уже не смешно – Я опустила руку на плечо боевика и легонько хлопнула.

Ноль реакции! И это у боевика, который должен был почувствовать моё появление в комнате, едва я переступила порог, и обезвредить, как только я протянула руку к балдахину. Да будь я подосланным убийцей, парень был бы уже мёртв. И это первый ученик военной академии?

Я наклонилась пониже, осторожно дотронулась до его щеки и тут же отдёрнула руку. Кожа парня горела так, как если бы в его теле мощными потоками растекалась магия. Вот только я не видела точки выхода, Элмар не применял магию в этой реальности, значит, всё самое интересное происходило в иной. Боевик находился на Изнанке, в мире заблудших душ и уходящих за Грань! В ужасе я дёрнулась прочь от кровати, но всё равно недостаточно быстро – запястье обхватил стальной захват и меня рывком опрокинуло на кровать.

Совсем охамел?

Вопрос остался неозвученным. Меня затянуло в воронку чужого разума.

* * *

Смена реальности произошла мгновенно и безболезненно. Я просто обнаружила себя стоящей на пустыре. Вокруг лежал снег, кое-где темнела пожухлая трава. Безрадостная картина, такая же унылая, как и сгорбленная фигура боевика, пытающегося удержать в руках зелёное пламя. И этот огонь высасывал из него жизненную силу. Каков недоумок! Мало того что совершил переход на Изнанку без страховки, так ещё и пытался использовать призрачный огонь этого мира.

– Чего замерла? Помогай давай!

Требование прозвучало до того неожиданно, что я осмотрелась. Вдруг тут есть кто-то ещё? Но нет, на пустыре больше никого не было, даже теней, что само по себе не так уж и плохо. Тени являлись только для того, чтобы увлечь уже отлетевшую от тела душу дальше, в вечный мрак.

Боевик медленно повернул голову и уставился на меня в упор.

– Мне долго ждать?

– Минут десять-пятнадцать. Потом ты умрёшь, – просветила его я.

– Плохая новость, девочка. Ты уже сдохла. Поэтому давай тащи сюда свою нематериальную задницу и помоги мне завершить поиск.

Как это умерла? Когда успела? И почему ничего не почувствовала?!

Я в панике обхватила ладонями своё лицо, оно, судя по ощущениям, было вполне материальным. Ничего ж себе у моего напарника шуточки! Я с негодованием уставилась на боевика, тот в ответ усмехнулся и вскинул руку, я же увидела тонкую зеленоватую нить, уходящую вверх и теряющуюся в туманной дымке, заменяющей этому миру небо.

– У тебя такой нет.

Ещё бы она у меня была! Это же не я открыла переход на Изнанку! Меня всего лишь затянуло в чужое сознание. Так что, когда боевик скопытится, меня просто вышвырнет обратно. Неприятные ощущения гарантированы, вероятно, и откат отхвачу не хилый, но зато останусь живой. В отличие от некоторых любителей обниматься с призрачным пламенем! Может, Элмар не такой тупой и догадается прервать своё занятное и не совсем законное приключение до появления первой тени?

Так что я преспокойно опустилась на травку, сложила руки на коленях, всем своим видом показывая, что не собираюсь помогать самоубийце.

– Я. Сказал. Подойди.

Огонь, пляшущий в его ладонях, вспыхнул ярче, и меня попросту вздёрнуло в воздух.

Маг Смерти! Мой напарник оказался гхаровым магом Смерти! Дерьмовым, кстати, иначе бы сразу определил, что я не призрак, но не суть, на Изнанке моя астральная проекция подчинялась тем же законам, что и бесплотные души. Поэтому я не смогла воспротивиться прямому приказу и была вынуждена подойти к Элмару.

– А теперь погрузи руку в огонь. Больно не будет. Быстрее!

Хотела сказать, что он ошибается, но правая рука словно перестала мне принадлежать. В ужасе я смотрела, как своевольная конечность приближается к зелёному огню. Стоило моим пальцам соприкоснуться с призрачным пламенем, как тело прошила острая боль, и я заорала.

– Так ты живая? – Теперь уже Элмар взирал на меня с ужасом, а потом вдруг согнулся пополам, как если бы ощутил тот же самый букет ощущений.

– Уро-о-о-од! – завыла я, пытаясь выдернуть руку из огня.

Куда там! Я пришлась по вкусу огню Изнанки, и теперь он нещадно лизал мою кожу, выкачивая силу и заставляя корчиться от боли – моё тело подавало сигналы, что мне следует немедленно спасаться, но что я могла, если даже собственная рука меня не слушалась?

– Чернавка тупоголовая, ты куда сунулась?!

Резкий удар в грудь отшвырнул меня от жадного до жизненной энергии огонька. Больно было так, точно вместо того, чтобы спасти, меня решили добить одним махом. Я лежала на земле и хрипела, а когда немного полегчало, то обнаружила Элмара, корчащегося в аналогичной позе. Но это было ещё не самое странное! На его руке полыхала ярко-зелёная руна, точно такая же светилась теперь и у меня!

– А ты тварь… – прошипел напарник и пополз ко мне. Встать он не мог – слишком много силы отдал Изнанке.

У меня такой проблемы не было, поэтому я прытко вскочила на ноги и отбежала подальше.

– Элмар, нам надо поговорить!

– Придушу, выпью, тогда и поговорим, – зло прошипели в ответ.

Нет, как-то совсем не так я представляла себе знакомство с собственным напарником!

Элмар продолжал ползти. Вот же гхар упорный! Его движения становились быстрее и увереннее, а лицо – злее.

– Месяц подготовки, и всё профукать из-за идиотки, у которой не хватило мозгов не вмешиваться в чужой ритуал!

Гнев придал боевику сил, и он, пошатываясь, поднялся на ноги. Сделав несколько глубоких вдохов, Элмар снова двинулся на меня. Он шагал неспешно, словно не сомневаясь, что мне некуда бежать. А ведь и верно, я понятия не имела, как вернуться в реальность, зато прекрасно понимала, что бегство с пустыря – не самое умное решение. Вот и приходилось пятиться в пределах воображаемого круга.

– Да больно он мне нужен был, этот твой ритуал! Ты сам затащил меня на Изнанку! В следующий раз, когда я услышу твои стоны, обязательно дождусь, пока ты скопытишься, а уже потом стану проверять пульс и звать целителей!

– Ты позвала целителей? – От удивления Элмар даже остановился. Взгляд его сделался растерянным.

Ага! Так, значит, я права. То, чем он тут занимался, относилось к категории запрещённого. Хотя что это я, путешествия по Изнанке никогда не поощрялись. Слишком велика была вероятность притащить в мир живых смертельный подарочек.

– Итак, ты иллюзион. – Элмар придирчиво меня осмотрел. Поза его сделалась расслабленной. Теперь он не походил на хищника, готового в любой момент атаковать. – Надеюсь, твои магические возможности лучше физической формы.

– То есть душить ты меня больше не собираешься?

Элмар бросил быстрый взгляд на руку, точнее на руну, украшавшую его кисть. Сейчас она светилась совсем тускло. Моя тоже горела еле-еле. Ланс упоминал, что по приказу лорда Льена между всеми боевиками и иллюзионистами была установлена связь. Теперь Элмар мог отследить моё местонахождение и…

– Ты не можешь мне навредить! Так вот почему тебя скрутило!

– Догадливая девочка. – Интонация боевика намекала, что это не комплимент. – Всё верно, причинить тебе физический вред я не могу, как и заставить поделиться силой. Так что тебе придётся сделать это добровольно. Сейчас. Возвращаться назад, не закончив начатое, я не намерен.

– Нашёл дуру! Да я…

Завершить фразу я не успела, боевик, только что спокойно взирающий на меня, прыгнул вперёд, за один испуганный удар сердца очутился рядом и повалил меня на землю. Впрочем, удариться мне не позволили. Извернувшись в воздухе с нечеловеческой скоростью, Элмар упал на спину и застонал:

– Сколько же ты весишь?

– Начинаю понимать, почему на ваших балах девчонки рыдают.

Я откинула упавшие на лицо волосы и замерла, рассматривая зажатую в руке иссиня-чёрную, закрученную, как древесная стружка, прядь.

Скатившись с боевика, принялась в панике ощупывать собственное тело. Шея была на месте, а вот ключицы пропали, зато ниже обнаружились такие формы, которые пять лет назад точно были скромнее.

– Мне срочно нужно зеркало! – взвизгнула я, не особо заботясь о том, как моё требование выглядит со стороны.

– Мне тоже. Но для его создания потребуется твоя помощь, – неожиданно серьёзно произнёс Элмар и свёл ладони, между которых тут же вспыхнул призрачный огонёк.

– Предлагаешь мне снова сунуть руку в пламя Изнанки? Совсем сдурел?

Элмар закатил глаза, как если бы сомневался в моих умственных способностях.

– Предлагаю тебе передать мне часть силы. Сейчас, когда мы связаны, это не составит труда. Давай, малышка, не жадничай. Получишь бесценный опыт.

– Но… я не умею.

Признаваться было неимоверно стыдно, и ответная реакция не заставила себя ждать. Элмар ничего не сказал, только усмехнулся настолько красноречиво, словно недоумевая, а действительно ли я обучалась магии.

Программа ШИПа отличалась от классического воспитания магов. На это ещё мой отец обратил внимание, но тогда мне было откровенно плевать. Так вот, нам преподавали исключительно иллюзии.

Я умела создавать фантомные и материальные иллюзии запахов, звуков, копировать поведение и привычки, натренировалась подмечать детали, могла точно рассчитать время действия и вплести условие-привязку для долгосрочной или самовозобновляющейся иллюзии. Но базовых знаний широкого профиля у меня не было! Да я и не стремилась ими обзавестись, после возвращения в родовой замок меня должно было ждать домашнее обучение, которое и полагалось для носительницы тёмного дара.

– Я не смогу передать тебе силу. Этого не было в нашей учебной программе. А сам ты не справишься, так что… – Виноватая улыбка замерла на моих губах, потому что в глазах боевика я прочла упрямую решимость добиться желаемого.

Несмотря ни на что. Любой ценой. И за мой счёт!

– Сама пришла, – тихо произнёс он. – Любопытство наказуемо.

Ну хоть не заливает, что мы напарники и обязаны помогать друг другу.

Я насторожилась, готовая, как только Элмар начнёт подниматься, броситься наутёк. Становиться чьей-то подкормкой я не собиралась!

Я следила за Элмаром и поэтому не увидела тёмные извивающиеся корни, выбравшиеся из-под земли, заметила их, только когда они дёрнули меня за щиколотку, выбив почву из-под ног. Туманная высь промелькнула перед глазами, и я приземлилась чётко в крепкие объятия боевика. Он заботливо поймал меня, не дав стукнуться спиной о землю. Не иначе как опасался, что наша связь сочтёт падение намеренным вредительством.

– Ах ты ж, гхар! – попыталась лягнуть наглючего боевика, но тот ловко придавил меня ногой.

Приподнявшись на локте, Элмар навис надо мной, позволив в полной мере ощутить, до чего же я маленькая, хотя в этой реальности недокормленной меня назвать было сложно.

– Это Изнанка, детка, здесь ты теряешь силу очень быстро. Уже и на ногах не стоишь… бедняжка. – Его лицо оказалось так близко, что я не выдержала и зажмурилась.

Единственным парнем, которого я подпускала к себе настолько близко, был Икар, но его-то я избавляла от кошмаров! Это была жизненная необходимость, сродни ритуалу исцеления.

В каком-то странном оцепенении я ощутила, как горячие губы касаются моего виска:

– Так, значит, ты совсем-совсем не умеешь передавать силу?

– Увы и ах.

– Жаль, Фиалочка. Придётся иначе, – прошептал Элмар.

А потом положил мне ладони на лицо, не давая отвернуться, и поцеловал.

Это была какая-то магия. Странная, подавляющая волю и совершенно восхитительная. В груди разлилась лёгкость, как если бы мой резерв был переполнен. Магия внутри меня искрилась, искала выход и нашла его – наше дыхание, которое теперь было одним на двоих. И когда я ощутила, как моя сила потекла в Элмара, то застонала от острого наслаждения. Моё тело дрожало, как в лихорадке, охваченное желанием отдать всю себя без остатка…

Наваждение было смыто жёстко и беспощадно острой болью, с удивлением я осознала, что меня только что укусили за нижнюю губу.

– Пришла в себя? Отлично. Думаю, мне хватит. – Боевик пружинисто вскочил на ноги, оставив меня лежащей на земле.

Я же прижала ладонь к распухшим губам, чтобы не разреветься.

Получив желаемое, Элмар перестал обращать на меня внимание. Теперь между его ладонями снова разгоралось призрачное пламя Изнанки. Еле заметную туманную дымку, возникшую в паре шагов от него, я поначалу и не заметила, но огонь в ладонях боевика вспыхнул ярче и лёгкое марево уплотнилось, превратившись в зеркало. Спустя мгновение в нём уже отражались окаменевшая от перенапряжения рожа боевика и моя перепуганная физиономия.

Да, я сама подошла к Элмару! В конце концов, у меня было такое же право заглянуть в это зеркало, как и у него.

Итак, за пять лет я заметно поправилась. Осознание этого слегка притупило фиаско первого поцелуя. Нет, худышкой я никогда не была, но сейчас в зеркале отражалась совсем уж плотненькая девица с округлыми щеками, копной тёмных волос и пронзительно-фиолетовыми глазами. И всё-таки какая я мелкая, с раздражением покосилась на громадину – своего напарника. Такого захочешь стукнуть по носу – и придётся прыгать, ну или табуреточку подставлять. Хотя этого шкафа проще табуреточкой, да раза два-три, чтобы точно хоть что-то почувствовал!

 

Он там вообще живой?!

Окаменевшая поза боевика начинала действовать на нервы. Уж больно зловеще выглядело пламя, пляшущее в его ладонях. Оно подсвечивало лицо Элмара призрачным зелёным светом. Тихо охнув, прижала пальцы к саднящим губам. Если моя всего лишь побаливала, то на нижней губе боевика виднелась запёкшаяся кровь. Ну… будет знать как кусаться. Видимо, отдача за членовредительство слабеньких иллюзионистов прилетала усиленная. Есть ещё в этом мире справедливость!

Как он там сказал? Получу бесценный опыт? Получила. Как же!

Я всегда считала, что первый настоящий поцелуй будет чем-то невероятным и волшебным, что я испытаю удивительные ощущения… Ну, в определённый момент так оно и было, а потом мне цинично сообщили об отобранной силе. Я покосилась на Элмара и ощутила непреодолимое желание пнуть его под колено. Заодно и проверить действие нашей связи. Отчего-то казалось, что я как раз могу вредительствовать безнаказанно.

Я уже на полном серьёзе примерялась к его ноге, когда отражение в зеркале изменилось. Теперь оно показывало высокого, тощего, как жердь, парня. Он взбирался по крутой винтовой лестнице, прижимая к себе толстенный талмуд. Коварные ступени были для доходяги ощутимым препятствием, ему приходилось останавливаться, чтобы восстановить дыхание. Наконец парень добрался до цели, вошёл в комнату, и я увидела отца!

Эдриан Сатор стоял, склонившись над подставкой для книг, и, сосредоточенно шевеля губами, водил пальцем по листу.

– Учитель, я принёс книгу.

Отец с раздражением указал на стол, уже заваленный фолиантами. Юноша буквально на цыпочках подошёл, выполнил безмолвный приказ и начал наводить порядок в книгах, а я внезапно поняла, что узнаю помещение, отражённое в зеркале. Это была одна из комнат башни столичного имения Сатор.

Мой взгляд вернулся к отцу. Он выглядел таким живым, таким настоящим. Казалось, я смотрю не в призрачное зеркало, созданное Изнанкой, а передо мной всего лишь окошко. Протяни руку – и окажешься рядом.

Выходит, папа был вынужден взять себе помощника. Ведь я возжелала обучаться иллюзиям и больше не могла приносить ему книги и сортировать почту. Горечь вины разлилась в груди. Быть может, если бы я не покинула замок, отец остался бы жив?

Моё дыхание сделалось тяжёлым, сердце теперь билось какими-то рваными скачками, а потребность выяснить судьбу отца сделалась невыносимой. Я должна была разобраться, что же с ним произошло. Я не верила, что он мог решиться на опасный эксперимент, не приняв мер предосторожности. Хотя Эдриан Сатор и был увлекающейся натурой, он всегда оставлял для меня записки – краткие, но ёмкие инструкции на случай, если что-то пойдёт не так.

Зеркало Изнанки дрогнуло и снова отразило моего отца.

– Сатор.

Голос, произнёсший его имя, был наполнен такой ненавистью, что я не сразу поняла, что он принадлежит Элмару.

Эдриан Сатор куда-то спешил. На нём была мантия члена Совета магов, длинные полы которой развевались за его спиной. Я жадно всматривалась в лицо отца в надежде обнаружить хоть какую-то подсказку. Его фигура стала ближе, теперь он двигался совсем рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки, я могла уловить гулкое эхо плит, по которым он ступал, различала жилку, бьющуюся у него на виске. Казалось, ещё немного – и отец меня заметит, ведь он был совсем рядом.

– Чума на твою голову, Фиалка. Сдохнешь же, – прошипели совсем рядом, а потом меня обхватили за талию и резко дёрнули назад.

Вроде бы я вырывалась, пиналась так уж точно, мне было важно, жизненно важно выяснить, куда направлялся мой отец, отчего его лицо выглядело таким мрачным, отчуждённым.

– Пусти! – Девичий визг был таким пронзительным, что просто не мог принадлежать мне.

– Да с радостью. Но сдохнешь ты, прилетит и мне, – прохрипели сверху.

И меня тащили прочь, медленно, но верно, несмотря на моё сопротивление, несмотря на чёрную ярость, сжигающую меня изнутри. Я тянулась к зеркалу Изнанки, и оно отвечало. Ровная поверхность дрожала, готовая рассыпаться в любой миг и открыть уже настоящий проход к отцу. Туда, где меня ждали ответы на все вопросы.

– Сама напросилась! – рявкнули особенно зло.

И перед глазами промелькнула мужская рука, охваченная призрачным пламенем. Стоило ей обхватить меня поперёк талии, как тело прошила острая боль. Зеркало изогнулось, а потом резко опало вовнутрь и лопнуло, обдав нас градом крошечных осколков, но ни один из них не достиг цели, потому что нас подбросило вверх – страховочная нить Элмара выдернула нас с Изнанки.

Мрак вездесущий! И у этого слонопотама ещё хватало наглости намекнуть, что я много вешу! Сейчас, придавленная телом боевика, я чувствовала, как с каждой секундой становлюсь всё тоньше и тоньше, как меня буквально размазывает тонким слоем по покрывалу. Элмар не подавал признаков жизни, а я не представляла, как из-под него выбраться!

– Эй! Ты там что… взаправду умер? – пискнула я.

– А ты уже успела обрадоваться? – Боевик шевельнулся, и дышать сразу же стало легче, потому что кое-кто соизволил приподняться на локтях.

Впрочем, избавлять меня полностью от своей туши Элмар не спешил.

– Ты вставать собираешься или как?

– Нет. Помолчи. Мешаешь.

– И чем же ты таким важным занят?

– Думаю. Как бы от тебя избавиться и чтобы мне за это ничего не было.

Ну офигеть тут у некоторых планы!

Мой иллюзорный светлячок давно рассеялся, и теперь в комнате было так темно, что я едва различала очертания лица будущей жертвы магического преображения. А то, что оно в скором времени свершится, я ни капли не сомневалась!

– Слушай, я подозреваю, что сейчас сильно снижу твою самооценку, но ты жуть до чего тяжёлый! Вас тут на убой откармливают?

Из горла боевика вырвался самодовольный смешок, намекающий, что с самооценкой у Элмара полный порядок. Но с меня он всё-таки слез, и на том спасибо.

– Напомни, чтобы завтра взял тебя в оружейную.

– Зачем это?

– Оценишь вес паладинского доспеха. Сразу тупые вопросы задавать перестанешь.

Мрак вездесущий! Я впервые в жизни находилась в одной кровати с парнем, и единственное желание, которое это пробуждало, – желание убивать.

Элмар вскинул руку и принялся шарить по стене. Когда в комнате зажёгся яркий свет, я невольно зажмурилась, поэтому упустила первую реакцию боевика, впрочем, его тихое «твою ж мать» было более чем красноречиво.

Я же раскрыла глаза и ласково протянула:

– Знаю, тебе столько не выпить, поэтому дальнейшие поцелуи отменяются.

Надо отдать Элмару должное, он быстро взял себя в руки и даже сумел выдавить подобие улыбки:

– Нет, напарник, пить за знакомство нам уже поздно. Что касается остального… – Боевик склонился ко мне так близко, что я ощутила его дыхание на своих губах. – У меня хорошая память и отличное воображение.

Настал мой черёд ошарашенно хватать воздух ртом и мучительно соображать, что же сказать в ответ.

Не пришлось.

Дверь в комнату распахнулась с таким грохотом, словно её открыли пинком.

Я вздрогнула и обязательно бы вскрикнула, не зажми Элмар мне рот ладонью. Боевик многозначительно вытаращился и приложил палец к губам. Дождавшись моего кивка, он встал с кровати, задвинул занавеску и, судя по звуку, браво ткнул себя кулаком в грудь.

– Лорд Льен, приветствую вас в своей комнате.

– Ещё скажи, что рад меня видеть, и я заплачу от умиления. Ответь, почему старший целитель утверждает, что ты болен… – На столе что-то задребезжало, не иначе как бутылочки. – Судя по опустошённому запасу, ты должен находиться как минимум при смерти.

– Я… восстанавливался. Сложные тренировки. Вы же сами потребовали усилить…

– Ты чем-то недоволен? – Голос главнокомандующего был подозрительно мягок.

– Никак нет! – отчеканил Элмар.

Громко. Слишком громко. Заметно, что дёргается. Зря это он, не такой уж наш главнокомандующий и страшный.

Спустя мгновение я была готова взять свои слова обратно, потому что лорд Льен вдруг подошёл к кровати и отодвинул занавеску. Его глаза угрожающе сузились, и хлёсткий голос возвестил:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru