Litres Baner
Аккад ДЭМ и я. Адептка Хаоса

Лина Алфеева
Аккад ДЭМ и я. Адептка Хаоса

© Алфеева Л., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

Глава 1
Новые сюрпризы

Далиан внес меня в Цитадель на руках. Даже когда сквозь ворота проходили, отпускать отказался наотрез. Стражника я рассмотреть не успела, зато уловила букет эмоций, клубящихся вокруг него. Ну да, мы погуляли, побегали, заодно очистили лес от Выпивающих. Нашел чему завидовать…

Портал переправил нашу компанию на территорию Тёмного сектора. Я не просила ребят о сопровождении, они догадались сами. Впрочем, не один аккад ДЭМ решил ко мне наведаться. У дверей комнаты мы обнаружили взвинченную Вилену.

– И как это понимать? – возмутилась некромантка. – Я целый день с Сериной нянчилась, глаз не спускала, но стоило отвлечься, как вы во что-то вляпались! И не отпирайся, Эрх! Я почувствовала, что у тебя возникли проблемы. Почему я должна из-за вас нервничать? Вот, – демоница выставила вперед руку, – все ногти сгрызла.

Марог скривился и проворчал:

– Истинная леди.

– Слышь, ты, морда кремолюбивая…

– А давайте мы всё же внутрь зайдем? – предложила я.

– Да чего уж там, продолжайте, – милостиво донеслось справа. Я заглянула Далиану через плечо и увидела торчащую из соседнего дверного проема черно-белую шевелюру Эрика. Парень подмигнул, мол, дерзайте, у вас неплохо получается.

Мы поспешно ввалились в комнату, а там… Я поняла, что срочно нужно запретить Кошмару Игнатьевичу воровать. Хорошенько объяснить, что за подобные фокусы можно и по шее схлопотать. Я бы не хотела, чтобы он пострадал из-за меня.

В этот раз Кошмарик подошел к вопросу нимфейского снабжения с размахом. Не стал мелочиться и утруждать себя доставкой снеди в тарелках. Поди доползи с такой, обязательно половину вывернешь. Так что мой добытчик стащил две огромные кастрюли и котелок. К ним прилагались два половника, полотенце и разделочная доска. Каким образом кошмарню удалось расставить все на столе, осталось загадкой.

– Знакомый котелок, – хмыкнул Эрх и, приподняв крышку, блаженно вздохнул. Остальные, включая меня, принюхались к картофельно-мясному аромату. – А кашу мог бы и оставить, – продолжил исследование Рогатый. – Ох ты ж… Цветочек, сюда не заглядывай. Ребят, у нас проблемы.

Демоны сгрудились вокруг проблемной кастрюли. Судя по запаху, там тоже находилось что-то мясное.

Нимфеи не употребляют живых созданий в пищу, однако признают за другими это право. Мясоедство – часть естественного природного цикла. И все-таки, почему ребята так обеспокоились?

Внезапная догадка отозвалась слабостью в коленях. Я прижалась к стене, едва не стуча зубами от ужаса.

На кухне сварили кого-то, кого я знала! Зажав рот ладонью, я тихо всхлипнула, что не помешало демонам меня услышать.

– Та-а-а-м…

– Головы пяточкетов! – жизнерадостно объявила демоница и почему-то покачнулась. Или это я начала сползать на пол?

– Вилена, нельзя же так пугать! – возмутился Эрх. – Цветочек – создание нежное, трепетное, юное…

Пока Рогатый перечислял мои достоинства, Далиан помог добраться до стула.

– Там правда головы? – решила прояснить ситуацию я. – Их едят?

– Один индивид ест, – скривился Марог. – И ты встречалась с ним сегодня.

Я попыталась представить, кто же из новых знакомых обладал настолько экзотическим вкусом.

– Да эту гадость только Оглдок и ест, – растолковала Вилена. – И теперь стараниями кошмарня он остался без ужина.

Если бы я не сидела на стуле, придерживаемая Далианом, то обязательно сползла бы на пол повторно. Воспоминание о ручищах Оглдока и его голосе заставило вздрогнуть.

– А давайте кастрюлю в библиотеку отнесем? – предложила я.

– С едой и в библиотеку? Я пока не готова, чтобы меня подняли, – фыркнула Вилена.

– Подняли? – переспросила я.

– Ну да, – отозвалась демоница. Марог при этом сделал страшное лицо и провел ребром ладони возле горла, но Вилена только глаза закатила и продолжила: – Почти все адепты Цитадели написали завещание. В случае смерти из нас создадут нежить, и мы сможем рвать Выпивающих голыми руками!

Я энтузиазм демоницы не оценила. При мысли о том, что кто-то из ребят мог погибнуть, сердце сжалось от страха.

– Будет тебе, Цветочек, дергаться. Мы видоизменяться не собираемся, – ухмыльнулся Эрх. – Кстати, сколько тебе стукнуло?

Мой растерянно-непонимающий вид заставил демона уточнить:

– Лет тебе сколько?

– Пока нисколько, – со вздохом призналась я.

Ребята молча выпучили глаза, одна Вилена громко присвистнула:

– Круто.

– Зато у меня скоро день рождения! – радостно добавила я. – Как раз через три месяца. Отпразднуем и мой день, и вашу сдачу ПиП разом!

Демоны моему предложению не обрадовались. Рогатый тяжело вздохнул и покачал головой:

– Вы как хотите, а я вне игры.

– Как это? – обеспокоилась я. – Не хочешь отмечать?

– Дело в том, Цветочек, что твой возраст не вдохновляет моего брата, – ехидно протянула демоница, чем заслужила убийственный взгляд Эрха.

– Нашли из-за чего переживать, – встрепенулась я. – Не бойтесь, я взрослая. Да я никогда ребенком и не была!

Вилена рассмеялась в голос и объявила:

– Нас ожидают потрясающие три месяца!

Марог собирался возразить, но и рта не успел раскрыть. С потолка донеслось недовольное: «А почему вы не кушаете?» – после чего на стол посыпались вилки, ножи и фарфоровые блюдца. От удара о стол и кастрюли хрупкие блюдечки разлетались вдребезги. Далиан среагировал мгновенно, в результате я снова очутилась на руках. Звон посуды сопровождался горестным:

– Меня жаверили, што она небьющаящя! – и не менее печальным: – Пошто кашу крышкой не накрыли?

После окончания нетрадиционного дождя на стол шлепнулся рыжехвостый Кошмар Игнатьевич. Ухватившись передними лапками за край кастрюли, он подтянулся, заглянул в неё и вынес вердикт:

– Каша – ваша. Я со штеклом не ем.

– Кошмар Игнатьевич, а с чего вы взяли, что меня надо обеспечивать продовольствием? Причем в таких количествах?

– А ты на щебя давно шмотрела? Тонкая как троштиночка. А у тебя три ждоровенных мужика на руках, плюш два вне очереди мылятщя. Это я ышо ишкателей жнаков не щщитал…

Рассудив, что с фантазиями кошмарня об имеющихся у меня в наличии мужчинах лучше разобраться после ухода аккада ДЭМ, решила прояснить вторую часть заявления:

– А каких таких искателей знаков вы имели в виду?

– Если это то, о чем я подумал, – рыжехвостому не жить. И статус сопровождающего не поможет, – угрюмо произнес Марог. – Цветочек, пусть ты и не моя призванная, я все равно несу за тебя ответственность.

– Как не твоя? – ошарашенно захлопала глазами Вилена.

– Потом объясню, – буркнул Рогатый и зло добавил: – Ты учти, кошмарень, мы тебя за эту малявку быстро нашинкуем.

– А я што? Я ничего плохого, – заверил белкообразный ужас, прихватив два ножичка со стола. Я сдавленно хихикнула. До того умилительно смотрелась вооруженная белочка.

– Признавайся, кому разболтал? – потребовал Далиан. – Цветочек, будь серьёзнее!

– Не могу быть серьезной, когда меня на руках постоянно таскают, – шепнула я и почувствовала, как Далиан крепче прижал меня к себе.

– Я не ошибся? Ты флиртуешь? – последовало вкрадчивое.

Дыхание Далиана пощекотало ухо. Бросило в жар. Я дотронулась до щеки демона, гадая, заметил ли кто мое состояние. Кошмар Игнатьевич возмущенно дернул хвостом и обвиняюще ткнул в нашу сторону ножом:

– Я тут из щил выбивающь, штобы у Цветочка был выбор, а вы жа моей шпиной вще решили? Ну и кто вы пошле этого?

– Так о каких искателях идет речь? – повторно спросила я, предчувствуя, что инициативность кошмарня меня не обрадует.

– В твоем случае речь шла скорее о соискателях… – угрюмо пояснила Вилена. – Это хвостатое недоразумение растрындело, что призванная вампирша ищет постоянного партнера для питания и совместного времяпрепровождения.

– Я же как лучше хотел! – воскликнул Кошмарик, преданно глядя мне в глаза. – И потом, я уточнил, что вампирша у наш каприжная и верит, што на ижбранника укажут вышшие щилы… Они в курще, што ты ищешь Жнак!

Эрх выругался и взмахнул молотом, кошмарень тут же продемонстрировал, что умеет не только ползать, и, побросав ножи, не хуже настоящей белки сиганул мне в руки. И это при том, что сама я все ещё находилась в объятиях Далиана.

– Семейная идиллия, – съёрничала демоница и утерла несуществующие слезы. – Мама, папа и ребеночек…

Кошмарика подобное сравнение оскорбило до глубины души. Я погладила пушистый ужас между ушей и твердо произнесла:

– Кошмар Игнатьевич, даже не думайте её пугать. Далиан, меня уже можно опустить на пол.

– Нельзя. На полу стекло, а ты босиком.

– Дык это я мигом. – Кошмарень встрепенулся и, спрыгнув на пол, потер лапки. Осколки медленно поползли к белочке. Упавшие на стол упрямо следовали к краю, шлепались вниз, доразбивались, после чего притягивались к кошмарню. Я наблюдала за процессом уборки с молчаливым трепетом. Умеют же некоторые! Звонкое дзынь-дзынь заставило недоуменно нахмуриться. Вилена сорвала с кастрюли с кашей крышку, позволив стеклянным пленникам манки выбраться наружу.

– Я её все равно есть не буду, – нахмурившись, заявил Эрх.

– Давайте манку Оглдоку подкинем? В качестве компенсации?

Замечательная идея Вилены сопровождалась грозным ревом из коридора.

– Попали! Он сам нас нашел!

– Неужели лично отправился ужин разыскивать? Несолидно как-то, – недоверчиво пробормотал Марог.

– Неверующим предлагаю выйти и убедиться! – буркнула демоница. – Авось он про остальных забудет и не внесет в черный список.

– Может, стоит это гадское варево порталом переправить? – предложил Эрх.

– Поздно! Им тут все провоняло! – отрезала Вилена. – Кошмар Игнатьевич, как хотите, но ошибку исправлять вам. Если Оглдок решит, что Серина участвовала в похищении, у неё возникнут проблемы с… посещением библиотеки.

 

Вилена, несомненно, что-то недоговаривала. Будь у меня чуть больше времени, я бы обязательно выяснила истинную причину беспокойства. Эрх подхватил кастрюлю, поставил перед порогом и скомандовал:

– Быстро все в купальню! Уходить лучше через окно.

Желающих оспорить Рогатого не нашлось. Далиан добрался до дверей первый. Поскольку руки у него были заняты, толкнул дверь плечом и выдохнул:

– Вот Тьма!

– Нет, это не Тьма, – поправила демона я. – Это всего лишь Щелкунчик.

Мухоловка не терял времени даром. С помощью Вилены расположился в купальне с максимальным комфортом. Конечно, бассейн в моих покоях был не настолько глубок, как у аккада ДЭМ, но Щелкунчика это не смущало. Он спустил корни в воду, листики-челюсти плавно покачивались в медленном танце. Малыш пребывал в состоянии абсолютного умиротворения. При этом он полностью загородил собой окно.

– И что дальше? – нахмурился Марог.

– Он спит, – прошептала я. Тревожить мухоловку не хотелось.

– Ничего! Скоро разбудят, – фыркнула Вилена. – Можешь уговорить его подвинуться?

Далиан наконец-то поставил меня на ноги. Я тут же подбежала к живоглотику и обняла одну из челюстей. Остальные листики приветственно защелкали. Громкий стук в дверь возвестил, что Олгдок все-таки определил, кто повинен в пропаже библиотекарского ужина.

– Ты ведь поможешь, правда? – тихо попросила я.

Щелкунчик слегка шевельнул листиками, но не сдвинулся с места. Я вспомнила отвесную стену, по которой недавно карабкался малыш. Хотела ли я, чтобы демоны подвергли себя такому же риску? Определенно нет.

– Мальчик мой, хороший… – проворковала я и мысленно озвучила просьбу.

– Цветочек, ты что задумала? – забеспокоился Марог.

– Мы не станем убегать…

Щелкунчик согласно мотыльнул усиками и опустил листочки к полу, а потом гостеприимно распахнул створки.

– Издеваешься? Я туда не полезу! – проворчала Вилена и тут же, сунув руку в челюсть, восхитилась: – Ух ты, а тут слизь! Марог, тебе точно понравится!

В дверь снова настойчиво бухнули. Пара таких ударов, и магическая защита не поможет – толку от нее, если стена рухнет?

– Полезайте. Мухоловка замаскирует наш запах.

– Да я после прошлого раза еле отмылся! – возмутился Марог.

– Неженка, – съязвила демоница и первая запрыгнула в листик. Створки тут же сомкнулись, и мухоловка поднял ношу под потолок.

– Быстрее! – поторопила демонов я. – Девчонка не испугалась, а вы топчетесь…

Аргумент подействовал. Демоны, ворча, забрались в листики, только головы наружу торчали.

– Серина, а ты? – нахмурился Далиан.

– Я с кошмарнем… вместе… – честно сообщила я.

Белкообразный ужас важно кивнул, всем своим видом показывая, что все будет обставлено наилучшим образом. Несмотря на то что мысленной связи у меня с Кошмаром Игнатьевичем не было, он понял, что я задумала, без слов.

Убедившись, что все демоны надежно пристроены в челюстях бдительного Щелкунчика, я направилась к двери.

– Цветочек, что за…!!!

Вопль Рогатого испугал меня не так сильно, как ледяное:

– Мы ещё с тобой о выкрутасах в лесу не поговорили. Получишь оптом.

Внезапно я осознала, что разговор с Далианом меня тревожил намного сильнее, чем встреча с Оглдоком. Прижав к груди кошмарика, я глубоко вздохнула.

– Полегче… Жадушишь… – прохрипел он.

– Прости. Страшно очень, – пожаловалась я и покинула купальню.

* * *

Брать чужое нехорошо, неправильно и губительно для нервной системы. К этому выводу я пришла в процессе рассматривания злосчастной кастрюли. Дверь открыть я так и не решилась, отчасти из-за того, что ломиться в неё перестали.

Не выдержав, заглянула под крышку. Уж больно хотелось выяснить, кто такие пяточкеты. Идея оказалась не самая удачная. При виде трех плавающих в крепком бульоне мордочек с мясистыми пяточками мне стало невыносимо грустно. Да и сам суп оставлял желать лучшего. Обычное варево без специй и овощей. Даже лука с морковкой на него пожалели!

– Ты там что, ворюга, мой суп жрешь? – из-за двери раздалось низкое рычание.

– Нет, что вы! Я бы такое не съела, даже если бы принуждать начали.

– Да как ты смеешь! – очередной удар заставил вскочить на ноги и шарахнуться в глубь комнаты.

– Я не смею! У каждого свои вкусовые пристрастия! Я вот, например, персики люблю. Но если бы вы меня спросили, то я бы ответила, что супу не хватает приправ. Вы не переживайте, я его не пробовала, а так… по запаху определила…

Оглдок замолчал, обдумывая услышанное. Я же пока прикидывала, успею ли открыть дверь, вытолкать кастрюлю и спрятаться обратно.

– Каких не хватает? – прорычал он уже не так грозно.

– Если честно, я точно не уверена…

– Призванная Серина, озвучить списком, в алфавитном порядке! – требование библиотекаря сопровождалось очередным ударом. С потолка посыпалась штукатурка.

– Кошмар Игнатьевич, а почему его никто не остановит? – шепотом спросила я.

– На швоем этаже адепты шами щебе жащитники и переговорщики… Ешли кого шовщем уж убивать до шмерти начнут, прижраки вмешаютщя… А так полная шамоштоятельношть… И пошледующая рашплата шоглашно уштаву Цитадели…

Пояснение кошмарня не внушало оптимизма. Отрадно, конечно, узнать, что в Цитадели заботятся о физическом благополучии адептов. Вот только степень заботы мне показалась недостаточной. «Убивание не до смерти» звучало как-то совсем ненадежно.

– Я долго должен ждать?!

– Понимаете, у меня нет запаса ингредиентов.

– Можно у Вилены жанять… Я щищаш… – с этими словами кошмарень забрался по стене на потолок и исчез.

– Пожалуйста, потерпите. Мне вот-вот принесут все необходимое, – прошептала я. Оставалось надеяться, что кошмарень отыщет что-то традиционное. И среди добытого не будут присутствовать яды или иные вредоносные травки.

В отсутствие рыжехвостого снабженца решила пообщаться с Оглдоком. Ведь не зря говорят, что разговор успокаивает.

– Простите, пожалуйста. Я очень сожалею, что ваша кастрюля попала ко мне.

«Цветочек, на твоем месте я бы впустил его в комнату и дал несчастному Оглдоку спокойно поужинать…»

Мысленный голос Эштана заставил меня почувствовать прилив облегчения. Да я за всё время Изменяющему форму так не радовалась!

«Видел бы ты кулаки этого несчастного…»

«Видел. Шуму от него много…»

«А как ты узнал? Неужели услышал?»

«Тахрис передал. Призраки держат друг друга в курсе происходящего в Цитадели…»

Здорово! Просто замечательно! Вместо того чтобы помочь, они только присматривают!

«Цветочек, к тебе и так внимание повышенное. Ещё и Оглдок под утро на пороге ошивается. Впусти его. Солдат ребенка не обидит…»

«А вот демоны его боятся…»

«Ещё бы. У них за шесть лет учебы столько утерянных учебников накопилось. День расплаты близок. Лишний раз напоминать о себе не хотят…»

«Неужели ребята из-за учебников переживали? Всего-то!» – обрадовалась я.

«Смотри при Оглдоке не заяви подобное…»

«Ты как? Отлучку не заметили?»

«Все нормально. Сижу в виварии. Обнимаюсь с лопатой…»

Я довольно улыбнулась. После того как Кито доработал браслет – добавил блокировку от чтения мыслей, – я слышала Эштана в любой точке Цитадели, при этом не опасаясь, что тот выяснит что-то для него не предназначенное.

Новую подвеску хитр передал через Кошмара Игнатьевича. Едва мы очутились в Цитадели, неугомонный ужас выскочил под ноги и торжественно вручил подарок. Ребята придирчиво его изучили и, посовещавшись, позволили прикрепить к браслету. Надо бы встретиться с маленьким артефактором и поблагодарить. Но это потом, сперва следовало собраться с духом и вернуть библиотекарю законный ужин.

Я отперла дверь, стараясь не обращать внимания на шум, доносящийся из купальни. Зря они буянят. Щелкунчик терпеть ругань и беспокойное ворочание не станет – мигом усыпит.

– Здравствуйте, Оглдок. Разовый доступ. Проходите, пожалуйста… – как я ни старалась, мой голос все равно дрогнул.

Да тут бы кто угодно струхнул! Вне библиотеки Оглдок казался ещё ужаснее. Главный глаз, расположенный чуть выше переносицы, не мигая таращился на меня, его неподвижность компенсировала многозрачковая россыпь на лбу. Глазики настороженно бегали из стороны в сторону, точно в ожидании удара неведомого врага. Если бы библиотекарь обратился ко мне для осмотра, я бы предположила, что это нервное.

– Не переживайте, ваш суп никто не кушал. – Я слегка подтолкнула кастрюлю в сторону Оглдока.

– Сколько? – грозно поинтересовался он и вытащил из нагрудного кармана комбинезона кожаный мешочек.

– Да что вы… Можете забирать бесплатно.

– Поставишь все на то, что не нашел… – Кожаный мешочек, в котором что-то позвякивало, полетел мне в руки. – Суп съешь сама… Я проверю! За кастрюлей зайду через час. Время пошло! – От рычания библиотекаря у меня заложило уши, сердце ухнуло в пятки. Я метнулась к столу и схватила половник и ножичек. Оружие так себе, но лучше чем ничего.

– Ответственная. Это хорошо, – одобрительно проворчал Оглдок… и вышел из комнаты.

Ноги подкосились, и я шлепнулась на пол.

– Что это было? – растерянно прошептала я. Над головой раздался шелест, и на меня посыпались бумажные и тканевые мешочки – Кошмар Игнатьевич прибыл на подмогу.

* * *

– Как ушел? Шовщем прямо ушел? – горестно вопрошал кошмарик, в то время как я собирала с пола рассыпавшиеся специи.

– А что, мне следовало его задержать? – возмутилась я.

Кошмарень призадумался.

– Нет, это было бы лишнее. А вот деньги жря вжяла… Вштупила в имущештвенные отношения… – важно добавил он.

– Ни в какие отношения я не вступала! Не представляю, зачем он мне деньги сунул…

– Ну как же, ты девушка видная… – смущенно произнес Кошмарик.

– Он почему-то потребовал съесть суп, – задумчиво пробормотала я. – И за это заплатил. Ничего не понимаю. Надо спросить аккад ДЭМ. Ой, Кошмар Игнатьевич, а сколько времени мы тут порядок наводим?

Транспортировка пряностей и корешков прошла с небольшой накладкой. То ли мешочки изначально были плохо завязаны, то ли повредились в момент прохождения через потолок, но часть содержимого высыпалась на пол. Кошмарик тут же начал причитать и подсчитывать убытки. Я заверила его, что мы всё сейчас аккуратно соберем и рассортируем. Ещё и кастрюля с несъеденным супом давила на нервы. В результате я совершенно забыла о пленниках мухоловки!

Вскочив на ноги, рванула в купальню. В помещении было тихо, подозрительно тихо.

– Щелкунчик, ты их… усыпил?

В ответ мухоловка утвердительно кивнул листиками.

– Так я и думала, что плохо себя вести станут, – горестно вздохнула я. – Всего-то надо было полежать тихонечко.

– Нет, Цветочек, я вел себя хорошо. Даже слишком хорошо… – гневное шипение из челюсти, расположенной выше других, заставило меня испуганно вздрогнуть.

– А почему Далиан не уснул? – робко спросила я.

Щелкунчик развел усики в стороны, дескать, не знаю, не подействовало почему-то.

Первой из плена освободили Вилену. Демоница быстро пришла в себя, но возмущаться из-за принудительного погружения в спячку не стала. Выбравшись из челюсти, осмотрела штаны и куртку и с философским «могло быть и хуже» принялась будить Эрха. Сон у Рогатого был крепкий, храп звучный, вес и вовсе не приподъемный. Щелкунчику надоели наши причитания и уговоры, и он самым бесстыжим образом зашвырнул демона в бассейн. Прохладная вода взбодрила всех – брызги докатились и до нас с Виленой. Ворча и отплевываясь, Эрх выбрался на бортик и стащил через голову мокрую рубашку. Тут-то и выяснилось, что не один Марог испытывал слабость к рисункам на теле. Грудь и спину Рогатого покрывали изображения косматых, зубастых страшилищ, похожих на волков. В отличие от знакомых мне хищников эти существа были прямоходящие. И зачем демон так себя разукрасил?

– Цветочек, не могла бы ты отвернуться? – буркнул Эрх, прикрываясь крошечным полотенцем. Я-то его дважды могла вокруг себя обмотать, а вот Рогатому требовалось что-то повнушительнее.

Рванув в соседнюю комнату, стащила с постели покрывало. Из купальни донесся ещё один всплеск, после чего раздались вопль и обещания пустить гадкую зелень на удобрения. Я стянула ещё и простыню и поспешила обратно. Марог сидел на бортике в весьма расстроенных чувствах.

– Я для него лучших мух отбирал… Бабочек отлавливал… Рыхлил, подвязывал, а он меня, словно неродного, мордой в бассейн.

Щелкунчик жалобно поклацал листиками и протянул к демону усики.

– Отстань, предатель, – проворчал тот и отодвинулся подальше.

Я сунула покрывало в руки ухмыляющегося Эрха и подошла к Марогу.

 

– Не обижайся, он просто…

– Дал понять, кто ему ближе… – вынес вердикт Татуированный и, отняв у меня простыню, пошел в угол сушиться.

Мне стало совсем горько. Я так старалась, как лучше хотела.

– Оглдок ушел… – попыталась переключить присутствующих на позитивное.

– Я слышал, – донеслось злое из последнего листика с начинкой.

Почему-то Щелкунчик не торопился отпускать Далиана.

– А давайте вы не будете на меня злиться?

– Я не злюсь на тебя, Цветочек, я всего лишь хочу тебя удавить. Тогда ты уже точно больше ни во что не вляпаешься, да и нам спокойнее станет… – мрачно произнес Далиан.

Я закусила нижнюю губу, подняла взгляд к потолку и поняла, что после такого заявления Далиану придется сидеть в темнице ещё очень долго. Отрицательное покачивание усиков живоглотика в ответ на просьбу отпустить демона только подтвердило мои опасения.

– Щелкунчик, пойми, они хорошие демоны, просто чересчур расстроенные. – Я обхватила руками один из листиков и прижалась к нему щекой. – Уверяю, никто не хочет меня обидеть.

– Не хочу, – подтвердили из челюсти. – Но этого зеленого рыцаря точно спалю, если не отпустит.

Мухоловка негодующе встрепенулся, поклацал свободными листиками, а потом приподнял тот, в котором томился Далиан, повыше и… раскрыл. Демон в полете успел ухватиться за извивающийся усик и повис на нем, как на канате. Ругаться не стал, только смотрел на меня так, точно я собственноручно его в «пасть» Щелкунчика запихнула. Позади сдавленно смеялись Марог и Эрх, Вилена заливалась в открытую.

Далиан спрыгнул на пол мягко, почти бесшумно. Я чувствовала – момент расплаты близок. Сердце колотилось в груди, заглушая настороженное клацанье мухоловки. Раздавшийся звон был подобен раскату грома, но не являлся таковым. Это всего лишь монеты из мешочка Оглдока посыпались на пол.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru