Дом шалунов

Лидия Чарская
Дом шалунов

И прежде чем Котя мог опомниться, Михей со всей силы ударил его палкой, на которую опирался в пути.

Котя застонал. Кудлашка, видя, что обижают ее хозяина, залаяла и оскалила на Михея зубы.

Михей ударил и ее. Собака завыла.

– Не смей обижать Кудлашку! Не смей! Бей меня, сколько хочешь! А ее не дозволю трогать! – вне себя вскричал Котя и, весь взволнованный, дрожащий, со сверкающими глазенками, встал между Михеем и своим четвероногим другом.

– Ах, ты так-то! – зашипел Михей, и, швырнув Котю на землю, занес над ним палку. – До смерти заколочу!

– У! У! У! – послышалось в кустах. Точно кто-то смеялся, аукал и стонал.

– Что это? Господи, помилуй! – вырвалось из груди Михея, и он уронил на землю палку.

– Га-га-га-га! – ответило ему что-то с противоположной стороны куста.

– Это мы! Это мы! Это мы, дядя Михей, за тобой пришли! – заулюлюкали, зазвенели голоса.

– Ох! – вырвалось у Михея. – Пропали мы с тобою, Миколка! Совсем пропали! Нечистая сила это! – роняли его трясущиеся губы, и он метнулся было в другую сторону от кустов.

– Не уйдешь! Не уйдешь! Не уйдешь! – загоготали снова из ближнего куста.

Михей схватился за голову, не зная, куда броситься, что предпринять. Котя был тоже сам не свой. Как и все деревенские дети, он верил в существование на свете леших, чертей, ведьм и русалок, во всякого рода небылицы, выдуманные простыми, необразованными людьми.

Холодный пот выступил у мальчика при первых же звуках этого страшного хохота. Даже Кудлашка, и та была испугана. Она поджала хвост, тихо завыла и, вдруг стрелой кинувшись в кусты, исчезла там.

Трясущаяся холодная рука Михея схватила руку Коти.

– Мы пропали, Миколка! Бежим! Хошь? Авось спасемся! Господи, помилуй! Слышь, бежим! Да воскреснет Бог, и да расточатся врази Его!

Хохот, гиканье и голоса в кустах умолкли на мгновенье. Там только слышался странный, едва ли испуганный визг Кудлашки и какая-то возня в траве.

Михей, позабыв и про Миколку, и про весь мир, кинулся со всех ног по лесной тропинке.

Но вдруг кусты ожили. Страшные черные существа с хвостами и рожками выскочили оттуда и в один миг окружили Михея.

Котя замер от ужаса, хотя одно из рогатых существ шепнуло ему:

– Ты не бойся. Тебе мы ничего дурного не сделаем.

* * *

При свете Михеева фонаря страшные маленькие рогатые существа с диким хохотом, визгом и улюлюканьем запрыгали, закружились вокруг беглеца. Их черные рожи, их рога, хвосты и по-змеиному извивающиеся фигуры наполняли новым ужасом суеверного Михея. Они накидывались на него, щекотали, щипали его, дули ему в уши, царапали ему руки, тормошили и всячески мучили его.

– Свят! Свят! Свят! Господь Саваоф! – шептал Михей и поминутно крестился, всеми силами стараясь избавиться от страшных существ. Но ему не помогал ни крест, ни молитва: они не исчезли.

– Сейчас мы замучим тебя!

– Замучим! Да, да!

– И утащим в ад!

– И утащим! Утащим! – пищали они, кривляясь на разные лады. И дикая пляска их продолжалась без конца вокруг Михея.

– Слушайте, родимые! – не своим голосом прошептал Михей. – Не губите душу христианскую! Отпустите меня!

Тогда самый высокий подскочил к Михею и захохотал ему диким хохотом прямо в ухо:

– Отпустим тебя, только клятву нам дай: этот лес – ни ногой никогда, никогда! В это место забудь заходить!

– Слышу, родимые! За десять верст близко не подойду. Отпустите только!

– Клянешься?

– Жизнью своей клянусь! Пущай меня гром убьет на этом самом месте.

 
Не гром, не гром,
А мы убьем.
Если клятву забудешь,
Себя погубишь…
А теперь убегай,
Да слов своих не забывай!
А не то придем,
В ад тебя унесем! —
 

прогремел страшным голосом высокий и так дико засверкал глазами на Михея, что тот как безумный вскочил на ноги и стрелой понесся по лесу, крича во все горло:

– Родимые, спасите! Голубчики, помогите! Смертушка пришла! Ой! Ой! Ой! Ой!

За ним вдогонку понеслись визг, свист, хлопки и улюлюканье. Потом все собрались около Коти, который очнулся и сидел под деревом, обнимая мохнатую шею Кудлашки, снова очутившейся возле него.

При виде возвращающейся «нечистой силы» Котя громко вскрикнул, протянул вперед руки и закрыл глаза.

Тогда самый высокий прыгнул вперед и радостно крикнул голосом Алека Хорвадзе:

– Котя, голубчик! Ты можешь быть спокоен, дядя Михей никогда уже не придет за тобою!

И маленький грузин схватил удивленного Котю в свои объятья.

– Так вот вы кто! А я думал… Спасибо, что спасли меня, братцы! – вскричал Котя, в то время как пансионеры горячо целовали и обнимали своего маленького приятеля.

Алек рассказал ему в нескольких словах, как он придумал напугать Михея, как десять мальчиков отправились на чердак и взяли из большого сундука десять святочных костюмов, которые им делали к прошлому Рождеству, и как догнав Михея, они напугали его так, что он никогда уже не вернется в Дубки.

Котя слушал, восторгался умом и находчивостью своих друзей и пожимал их руки.

Друзья подняли его на руки и торжественно понесли, но только не в ад, а в Дубки. Кудлашка сопровождала шествие оглушительным лаем.

Ровно в десять часов все пансионеры сидели ужином как ни в чем ни бывало. Мальчики едва успели смыть сажу с лиц, которою их тщательно намазал Алек, чтобы увеличить сходство с нечистой силой. Костюмы же снять не успели.

Когда Макака, Жираф и Кар-Кар явились ужину, они были неприятно поражены этим неожиданным маскарадом в неурочное время.

Директор сердито нахмурился и произнес строго:

– Кто позволил вам взять костюмы с чердака? И как вам не стыдно думать о проказах, когда ваш маленький друг снова попал к своему притеснителю! У вас нет сердца, если вы…

Но директору не суждено было докончить его фразы. Чьи-то нежные ручонки обняли его за его спиною. Он быстро обернулся и тихо радостно вскрикнул:

– Котя!

Мальчики вскочили со своих мест, и, пока обрадованный директор обнимал общего любимца, они рассказали про свою проделку. Тогда г. Макаров сияющими глазами обвел всех своих милых проказников.

– Слушайте, – произнес он так задушевно и мягко, как никогда не говорил еще со своими маленькими пансионерами, – слушайте, милые мои шалуны. Вы дали сегодня вашему директору самую сладкую минуту в его жизни. Спасибо вам за это, ребятки, золотые маленькие сердца! Никогда вам этого не забудет ваш старый ворчун-директор! Никогда!

И, отвернувшись, он незаметно смахнул радостную слезу с ресницы.

– Ура! Ура! Ура! – хором подхватили мальчки. – Качать директора! Качать нашего доброго, милого директора! Ура! Качать! Качать!

И двадцать мальчиков бросились к Александру Васильевичу, стараясь поднять его на воздух на своих маленьких, слабых руках.

Директор отбивался руками и ногами от шумливой оравы, уверяя мальчиков, что они «сломают ему его последний нос».

ГЛАВА 11
Два друга. Бык. Маленький герой. В часовне

Под развесистым дубом, на лугу, примыкающем к скотному двору и птичнику, сидели Гога и графчик. Шагах в тридцати от них пансионеры затеяли свою любимую игру в «белых и индейцев».

Но Гогу и Никса не приглашали играть. Их чуждались всегда за напыщенность и высокомерие, а теперь, после их поступка с Котей, и совсем исключили из своей среды.

Правда, Котя упросил товарищей простить Гогу «ради него, на радостях», и мальчики скрепя сердце согласились не требовать исключения Владина из пансиона. Гога и Никс остались в заведении, но тем не менее никто из пансионеров не желал ни играть, ни разговаривать с ними.

Вот почему, в то время пока «рыцари» изображали «индейцев и белых», оба мальчика сидели в стороне и с завистью поглядывали на играющих.

– Гога, – произнес Никс, – что ты думаешь теперь делать?

– Я думаю поймать где-нибудь на задворках этого негодного Миколку и вздуть его хорошенько. Ведь я в десять раз сильнее его. Да и потом ты мне поможешь.

– Ну, конечно, – согласился со своим приятелем Никс. – Но все-таки, мне кажется, нам не справиться с ним.

– Ну, тогда я еще раз сделаю «штучку». Напишу Михею, что напрасно он испугался в лесу тогда, потому что это была не настоящая нечистая сила и что ему не грозит никакая опасность, если он придет снова за Миколкой.

– А как же ты пошлешь ему письмо?

– Я знаю адрес. А когда Авдотья поедет на базар в город, я ее попрошу опустить письмо в почтовую кружку. Ведь Авдотья неграмотная и не сможет прочесть, кому я пишу. Марка у меня есть. Мама мне постоянно посылает марки в письмах, чтобы я мог писать ей.

– Ты любишь твою маму? – неожиданно спросил Гогу Никс.

– Люблю. Только я сержусь на нее, зачем она отдала меня сюда. Ведь тебя отдали потому только, что ты сирота и твоему опекуну не было времени и охоты возиться с тобою. Это не обидно. А меня на исправление. Мама говорила постоянно, что у меня недобрый характер и что я совсем-совсем нехороший мальчик и приношу ей много горя своими выходками и капризами. И еще говорила, что я совсем не похож на моего брата.

– У тебя есть брат? – живо заинтересовался Никс.

– Теперь нет. Он умер. Но о нем постоянно говорили у нас в доме и мне ставили его в пример Это было скучно. Я еще больше делал дурного, чтобы показать всем, что мне решительно все равно то, что меня считают хуже моего брата. Вот меня и отдали сюда, ненадолго, правда. Ведь мне двенадцать лет, я почти самый старший здесь, если не считать Алека и Пашу. Мама пишет, что скоро возьмет меня отсюда, чтобы отдать в гимназию.

– Ты хочешь поступить в гимназию? – заинтересовался Никс.

– Мне все равно. Я уверен, что буду умнее лучше всех гимназистов. В гимназии, кроме того, не будет этого мужика Миколки, с которым все нянчатся, как с каким-то сказочным принцем, и которого я ненавижу всей душой.

 

– Но ты ведь хочешь отделаться от него. Ты напишешь Михею?

– Конечно, напишу! Я отомщу этому скверному мальчишке, чего бы мне это ни стоило, потому что никогда ему не прощу того, что по его милости меня чуть было не выставили из пансиона.

– Да, да напиши. Пусть его уберут отсюда, – ответил Никс.

– О, я ему отомщу. Непременно отомщу.

Гога замолчал и злыми глазами посмотрел в ту сторону, где играли пансионеры.

И вдруг Никс неожиданно схватил его за руку.

– Гляди! Гляди, Гога! Быка ведут!

Действительно, дверь сарая распахнулась и человек пять рабочих вытащили оттуда на длинной веревке упиравшегося быка. Высокий мужик с ножом, заткнутым за пояс, погонял быка огромной дубиной. Это был мясник, приглашенный из города хозяином Дубков для того, чтобы заколоть страшное животное.

Еще накануне г. Макаров предупреждал мальчиков, что на следующий день быка заколют и чтобы они не подходили близко к сараю. Но мальчики, разумеется, позабыли это предостережение, а может быть, любопытство пересилило их благоразумие, и в перемену между завтраком и следующим за ним уроком они отправились играть на лужайку, соседнюю с сараем.

Но теперь, вспомнив о запрещении директора, они не без волнения поглядывали, как появилась из сарая страшная фигура свирепого быка.

Бык, очевидно, предчувствовал свою скорую гибель. Оп упирался, яростно мотал головою и стучал о землю рогами с привязанной к ним для безопасности толстой доской. Его глаза, налитые кровью, дико глядели на людей. Пена клокотала у рта.

Рабочие употребляли все свои силы, чтобы стащить быка с места. Им надо было завести его за сарай, где его должен был поразить нож мясника. Бык упирался.

Страшный, огромный, он наводил трепет на мальчиков, невольно бросивших игру и все свое внимание посвятивших теперь страшилищу.

Наконец кое-как быка удалось вытащить из хлева и завести за строения. Мальчики снова принялись было играть, как вдруг отчаянный рев огласил лужайку. За ним пронесся громкий испуганный крик, и из-за угла выскочил бык, еще более дикий и свирепый, нежели прежде.

Бык несся прямо к дубу, под которым сидели Гога и Никс.

* * *

– Бык сорвался! Берегитесь! Бык! – пронеслось по поляне.

Оба мальчика вскочили на ноги. Бык несся прямо на них. Они видели это. Не помня себя, Гога и Никс схватились за руки и испустили дикий вопль.

Бык был всего в пятидесяти шагах от дуба, под которым они стояли.

– Спрячьтесь за ствол! Спрячьтесь за ствол! – кричали им остальные мальчики.

Но Никс и Гога не слышали этих криков.

Если бы мальчики укрылись за древесным стволом, страшный бык ударился бы о него рогами и не причинил бы им ни малейшего вреда. Но, к ужасу пансионеров и рабочих, потерявшиеся с перепугу мальчики метались под дубом, не зная, что делать, что предпринять. Бык, между тем, все приближался. Уже слышно было страшное, хрипящее клокотанье в его груди, его тяжелое дыхание, вылетающее вместе с паром и пеной изо рта и ноздрей. Земля тряслась под его копытами.

Чуть живые, мальчики ждали приближения чудовища. Но вот от толпы пансионеров отделилась маленькая фигурка и помчалась прямо к дубу, наперерез быку.

– Котя! Котя! Куда? Куда ты, Котя? – закричали пансионеры.

В руках Коти был красный платок, которым он махал, как флагом, над головою. Он несся со всех ног прямо к Гоге и Никсу и все махал и махал красной тряпкой.

Минуту перед тем у Коти мелькнула отчаянная мысль:

«Мальчики растерялись со страху, они не догадаются встать за дерево, надо поэтому отвлечь внимание быка и обратить его на себя. Надо махать красной тряпкой, которая случайно есть у него в кармане, потому что бык ненавидит красное, и когда он кинется на него, Котю, он уже успеет добежать, и им удастся всем троим скрыться за стволом дуба».

И не думая о том, какой страшной опасности он подвергается сам, смелый мальчик бросился к дубу. Котя не ошибся.

Бык при виде красной тряпки остановился на минуту, уперся в землю рогами с навешенной на них доскою и, испустив новый, пронзительный рев, понесся на Котю.

Теперь Котя не бежал, а летел, чуть касаясь пятками земли, к дубу, откуда ему уже протягивали руки Гога и Никс. Но и разъяренный бык прибавил ходу. За ним неслись рабочие и мясник с поднятым ножом наготове.

У Коти мелькнула еще одна мысль – если бросить красный платок на землю, то бык, пожалуй, оставит в покое его и кинется на платок, а в это время он, Котя, успеет укрыться.

Котя размахнулся, желая отшвырнуть как можно дальше от себя злополучную красную тряпку – но, о, ужас! – платок не упал на землю, как предполагал Котя, а, зацепившись сзади за пояс мальчика, повис на нем. К несчастию, Котя не заметил этого и продолжал бежать что было духу по направлению к дубу, оглядываясь назад.

Бык тоже не замедлил хода. Вот уже совсем маленькое расстояние осталось между ним и Котей. Но и спасительный дуб всего в нескольких шагах от них. Если Котя первый добежит до него – он спасет и себя, и мальчиков. И его задача будет исполнена. Если же бык настигнет бежавшего, то все кончено, и страшная гибель ждет его, Котю, всего через несколько секунд…

Вот уже ближе к нему страшилище… Еще ближе… Еще…

«Я погиб, – мелькнуло в голове у мальчика, – так пускай же я один! Спасу, по крайней мере, тех двоих, Гогу и Никса».

Он остановился и закричал изо всей силы:

– Становись за дерево! Становись скорее!

Гога с Никсом услышали крик и скрылись за стволом старого дуба.

Они были спасены.

Почти в ту же секунду отчаянный вопль огласил лужайку.

Секундная остановка погубила Котю. Бык поднял на воздух маленькое, трепещущее тело мальчика. Еще один миг – что-то перекувырнулось, мелькнуло в воздухе, и Котя тяжело рухнул на землю, ударившись головою о ствол дуба.

Рабочие окружили быка, и мясник воткнул ему в рыло нож по самую рукоятку.

Ноги быка подогнулись, будто сломались разом, его страшный рев перешел в мычание. Животное опустилось брюхом на землю и затихло.

* * *

– Он умер!

– Не дышит!

– Сердце почти не бьется!

– Господи! Да неужели же умер он?!

Кто-то зарыдал.

Это был Витик Зон.

Он кинулся первый к Коте, распростертому у корней старого дуба.

За ним и все мальчики окружили несчастного Котю. Он был безгласен.

Смертельная бледность покрывала его лицо. Глаза скрылись под опущенными веками. Он был весь холодный, не дышал и казался мертвым.

Вдруг страшное, потрясающее душу рыдание раздалось за ними.

Кто-то растолкал толпу пансионеров и, упав на колени перед бесчувственным Котей, закричал:

– Если ты умер – я умру тоже! Ты из-за меня умер. Меня хотел спасти. Меня и Никса. А я-то?! Я-то?! Прости! Прости! Все мое зло прости! Котя! Котя! Прости меня! Не умирай только! Котя! Котя! Ты мой спаситель! Живи, прости. Котя! Котя!

И Гога Владин залился слезами. Его отвели от него, оттащили насильно. Потом рабочие подняли безжизненное тельце с земли и осторожно понесли в дом.

Рыдая навзрыд, мальчики поплелись за ними.

* * *

Они сидели, все двадцать человек, притихшие, безмолвные. Уже трое суток прошло, как бесчувственного Котю принесли в лазаретную комнату пансиона, а мальчик все еще не приходил в себя. Два доктора поселились в Дубках и по просьбе директора не отходили от постели больного.

Страшный удар о ствол дерева потряс все существо бедного мальчика и разразился сильнейшим воспалением мозга, грозившим смертельным исходом. Больной то открывал глаза и безумным взором окидывал окружающее, то снова впадал в странное оцепенение или кричал на весь дом:

– Бык! Опять бык! Он схватил Гогу! Надо отнять! Иду! Иду! Да не держите же меня! Пустите, пустите!

И мальчик вскакивал с постели. Его схватывали, укладывали снова и поливали его голову ледяной струей. Это помогало немного, и Котя успокаивался на время.

Так прошла неделя. На восьмой день его положение стало особенно плохим. Всю ночь доктора поочередно дежурили у его постели.

Добряк Макака не отходил от него ни на шаг. Маленький белокурый мальчик, и без того любимый им, стал ему вдвое дороже после своего самоотверженного геройского поступка.

Со слезами на глазах Александр Васильевич умолял докторов спасти маленького героя.

Восьмая ночь была мучительнейшею для больного. Доктора только покачивали головами. Тогда Александр Васильевич бросился в классную, где сидели мальчики, убитые горем.

– Дети! Он при смерти! Молитесь за него! – едва нашел в себе силы произнести директор и, зарыдав как ребенок, выбежал от них.

Мальчики были неутешны. Несколько минут только и слышались эти мучительные звуки безысходного детского горя.

И вдруг чей-то дрожащий голос покрыл детский плач:

– Тише! Вы можете потревожить его. Он умирает. Слезами не поможете все равно. Надо молиться… Хорошо, от души помолиться. Понимаете вы? Пойдем все в часовенку, что около дороги, и будем просить Бога, чтобы… чтобы…

Алек не докончил своей фразы и сам зарыдал.

Неслышно пробирались мальчики по аллее сада к самому концу его, где была калитка, выходящая на большую дорогу. Здесь стояла небольшая часовенка, выстроенная г. Макаровым в год смерти родителей Жени и Маруси. Там ежегодно служилась панихида по ним.

Когда «рыцари» прошмыгнули через калитку и, пройдя шагов пять, очутились в часовне, тишина маленького храма странно подействовала на них. Они почувствовали себя такими крошечными и ничтожными в сравнении с Тем Великим и Могучим, Кто незримо присутствовал здесь, среди них, и смотрел на них с образа милостивыми, кроткими и дивными очами.

Все мальчики разом, как по команде, опустились на колени перед иконой Спасителя, и горячая детская молитва понеслась к Богу.

Теперь все эти черненькие, белокурые и русые головки были полны одною мыслью, их сердца бились одним и тем же желанием, все до одного.

– Господи! – выстукивало мучительно каждое сердечко. – Сделай так, чтобы выжил наш Котя, сделай, Господи!

И полные святой детской веры и надежды глазенки впивались со слезами в кроткий лик Спасителя.

Мальчики молились так горячо, что не слышали, как по дороге застучали копыта лошади и как маленький тарантас подкатил к ограде сада, а вслед затем к дверям часовни приблизилась невысокая женская фигура и остановилась у порога при виде молящихся.

Не слышали дети и того, как из толпы их неожиданно выделился Гога, как маленький Владин приблизился к образу и, припав к подножию Христа, стал молиться, позабывшись, вслух.

Мальчики опомнились только тогда, когда взволнованный голос Гоги прозвенел на всю крошечную церковь:

– Господи! Я буду хорошим, добрым, честным мальчиком, клянусь Тебе, Господи! Я постараюсь исправиться и любить ближних больше самого себя! Только спаси Котю! Спаси Котю, добрый, милостивый Христос…

И Гога припал к образу и забился у ног Его в рыданиях.

Чья-то нежная рука легла на его плечо, нежные губы коснулись его лба. Гога оглянулся.

– Мама! – вскрикнул мальчик.

ГЛАВА 12
Неожиданная радость. Он! Ему становится лучше. Его мама

– Мамочка! Мама! – и Гога осыпал руки и лицо молодой женщины поцелуями.

Мама отвечала ему тем же. Она не узнавала своего Гогу в этом странно изменившемся мальчике. Прежнее капризно-надменное выражение исчезло с его лица. Глаза не смотрели на всех с суровой неприязнью. Они были печальны и тоскливы, эти глаза, полные слез. Гога точно переродился.

– Мамочка, как ты приехала? Так неожиданно! И ничего не написала! – забросал Гога вопросами мать.

– Я получила письмо от твоего директора, где он написал о страшном происшествии с быком и о том, что один мужественный, смелый и благородный мальчик спас тебя от верной гибели. Я и приехала поблагодарить этого мальчика и повидать тебя и его, – отвечала госпожа Владина.

– Ах, мама, он, Котя, он умирает. Мы пришли сюда молиться за него, – прошептал Гога.

– Да, он умирает, – хором повторили пансионеры, окружая госпожу Владину и ее сына.

– Бедный ребенок. Неужели ему суждено погибнуть за его великодушный поступок, – печально проговорила молодая женщина и потом тихо спросила у окружающих ее детей:

– А мне позволено будет повидать его?

– Ну, конечно, – отвечал Алек, – ведь он все равно лежит без чувств. Вы его не можете потревожить. Позвольте, я проведу вас туда.

– Пожалуйста, милый Гога, не пойдешь ли и ты взглянуть на твоего спасителя? – предложила она сыну.

– Александр Васильевич нам запрещает в лазарет, – отвечал ей кто-то из мальчиков.

– В таком случае я пойду одна. Ты подождешь меня, хорошо, мой мальчик?

– Хорошо, мама!

Госпожу Владину проводили до дверей комнаты больного.

 

У порога ее встретил директор и горячо пожал ей руку.

– Я знал, что вы чуткая, отзывчивая и захотите непременно повидать того, кто спас вашего Гогу, – произнес он тихо. – Он очень плох, несчастный мальчик. Впрочем, сейчас ему чуточку лучше, нежели было утром.

От этих слов на лице г-жи Владиной и на лицах сопровождавших ее мальчиков отразилась улыбка надежды.

Потом вновь прибывшая вошла за директором в комнату больного. Толпа маленьких пансионеров притаилась у дверей.

Попав из светлой комнаты в полутьму спальни лазарета, госпожа Владина ничего не могла разобрать в первую минуту. К тому же острый запах лекарства, царивший здесь, ударил ей в голову. Ей сделалось почти дурно, и она едва устояла на ногах. Мало-помалу глаза молодой женщины привыкли к темноте, и она различила большую кровать в углу, кресло и столик с лекарствами подле постели, директора, сидевшего в кресле, и что-то маленькое, круглое, обложенное пузырями со льдом посередине подушки.

Госпожа Владина приблизилась к постели, наклонилась и поцеловала маленькую худенькую ручку, выбившуюся из-под одеяла.

– Спасибо тебе, смелый, отважный мальчик, спасибо, что спас моего Гогу, – произнесла она и поспешно отошла от постели.

– Вы видели его близко, сударыня? – спросил ее директор.

– Нет.

– Я вам покажу его сейчас. Мы приподнимем штору. Все равно придется давать ему лекарство и потревожить его. Удивительный мальчик, я вам скажу. Я редко встречал таких детей. Во время болезни он сильно изменился. Пришлось срезать ему волосы. Они были как чистое золото.

– Как золото, говорите вы? – рассеянно проронила молодая женщина и снова наклонилась над постелью больного.

Александр Васильевич осторожно поднял штору. Луч солнца ворвался в комнату и осветил Котю. Этот свет потревожил его. Его веки слабо затрепетали. Черные глаза широко раскрылись и странным взглядом окинули незнакомую даму, стоявшую у его постели. Он пошевелил головою, и тяжелый мешок со льдом свалился с его темени и лба.

Молодая женщина наклонилась над больным мальчиком.

Котя увидел склоненное над ним ласковое лицо. Он чувствовал себя как во сне, как в том сне, когда то же ласковое, то же милое женское лицо склонялось над ним и слышалась нежная песня.

И Котя чуть слышно, слабым голоском попытался спеть:

 
Ты мое солнышко жаркое,
Ты мой серебряный луч,
Утро весеннее, яркое,
Ясное утро, без туч!
 

Котя, будучи не в силах, забылся в обмороке.

Глаза Владиной впились в бледное, изнуренное болезнью лицо Коти. Странная судорога прошла по всему ее телу. Она продолжила песню:

 
Мальчик мой, крошка прелестный,
О, как люблю тебя я!
Пташка моя поднебесная,
Радость, утеха моя!
 

И с легким криком: «Он, это он!» Екатерина Александровна Владина упала на руки подоспевшего директора.

* * *

В комнате было светло. Окно открыто. За окном видны были целые сугробы снега, покрытые белым инеем деревья в саду и тучи галок, сидевших на крыше.

– Как я долго спал, однако! – подумал мальчик. – Уже снег выпал, значит зима! Неужели же я проспал целую осень!

И это показалось ему таким смешным и забавным, что он слабо рассмеялся.

Его смех разбудил старушку, спавшую подле его постели в широком кресле.

Лицо старушки показалось Коте ужасно знакомым. Но где он видел его – он не мог припомнить.

– Скажи, бабушка, – произнес он слабым нежным голоском, – неужели же я проспал всю осень?

– Нет, ты проболел всю осень, дружочек, – радостно встрепенувшись, произнесла старушка, – а теперь ты поправился, слава Богу, батюшка ты мой!

– Ах, да, – вспомнил Котя. – Бык, кажется, подбросил меня на рога. Не так ли?

– Да, милый! И ты заболел от этого.

– Потому что я стукнулся обо что-то, да? – припомнил мальчик.

– Значит, ты помнишь все? – удивилась старушка.

– Все! А вы чья же, бабушка, будете? – спросил он ее снова.

– Я – ничья, милый. Я просто няня…

– А чья няня?

– Одного мальчика, которого зовут Гогой.

– А у него нет мамы и папы, у вашего Гоги?

– Мама есть. Она приехала сюда, чтобы повидать Гогу и тебя поблагодарить за то, что…

– Меня? Зачем же? Ах, да! – снова вспомнил Котя. – Верно, за то, что я отогнал от него быка. Только ведь в этом нет никакой особой важности.

– Как, голубчик ты мой, нет! Да ты чуть не умер! – так и всполошилась старушка.

– Так что же! Лучше я бы умер, нежели Гога. У Гоги есть мама, говорите вы, а у меня никого. Я ведь сиротка.

И, повернувшись к стене, Котя тут же уснул крепким сильным сном выздоравливающего ребенка.

* * *

Котя поправлялся теперь с каждым днем, с каждым часом. Силы его все прибывали и прибывали. Доктор, лечивший его, уже не приезжал ежедневно, а только раз в неделю, и уезжал с веселым видом, говоря одну и ту же фразу на прощанье директору:

– Все идет отлично! Скоро мальчик у вас будет танцевать!

Гогина няня неотлучно находилась при больном. Чаще всего тут же у его постели был и сам Гога. Он занимал больного, играл с ним, всячески стараясь его развлечь.

Раза три в день навещали Котю и остальные пансионеры. Но Александр Васильевич не особенно радовался их приходу. Они так шумно изъявляли свою радость больному по поводу его выздоровления, что добрый директор очень опасался, чтобы мальчики не испортили под конец дела и своим шумом не надорвали слабого еще здоровья Коти. Но доктор успокаивал его, что страшный исход миновал, и что больше нечего было опасаться, а потому присутствие мальчиков у кровати больного не может принести вреда.

Котя поправлялся.

Однажды неожиданно мальчик проснулся ночью. Свет лампады скупо озарял его комнату. Котя приподнялся на локте и увидел кого-то, сидящего на кресле подле его постели.

– Гогина няня, это вы? – тихо окликнул он ее. Но это была не Гогина няня, а кто-то другой, чуть видимый в полусвете комнаты.

Котя пристально посмотрел на сидевшую у его кровати, и вдруг радостная улыбка озарила лицо мальчика.

– Это ты! – вскричал он счастливым голосом и протянул ручонки к сидевшей у постели женщине с печальными глазами и красивым лицом. – Ты опять пришла ко мне! Я так давно, давно тебя не видел. Почему ты долго не приходила? Мне было так грустно и печально без тебя! Я чуть было не забыл твою песенку. Но не бойся, я снова ее вспомнил, – лепетал в каком-то радостном полузабытье ребенок.

И вот среди тишины ночи зазвенел его тихий, нежный, слабый голосок:

 
Утро синеет лучистое
В пышном уборе своем,
Солнце встает золотистое
Там, за зеленым холмом…
 

И вдруг замолк..

Другой голос, голос его милого видения, с печальными глазами, запел над его головою тихо-тихо продолжение песни:

 
Небо безбрежное, ясное
Светится там высоко,
Но и во время ненастное
В сердце светло и легко.
 
 
Ты мое солнышко жаркое,
Ты мой серебряный луч,
Утро весеннее яркое,
Ясное утро, без туч.
 
 
Мальчик мой, крошка прелестный,
О, как люблю тебя я!
Пташка моя поднебесная,
Радость, утеха моя!
 

При последних звуках печальные глаза наполнились слезами. Мягкие нежные руки обвили голову Коти и прижали ее к груди.

– Ах, как хорошо мне! – прошептал мальчик и сам прижался к молодой женщине. – Ты и прежде приходила ко мне, но никогда я не видел тебя так ясно и близко. Скажи мне, кто ты?

– А сам ты разве не вспомнишь этого, милый ты мой? – отвечал ему нежный, чарующий голос, и мягкие руки коснулись его стриженой головки. – Постарайся вспомнить, милый. Разве ты не помнишь маленькую розовую комнатку и две детские постельки у стены.

– Ах, помню! – обрадовался Котя. – На одной голубое, на другой лежит красное одеяльце.

– А еще что, милый?

– Барашек на одной, беленький, мягкий, и потом мальчик. А у постельки ты.

– А как я называла тебя? Не вспомнишь ли, милый?

И все нежнее и нежнее мягкие руки сжимают в своих объятиях Котю. Печальные глаза, как две огромные звезды, горят перед ним жгучей радостью, счастьем и тревогой. Мучительно напрягается теперь мысль мальчика. Он морщит лоб от усилия. Дышит тяжело, бурно. Хочет и не может вспомнить.

– Миколка, – шепчет он, – нет, не то! Котя, тоже нет. Николай. Нет, нет, не вспомнить! – с отчаянием шепчет он и с мольбою смотрит в печальные глаза своего милого видения.

И вдруг точно шелест ветерка проносится по комнате:

– Ника! Милый, маленький Ника! Птичка моя! – произнесла взволнованным голосом молодая женщина.

– Мама! – вырывается из груди Коти. – Мама! Мама моя!

И он точно летит куда-то в бездну. Нежные руки подхватывают его, сжимают в своих объятиях, приводят в чувство. И когда через минуту Ника снова приходит в себя, горячие поцелуи градом сыплются на его лицо, шею и руки, и нежный голос мамы шепчет, вздрагивая от затаенных слез:

– Ника! Птичка моя! Ника, радость моя! Наконец-то я нашла тебя! Сам Господь вернул мне тебя, ненаглядный, родной, маленький Ника!

Рейтинг@Mail.ru