Дом шалунов

Лидия Чарская
Дом шалунов

Директор был очень доволен, что Карл Карлович согласен с ним, и произнес решительным голосом:

– Итак, я беру этого бездомного крестьянского мальчика к нам в пансион и надеюсь, господа, при вашей помощи сделать его прилежным учеником, который будет служить примером для других. Пусть хоть один бедный мальчик воспитывается у нас бесплатно. Я убежден, Господь сторицей воздаст нам за это.

И, пожав руки обоим воспитателям, добрый Макака пошел к себе, довольный своим решением.

Александр Васильевич Макаров всего несколько лет назад открыл свой пансион для мальчиков, и этот пансион приобрел сразу громкую известность, хотя он был совершенно не похож на обычные школы. Пансион предназначался, главным образом, для капризных, злых, сердитых, пустых или ленивых детей, которых отдавали г. Макарову «на исправление», так как в других учебных заведениях их бы скоро исключили. Пансион Макарова славился тем, что в нем самые отчаянные шалуны исправлялись, самые ленивые становились прилежными, самые капризные – послушными и добрыми. Исправлял же своих воспитанников г. Макаров не жестокими наказаниями, а добрым, ласковым словом, отеческой заботливостью и только в крайних случаях строгим внушением. К наказаниям в пансионе прибегали редко и то в самых исключительных случаях, когда шалость или дерзость заходила слишком далеко, и ее уже никак нельзя было простить.

Зато маленькие шалуны любили своего директора, как могут только дети любить родного отца.

И добрый Макака платил тем же своим маленьким пансионерам.

Кроме шалунов, проказников, лентяев и капризников, отдаваемых «на исправление», были в пансионе г. Макарова и просто слабые и хрупкие здоровьем дети, которые если и капризничали или плохо успевали, так только вследствие болезни. Живительный воздух Дубков, где находился пансион, тщательный уход, упражнения на свободе, скромная, но здоровая пища, приятное препровождение времени среди других мальчиков – все это делало таких больных мальчиков сильными и крепкими и превращало вялых и ленивых в смелых, бойких и трудолюбивых.

Зиму и лето пансионеры жили среди леса, в чудном живописном уголке, где находился пансион, вдали от прочего мира, под постоянным надзором самого директора и его ближайших помощников. Вот в этот-то пансион и попал теперь Миколка.

ГЛАВА 5
Посвящение в рыцари. Воздушное видение. Новый пансионер. Печальная новость

Ночь наступила безлунная, темная. Мальчики крепко спали в большой спальне или, по крайней мере, казались спящими. Один Миколка спал по-настоящему, его громкий храп разносился, точно грохот паровоза, по всей спальне.

В ногах его спала Кудлашка. Несмотря на неистовые крики m-r Шарля, она успела таки вскарабкаться на кровать своего хозяина и улеглась там, очевидно, в убеждении, что никто не посмеет согнать ее.

Миколка спал и видел страшный сон: точно он бежит по лесу, а злой дядя Михей гонится за ним по пятам. Вот-вот настигнет его и схватит своими цепкими сильными руками…

– Вставай! Вставай, сонуля! Время идти посвящать тебя в рыцари! – слышится над его ухом веселый голос, и Алек Хорвадзе живо сдергивает одеяло с Миколки.

Миколка вскакивает, как встрепанный, с постели. Вскакивает вслед за ним и Кудлашка.

Мальчики стоят вокруг Миколки и торопят его. Они все до одного босы и в одних рубашках. Миколка узнает их всех: Павлик Стоянов, Алек, Вова Баринов, Арся Иванов, Антоша Горский и Витик Зон – все самые отчаянные шалуны налицо. Правда, Алек как будто и не шалун: он степенный, серьезный на вид мальчик, но большой выдумщик на всякого рода проделки. Хорошо, что Жираф и Кар-Кар спят как сурки, непробудно, и не видят, как семь фигурок в ночных рубашках неслышно движутся по спальне и коридору, по столовой и оттуда на крыльцо, прямо в сад…

Впрочем, если бы Жираф с Кар-Каром, чего доброго, и проснулись, то им все равно не уйти далеко. Витик Зон предупредительно вылил четыре бутылочки гуммиарабика около постелей обоих гувернеров. Как только вскочили бы с кроватей воспитатели, их ноги приклеились бы к полу, к огромному удовольствию маленьких шалунов. Но после «посвящения» мальчики намеревались тщательно вытереть пол мокрой тряпкой, чтобы уничтожить самые следы своей выдумки.

В саду ни шороха, ни звука. Только семь белых мальчиков скользят по длинной аллее. Впереди всех Алек, позади Миколка. Кудлашку оставили в сенях. Она могла помешать торжественной церемонии.

Мальчики незаметно подошли к какому-то забору и уперлись в него. Дальше идти некуда. Чиркнула спичка. Ветер задул. Вторая. Опять задул. Экий противный! Наконец с трудом зажжен маленький огарок в фонаре, прихваченном Алеком с собою. Миколка оглянулся с любопытством. Кругом них чаща огромного сада. Деревья и кусты. Вдали белеют пансион и флигель директора. Над головами развесистые сучья старого дуба. У мальчиков лица серьезные и важные.

Алек поставил всех в круг, сам вошел в середину, потянул за руку и Миколку, затем сунул руку за пазуху и вытащил оттуда небольшой деревянный, оклеенный серебряной бумагой, кинжал.

– Встань на колени! – приказал он Миколке.

– Для ча? – удивился тот.

Ему не ответили.

Вова и Арся приблизились к нему и поставили на колени.

Миколка покорился невольно и ждал с любопытством, что будет дальше.

– Раз!

Что-то сильно ударило его по спине, немного ниже шеи. Рассерженный Миколка вскочил на ноги. Перед ним был тот же Алек с поднятым кинжалом. Рукояткой кинжала он, видно, и ударил по спине Миколку.

– Ты того… не дерись. А не то и сам получишь по шее! – грозно подступил к нему Миколка.

Но тот только глазами сверкнул в ответ.

– Ничего, Миколка, молчи! Теперь ты рыцарь! – хлопнув по плечу мальчика, произнес он дружески. – Выдержал удар, не заревел. Зато мы теперь тебя принимаем в свою среду, в наш рыцарский кружок, понимаешь? Только раньше ты должен произнести еще одну клятву. Повторяй ее за мною. Что я буду говорить, то и ты.

Миколка слышал отлично, но ничего не понимал из того, что ему говорили. И какой-такой рыцарь? И какая-такая клятва? Бог весть!

Между тем Алек положил ему руку на плечо и произнес:

– Ты не бойся, здесь нет ничего дурного. Рыцарями назывались самые благородные люди в прежние времена. Они всегда заступались за обиженных, особенно за вдов и сирот, никогда не лгали и всегда свято держали данное слово. Они были храбрыми, смелыми воинами и, не задумываясь, шли на врагов. Вот в память этих рыцарей, всех вновь поступающих в наш пансион мальчиков, которые окажутся достойными этого, мы тоже посвящаем в рыцари. Понял? Ну, а теперь клади руку сюда, на кинжал, вот так, и повторяй за мной: «Клянусь защищать всех слабых и беззащитных».

– Клянусь защищать всех слабых и беззащитных! – повторил Миколка, которому начинала нравиться ночная затея.

– «Клянусь быть храбрым и смелым в битвах!» – Клянусь быть смелым и храбрым в битвах! – повторил Миколка.

– «И мудрым, как змея!..»

– И мудрым, как… Ну, это ты врешь! Змея подлая, лукавая… Я одну-то пришиб камнем… – с азартом заговорил Миколка.

– Молчи! Ты глуп и ничего не понимаешь! – выскочил вперед Вова Баринов. – Повторяй за Алеком, и баста!

– Повторяй за Алеком, и баста! – повторил за ним, как эхо, Миколка.

– Ха-ха-ха-ха-ха! – расхохотались мальчики, – этого не надо! Это лишнее!

Но велико же было их изумление, когда и Миколка загоготал во все горло и рявкнул во всю:

– Ха-ха-ха-ха! Этого не надо! Это лишнее!

– Ха-ха-ха! – следом за ним раздалось откуда-то сверху, с ветвей дуба, – вот так рыцарь!

Мальчики подняли головы. Поднял голову и Миколка. Алек взял фонарь и старался осветить ветки дуба.

Миколка разинул рот и ахнул от удивления.

* * *

У самого ствола дуба, на крепком могучем суку его, стояло какое-то маленькое очаровательное существо, не то мальчик, не то девочка. Миколка еще не видывал такого. На очаровательном существе были надеты широкие штанишки и высокие сапоги, на узеньких плечах сидела широкая матроска, какую носят мальчики. На голове была лихо заломлена маленькая фуражка с козырьком, опять-таки совсем мужская фуражка, а из-под фуражки спускались две толстые пепельные косы ниже пояса. Лицо у странного существа было очень хорошенькое, но почти коричневое от загара, а на этом загорелом лице сверкали два серых глаза.

Миг… хрустнула ветка, и очаровательное существо, тряся своими толстыми косами и своей крошечной фуражкой, едва державшейся на макушке, очутилось среди мальчиков.

– Вот и я! – прозвучал звонкий голос, – видела, как вы посвящали в рыцари нового мальчишку. Здравствуй, мальчишка! – весело кивнула она Миколке.

И маленькая черная загорелая ручка протянулась к нему. Миколка не протянул своей. Он преважно засунул обе руки за спину и, серьезно взглянув на странное существо, проговорил:

– Ты меня, того, мальчишкой звать не моги, потому как теперича я лыцарь. Видала?

– Ничего, Миколка, это свой человек! – успокоил его Витик, – это наш друг и приятель Женя. И хоть и девочка она, а любого мальчугана в удальстве и прыти заткнет за пояс.

– А коли ты девчонка, зачем в штанах ходишь и на деревья лазишь? – обратился Миколка к таинственной Жене.

– А вот почему, – весело отвечала она, – во-первых, хотя я и девочка, но совсем не умею сидеть сложа ручки, как девочка, и носить узкие платья и сапоги на каблуках; во-вторых – я больше всего на свете хотела бы быть мальчиком. Понимаешь? Мое самое большое удовольствие это прыгать через заборы и лазать по деревьям. Дядя Саша меня любит больше всего в мире, гораздо больше Маруси и всех вас, и ни в чем мне отказать не может, потому что я ему страшно напоминаю его покойного брата, то есть моего папу. Понимаешь? У других девочек должны быть иголка и ножницы в руках, а у меня – хлыст или палка. Вот я какая девочка! Понял?

Миколка, очевидно, понял и улыбнулся во весь рот. Женя понравилась ему.

 

– Хочешь быть моим другом навеки, как Алек, Вова, Арся, Павлик, Антоша и Витик? – спросила она.

– Ладно!

Снова захрустели ветки, и Женя очутилась на суку. Затем она исчезла куда-то, и через минуту ее белая матроска замелькала в самом конце дорожки. Мальчики побежали за ней.

* * *

Прошла неделя. Целая неделя. Миколка исчез с лица земли. То есть собственно не Миколка, а тот босоногий, рваный деревенский мальчуган, которого звали Миколкой.

У г. Макарова был странный обычай: каждому вновь поступающему пансионеру он давал новое имя.

– Ты поступаешь в мой пансион, потому что родители или родственники твои хотят, чтоб ты исправился, стал человеком, – говорил он каждому новичку, – дома тебя баловали, здесь баловать не будут: дома ты ел всякие тонкости и разные сладости, а здесь будешь есть щи с кашей да мясо с зеленью. Дома тебя звали Митенька или Митюшечка, здесь ты будешь Дима. Здесь баловства не увидишь. И имя носи другое, чтобы прежнего Митеньки-баловня не было и помину.

Такие слова с небольшими лишь изменениями г. Макаров повторял при приеме в свой пансион почти каждого нового воспитанника.

Приняв в пансион Миколку, г. Макаров не мог, конечно, сказать, что тот «дома ел всякие тонкости». Поэтому речь, обращенная к Миколке, была короче: Александр Васильевич объяснил новому своему воспитаннику, что впредь он будет называться Котя.

– Как? – переспросил, смеясь, мальчик.

– Котя.

– Вон как! – громко произнес Миколка. – Чего, гляди, не выдумают! Ну Котя, так Котя! Не все ли равно, если вашему благородию так хочется.

Сообразительный Котя-Миколка быстро привык к новой жизни и к новой обстановке.

Всего неделя только прошла с его поступления в пансион, а уж он научился многому: он знал, что нельзя сморкаться пальцами, а для этого постоянно имеется платок в кармане, что плеваться на пол тоже нельзя. Есть руками – тоже. Чавкать при еде тоже. Икать за столом тоже не следует. И обтирать руки о спину соседа – тоже. Узнал, что такое азбука и какие в ней имеются буквы, и что земля – шар и вертится постоянно, а не стоит на трех китах, как ему пояснял как-то дядя Михей в добрую минуту.

Все мальчики, кроме Гоги и графчика, полюбили Миколку. Полюбила его и веселая, шаловливая Женя. Ее сестра, всегда серьезная, степенная девочка Маруся, тоже хорошо отнеслась к нему. Только на Кудлашку косились – не мальчики, конечно, а «начальство», как Митя называл директора и воспитателей. С Кудлашкой были постоянные несчастья. То она выхлебывала «по ошибке» молоко, оставленное мальчикам на ужин, то съедала курицу, которую готовили на обед Макаке и его племянницам, то она норовила схватить за икры Кар-Кара или Жирафа в ту минуту, когда они меньше всего ожидали этого. Словом, с Кудлашкой было много всяких хлопот.

* * *

Стоял теплый августовский денек. Мальчики сидели в классе и учили уроки.

День был праздничный, но уроки приказано было приготовить. М-r Шарль уже третий день был не в духе. Он заставил мальчуганов учиться в праздник в виде наказания. Дело в том, что в день своего рождения m-r Шарль с утра хотел нарядиться в розовый воротник, новую белую манишку и ярко красный галстук, которого он ни разу еще не носил, полез в комод и – о, ужас! – не нашел ни того, ни другого, ни третьего. Любимых своих двух пар цветных носков тоже не мог доискаться m-r Шарль.

Позвали кухарку Авдоью, заведовавшую всем хозяйством в пансионе.

Авдотья была прекрасная кухарка, но в собеседницы не годилась вовсе: она заикалась и говорила, точно кудахтала. К тому же была глуха и глупа. Пока она оканчивала какую-нибудь фразу, можно было дойти до соседнего леса и с успехом вернуться обратно. М-r Шарль совсем забыл, что Авдотья обладает всеми этими качествами, и забросал ее вопросами:

– Где мои носки? Где мои воротнички? Где мой галстук?

Авдотья потрясла головой и принялась кудахтать. М-r Шарль рассвирепел, потому что ничего не понял из того, что кудахтала Авдотья.

– Это шютки мальшик неготяй! – прогремел он на весь пансион так, что дрогнули стекла в доме.

И в наказание засадил детей за уроки в первое же воскресенье.

Надо было выучить стихи:

 
Птичка Божия не знает
Ни заботы, ни труда,
Хлопотливо не свивает
Долговечного гнезда.
 

Так как m-r Шарль очень плохо понимал по-русски, он ничуть не удивился, когда Павлик Стоянов вместо упомянутой «Птички» прочел другое, совсем особенное стихотворение собственного сочинения:

 
Птичка Божия все пела,
Поперхнулась и вспотела…
А как голос потеряла,
Петь совсем уж перестала… —
 

и так далее.

М-r Шарль, впрочем, и не слушал. Он в это время думал о пропавших носках, галстуке и манишке. Он качал только в такт стихам головою и похлопывал рукою по краю стола. Когда он перестал думать о носках и воротниках, в его мыслях появился милый Париж, откуда m-r Шарль был родом, и красивый дом на берегу Сены, где он нанимал крошечную комнату у своих друзей. Он так углубился в свои мысли, что не заметил, как распахнулась дверь и с оглушительным лаем в класс влетела Кудлашка. Дружный взрыв хохота встретил ее. M-r Шарль поднял задумчивые глаза, вскинул ими по направлению к двери и побледнел от злости.

На шее Кудлашки красовался блестящий розовый воротничок француза, повязанный роскошным ярко-красным галстуком; нежная голубая манишка прикрывала горло и грудь собаки. На всех четырех лапах Кудлашки было надето по цветному носку m-r Шарля; два лиловых – на передних ногах, два золотисто-желтых – на задних.

К довершению всего на голове Кудлашки красовалось что-то странное, привязанное веревкой к шее.

M-r Шарль хотел броситься к Кудлашке, но она вихрем пронеслась мимо него, сбросила два носка, манишку, воротник, забралась под дальнюю скамейку и с остервенением стала сдирать с головы тот странный предмет, который был надвинут ей на самые уши.

В это время снова распахнулась дверь и весь красный как рак в класс влетел Карл Карлович. Он махал руками и кричал что-то по-немецки. Но что – никто не мог разобрать. Никто, кроме Витика Зона разве, который проскользнул за ним следом и теперь преспокойно сидел на своем обычном месте с невинным лицом. Ему ничуть не странным показалось то, что, вместо обычных густых волос, на голове Кар-Кара красовался носовой платок, завязанный под подбородком.

Тайна носового платка была известна Витику: сегодня он пробрался, после обеда, в комнату немца и, пока тот спал, стянул с головы Карла Карловича парик, для того чтобы нахлобучить его на мохнатую голову Кудлашки.

Он же нарядил собаку и в принадлежности костюма m-r Шарля, припрятанные накануне в укромном местечке, позади дивана.

М-r Шарль взглянул на господина Вейса (фамилия Кар-Кара), господин Вейс – на m-r Шарля.

М-r Шарль позеленел, Кар-Кар побагровел.

Оба без слов поняли один другого.

Минуту они смотрели друг на друга. Но вот Кар-Кар быстро подошел к французу и, взволнованный, хотел что-то сказать, но вдруг платок соскользнул с головы Кар-Кара, и она предстала перед всеми пансионерами розовая, без единого волоска на темени, блестящая, гладкая и круглая как шар.

* * *

Мальчики хохотали. Кудлашка носилась по классу, как угорелая. За Кудлашкой носился господин Вейс, желая спасти парик. За Вейсом m-r Шарль. Оба вспотевшие, оба красные, оба злые. А мальчики хохотали все громче и громче.

Наконец, Кар-Кару удалось схватить Кудлашку за хвост. Хвать! И парик очутился в его пальцах. Но в каком виде! Вместо красивых волос, на верхушке парика зияла огромная дыра. Тем не менее Кар-Кар напялил парик на голову, так что дырка пришлась как раз посередине. Точно сияние получилось на голове почтенного немца. Это было очень смешно.

– Глядите, у нас в классе взошло солнце! – прокричал, хлопая в ладоши, Павлик Стоянов.

– Нет, это месяц выплыл из-за тучи! – вторил ему Арся Иванов.

И мальчики заливались хохотом. Но ни Кар-Кар, ни Жираф не имели никакой охоты смеяться.

Между тем Кудлашка, освободившись от неудобного для нее головного украшения, принялась освобождаться и от других принадлежностей совершенно лишнего ей костюма. Она безжалостно теребила манишку, рвала воротничок и стягивала зубами с лап злополучные носки француза. Наконец, ей удалось освободиться. Последний носок упал. Кудлашка подпрыгнула на радостях так высоко, что попала лапами на стол. На столе стояла чернильница и лежал классный журнал. Миг – и чернильница опрокинута вверх ногами. Черный ручей потек по журналу, по столу и с тихим журчаньем полился на пол.

– О! О! – воскликнул Кар-Кар.

– О! О! – вторил ему Жираф и воздел обе руки к потолку.

Потом они исчезли за дверью класса.

Мальчики затихли сразу. Теперь было уже не до смеха. Что-то скажет директор, когда узнает все? Шутка зашла слишком далеко. Даже самые отчаянные шалуны поняли это.

* * *

Прошло полчаса. Мальчики сидели как на иголках. Каждый сознавал, что дело заварилось нешуточное. Особенно плохо себя чувствовал Витик Зон. Он выдумал эту затею, он устроил шутку и подвел товарищей. Его приятель, Павлик, чувствовал себя не лучше. Павлик Стоянов любил Витика, как родного брата. И когда наказывали Витю, Павлик чувствовал наказанным самого себя. Поэтому он вздрогнул с головы до ног, когда Витик вскочил на стол и крикнул оттуда не совсем спокойным голосом:

– Рыцари! Я самый большой шалун из вас всех! Недаром же папа, отдавая меня на исправление к Макаке, сказал: «Господин Макаров, если вам удастся исправить моего сына – это будет чудо». Да, я сознаю, что я гадкий шалун. И в этот раз я поступил особенно скверно. Все это я сознаю. Но больше всего мне жаль, что, чего доброго, вас всех накажут из-за меня. Я один заслуживаю наказания и желаю быть наказанным. Поэтому вот что я решил. Слушайте! Отвезите меня на необитаемый остров, знаете, тот, что посреди реки, и оставьте меня там. Я читал, что Робинзон Крузо исправился на необитаемом острове. Я тоже исправлюсь.

– Там летучие мыши и совы живут. Там нехорошо тебе будет, Витик! – отозвался Бобка Ящуйко.

– Так что же? Пусть они ему нос отъедят, по крайней мере шалить меньше будет, – злорадно произнес Гога Владин.

– Гога! Еще одно только слово, и я тебе покажу где раки зимуют! – крикнул Павлик Стоянов и покрутил перед самым лицом Гоги кулаком.

– Вы так не смеете! Я пожалуюсь Александру Васильевичу! – вскричал, заступаясь за Гогу, графчик Никс.

– А-а, ваше сиятельство, господин граф, и вы изъявили, наконец, желание испробовать трепку. Сейчас мы попотчуем вас! – и Павлик Стоянов решительно направился к графчику.

Графчик был не из смелых. Он завизжал на весь класс и внезапно юркнул за спины товарищей.

Мальчики захохотали. Класс снова наполнился криком и визгом.

Вдруг оглушительный треск раздался за окном.

– Откройте скорей! – произнес тоненький голосок.

Алек Хорвадзе поспешил открыть окно.

На подоконнике показалась фигурка Жени.

Все мальчики кинулись к ней.

– Ура, Женя! Ура!

– Тсс! – произнесла Женя. – Я пришла сообщить вам новость, печальную новость. Раскройте уши и слушайте!

– Ну, Женя! Ну же, говори, что такое?

– Приготовьтесь, повторяю я, услышать печальную новость. Сейчас я очутилась случайно за дверью дядиного кабинета и слышала все. Дядя, Жираф и Кар-Кар совещались насчет Котиной собаки. «Мальчики от рук отбились с тех пор, как собака…» – говорил Шарль. А Кар-Кар все кивал и кивал головой, как всегда. И они решили: сегодня ночью, пока все будут спать, взять Котину собаку и приказать дворишку, чтобы он завел ее в лес подальше и оставил там или отдал в соседнюю деревню. Поняли?

Едва только Женя успела произнести последнее слово, как Котя закричал во весь голос:

– Не отдам Кудлашки! Ни за что не отдам! Помру вместе с нею! Лучше по…

Он не докончил. Руки Алека Хорвадзе легли ему на рот.

– Молчи! Понял?! Молчи! Мы же придумаем что-нибудь, чтоб Кудлашку не обидели. Сейчас придумаем. А то если ты будешь кричать, то подведешь Женю.

Котя затих поневоле. Он только крепко обнял Кудлашку и прижал ее к груди, повторив еще раз, что не расстанется с нею ни за что на свете. Женя с ловкостью мальчика перепрыгнула через окно и исчезла в саду. Она исполнила свое дело. Рыцари между тем уселись в кружок и стали совещаться. Это было «тайное совещание вождей», как торжественно объявил всем Алек. Гога и Никс не были приняты в совещание и ходили по классу, язвительно улыбаясь. Им было досадно, что от них постоянно скрывают все. Совещались долго, но ничего придумать не могли.

– Пропало наше дело – не будет у нас Кудлашки, – произнес унылым голосом Павлик, и мальчики печально разбрелись по своим местам.

 

В ту же ночь Кудлашка исчезла. Это было большой неожиданностью для г. Макарова, который еще не успел отдать приказания увести ее со двора.

Все ходили пораженные таинственным исчезновением собаки. Не был удивлен один только мальчик. Он знал один, куда девалась Кудлашка. И этот мальчик был Котя.

Рейтинг@Mail.ru