Не бойся меня

Лана Кор
Не бойся меня

– Барыня, давайте я помогу встать.

– Себе помоги. – Дарья злилась.

Графиня быстро ушла, что-то бормоча себе под нос. Никита не хотел верить в предательство супруги. Но, факты говорили за себя. Девица вьется около слуги и проходу не дает. Откровенно не пристает, но флиртует знатно.

– А может это у всех так? В свете часто пары имеют любовников и любовниц. Нет. Бред какой-то. Родители никогда не страдали этим. Они любили друг друга.

Даша вбежала в дом как вихрь. Она сняла перчатки и бросила их на диван. Плащ полетел в вышедшую навстречу Лизу. Девка нахмурила брови. Она видела хозяйку в разных состояниях, но такой злой никогда. К графине поднялась Марфа. Она хотела поговорить. Ей Никита уже пожаловался, что супруга проявляет сильный интерес к конюху.

– Дарья Ивановна, разрешите?

– Зачем спрашиваешь? – Девушка усмирила свой гнев и улыбнулась женщине.

Та вошла и присела рядом с графиней на кушетку.

– Дарьюшка, я, конечно, понимаю, что не имею права вмешиваться. – Женщина старалась как можно мягче начать разговор.

– Ты о чем? – Даша жевала принесенное ей с кухни яблоко.

– Ну, ты с конюхом. – Марфа стеснялась.

– А что мы с конюхом? Хороший мужчина. Интересно рассказывает о лошадках.

– Я-то не говорю что это плохо, но дворовые видят. А то как графу доложат?

– Пускай докладывают. Граф даже писать часто не изволит. Одно письмо только прислал за все время.

Даша сделала безразличный вид.

Глава 13

– Ну, ты с Митькой то осторожнее. Как бы беды не случилось.

Марфа переживала, что граф воспринимает флирт супруги как измену. Дарья громко рассмеялась. Женщина огляделась по сторонам. Она подумала, что девушка увидела что-то смешное или же ее кто-то рассмешил. Но в комнате никого не было, кроме них двоих.

– Ты чего это? Не пугай меня.

Даша откусила яблоко и держала паузу. Ей хотелось, чтобы в воздухе витала интрига. Но, имея непоседливый нрав, все же не выдержала.

– Вы меня полоумной считаете?

Кухарка поправляла передник, делая важный вид. Такой трюк проходит, чтобы не смотреть собеседнику в глаза.

– Не поняла?

– Что я своего мужа не узнаю? Коли дворовые не признали, я то здесь причем?

Марфа пожала плечами, будто снова не понимает о чем речь. Даша подвинулась ближе и шепнула на ухо.

– Он решил со мной поиграть, так и я буду с ним в игры играть. Пускай думает, что пока его нет, я роман с конюхом закрутила. Он же боялся показываться мне со шрамами, а мне приглянулся еще и перекошенный весь. Кстати, боюсь, если надолго все затянется, граф со спиной маяться будет. Бедненький, – девушка сдвинула брови, – так старается выглядеть хромым и горбатым. Раз уж ты мне не рассказала о его дурацком плане, – Даша стала серьезной, – то и ему слова не скажешь. Я тоже игры люблю.

– Дуреха. – Женщина аккуратно толкнула ладонью Дашу по лбу. – С ума сходит мужик от ревности. А ты ему еще сильнее. – Запротестовала Марфа.

– Сам виноват. Прекрати его защищать. Он затеялся меня обманывать, вот теперь пусть знает, какого это попасться на свою же удочку.

– Я с вашей дурью, скоро в могилу слягу.

– Рано тебе еще в могилу. Не спеши туда.

Марфа только покачала головой. Ей нравилась такая жизнерадостность, но упрямство, как у графа было совсем ненужным. Два осла в доме до добра не доведут. Кухарка тяжело поднялась и побрела к себе.

Дарья улыбалась сама себе, обдумывая, что еще натворить перед мужем. Девушка в раздумьях чуть не сгрызла себе ногти.

– Есть. Придумала.

На другой день, графиня снова посетила конюшню. Никита, конечно, хотел, чтобы его жена пообщалась с Митькой. Ему нужно было понять, как она отреагирует внешность того. Но все вышло из-под контроля. Супруга слишком интересовалась новым мужчиной в поместье.

Даша гладила Горошинку. Сегодня она делала вид, будто ей конюх не интересен вовсе. Новая тактика сближения. Никита заметил эту холодность.

– Будьте здоровы, Дарья Ивановна. – Митька поклонился.

– И тебе не хворать. – Даша презрительно хмыкнула и отвернулась.

Никита ушел в сторону.

– Да, что с ней такое? То липнет, как банный лист к заднице, то даже смотреть не хочет. Я с ума сойду с этой девчонкой.

Граф украдкой наблюдал за супругой. Она делала то же самое. Иногда их взгляды пересекались, но оба сразу же отводили глаза.

– Вот, чертовка. То ли флиртует, то ли у меня уже разум не на месте. Схватить бы ее, да в сено…

Мужчина еле слышно застонал. Нужно было успокоиться, и Никита сделал пару глубоких вдохов. Он хотел ее так, что становилось больно физически. Ну, не мог конюх вот так просто наброситься на графиню. Точнее конкретно этот не мог. Не потому, что между ними огромная разница в социальном статусе. Зачастую слуги становились любовниками господ. Мужчины попадались на удочку красоты и молодости, а женщины на заботу и бурные совместные ночи. А уж конюх, садовник или портной, не имело никакого значения. Дам даже это заводило еще больше. В народе ходил миф, что не титулованные мужики в постели более страстны и горячи. Они не относятся к любовницам или женам учтиво и жеманно, как высокородные особы. Они отдаются страсти полностью. У Никиты не было цели прыгать в постель к супруге в качестве Митьки. Он и как граф справлялся хорошо с этим. Но, и игнорировать свое желание было невыносимо. Даша же сама не могла сосредоточиться ни на чем, кроме мужа.

Она хотела пройти к Урагану, но на ее пути как раз стоял конюх. Девушка дрожа от возбуждения проходила мимо. Граф не заметил Дарью и отступил назад. Они столкнулись. Мужчина инстинктивно обернулся. Эти двое стояли лицом к лицу. Одна из лошадок решила, что муж и жена стоят слишком далеко друг от друга и мордой толкнула в спину Никиту. Тот прижал Дашу к стенке своим телом. Теперь он был очень близко. Аврора, так звали лошадь, уже убрала свою морду, но мужчина продолжал держать графиню. А, та не была против. Она только пыталась ровно дышать, дабы не показать свои чувства. Их губы были на невероятно близком расстоянии друг от друга. Между ними была только ткань повязки. Девушка облизнула пересохшие губы. Это стало переломным моментом. Никита стремительно отодвинул свой шарф, закрывающий его лицо аж до самых глаз, и припал к девичьим губам. Это был настолько страстный поцелуй, что оба не сразу опомнились. Даша уперлась ладонями в грудь мужчины и оттолкнула наглеца. Ее разум начал работать чуть раньше, чем у графа. Никита, наконец, понял, в каком положении они оказались, и отстранился. Оба тяжело дышали. Дарья испуганно смотрела на мужа. Тот уже успел спрятаться за шарфом. Девушка была напугана тем, что муж может о ней подумать плохое. Здесь и вспомнились наставления Марфы. Никита опустил голову. Он перегнул палку. Это его вина. Дарья, вздернув подбородок, и влепила конюху пощечину. Его спасла ткань повязки от хорошего удара. Затем, графиня молча и стремительно вышла из конюшни. Теперь, за ее пределами девушка смогла глубоко вздохнуть, чтобы успокоить бешено колотящееся сердце. Она даже взяла немного снега и приложила ко лбу. Это немного утихомирило пылающую кожу. Если бы разум не возобладал, бог весть что могло случиться.

– Так больше не может продолжаться. Нужно все прекращать. Я так не выдержу. – Девушка бросилась к Марфе.

– Умоляю, возьми завтра с утра пораньше Лизку, и поезжайте на рынок.

– Да, мне вроде не нужно было. – Кухарка удивилась и задумалась.

– Купи что-нибудь, – Даша нервничала, – главное, потяни время. В доме не должно никого остаться.

– Какие фокусы ты еще придумала? – Женщина с подозрением смотрела на графиню.

Та не стала отвечать. Тема была слишком личной . Не скажет же девушка прямо, что намеревается соблазнять своего же мужа. Это был крайний шаг. Марфа, хоть и не была довольна, все равно согласилась. Придется работать на два фронта. Дарья поняла, как мужу тяжело держаться рядом с ней, вот и выдаст себя. Самое главное, самой не попасться в свою же ловушку.

Обе женщины утром, как и было уговорено, отправились в деревню. Лиза причитала, что ее в холод такой взяли с собой.

Дома же Даша терзалась, стоит ли так быстро сдаваться. Сегодня ей уже не казался ее план хорошим. Но раз начала, пути обратно нет. Девушка еще оставалась в ночной сорочке. Подбежав к зеркалу, она скинула с себя вещицу, и, порывшись в шкафу, достала другую. Новая сорочка оказалась не повседневной, а специальной, для услады глаз мужа. Даша надела ее и набросила на себя теплый меховой плащ, который положила в спальне заранее. А затем, влезла в валенки, которые только что вытащила из-под кровати.

– Продержаться бы на морозе в таком виде. – Девица скептически осмотрела свой образ и покачала головой.

Даша схватила со столика книжку, причем, даже не посмотрев о чем она. Это не столь важный момент. Девушка добежала до конюшни и недалеко от дверей остановилась успокоиться. Она вошла в конюшню непринужденной походкой. Митька кормил животных. Как ни крути, а раз назвался конюхом, будь добр работай как слуга.

– Доброго утра, Дарья Ивановна. – Никита тяжело вздохнул. Он уже не знал, чего ожидать от супруги. То ли устроить скандал ревности, то ли продолжить наблюдать за ее поведением. Вчерашний поцелуй не в счет. Он сам на нее набросился. Что же теперь ей нужно снова?

– Доброго. – Графиня сияла, будто огонек на новогодней елке. – У нас с тобой вышло недопонимание. Я кое-что принесла в знак примирения.

Никита бросил быстрый взгляд на Дарью и отвернулся. Какое недопонимание? Она хотела того поцелуя? Мозг закипал от такой неясности.

– Я, барыня, даже читать не умею. К чему мне это?

Девушка нахмурилась.

– Я тебе почитаю. Или ты думаешь, что я не умею?

– Не говорил я такого.

– Пришлось вспоминать немного, но, грамоте я обучена.

– Не смею вас даже просить о таком.

Граф был зол и обижен, что его жена все же заинтересовалась конюхом, пока супруга нет дома, но вывести на чистую воду изменницу нужно было. Предстояло доказать факт измены. Не для кого-то, а для себя.

 

– А я приказываю тебе меня слушать. – Даша стояла, будто капризная барыня.

– А где же вы желаете присесть? – Никита сделал вид, словно разоблачил в чем-то девушку. – Здесь холодно, да и место не для графини.

Он подумал, что таким образом отпугнет неугомонную. Никита в глубине души не хотел, чтобы его подозрения оказались правдой, вот и сам отталкивал супругу.

– В дом войдем. – Даша держала голову высоко поднятой.

– Что вы, барыня, я не пойду. – Уверенно изобразил испуг Никита.

– Посмел ослушаться приказа? – Даша старалась выглядеть сурово.

– Нет, что вы. Как скажете. – Конюх опустил голову и смиренно побрел следом за графиней.

Оба прошли через входную дверь и направились в кабинет хозяина дома.

Никита негодовал от ярости. Как она может вести любовника в его кабинет. Хуже отвести оного в супружескую постель. Девушка еще постоянно оглядывалась и строила глазки. Здраво мыслить мешало возбуждение. Страсть просто сжигала разум Никиты. И не только разум. Войдя в кабинет, Даша посадила того на диван, а сама закрыла дверь на ключ. Но, мужчина этого не заметил. Он старался не смотреть на искусительницу.

– Раздевайся. – Приказала графиня.

– Что, прямо полностью? – Никита удивился по-настоящему.

– Тулуп сними. – Даша кокетливо хихикнула, прикрывая улыбку ладонью.

Конюх повиновался, а вот графиня продолжала оставаться в плаще.

– А вам нежарко? – Никите стало это интересно.

– Нет. Мне немного прохладно. Разведи огонь. Марфа не приказала утром этого сделать, вот и холодно теперь здесь.

– Как скажете. – Мужчина пожал плечами и сел перед камином. Это был отличный способ отвлечься от фантазий о теле под плащом. Первым делом граф выбрал подходящие дрова. Он делал все размеренно. Ни к чему спешить. Может Даша одумается и не станет ему изменять. Затем мужчина развел огонь. Когда он обернулся, то увидел супругу в одной сорочке. Девица стояла около двери, а на полу лежал плащ. Граф забыв про образ хромого конюха, резко встал на ноги и пересек комнату в пару шагов. Он поднял плащ и набросил его обратно на плечи Даши. Мужчина кипел от злости. Как же она могла так с ним поступить? Флирт вообще не шел ни в какое сравнение с откровенным соблазнением. Сам-то он уже был готов быть соблазненным, а вот Митька нет. Как только плащ на груди девушки закрылся, Никита поспешил выйти из кабинета. Дарья рывком сняла с него шарф. Тот остановился как вкопанный перед дверью. Он стоял спиной к супруге.

– Граф, вам не к лицу эта тряпка. – Девушка произнесла это с обидой.

Мужчина не оборачивался. Даша провела рукой по его спине. Она так и продолжала стоять позади него.

– Когда ты догадалась, что флиртуешь не с конюхом, а с мужем?

– Я об этом догадалась почти сразу. Минут через пять.

Дарья улыбалась и продолжала гладить Никиту по спине. Тот сделал шаг вперед, чтобы отодвинуться.

– Сейчас вы можете сказать что угодно.

А вот это было действительно обидно. Хотя, чего она ожидала. Конечно, он ей не верил. Девушка не собиралась спорить и доказывать свою правоту.

– Дорогой мой супруг, вы сами решили со мной поиграть, но не объяснили правила. Вот я и делала все спонтанно.

Даша все еще пыталась казаться непринужденной и веселой.

– Хватит оправдываться.

Злость взыграла, и Никита обернулся. Он предстал перед женой во всей красе. В порыве гнева, мужчина не думал о своих страхах за внешность. Девушка только пристально смотрела в глаза любимому. Она сейчас на самом деле не замечала его увечий. Затем Дарья подошла ближе и коснулась пальцами губ супруга. Того будто молнией прошибло. Девушка только теперь обратила свое внимание на шрамы. Она коснулась одного из них. Также Даша делала, когда была еще слепа. Граф слегка дернулся и закрыл глаза. Будто ему было больно от прикосновения. Но, на деле это было свидетельство напряжения от желания.

– Прекратите. Вы меня сводите с ума. – Эти слова дались графу тяжело. Он весь стал будто натянутая струна.

– Зачем? Я уже сама давно разума лишилась рядом с вами. Верите вы мне или нет, но вас я узнаю даже под тремя шарфами. А знаете почему?

Даша подошла очень близко. Мужчина только отрицательно покачал головой.

– Я люблю вас так, что узнаю в любом обличие. Ваше сбитое дыхание, ваши прикосновения, ваши слова, все это имеет индивидуальный окрас. Я уже говорила, что остальные мои чувства заменяли зрение и помогали более чутко изучать людей. Зрячие отвлекаются от мелочей.

Никита стал глубоко дышать, но продолжил молча стоять неподвижно на месте. В намерениях девушки сегодня было соблазнить мужа, и она к этой цели упорно шла. Чтобы поцеловать супруга, ей пришлось привстать на цыпочки. Мужчина продолжал не двигаться и все еще держал глаза закрытыми. Даша аккуратно и нежно целовала упрямо сомкнутые губы. Так же ее целовал и граф, когда узнал правду о ее прошлом. Невесомо и мягко, словно легкое перышко касается. Девушка провела рукой по щеке. Никита открыл глаза. Даша не видела тот большой шрам, который проходил поперек через все лицо. Она не замечала мелких рубцов от порезов на одной щеке и следов ожогов на другой. По всему лицу были те или иные раны, которые спускались по шее на тело. Сказать точнее, девушка видела сквозь них. Перед ней стоял красивый мужчина, которого она безумно любила.

Говорить что-то было бессмысленно. Сейчас за них говорил только язык тела. Даша снова сбросила плащ. На этот раз, Никита не стал возвращать одежду на место. Руки мужчины легли на девичью талию. Тепло женской кожи опьянило. Да и воздержание рядом с таким возбудителем придавали пикантности ситуации.

Мужчина сдался. Даша победила. Ладони Никиты жадно блуждали по телу жены. Он поднял подол и запустил руки под сорочку. Такой жест напугал бы девушку еще несколько месяцев назад, а сейчас она сама хотела этого. Дарья лишь мурлыкала в ответ. Поцелуи сыпались дождем. Оба задыхались, забывая дышать.

– Прости меня. – Никита шептал это на ухо жене. – Я осел. Как же я соскучился.

Девушка хватала ртом воздух.

– Я никогда бы тебе не изменила. Без тебя я умру.

Плащ под ногами оказался очень кстати. Супруги не пошли в свою спальню. В тот момент, это расстояние было непреодолимым. Оба опустились на пол. Случившаяся близость была бурной, страстной и похожей на пляшущий в камине огонь. Мужчина и женщина безумно соскучились друг по дружке. Им было неведомо, сколько прошло времени. Теперь Никита лежал около камина на ковре, а Дарья сверху у него на груди. Она приподнялась и только теперь начала рассматривать своего мужа.

– Именно таким я себе тебя и представляла.

– Не придумывай. – Никита глухо засмеялся.

– Я тебе говорю правду. Ты в это не веришь, но слепые могут видеть руками. У меня был длительный опыт это практиковать.

Наконец, мужчина расслабился. У него с души будто камень упал. А ведь Марфа предупреждала, что девушка не бросит его.

Начало дня было настолько прекрасным, что муж и жена решили продолжить его в том же духе. Оба перебрались в спальню графа и оставались там до следующего утра. Марфа предусмотрительно поставила влюбленным еду перед дверью на столике. Этого было вполне достаточно. Кухарка, наверное, больше их самих радовалась примирению.

Жизнь входила в свое русло, и теперь Никита уже усмехался своим прошлым страхам. Даша была счастлива рядом с мужем. Все слуги заметили улучшившееся настроение графа. Он стал более мягок и терпим.

Дело с наказанием мучителей Даши тоже шло, на удивление, хорошо. Газетные статьи не успевали пестрить громкими заголовками. Сплошные разоблачения.

Одним весенним утром пришло письмо от Андрея. Он писал, что один человек из их списка просто неуязвим. Его невозможно поймать на чем-то. Он остался последним, но никаких козырей против него не было. Никите нужно было ехать в город. Конечно же, без Дарьи не обойтись.

Глава 14

Узнав о приезде подруги, теперь уже видящей все своими глазами, Агата затеяла бал-маскарад. Девушка помнила тот бал, который Даша посетила, еще находясь в статусе невесты графа. Он оставил неприятный осадок. Новое мероприятие несло задачу стать веселым празднеством. Обычно в их доме маскарад проходил чуть позже, но графиня решила, что момент подходящий именно сейчас. В число приглашенных включался и тот самый человек, о котором Никите писал Андрей. Было бы странно ни с того ни с сего его проигнорировать. На прием он приехал с дочерью. Девушка была одной из самых завидных невест города. Отец крупный чиновник, фамилия титулованная, сама девица красива и умна. Хотя, последний пункт вызывал у многих женихов только отвращение. Даже собственный отец постоянно негативно отзывался о разуме дочери. Такую замуж сложно отдать. Но, Катерина уже решила для себя, что свадьбу играть по любви не станет. Ей нужен холодный расчет. Мать вышла замуж отдавшись чувствам, и прожила всю жизнь в печали от неразделенной любви. Отец после венчания стал холоден и неприветлив. Он и раньше таким был, просто влюбленная девица не хотела этого замечать.

Стоя с краю зала, Никита рассматривал танцующие пары. Дарья упархала с подругой, но скоро должна была появиться. Она была счастлива. Граф все еще носил маску, но теперь мало обращал внимания на взгляды окружающих. Главное, что жена на него смотрит с восхищением. К нему подошел мужчина и встал рядом.

– Приветствую вас Никита Михайлович.

– Здравствуйте. – Граф учтиво приклонил голову, но рассматривать гостя не стал, потому, что сейчас все находились в масках. Угадать даже знакомого человека было проблематично. – С кем имею честь разговаривать?

– Тот, кого вы хотите сломить. – Непринужденно ответил незнакомец. – Но, мы еще посмотрим, кто кого. – Мужчина в маске приподнял бокал. – Ваше здоровье.

Никита мысленно сказал все, что думал о собеседнике.

– Простите, вы обознались. – Проще было сделать вид, что граф ничего не понимает. Мало ли, кто мог на самом деле перед ним стоять. А вдруг это провокация.

– Знаете, я мог не признать вас. Ошибиться. Но супругу вашу, я смогу узнать в любой одежде. Но, мне понравилось без оной.

Никита дернулся и хотел ударить наглеца. Это было бы некой отдушиной. Однако сделай граф это, скандала не избежать. А его цель как раз не допустить лишних разговоров. Пришлось проглотить услышанное. Никита, в этот момент, поклялся себе, что мерзавец будет отвечать за содеянное страданиями, как души, так и тела. Жестокими страданиями.

– Я не понимаю, о чем речь.

Граф двинулся вперед и скрылся от наглеца. Это показалось ему самым лучшим решением. Пока Никита усмирял свой пыл, он не заметил, что там, рядом с ним стояла его супруга. Она не хотела мешать беседе, и просто ждала, пока муж освободится, у него за спиной. Теперь же Даша вышла на улицу и глубоко дышала. Девушке не хватало воздуха и она держала руку о груди. Прохладный мартовский ветерок немного остудил жар шокового состояния. Даша плакал, но периодически начинала смеяться. Девушка была в истерике. Она слышала весь разговор мужчин. Графиня не догадалась об осведомленности Никиты про ее жизни в доме отца. Значит, когда там, в кабинете он подозревал ее в неверности, муж говорил, опираясь на это. То есть, теперь ей стало понятно, почему он так подумал. Мужчина допустил мысль, что Дарья могла добровольно спать с кем-то. Вот чего девушка боялась. Напоминаний о позоре. Да еще и обвинение в блуде. Даша брела по улице, даже не понимая, куда идет. Время было позднее и прохожих наблюдалось немного. Проехала одна карета, да и две собаки пробежали. Дарья осталась одна при свете луны. Она не обратила бы внимания и на толпу вокруг нее. Ноги сами принесли графиню на мост. Он расположился недалеко от дома, где сейчас шло бурное веселье. В ушах девушки стоял шум. Та подошла к перилам, и некоторое время просто наблюдала за водой. Весна уже растопила льды до такого состояния, чтобы те свободно плыли по течению. Дарья думала лишь о том, что ей нет дороги назад. Смотреть в глаза любимого, задыхаться от страсти и бояться его презрения. Теперь она оказалась на его месте. Но, для нее запятнанная честь намного хуже физических несовершенств. Даша аккуратно перелезла через перила. Она с нежностью вспомнила старые матушкины платья, в которых не было столько нижних юбок. От падения в ледяную воду девушка удерживалась одной рукой, а второй утирала слезы.

Тем временем в доме Павловых Алексей танцевал с одной девицей. Та показалась мужчине довольно умной особой, с которой было приятно говорить. И уже к середине вечера она обворожила Алексея своими рассуждениями в разных областях знаний. Впервые граф встретил такую рассудительную представительницу слабого пола. Он мог сказать подобное об Агате, но его невестка все же имела в себе дамскую импульсивность и местами нелогичность в действиях. Мужчине было не понять того, что даже самая умная из женщин может в нужный момент прикинуться глупенькой. Тактика противовеса. Мужчины берут силой, женщины хитростью.

 

– Граф, я более не могу находиться здесь. – Девушка была в веселом расположении духа. – Мне жарко, поэтому прошу меня простить, но я выйду отдышаться.

Эти двое не представились друг другу. Они решили сохранить их знакомство в тайне даже от самих себя. Это помогло относиться к собеседнику непредвзято. Дабы было удобнее общаться, назвали только свои титулы. Оба практически не отлучались друг от друга, чем злили отца девицы. Но той было все равно.

– Не сочтите за дерзость, но я бы сопроводил вас. Тоже, знаете ли, устал от толпы. Тем более, что в этом зале более продолжить приятную беседу не с кем.

Девушка, только усмехнулась.

– Вы льстец, граф. Здесь множество умных и образованных людей.

– Что мне их образование? Можно иметь лучших учителей, но оставаться дураком. А ваш взгляд на жизнь и приоритеты мне близки.

– Уговорили. Я слышала, что у хозяев прекрасная библиотека. Вы не знаете, где ее отыскать?

– Несомненно, я ведь…

Алексей чуть не выдал свою личность. Он не хотел называться по причине предвзятого к нему отношения. В обществе о нем отзывались только как о развратнике, повесе и совершенно несерьезном человеке. Он же не опровергал этот образ. Ему такая репутация играла хорошую службу. Замуж за него никто не рвался, матери держали своих дочерей от него на приличном расстоянии. А с кем держаться на неприличном, он мог найти абсолютно свободно.

Девушка в пестрой маске ему была интересна. С ней можно было обсудить и первые сплетни, и новости политики. Отпугнуть ее Леша совершенно не хотел. Мужчина привел спутницу в библиотеку. Та только ахнула.

– Потрясающе. Я, наверное, отсюда не выходила бы часами.

– Вам нравятся книги?

– Шутите? Я обожаю читать.

– Что вам в них нравится?

– То, что я могу участвовать в приключениях вместе с персонажами.

Граф рассмеялся.

– Уж лучше участвовать в реальных приключениях, чем в чужих.

– Вы снова забываете про участь женщин в обществе. Мы не имеем права на то, на что имеют право мужчины.

– Знали бы вы, сколько в моей жизни было светских дам, которые могут себе позволить, пусть и тайно, разные авантюры.

– Простите, граф, но я больше не могу терпеть это на своем лице. Она ужасно мешает.

Девушка сняла маску и перед Алексеем предстала никто иная, как баронесса Екатерина Петровна Добрынина. Самая завидная невеста.

– Вот так сюрприз. Я слышал о вас, но никак не ожидал, что слухи настолько преуменьшают ваши качества собеседника.

Девушка сделала реверанс. Леша тоже снял маску. Катерина рассмеялась.

– Позвольте, граф, я тоже не ожидала, что под маской окажитесь вы. Не зная вашей личности, я отозвалась бы о своем новом друге как об учтивом, умном и интересном человеке. А граф Алексей Константинович Павлов имеет другую репутацию.

– Вот видите, мы оба разочаровали друг друга.

Пара смеялась. Их разговор продолжался на той же приятной ноте.

Катерина прохаживалась по библиотеке с бокалом шампанского, бутылку которого Алексей достал из одного шкафчика. Девушка в другой руке держала книгу. И вот, случайно, зацепившись за ковер носком своей обуви, Катя чуть не упала, но ее придержал граф. Он стоял напротив девушки, и не хотел поддаваться чувствам. Тем более, что девица является дочерью того мерзавца которого он и его друзья уже долго не могут поймать за хвост. Притяжение между этими двумя было магнетическим. Плюсом было действие шампанского. Оба одновременно потянулись друг к другу, и их захватил страстный поцелуй. Оба не сопротивлялись нахлынувшей чувственности. Леша уже целовал шею девушки и даже успел оголить одну грудь. Это сделать было не сложно, так как мода подразумевала непростительно низкие вырезы. Казусы с виднеющимися темными кругами сосков на столь веселых приемах были не редкими. Катерина запрокинув голову запустила пальцы в волосы мужчины. По иронии судьбы, дверь в библиотеку внезапно открылась. Уж где, а тут трех молодых девиц не должно было быть. Они случайно наткнулись на это помещение. Все трое ахнули и с веселой улыбкой бросились обратно к толпе. Молодые люди быстро отстранились друг от друга. Катя испуганно смотрела на графа. Скандала не миновать.

– Простите, Катерина. Мое поведение неприемлемо и отвратительно.

– К черту ваши извинения. – Катя чуть ли не плакала. Она поправила платье и быстрыми шагами пересекла комнату. – Я замуж не стремлюсь, а вот папенька будет недоволен. Он и так не знает, как от меня избавиться.

– Такое решение не принимается в спешке, но я все же осмелюсь озвучить свое предложение.

– Вы мне уже ничем не поможете.

– Выходите за меня замуж.

Катерина была ошарашена этими словами.

– Вы не хотите классический брак. Я тоже. Вы хотите быть вольной в своих действиях, как и я. Просто в обществе будем делать вид, что мы такая же пара, как и остальные. Сейчас вашему папеньке доложат о нашем далеко не невинном поцелуе. Сами сказали, что он будет недоволен. Ну, же, решайтесь. Катя что-то активно обдумывала в мозгу и спустя несколько секунд ответила.

– Хорошо. Но, детали все же обсудим позже.

– Вот и прекрасно.

Алексей сейчас убил несколько зайцев одним выстрелом и был доволен собой.

Никита после разговора с Петром Николаевичем, отцом Кати, метался по кабинету друга в бешенстве. В дверь вошла Агата.

– Никита? А Дарья где? Я ее уже минут десять ищу.

– Я думал она с тобой.

– Нет. И в доме я ее не нашла.

У Никиты что-то екнуло в груди.

– Где ты ее видела в последний раз?

Агата задумалась.

– Погоди, дай припомнить. Когда ты разговаривал с каким-то мужчиной, а потом пошел сюда. Я тогда подумала, что ты за ней пошел.

– В каком смысле за ней?

– Ну, Даша стояла около вас, видимо ей надоело слушать мужские разговоры, и она вышла. Затем вышел ты.

Никита резко пошел к выходу. Он стоял на крыльце и пытался понять, куда могла подеваться его жена. Холодный весенний ветер делал неприятным нахождение на улице. Неужели Даша слышала разговор с тем мерзавцем? В голове, будто что-то гудело. Сердце выскакивало. Это было предчувствие беды. Агата вышла к Никите на крыльцо.

– В доме ее нет. Куда эта девчонка могла деться?

Графиня не была так напряжена, как Никита, но ей не нравилась эта игра в прятки.

– Я не знаю. Но буду искать.

– Я снова поищу в доме. Не переживай так.

В сознании графа отложилась информация, когда он подслушал разговор жены и кухарки, что девушка однажды хотела спрыгнуть с моста, и побежал туда. Его будто кто-то за руку вел в ту сторону.

Он добрался к реке довольно быстро. И вот, перед взором, в отблеске фонарей, за перилами стоит хрупкая фигура. Страх, отчаяние, беспомощность обрушились на Никиту. Подойти к ней? Вдруг та с перепугу прыгнет. Оставаться ждать, тоже не выход. Рядом с Дарьей стояла цыганка. Граф не хотел своим появлением спровоцировать жену, но и оставаться на месте было нельзя. Только подойдя ближе, он увидел, как цыганка его останавливала жестом. Никита повиновался. Он только медленно приблизился, дабы просто понять, о чем же эти двое разговаривают.

– Грех на душу не бери. – Говорила цыганка грубым голосам.

– Мою душу уже все равно не отмоешь.

– Не говори так. Большой грех лишать себя жизни. Бог может простить многое, но это точно не станет отпускать. К тому же, на тебе нет греха. Он лежит на тех негодяях.

– Пусть так. Мне все равно.

– Три жизни губишь.

Впервые Даша заинтересовалась и повернула голову. Пелена слез, и плохое освещение не давала ей разглядеть Никиту позади цыганки.

– Почему три?

– Свою тебе не жаль, это мы уже поняли. Мужа своего жизнь загубишь. – Цыганка замолчала, ожидая реакции.

– Я его освобождаю от позора.

– Он взрослый человек и сам может решить. Ты же его не спрашивала об этом.

– Откуда знаешь, что не спрашивала? Может именно он мне велел так поступить.

– Нет, не велел. Он себя жизни тоже лишит, коли ты прыгнешь.

– Не заговаривай мне зубы.

– Даже не пытаюсь.

Рейтинг@Mail.ru