Не бойся меня

Лана Кор
Не бойся меня

– Добро пожаловать! Рада видеть вас.

– Взаимно, дорогая Агата Емельяновна.

Никита поцеловал графине руку. Та рассмеялась.

– Хватит этих любезностей. Ты какими судьбами здесь? – Женщина спохватилась. – А Даша с тобой?

– Нет. Она осталась в поместье. У меня были срочные дела. Вот хотел у Андрея лошадь попросить и временно оставить Урагана.

– Ради бога. Андрей уехал по одному поручению. Вернется через пару дней. Но, он не будет против помочь другу. Кстати, к чему такая спешка? Может, останешься погостить? Как раз и мужа моего дождешься.

– Нет, милая графиня. Мне нужно срочно домой.

– Ты погляди на него. – Агата начала немного поддразнивать друга. – Спешит домой. Какой примерный семьянин.

Раньше Никита бы рассердился на такие высказывания. А сейчас он вспомнил о жене и расплылся в улыбке.

– О, боже, Никита Михайлович, вы меня пугаете? Неужто ваше сердце смягчилось?

– Никому не скажешь? – Граф лукаво посмотрел на Агату.

– Конечно, я никому не скажу. – С таким же видом последовал ответ.

– Я, кажется влюбился.

– Ну, наконец-то. – Девушка откинулась на спинку кресла. – Я думала уже не дождемся.

– Ты обещала молчать.

– Я и не собираюсь никому ничего говорить. Но, за вас очень рада.

Никита как-то странно задумался. Графиня не стала расспрашивать. Если мужчина не хочет что-то говорить, из него клещами не вытащить. Она уже это знала и не вмешивалась туда, куда он не позволял никому соваться. Никита же просто задумался, сможет ли жена полюбить его. А затем сам себе удивился. На протяжении десяти лет мужчина был язвителен, груб, с очерствевшим сердцем. А перед Дашей ластится и мурлычет, будто дамский котенок, с бантиком на шее.

Графиня стояла на крыльце дома. Лиза несколько раз просила ее войти обратно. Наконец вышла Марфа.

– Дашенька, приедет Никита Михайлович, я тебя позову. На холоде простынешь.

– Не простыну.

Почему девушка упрямилась, никто не понимал. Она и сама не знала почему. Просто так хотела ее душа. Уже стемнело, но слепому человеку, что день, что ночь. Ветер, даже через плотный плащ , пронизывал тело своим холодом. Даша продолжала стоять, и вслушиваться непогоду. Начал моросить дождик. Девушка поежилась, но свой пост не бросала. Наконец, вдалеке послышался цокот копыт. Сердце графини стало стучать аж где-то в горле. Она чуть ли не плакала от волнения. Никита появился перед ней спустя минут десять. Мужчина передал коня Кузьме. Тот и сказал, что супруга уже битый час на пороге мерзнет. Никто не может ее завести обратно.

Мужчина быстро подошел к ней. Сейчас он смотрел на девушку другими глазами. Теперь перед ним стояла такая хрупкая, беззащитная, но в то же время сильная молодая женщина. Он стоял просто очень близко и молчал. Даша тоже ничего не говорила. Она почувствовала запах духов мужа и по телу прокатилась волна желания. Девушка еще не до конца понимала свои физические ощущения, но догадалась, как граф в данный момент на нее подействовал.

– Что вы здесь делаете? – Никита старался говорить так, чтобы не выдать свое волнение, но и не грубо.

– Я вас ждала. Вы так спешно ускакали, никому ничего не сказали. Мы волновались.

– На таком ветру? А если бы я к утру приехал? Вы бы меня тоже ждали?

– Где вы были?

– Заезжал к одной прекрасной даме.

Сердце Даши оборвалось. Дождалась. Муж нашел себе любовницу. Сзади послышался голос Марфы.

– Дарьюшка Ивановна, пойдемте, я вам ванную приказала подготовить. Чай заварила. Отогреетесь. Заболеете же. Никита Михайлович с меня шкуру спустит.

Даша резко развернулась и пошла в дом. Никита последовал за ней. Марфа столкнулась с графиней и хотела помочь, но та не дала ей такой возможности. Граф на ходу сбросил свой плащ и пошел следом за супругой. Девушка громко крикнула, позвав прислугу.

– Лизавета, ты мне нужна.

Девица вышла в холл, когда Дарья начала подниматься по лестнице. Никита показал Лизе жестом, что приходить не нужно. Та только заулыбалась и кивнула. Графиня будто и не была слепой, заскочила в свою комнату. Она хотела закрыть дверь, но супруг ей помешал.

– Вы от меня убегаете?

Даша только шмыгала носом. Она сильнее того, чтобы сейчас рыдать от обиды. Никита остановил девушку за плечи. Он хотел просто немного подразнить жену, а она слишком серьезно отреагировала. В его душе теплилась надежда, что супруга его ревнует не ради приличия, а из-за чувств.

– Я ездил к графу Павлову. Его самого дома не было, поэтому побеседовал с Агатой и вернулся.

Даша медленно развернулась к мужчине и обняла его за талию. Тот просто усмехнулся и ответил взаимными объятиями. Никита почувствовал, что девушка вся холодная как лед.

– Дарья Ивановна, Марфа что-то говорила про ванну. Я требую, чтобы вы отогрелись.

Даша неохотно отступила от мужа.

– Тогда вам придется выйти.

– Почему?

Графиня покраснела.

– Как это зачем? Я буду раздеваться. Сейчас Лиза придет и поможет.

– Я вам помогу. А Лиза не придет.

Даша хотела возразить, но мужчина ее перебил.

– Не прогоняйте меня. Доверьтесь.

Глава 10

Никита начал раздевать девушку. Он делал это не так медленно, как в предыдущий раз. Сейчас его промедление грозило для нее серьезной простудой. Даже несмотря на то, что Марфа развела огонь в камине, поторопиться стоило. Сняв полностью всю одежду, граф подвел жену к накрытой ванной. Марфа позаботилась, чтобы вода скоро не остыла. Девушка, опершись на руку супруга, опустила в воду ногу, но тут же вытащила ее.

– Горячо.

– Аккуратно. Это ты холодная. Вода хорошая.

Никита помог Дарье залезть все же в ванную. Девушка не знала, как себя вести рядом с мужем. Казалось бы, она уже не должна ничего стесняться. Ее тело видела не одна пара глаз. Некоторые приезжали даже днем. Но, это совершенно разные вещи. То были пытки и унижение. Ничего общего со словами любовь, страсть или нежность те события не имели. Сейчас же Никита просто сидел рядом, опустив руку в ванную и тихо водя пальцами по воде. Девушка расслаблялась, а ее муж любовался открывшейся ему картиной. Просто смотреть, не прикасаясь, тоже волнительно и возбуждающе. Порой, даже больше. Ожидание, особенно когда вот-вот ты получишь желаемое, приносит немало удовольствия. Но только тем, кто способен его оценить. Соблазнительные изгибы красивого тела заставляли воображение рисовать разные эротические фантазии. Затем мужчина взял мочалку и начал ее намыливать. Никите стало необходимо отвлечься. Даша стеснялась, но ей было приказано стесняться молча. Девушка уже отогрелась, и Никита поставил ее на ноги.

– Не бойся, я просто тебя помою. Раз уж Лиза сегодня была отправлена, муж все сделает сам.

Граф водил мочалкой по нежному телу, а сам вспоминал, как был груб с женой. Ей достались страшные испытания, а он добавил ей еще больше. Мочалка скользила по изгибу спины, спускалась на округлые бедра и продолжала свой путь по точеным ногам. Сейчас Никита не спешил. Даша отогрелась, в комнате тепло, можно и немного пошалить. Сама же девушка тонула в тех приятных ощущениях, которые ей давал граф. Она и не подозревала, что обычное купание может стать таким эротичным. Мужчина провел по плечам ладонью, убирая пену с кожи. Затем запечатал на этом месте несколько поцелуев. Даша задрожала.

– Вам холодно? Садитесь обратно в ванну.

Девушка продолжала стоять. Эти поцелуи были для нее будто стрелы, выпущенные в грудь. Потому что именно там у нее начало колоть. Снова накатила легкая волна возбуждения. Сейчас Дарья разобралась с этими ощущениями. Они исходили от графа. Именно он был источником ее томных чувств. Никита понял, что Дарья не вернется обратно в воду, и продолжил свое занятие. Он аккуратно водил мочалкой по животу девушки, по ее груди, по бедрам и ногам. Одна только мысль крутилась у него в голове «Не бойся меня».

Даша уже расслабилась и не ощетинивалась как кошка от любого прикосновения. Она наслаждалась этой лаской. Граф смыл с тела девушки всю пену и помог выбраться. Быстро растерев жену полотенцем, он набросил на нее халат. Даша нырнула под одеяло, но предварительно, все же сбросив с себя тот самый халат, который на нее меньше минуты назад одел Никита.

Мужчина краем глаза видел, как полностью обнаженное тело зарылось в теплой постели. Ну, не мог он противиться своим желаниям. Тем более, когда эта плутовка сама так и манит. Сегодня граф хотел только дать Даше почувствовать себя в безопасности. Не думать о плохом, а узнать, что отношения между мужчиной и женщиной могут быть приятными.

Он решил не говорить графине, что знает ее секрет. Страх, что его жена не переживет позора был выше какой-то там правды. Он знал, и этого было достаточно. Именно поэтому Никита не стал раздеваться полностью. Мужчина должен был быть уверенным, что его страсть не напугает и не испортит все.

Устроившись рядом с женой, граф понял, будет сложно. Девушка просто лежала на спине прямо. Будто кукла, с которой можно делать все что пожелаешь. Он раньше злился на ее холодность, но теперь понимал, как ей было сложно пересилить себя. Графиня слышала звук своего гулко бьющегося сердца. Никита навис над Дашей и аккуратно поцеловал ее сомкнутые губы. Сам он уже был готов к любым подвигам, поэтому сделал глубокий вдох и медленно выдохнул, дабы усмирить свою плоть. Это практически не помогло, но мужчина продолжил. Ладонь его мягко гладила женское тело.

– Не бойся. – Шептал Никита на ухо супруге. – Я просто хочу немного погладить тебя.

Дарья закусила нижнюю губу и судорожно кивнула, потому что как раз в этот момент, рука графа была на ее груди. Вначале Даша настороженно отнеслась к ласкам. Но, ее страхи вытеснялись только теми чувствами, которые дарил ей муж. Ему это, как ни странно, тоже приносило удовлетворение. Только не физически, а морально. Доведя графиню до экстаза своими прикосновениями, Никита сел, опершись на гредушку кровати. Он ждал, когда его женщина придет в себя. Тело Даши еще немного содрогалось от полученных чувств. Девушка начала плакать. Нет, не биться в истерике и рыдать, а просто по щеке прокатилась слеза. Даша робко приподнялась и придвинулась к мужу. Тот просто молча обнял девушку. Она провела ладонью по его груди и животу. Это движение было каким-то логичным, нужным, бессознательным. Дарья даже не поняла, что сделала это. Раньше она не касалась мужчин, даже в моменты близости со своим мужем.

 

– Графиня, – Никита хохотнул, – будьте, пожалуйста, аккуратнее. – Он откинул голову назад и сделал глубокий вдох. – Я мужчина и мне сложно держать себя в руках.

Девушка поняла, что не только ей приятны прикосновения и пробежалась указательным и средним пальцами от живота до шеи мужа. Тот только хрипло засмеялся, а потом застонал. Даша положила руку у основания шеи, и под ее пальцами оказался грубый шрам. Она кончиком одного пальца начала вести по этому следу вверх. Когда рука оказалась на лице, Никиты не дал ей проследовать дальше. Даша поцеловала шрам в том месте, где было позволено. Настроение мужчины было омрачено. Он отвернулся.

– Прости, я не хотела тебя расстроить.

Даша поднялась повыше, чтобы быть с мужем на одном уровне.

– Ты ни в чем не виновата. Давай спать.

– Ты злишься. Я сделала что-то неприятное?

– Я же сказал, – Никита говорил чуть громче, – ты ни в чем не виновата.

– Если дело не во мне, что случилось?

– Прекрати. – Теперь мужчина действительно был расстроен.

– Позволь мне изучить твое лицо.

Никита попытался встать и вылезти из кровати. Эта тема ему совсем не нравилась.

– Я не знаю, как ты выглядишь. Я хочу для себя составить картинку твоих черт лица.

– Представь изуродованного человека, и этого будет достаточно.

– Ты к себе слишком строг. Для меня это не важно.

– Для всех это важно.

– Ты забыл? Я ничего не вижу.

Никита молча сел обратно. Он был настроен очень скептически. Даша аккуратно проводила по его лицу пальцами. Она нашла кончик носа и улыбнулась. Просто инстинктивно девушка поцеловала мужчину в то место, где только что находился ее палец. Затем, Даша тронула губы. Никита чмокнул ее ладонь. Следующими были глаза. Девушка улыбалась еще шире. Она изучала изгибы лица тщательно. Ей самой это нравилось. Она уже представляла, как ее муж выглядит.

– Ты красив.

Никита поперхнулся. Он успел расслабиться под мягкими касаниями, а тут такая новость.

– У тебя скверное чувство юмора.

– Я не шучу. – Даша положила ладонь на щеку Никиты. У тебя, правда, красивые черты лица. Жаль, что его подпортили. Хотя, тогда меня бы здесь не было.

До этого Дарья старалась не касаться шрамов, но теперь она аккуратно провела по одному из них. Ей рисовалась новая картинка, но уродливым графиня своего мужа не считала. Девушка приподнялась и коснулась губами сначала одного шрама, затем другого, третьего…

– Зачем ты это делаешь?

– Хочу, чтобы ты знал, что для меня всегда будешь самым красивым мужчиной.

– Ты играешь с огнем. – Никита зарычал, затем, смеясь, опрокинул жену на спину и навис над ней. Та замерла. Мужчина подумал, что снова ее напугал.

Даша приоткрыла рот и начала глубоко дышать. Граф не спешил с действиями. Девушка сглотнула и закусила нижнюю губу. Его тело лежало прямо поверх нее. Даже через одежду, она чувствовала своей обнаженной кожей его тепло. Тот самый орган упирался ей в ногу. Дарья пошевелилась, но от такого тесного контакта, ее бросило в жар. Будто в ее жизни никогда не было тех событий. Будто Никита ее первый мужчина. Когда граф, наконец понял, что он не пугает жену, а наоборот возбуждает, то наклонился поцеловать ей шею. От одного прикосновения девушка застонала.

– Сама напросилась.

Даша слышала в голосе мужа бесконечную страсть. Оказалось, что мужчина умеет целовать тело и не колоть его своей щетиной. Целовать грудь, даже прикусывать сосок, но этого хочется еще, а не закричать от боли и сбежать. Девушка тонула в тех чувствах, которые накрывали ее волнами, как невесомое одеяло. Сдерживаться Никита не мог, да и не хотел. Впервые в жизни Дарья получила не передаваемое ощущение от близости с мужчиной.

Когда эти двое обессиленно уснули, девушка всю ночь прижималась к мужу и боялась выпустить его из рук. Среди ночи, она проснулась от того, что затекла рука. Никита лежал рядом и тихо посапывал. Она провела ладонью по спящему телу, проверяя, на самом ли деле ее муж с ней. Убедившись в его реальности, довольная, улеглась обратно. Это было ее счастье.

Завтрак пары прошел необычно. Мужчина не стал садиться на свое место, а устроился около супруги. Марфа тихо улыбалась. Она все еще делала вид, что злится на хозяйку. Никита ей ничего не сказал об их примирении, но здесь все было видно.

– Граф, вы не будете ли так любезны, подать мне что-нибудь поесть, иначе вы можете стать вдовцом. Я умру с голоду. – Даша кокетничала. И откуда в ней это?

Мужчина сделал театральный удивленный вздох и схватил руку супруги.

– Молю, дорогая, не покидайте меня.

Затем оба рассмеялись. Никита ухаживал за девушкой вместо Лизы. Но, это касалось не только завтрака. Днем, мужчина предложил прогуляться.

В поместье можно было гулять часами. Для здешних слуг Никита не прятался за маской. Особо пугливые просто выполняли работу подальше об барина. Самая сильная опасность исходила не от внешности хозяина, а от его характера. Именно поэтому в городе с ним были только Марфа и Кузьма. Остальные не выдерживали его гнева. Сейчас же, все хотели посмотреть, как сам граф Воскресенский, гуляет с женой и весело смеется.

Чуть поодаль стояла одна из дворовых девок. Ее отправили покормить кур. Та замерла и наблюдала, как Никита и Даша гуляют по аллее. Ее в бок толкнула старуха.

– Чего застыла?

– Погляди. Граф то наш с молодой женой вон как воркует. Нас только гоняет как сидоровых коз.

– Тебя за твою лень нужно пуще гонять. – Старуха вначале была грозной, но теперь тоже глядя на Никиту улыбнулась и смягчилась. – Ты не думай, что он всегда таким был. Помню я, как вот так же он с родителями здесь озорничал. Маменька его была очень красивая. Дарья Ивановна на нее совсем не похожа. Та была высокая и темноволосая. Дашка еёшная больше на мать графскую походит. А вот смеялись они с Михаилом Афанасьевичем так же. Потом не стало их, Никита Михайлович стал всем управлять. К нему приезжали товарищи. Братья Павловы. Ой, как они здесь дурачились. А потом война. – Старуха снова стала хмурой. – Вернулся наш граф израненный. Да вот не только лицом, а еще и душей. Закрылся от всех. Марфа только смогла с ним совладать. А остальных будто возненавидел. Вот и живем теперь с надеждой, что оттает сердце барина. Так, – женщина опомнилась, – чего это мы тут стоим? А ну, давай бегом на кухню. Там тебя ждут.

Граф и графиня не видели, как прислуга их рассматривают. Они наслаждались только обществом друг друга.

Вечером муж устроился рядом с женой на диване в кабинете и читал ей новый роман. Ночью, оба дарили друг другу ласку, нежность и страсть. Время шло и в этой легкости они не заметили, как проскочили несколько месяцев. Даша все больше и больше омрачалась от того, что ей не получалось забеременеть. Девушка уже начала переживать. Вдруг ее прошлое как-то связано с этим. Менструация в те времена была делом редким и нерегулярным, как в наши дни. И когда она началась, стало ясно, что опять напрасно графиня надеялась. Даша ходила по комнате чуть ли не плача.

– Как так? Неужели это мне наказание? Нельзя было выходить замуж. Я теперь и сама мучаюсь и мужа заставляю верить.

Вечером, сидя в кабинете, Никита читал новое произведение, которое было про любовь. Он специально нашел такие книги, чтобы читать их своей обожаемой графине. В любви, кстати, пока еще ни один не признался. Это было больше игрой. Волнительной игрой, кто первый сдастся.

В дверь постучали, и граф разрешил войти. На пороге стоял Кузьма. Он держал конверт.

– Никита Михайлович, принес гонец. Видать срочно. Герб Павловых.

Никита нахмурился и быстро забрал послание. Неужто что-то случилось, раз Андрей или Алексей прислали такое срочное письмо. Конверт был вскрыт, но текст писал не Андрей и не его брат. И адресовано оно было не графу, а графине. Писала Агата. Обычно, она на конверте отмечала адресата, а теперь, видимо, так торопилась, что пропустила эту деталь.

«Дорогая моя Дашенька, рада приветствовать тебя в сем послании. Ты, наверное, испугалась, почему я отправила его так срочно. Спешу тебя заверить, что новости действительно важные, но очень приятные. Прости меня заранее, я без твоего ведома все разузнала. Не хотела обнадеживать раньше времени.

Не буду более тянуть и расскажу. У самой голова идет кругом и сердце колотится от волнения, когда думаю об этом. В город к нам однажды приезжал доктор. Он живет в столице, а в Москву наведывался по своим семейным делам. Этот врач, зовут которого Игнат Митрофанович, лечит больные глаза. Говорят, лучший, в своем деле. Ты упомянула, что твоя потеря зрения была спонтанной и не от рождения.

Так вот, я нашла того доктора и уговорила приехать встретиться с тобой. Долго мы с ним вели переписку, но он нашел для тебя время. Игнат Митрофанович сказал, что есть шанс вернуть тебе зрение…»

В письме было еще что-то написано, но Никита перестал читать и медленно опустил бумагу. Даша закрыла рот рукой, и то ли смеялась, то ли плакала, а может все вместе. Никита же был выбит из колеи. Несомненно, если Даша станет зрячей, это станет настоящим праздником. Но, коли она увидит его? Узнает, что он выглядит отвратительно? Сбежит от него.

– Она это вправду говорит? – Даша все еще не могла поверить в прочитанное графом.

– Да. Агата нашла для тебя доктора.

– Ты не рад?

Никита опомнился. Ему не стоило показывать свое беспокойство перед супругой.

– Нет, что ты. Я очень рад, что у тебя появится возможность.

Мужчина обнял Дашу и крепко прижал к себе, будто ее кто-то забирает или они прощаются. Девушка засмеялась. Она вообще в последнее время смеялась больше, чем за прошедшие восемь лет. Именно столько времени ее держали, по сути, в плену.

– Ты меня задушишь.

Никита отпустил супругу. Та была немного растеряна, но весела.

– Послушай, а графиня не пишет, когда приедет доктор? Куда он приедет? К нам или нужно будет отправиться в город?

Мужчина поводил глазами по письму и нашел ответы на ее вопросы.

– Врач приедет в дом Павловых в городе. Обещает прибыть не позднее, чем через неделю. Если пожелаешь, нам можно отправиться через пару дней. Поедем не спеша и заодно проверим состояние нашего дома. Марфу и Лизу брать не станем.

– Вот те номер. – Даша уперла руки в боки. – Все графини имеют кучу слуг, а я даже единственную помощницу и ту не могу взять.

Это не была настоящая претензия, а просто язвительное замечание. Никита хлопнул себя по лбу ладонью.

– Вот я олух. Как же я мог забыть об этом. Привык уже, что мне никто не нужен, а про молодую, красивую женушку позабыл.

Граф обнял сзади Дашу, а та сделала мужу замечание.

– Негоже забывать про жену. Мы, жены, капризны и требовательны.

– Откуда ты нахваталась таких мыслей?

Даша снова рассмеялась.

– От романов, которые вы мне изволите читать. Да и графиня Агата пару советов дала.

Никита старался не подавать виду, что расстроился. Хотя и был безмерно рад, если его супруга получит желаемое. Мужчина попросил Дашу оставить его, а сам принялся за письма. Это были важные послания, которые требовалось срочно разослать. Уже на протяжении нескольких месяцев мужчина вел несколько переписок, о которых не говорил супруге.

Прошел еще один день и наутро, графиня начала собираться в дорогу. Ей не терпелось поговорить с врачом. Она всем сердцем надеялась, что ее слепота еще не окончательный приговор.

Рейтинг@Mail.ru