Не бойся меня

Лана Кор
Не бойся меня

Глава 4

На улице еще только начинало светлеть. Никита сладко потянулся. Он скинул одеяло и побрел в кухню в поисках свежего молока. Обычно в это время около задней двери жена молочника приносила оное. Мужчина нашел кувшин на своем обычном месте. Он налил в кружку белую жидкость и выпил. Никита передвигался очень тихо, потому что Марфа не разрешала ему там хозяйничать. А уж тем более трогать молоко для завтрака. Вроде граф, а в своем же доме столько запретов. Но, никого это не смущало. Все были довольны своим положением.

В дверях, сонно зевая, появилась Даша. Она не заметила Никиту. Тот замер. Девушка прошла, аккуратно трогая предметы сбоку рукой. Мужчина наблюдал за ее перемещением. Дарья прошла мимо печки и ладонью аккуратно провела по столу. Девушка наткнулась на кувшин оставленный Никитой. Он подумал, что сейчас посудина разобьется, но нет, коснувшись поверхности кувшина, она резко остановила руку. Тело сделало еще один шаг и вернулось на место. Даша нахмурилась.

– Тебя здесь не было вчера.

Она приблизилась и понюхала содержимое.

– Ага, молоко. – Радостно воскликнула девушка. – А почему тут? Марфа! – Даша позвала кухарку. – Женщина не отозвалась. – Ладно, потом спрошу.

Девушка начала передвигаться по кухне, занимаясь мелкими делами. Она то и дело хмурила брови и немного принюхиваясь. Потом отгоняла от себя одну назойливую мысль и продолжала дальше свою работу. Когда в кухню вошла Марфа, то удивилась увидев там Никиту, который стоял в углу, опершись на небольшой буфет и скрестив руки на груди. Он наблюдал за движениями невесты и улыбался. Заметив Марфу, мужчина жестом показал молчать и не выдавать его.

– Доброго утра, Дашенька.

Марфа подошла и погладила девушку по спине.

– Ты чего так рано?

– Ой, не спалось.

– Ну, конечно, – кухарка ехидно покосилась на Никиту, – ночами ходить по дому наверное интереснее.

– Ты, что такое говоришь? – Девушка занервничала.

– Я видела, как ты к графу в кабинет ходила.

– Марфа, только Никите Михайловичу не говори.

– А что такого? Ну, укрыла ты мужа будущего. Что тут такого?

Никита тут же вспомнил то одеяло, которое сбросил с себя, когда проснулся.

– Ох, Марфа. Неспокойно было, вот и накрыла. Вдруг замерзнет.

Мужчина закатил глаза, не веря в ее благородство. Кухарка погрозила кулаком, но улыбалась.

– Правильно. Все же будущий супруг. Беречь его надо.

Девушка кусала губу и заламывала пальцы. Она хотела что-то сказать, но не решалась. Наконец, Марфа не выдержала.

– Говори, что на месте не можешь устоять?

– Только не смейся.

– Не буду. – Женщина стала серьезной и повернулась к Дарье.

– Мне все утро граф мерещится.

Кухарка покосилась на Никиту, но его не выдала.

– Как это?

– Не знаю. Постоянно кажется, что он рядом.

– Вот же причудится чего. Может это знак?

Граф медленно и аккуратно вышел из кухни.

– Нет. Не думаю. Наверное, мне просто кажется.

Никита же снова спрятался у себя в кабинете. Завтракать мужчина не вышел. Он только услышал, как в дом кто-то вошел. Это была белошвейка, которая пришла снимать с Дарьи мерки. Женщины поднялись в спальню. Никита был занят проверкой отчетов из поместья, что быстро забыл о них. В какой-то момент ему понадобилось письмо, которое было оставлено в его комнате. Граф поднялся по лестнице и прошел в задумчивости по коридору. Его взгляд сам собой лег на дверь, ведущую в покои Дарьи. Та была слегка приоткрыта. Мужчина подошел ближе и услышал веселый смех. Модистка рассказывала свежий анекдот. Дарья стояла на табурете, а Марфа ее поддерживала за руку. Немного потеряв равновесие от смеха, девушка чуть не упала. Граф, который наблюдал за всем через приоткрытую дверь, дернулся к невесте, но вовремя спохватился, что нагло подсматривает. И правда, девушка стояла полуобнаженная. Стыдно получится, ворвись он вот так неожиданно. Никита отметил прелестную фигуру Дарьи. Он представлял, как девушка в таком виде будет перед ним в постели. Конечно, мужчина мог наплевать на правила приличия и сделать ее своей до свадьбы, но он был воспитан родителями, которые безумно друг друга любили. В постели Никиты было много девиц, но все они были представительницами древнейшей профессии. А после ранения мужчина свел к минимуму общение со слабым полом. Теперь же, видя точеную полуголую фигурку, граф почувствовал, как его мужской орган отреагировал. Он быстро прошел мимо, стараясь унять жар, охвативший все тело. Никита нервничал. Не от факта возбуждения, а от того, что нужно его снять. Найти проститутку несложно. Граф не хотел прибегать к их услугам. Он хотел именно ту, которая сейчас звонко смеется над шутками белошвейки.

Даже не войдя в комнату, а влетев в нее, Никита открыл окно и полной грудью вдохнул свежий воздух. На улице было уже прохладно даже днем, поэтому пылающую кожу легкий ветерок смог остудить. Граф закрыл окно и начал искать письмо, за которым, собственно говоря, поднялся.

Закончив с мерками, модистка ушла. Дарья надевала свой корсет и платье. Она обратилась к уже вернувшейся Марфе.

– Я забыла спросить, когда будет все готово.

– Не волнуйся, я все разузнала. Граф просил сделать приготовления как можно скорее. Поэтому, белошвейка взяла себе помощниц и обещала к третьему дню для венчания платье сделать.

– Так скоро? – Удивилась девушка.

– Конечно, дорогая. Граф бешеные деньги платит.

Даше снова стало неловко.

– Не куксись. Это же он хочет ускорить процесс, пускай и платит.

Это не успокоило девушку.

– Остальные платья она подготовит не позднее, чем через неделю.

– Какие остальные? – Даша не знала, что Марфа заказала еще два платья по последней моде.

– Не бери в голову. Женщина увлекла будущую графиню с собой вниз, попутно забалтывая и отвлекая от темы с платьями. Обе женщины начали суетиться на кухне. Марфа уже не ругала девушку, что та постоянно возится с ней. Раз будущая графиня желает возиться с тестом, так тому и быть.

Обед молодых людей прошел снова в напряженности. Будто если бросить зажженную спичку, то все сгорит в момент. Дарья чувствовала свою беспомощность особо остро.

– Я слышал, вы заказали три платья сегодня.

Девушка смутилась. Это явно кухарка уже доложила об обновках.

– Не я. Марфа сделала.

Граф рассмеялся. Это стоило воспринимать, как недоверие к ее словам.

– Ваше право мне не верить. Уверена, их еще даже не начинали шить. Поэтому, легко все отменить. Я могу пойти к алтарю в том, что у меня есть.

– Не говорите глупости. Сплетни поползут, что граф не смог оплатить своей невесте несколько нарядов.

– Главное, – язвительно заметила Даша, – чтоб никто не узнал, что вы купили себе жену.

– Аккуратнее с выражениями.

Никита бросил вилку на стол. Он был зол от такого замечания. Больше всего его злило то, что девушка права. На шум вышла Марфа.

– Что-то случилось?

Граф уже немного успокоился. Ему совершенно не хотелось расстраивать женщину.

– Нет, что ты. Просто обсуждали с невестой венчание.

Даша сделала вид, что пару секунд назад она не хотела бросить в этого хама стулом. В дверь постучали, и Марфа пошла открывать, потому что Кузьма куда-то запропастился.

– Где ваша гувернантка?

– Попросила отгул сегодня. Матушка приболела.

– Предупреждайте меня о таких моментах. Внесу в ведомость и вычту из зарплаты.

Даша не стала говорить, что он бессердечный чурбан. В столовую вошла Марфа с конвертом. Она передала его графу. Тот вскрыл почту и пробежался по тексту письма. Женщина подсматривала через его плечо, но не поняла, что там было написано. Никита заметил такое ярое любопытство.

– Это приглашение на завтрашний прием семейства Кораблевых.

– Маменька давно ждала этого события. – Будто сама себе проговорила Даша.

– Что же там такое намечается, что ваша матушка возвысила этот прием?

– Женихи для сестер. Богатые, красивые и не грубые.

Это был удар под дых. Никита оставил столовые приборы и вышел из комнаты.

– Дарьюшка, зачем же ты его так. – Марфа смотрела на дверь, в которую вышел граф.

– Он первый начал. – Девушка тоже оставила обед и ушла.

– Вот неугомонные. Ну, пять минут посидите, поговорите. Нет, только лаются.

Никита метался по кабинету из стороны в сторону. Он был зол на дерзкую девчонку. Ее выбрали, чтоб она не напоминала про увечья, а не наоборот подчеркивала факт уродства графа. На деле, граф все еще продолжал оставаться высоким, стройным, подтянутым мужчиной. Если бы он не приобрел черту язвить и грубить, его прошлая деликатность и вежливость тоже играли ему на руку. Да, на лице его были серьезные шрамы, но он себя воспринимал очень критично. На одном из балов несколько девиц рухнули в обморок от такого внешнего вида, но девушкам в высшем обществе свойственно падать где надо, и где не надо. Никита болезненно воспринял такую реакцию. С годами комплексы выросли. Но, сейчас он хотел наказать Дашу. Мужчина стремительно выскочил из кабинета и направился в столовую. Невесты там не было. Граф побежал по лестнице в ее комнату. Даже не постучав, Никита ворвался в спальню девушки.

– Я решил. Мы примем приглашение баронессы.

Дарья резко встала.

– Что значит мы?

– То и значит. Едем вместе, и вы официально будете представлены, как моя невеста.

– Что я там буду делать?

– То же, что и другие. Ой, простите, танцевать вы точно не сможете.

Не мужской поступок. Никита это понимал, но злость на девушку брала верх над разумом. После выхода графа из комнаты, Даша упала на кровать и зарыдала. Он сделал ответный ход, после ее выпада в его сторону, но было очень обидно. Девушка села на постели и вытерла слезы. Он прав, что отвечает. Нельзя так ранить людей и потом обижаться, что они ранят в ответ. Ей просто хотелось жить с ним более дружно. Дверь в комнату распахнулась, и Дарья приготовилась снова выслушивать, но это была Лиза.

 

– Ой, Дарья Ивановна, я не стала долго задерживаться, поэтому прибежала, как смогла. Вам нужна помощь?

– Нет, Лизавета, спасибо. Пока ничего не нужно. Отправляйся к Марфе, поможешь ей.

Даша не стала говорить о решении графа посетить семейство Кораблевых. Иначе, Марфа начнет причитать про наряд. Ей и так быть в долгу у Никиты Михайловича. Не стоит приписывать еще больше. Следующий день начался с того, что кухарка узнала от графа о решении насчет приема. Женщина побежала к Даше в комнату. Та, только переодевалась к завтраку.

– И что же это получается, ты в старье этом поедешь?

– Марфа, пожалуйста, не стоит так преувеличивать. Ничего страшного не произойдет, если я появлюсь в своем наряде.

Женщина была недовольна как минимум тем, что вчера ее не поставили в известность. Она бы попробовала помочь девушке, а теперь уже поздно.

После завтрака она оттаяла и сама пришла помочь Даше собраться. Лиза вертелась вокруг хозяйки и делала прическу.

– Жаль, что нет дополнительных искусственных прядей. А то я бы вам прическу по моде сделала.

– А ты умеешь по моде? – Марфа была скептически настроена к девушке.

– Конечно. – Та была бойкой, и ответить могла всегда. – Я младшей баронессе Макеевой делала прически. Спросите у кого хотите, самые красивые в городе получаются.

– Ох, хвастливая. – Марфа с улыбкой покачала головой.

– Не хвастливая. Меня спросили, я ответила.

Пока обе женщины перебрасывались колкостями, Даша размышляла, что же ей делать на приеме. Ну, уж больно не хотела она туда идти.

– А может сказать, что я заболела? – Дарья была воодушевлена.

– Нет.

Резкий ответ был от обеих женщин. Хоть в этом их мнения сошлись.

– Дарья Ивановна, вы очень красивая. Хоть и не видите этого. Граф вас тут же заревнует и от себя ни на шаг не отпустит.

Марфа стала поддерживать эту тему.

Никита сегодня тоже решил подготовиться. Он давно заказал новую маску, но именно сегодня ее забрал. Ее изготавливали индивидуально и очень мастерски. Если раньше граф просто прятал лицо, то новую сделали более пластичной и фигурной. Она не закрывала всю кожу, а старалась прикрыть только пораженные участки. Создавался эффект полуобнаженной женщины. Вроде и не голая, но заглянуть под остатки одежды хочется. Так и с этой маской. Было любопытно увидеть что там. Никита оценивающе посмотрел на себя в зеркало. Кузьма помог мужчине одеться, и теперь граф выглядел шикарно и загадочно. Конечно, он этого не осознавал. Весь день Дашу вертели, переодевали и расчесывали. Она уже устала от этого и мечтала о завтрашнем дне, потому что сегодняшний ей уже не нравился.

Настало время выходить, и Никита стоял в холле, ожидая невесту. Девушку вывели Лиза и Марфа под руки. Даша решила взять Лизу с собой, так как с помощницей куда проще. Граф вряд ли будет неотлучно находиться с ней.

Сейчас Никита видел только Дарью. Пускай на ней не было платья по последней моде, и прическа получилась не самая прекрасная, но мужчина, что называется, поплыл. Опомнившись, он кашлянул и подставил свою руку, чтобы сопроводить девушку к карете.

Приехав к особняку барона и баронессы Кораблевых, нервничали оба. Только Лиза смотрела на все огни и проезжающие кареты с восхищением. Она не впервые на таком мероприятии, но каждый раз ей все это ужасно нравилось. Даша тяжело вздохнула и при помощи графа вышла из кареты.

В доме хозяев мероприятия было светло, горели свечи, и играла хорошая музыка. Граф с невестой приехали не к началу, а ближе к середине, поэтому родители и сестры Дарьи уже были там. Когда пара вошла, все внимательно начали их осматривать. Послышались перешептывания, так как музыканты стали играть тише. К вновь прибывшим гостям вышла баронесса.

– Добрый вечер, дорогой наш Никита Михайлович, – женщина поприветствовала графа, и только потом обратилась к Дарье, – а что за дама с тобой?

Это было унизительно для девушкаи. Как хорошо, что она ничего не видит. Особенно те взгляды присутствующих. Никита держал ее крепко за руку. Что уж говорить, он сам нервничал, но его приняли более благосклонно. Все же он граф. Даша в ответ так сжала ладонь мужчины, что на ней точно вылезут синяки. Никиты мысленно усмехнулся.

– И вам доброго вечера, Ольга Кирилловна. Позвольте представить мою невесту.

Баронесса сделала удивленное лицо, будто не знала об этом. Все присутствующие последовали ее примеру. Наигранность и лицемерие частые атрибуты светской жизни.

– Ее родители тоже должны быть где-то здесь. Дарья Ивановна Алексеева.

Девушка сделала по мере возможности реверанс. Никита продолжал ее придерживать. Лиза стояла сзади.

– Хотелось бы заранее предупредить, во избежании недоразумений, Дарье ничего не видит.

Теперь начнется, подумал граф. Обсуждать их будут с ног до головы и долго. Такая новость. Сам граф Воскресенский, который изуродован, женился на дочке помещика, но это полбеды, она слепая. Специально небось выбирал такую. Чтоб в постели не пугалась. Эти фразы читались в глазах гостей. На самом деле, они, спустя несколько, минут именно так и говорили. К Никите подошел Андрей с женой.

– Здравствуйте. – Обратилась та к другу мужа и Даше. – С Никитой Михайловичем мы уже знакомы, а вот с Дарьей Ивановной не довелось. Меня зовут Агата Емельяновна Павлова.

– Дарья Ивановна Алексеева.

Агата просто обняла девушку. Она любила Никиту, как брата и после рассказа Андрея, поняла, что эта девушка станет для него спасением. Пока два графа разговаривали, а Агнию немного отвлекли, Даша краем уха услышала, что где-то сзади обсуждали ее наряд.

– Ты это видела? Старье какое.

– Ну, так, конечно, граф на ней только из-за слепоты женится.

– Он страшный, она слепая.

Девушки рассмеялись. Их забавляло это. Свет требовал события, и Никита им их дал.

Агата выдохнула и медленно с улыбкой подошла к сплетницам. Они на свою беду слишком громко разговаривали. Молодая женщина шла на девиц с видом дикой кошки, которая может в любой момент выцарапать им глаза. Но, это была не явная угроза, Агата гордо выступала вперед и мило улыбалась. Она встала напротив нахалок.

– Здравствуйте.

Девушки поприветствовали графиню в ответ.

– Ирина, – обратилась она к самой злословной девчонке, – у вас потрясающее платье. Жаль только, что вам оно не подошло. Мода модой, но вкус присутствовать должен. Но, вы не переживайте, сегодня внимание к вам приковано не будет. Сегодня более интересные сплетни. Все-таки, жениться графа Вороскресенского более значимое событие, чем платье какой-то дочки барона.

Агата отошла обратно к Дарье.

– Агата… – Девушка пыталась вспомнить отчество собеседницы.

– Давай без этого. Просто по имени.

– Хорошо. Не стоило с ними так разговаривать. Не уподобляйтесь им?

– Никита, – графиня толкнула друга в бок, – а эта девочка, мало того, что красива, еще и умна.

Мужчина усмехнулся. Это был смешок гордости. Только сейчас он понял, что его друзья, самая надежная его опора и защита.

Глава 5

К Даше подошла ее семья. Все обменялись приветствиями. Отец девушка рассыпался в комплиментах и лизоблюдничал, как мог перед графом. Никита опустошил несколько бокалов шампанского, потому что был напряжен, а тут еще и этот неугомонный помещик. Мать Дарьи поняла графа с одного взгляда и утащила мужа. Сестры с завистью смотрели на будущую графиню. На ее месте могла быть одна из них. Нет, они радовались за Дашу, но им было обидно за себя.

К компании подошел Алексей.

– Я немного припозднился.

– Снова убегал от какого-нибудь ревнивого мужа? – Замечание Агаты было язвительным.

Алексей не нашел ничего ответить невестке, а просто поцеловал ее руку. Девушка засмеялась и присела в реверансе. Это было нормальное общение между ними.

– Поставила она тебя на место, братец. – Лешу хлопнул по спине Андрей.

– Ох, кто бы говорил, тебя то уж она давно туда поставила.

Со стороны могло показаться, что скоро начнется перепалка, но нет, в этой семье, можно было часто наблюдать процесс оттачивания своей язвительности и иронии. Даша с интересом слушала их. В ее семье не принято было часто друг с другом разговаривать. А уж тем более подшучивать. Что касалось самой Дарьи, то она давно была пленницей того дома. Девушка потому и согласилась выйти за графа. Он наименьшее зло в ее жизни.

К компании подошла очень красивая молодая женщина. Агата шепнула на ухо Дарье, что зовут эту даму Татьяна, в замужестве Мейер. Муж ее немец. Она нагло флиртовала с Никитой. Когда-то еще в бытность его активных любовных приключений, с герцогиней у графа был мимолетный роман. Естественно, Даше об этом знать не нужно было. Агата опустила сей факт, но та стала серьезной и активно прислушивалась к голосу Татьяны. Дарья особо не слышала голоса Никиты. Поэтому не могла сказать, какая у него была реакция. Ревность стала нарастать. Агата кивнула Леше.

– Никита Михайлович, друг мой, раз вы так мило беседуете с герцогиней, позвольте, пригласить вашу невесту на танец. Вы этого делать ведь не собираетесь.

Мужчина не знал, что ответить, поэтому с изумленным лицом кивнул. Татьяна же тоже потащила графа к танцующим парам. Даша немного сопротивлялась.

– Не переживайте, просто расслабьтесь и доверьтесь. Я вас не обижу.

Алексей, хоть и думал о меркантильности невесты друга, все равно, в грубости Никиту не поддерживал. Все-таки их будущий брак по расчету с обеих сторон. Леша легонько прижал партнершу к себе. Это позволяло ему контролировать ее движения. Другими словами, он ее зафиксировал. Никита же держал дистанцию с Татьяной. Танец не был мудреным, но для незрячего человека довольно динамичный. Граф Воскресенский понимал, что так нужно, но откуда-то в его душе возникло желание забрать девушку из рук друга. Алексей не делал ничего такого, что могло навлечь на него гнев товарища.

Татьяна что-то говорила Никите на ухо. Она снова предлагала уединиться и прочие непристойности. Сам же граф совершенно не слушал ее. Он сверлил взглядом всего лишь одну танцующую пару. План Агаты удался. Мужчина метал молнии глазами и Леша начал беспокоиться, не приведет ли это к ссоре. После танца, молодой граф аккуратно подвел Дашу к ее жениху, но тот только поблагодарил и все.

Следующий танец оба снова просто стояли. Народ разбрелся по залу. Прошло четверть часа, и Никита решился все же предложить девушке с ним станцевать.

– Раз у вас получается, может быть, окажите честь вашему жениху?

Даша удивилась, но подумала, что он это делает ради приличия. На деле же, Никита нервничал как подросток. Мужчина мягко обнял ее за талию одной рукой, а во вторую вложил ее руку. Никита приподнял девушку над полом и переставил на другое место. Так было проще сделать, чем объяснять. Дарья удивилась, что он смог ее так легко приподнять. Никита отметил про себя, что не все так плохо с его внешностью. Маска прекрасно справляется и уже вместо любопытных взглядов, все спокойно с ним общаются, будто не замечают его изъян.

Танец отвлек графа от мыслей о своих шрамах, но теперь он думал о красивой груди, которая сейчас упиралась в него. О тонкой талии, которую он аккуратно, но надежно придерживал. О ягодицах, которые находились чуть ниже под рукой. На девушке было платье прошлой моды, когда наряды еще только начинали становиться витиеватыми с кучей рюшей и нижних юбок. В голове промелькнула мысль, что в начале века были потрясающие легкие платья. Женщины, чаще всего, обходились без корсетов и кучи слоев ткани. Как же нравились, наверное, мужчинам эти легкие одеяния. Они соблазняли и манили. Рукой можно было почувствовать тепло кожи на талии. Сейчас же, женский пол решил нацепить на себя всю ткань, которая была у модистки. Граф снова отметил, что Дарья одета не по моде, а в эдаком переходном состоянии. Корсет присутствовал, что удручало, но на капусту девушка не была похожа.

Затем, одна прядка волос легла непослушно и мешала Даше. Она пыталась ее смахнуть, но не получалось. Граф сделал это за нее. Своей щекой он притерся к щеке Даши и, таким образом, отодвинул завиток волос. Танец закончился, а мужчина продолжал держать невесту в своих объятиях. И только когда услышал прокатившийся шепот по залу, наконец-то отпустил девушку. Оба уже хотели домой. Уговаривать никого не пришлось. В этом вопросе согласия пара достигла быстро.

Граф в гостях успел выпить и слегка опьянеть. Не сильно, но состояние было расслабленным. Мужчина передал уставшую Дашу Марфе, а сам отправился к себе в комнату. Никита разделся и плеснул себе еще вина в бокал. Расхаживая с голым торсом по покоям, он вспомнил о невесте. Точнее, он о ней и не забывал, просто сейчас мог погрузиться в воспоминания более спокойно. Девушка была в его руках, и это пьянило не хуже вина. К слову, прошло немного времени, и напиток в бокале закончился. Бутылка оказалась пуста. Никита накинул на себя халат и решил сходить в кабинет за другой. Однако, пройдя пару шагов по коридору, он снова остановился около двери девушки. Он слышал, как Лиза и Марфа вышли оттуда. Значит она сейчас одна. Граф не посчитал страшным, если он заглянет к Даше. Все-таки, до свадьбы осталось пару дней, и они уже живут в одном доме.

 

Дверь, как ни странно, отворилась легко, но заскрипела. Дарья еще не успела погрузиться в глубокий сон и вздрогнула от звука.

– Кто здесь?

– Это я.

Голос Никиты звучал очень низко. Он сам не ожидал от себя такого. Даша инстинктивно натянула к подбородку одеяло. Граф не знал, как лучше начать разговор.

– Тебе понравился ковер?

– Вы его положили специально для меня?

– Да. Моя жена не должна страдать от холода.

– Я вам пока не жена, не стоило заранее так утруждаться.

Колкость не была засчитана, потому что Никита был возбужден, а в этом случае, мозг не хотел перебранок.

– Скоро станешь. Подойди ближе.

Дарья, держа в руках одеяло, вылезла из кровати.

– Никита Михайлович, вы где?

Девушка ориентировалась на голос, а сейчас потеряла то направление, откуда шел звук.

– Я здесь.

Отблеск огня окрасил комнату в оранжевый цвет и в этих грубых тенях, нежная девичья фигура была восхитительна. Она робко пряталась и смущалась. Никита даже на мгновение решил ей поверить. Поверить в ее честность и наивность. Менять свое решение он уже не мог, потому что думал совсем о другом. Он подошел ближе, и Даша почувствовала на своей щеке горячее дыхание мужчины. Оно немного щекотало. Граф положил свои руки ей на бедра и медленно притянул к себе. Между ними было все то же одеяло. Девушка старалась дышать ровно глубоко и носом. Ей этот способ помогал справиться с паникой. Граф не совсем понял, чего боится его невеста. Конечно же, время первой брачной ночи не пришло, но о чести уже бояться глупо. Никита, потянулся и поцеловал Дашу в щеку. Та стояла прямо. Граф аккуратно вытащил одеяло из ее рук и бросил на кровать. Теперь перед его взором был прекрасный вид. Девушка стояла смирно с гордо поднятой головой, будто Анна Болейн на эшафоте. Она была покорна и смиренна. Никита вначале не заметил такого поведения, а когда хотел поцеловать невесту в губы, та резко повернула голову.

– Гордая такая. – Эти слова прозвучали немного с обидой.

– Я вам не мешаю. – Даша говорила совершенно бесцветным голосом. В ней не было никаких эмоций.

– Или же тебе противно?

Этот выпад мужчины был лишним. Дарья начала злиться.

– Прекратите себя жалеть. Я слышала, как на приеме у Кораблевых, на вас чуть ли не висла одна особа. Вы, наверное, не заметили, но я слышала, как она с вами заигрывала. Я открою страшный секрет, но с потерей зрения, другие чувства обостряются. Я хорошо все слышу.

Никита стоял ошарашенный такой тирадой. Он был не готов к этой беседе.

– Ревность? Прекрасно.

– Это не ревность.

– Ну, что ж, послезавтра наша свадьба и тогда вы не сможете меня остановить своими глупыми высказываниями. Будем считать, что я решил не трогать вашу честь до официального вступления в брак. Как благородный человек.

Никита говорил это с такой противной интонацией, что самому хотелось себя треснуть. Как сказала бы Марфа, дети малые.

После ухода жениха, Даша села на кровать, но оставалась такой же бесстрастной. Она как-то странно улыбалась.

– Вот так сюрприз тебя ждет, граф.

Это прозвучало даже угрожающе. Даша откинулась назад. Память сама начала выдавать кадры из ее прошлого. Она тогда еще все видела. Мужчина, пьяный. Немолодой. На ней сверху. Он жадно целует ей шею, хотя, больше просто царапает бородой кожу. Девочка только проснулась и совершенно не понимает, что происходит. Ей еще шестнадцать и маменька всего один раз брала ее на прием, где девушка должна была показать себя для поисков мужа. Даша пытается вылезти из-под тяжелого тела, но мужчина слишком сильно ее придавил. Он так подмял ее руки под спину, что стало больно. Она хотела закричать, но сильная ладонь заткнула ей рот. Девушка не сдавалась и сопротивлялась, как могла. Она понятия не имела, что нужно этому извергу, и почему он вообще в ее комнате. Рука мужика задрала ей ночную сорочку и нащупала панталоны. Даша сильно удивилась и еще сильнее заерзала. Она пыталась кричать. Ничего не выходило. У мужчины тоже получалось плохо, потому что он и держал строптивицу, и пытался получить желаемое. Но ему так даже нравилось. Он любил непокорных. Наконец, его старания увенчались успехом, и рука проскользнула в панталоны. Даша почувствовала его палец там, где сама стеснялась себя коснуться. Он что-то делал очень неприятное. Палец елозил и иногда делал больно, потому что никак не мог попасть внутрь. Девушка испугалась очень сильно. Ее всю трясло от ужаса. Мужик резко поднялся и со всего маху ударил Дашу по лицу. Она зажмурилась и притихла. Только тело сотрясалось от шока. Он же взял какую-то тряпку и завязал ей рот. Видимо, чтоб руки были посвободнее. Его возбуждала такая реакция бедной девочки. Он снова засунул свой палец, а второй рукой жадно и грубо начал мять грудь. Но, только одну, на второй лежал сам мучитель. Даша могла только болтать ногами. Но и это скоро прекратилось. Последовал еще один удар, и мужик до пояса задрал девушке сорочку. Теперь он прижимал ее своим телом лежа у нее между ног. Даша уже не знала, что ей делать. А наглый хмырь только зубоскалил и больно трогал ее за разные места на теле. Затем, что-то уперлось ей в то место, где недавно был его палец. У девушки по спине прокатилась новая волна ужаса. Это что-то, было не таким маленьким. Она уже начала догадываться, куда он хочет пристроить эту штуку, но надежда теплилась в разуме жертвы.

Мужик, помогая рукой, начал засовывать свой член в девушку. Та уже была обессилена и сопротивлялась более вяло. Мужик медленно водил туда-сюда своим орудием не трогая девственность Даши. Она нервно сглатывала и тихонько поскуливала. Сил, пытаться кричать, не было. Затем последовал резкий толчок, после которого девушка потеряла свою честь. Закончив свое дело, изверг встал и вытер орудие пытки Дашиной сорочкой, в которую только что кончил. Ему совершенно не нужно было, чтобы его жертва забеременела.

– Хороша чертовка.

Девушка выскочила в коридор и побежала в комнату родителей. Ноги плохо слушались, но Даша продолжала бежать. Насильник за ней не следовал, и о причинах его бездействия она узнала чуть позже. Дверь в комнату родителей была заперта. Девушка стучала и плакала. Внутри слышалась какая-то возня и после грохота, дверь открылась. На пороге стояла мать вся в слезах, а сзади на Дашу смотрел отец. Он был сильно пьян. Видно, что сегодня матери от него сильно досталось. Раньше девушка не замечала, чтоб отец бил маму. А что происходит сегодня? Может это сон? Даша ударила себя по лицу, и, почувствовав боль от пощечины, еще сильнее зарыдала. Сзади послышались шаги, и появился тот самый мужчина. Даша спряталась за спину матери, закрыв глаза. Незнакомец поравнялся с дверью, и, не замечая женщин, небрежно обратился к помещику.

– Живите в своем доме. Дочка ваша молодец, горячая. Отработала. Рад буду снова встретиться с вами, Иван Егорович за покером.

Наглец усмехнулся и присвистывая пошел вниз по лестнице к выходу. Когда мать развернулась к дочери, чтобы обнять, девушка открыла глаза, но уже ничего не видела.

Даша резко села. Она хотела отогнать страшные воспоминания, но мозг, будто сам ей напоминал о тех страданиях. До утра девушка ворочалась, то плакала, то немного засыпала, и, наконец, перед рассветом погрузилась в сон.

Никита утром просматривал газету, и наткнулся на большую статью про прием Кораблевых. Автор немного упомянул о нарядах, об атмосфере и прочее светское хвастовство. Граф уже хотел оставить чтение и перейти к другим новостям, как обратил внимание, что часто фигурирует его имя и фамилия. Никита продолжил. Основная часть статьи говорила о нем. В легкой ироничной форме, мужчину высмеяли. Несколько раз фигурировали слова: страшный, чудовище, уродливый. Граф швырнул газету на стол, а затем, встав с кресла, с силой бросил стакан, который был у него в руках, о стену.

– Как я мог поверить, что они меня примут. Неужели слепа не моя невеста, а я?

Рейтинг@Mail.ru